Читать онлайн Дракон и сокровище, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дракон и сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Уильям Маршал никак не мог побороть смутное чувство недовольства собой, овладевшее им вскоре после свадьбы. В душе он называл себя презренным изменником и предателем. В течение целого ряда лет он содержал любовницу, в чьих объятиях время от времени утолял свое вожделение. Они успели привыкнуть друг к другу, как муж и жена, прожившие долгие годы подле друг друга. Основой их связи стала отнюдь не любовь, не пылкая страсть, а привычка, взаимная приязнь и симпатия, что одинаково устраивало обоих. И Уильям столь остро переживал вовсе не неверность своей метрессе. Его терзала вина по отношению к молодой леди, блиставшей при дворе короля во времена ранней юности графа Пембрука. Нежная красота и изысканные манеры Жасмины де Бург пленили его сердце, и любовь к ней стала одной из причин упорного нежелания Маршала связывать себя узами брака. Он часто горько усмехался при мысли о столь нелепом, ничем не оправданном постоянстве, но однако не делал попыток вырваться из пут столь безрассудной страсти.
Его почтительная, трепетная любовь к Жасмине была отвергнута девушкой из-за соперника — прославленного воина Фэлкона де Бурга, которому удалось завоевать ее сердце одним лишь пламенным взором, исполненным решимости и вожделения.
В течение всех этих долгих лет Уильям продолжал втайне любить Жасмину. Он неизменно наносил визиты семье де Бургов, когда бывал в Ирландии, и его радовала искренняя симпатия, которую выказывали ему и Фэлкон, и Жасмина, и их близнецы-сыновья. Уильям не мог не признать, что любимая им женщина обрела счастье в браке. Она гордилась мужем и своими сыновьями, которых де Бург воспитал мужественными, отважными воинами.
Маршалу предстояло теперь поведать любимой женщине о своем нелепом браке, объяснить, какие причины заставили его согласиться взять в жены маленькую принцессу. Он знал, что обретет душевный покой лишь после того, как услышит из нежных уст Жасмины слова понимания и утешения. Но прежде чем отправиться в Ирландию, ему следовало нанести визит сестре Изабелле, графине Глостер.
Ты, дорогая сестра, просто блистала на вчерашнем торжестве! — с воодушевлением произнес Уильям. Он предвидел, что ему нелегко будет уговорить Изабеллу согласиться на его просьбу, и от души надеялся, что эта искренняя похвала придется ей по нраву.
Но Изабелла в ответ на его слова смутилась и покраснела. Она прекрасно понимала, что вела себя вчера недопустимо вольно, и истолковала комплимент брата как упрек — увы, вполне заслуженный! — в ветрености и легкомыслии.
— Не сердись на меня, Уильям! — взмолилась она. — Я собираюсь в ближайшее же время вернуться домой. Мы с ним никогда больше не увидим друг друга.
Маршал разочарованно вздохнул. Весь вечер он был занят разговорами со своей юной женой, и ему некогда было следить за Изабеллой. Он понятия не имел, чем вызвана ее явная растерянность, однако планы молодой графини шли вразрез с его намерениями. Нахмурившись, он проговорил:
— Ах, какая жалость! Ты так понравилась малышке Элинор, что я имел неосторожность пообещать ей, что ты останешься с ней в Виндзорском дворце до тех пор, покуда Гилберт не вернется из Ирландии. Но раз ты решила возвратиться домой, я, разумеется, не стану удерживать тебя здесь, дорогая!
Изабелла не поверила своим ушам:
— Виндзор? Ты это серьезно, Уильям? Господи, я и мечтать не смела о возможности пожить при дворе! Разумеется я согласна! Право же, какой ты молодец, что позаботился обо мне!
Маршал внимательно вгляделся в лицо сестры. В глазах Изабеллы не осталось и следа прежнего смущения и растерянности. Они просто лучились счастьем. А ведь только что она со вздохом каялась в каких-то своих прегрешениях и собиралась удалиться домой. Право же, что за противоречивые, непостоянные создания эти женщины!
— Элинор хотела бы иметь подле себя нескольких ровесниц. Я нахожу, что эту ее просьбу следует исполнить. Ведь ей, бедняжке, нелегко все время видеть вокруг себя одних лишь взрослых. Не могла бы ты, дорогая, представить ей наших маленьких племянниц? Элинор хочет сама выбрать двух-трех своих будущих подружек из нескольких предложенных кандидатур. Похоже, этот ребенок привык командовать окружающими и навязывать всем свою волю, — со вздохом добавил он.
— Чего же еще можно ждать от наследницы Плантагенетов? — с улыбкой ответила Изабелла.
— Так ты сделаешь это для меня? Ведь через несколько дней Бигоды вернутся в Норфолк, а де Феррары — в Дерби.
— Я немедленно займусь этим! — кивнула Изабелла. — Ева де Браоз и Марджери де Лейси — ровесницы маленькой Элинор. Мне думается, следует представить принцессе также и Матильду, и Сибил, и малышку Джоан.
— Что бы я делал без тебя, дорогая Изабелла? — восхищенно воскликнул Уильям. — Я ведь и имен-то их толком не помню! А ты наверняка блестяще справишься с этой задачей. Я с легким сердцем отбуду в Ирландию. Что передать твоему супругу, дорогая?
— Моему супругу? — повторила Изабелла, снова покраснев. — Право, не знаю. Я так давно не видела его, что успела позабыть, каков он из себя. Боюсь, что не узнала бы его, если бы он решил вернуться без предупреждения…
— Бедняжка! Я передам ему твои слова! Быть может, это заставит его поторопиться домой.
— Нет, нет! — поспешно проговорила Изабелла. — Де Клеру это может не понравиться! Он ведь привык всегда и во всем поступать по-своему. Пусть остается там, сколько пожелает. А я, вместо того чтобы скучать дома в ожидании его возвращения, с радостью займусь опекой маленькой Элинор.
Принцесса Элинор стояла посреди своей собственной приемной — просторной, роскошно убранной комнаты — и бесцеремонно разглядывала нескольких маленьких девочек. Все претендентки на роль придворных графини Пембрук были наряжены в свои лучшие одежды. Головы девочек покрывали изящные чепцы, украшенные драгоценными каменьями. Почти все юные племянницы Уильяма не блистали красотой. Миловидной можно было бы назвать лишь одну из них. Элинор сразу же решила, что ни в коем случае не потерпит ее присутствия в своем дворе. Подобная же участь ждала еще двоих — тех, которые были, вне всякого сомнения, моложе самой Элинор. Джоан де Мунчензи разразилась слезами. Принцесса поздравила себя с тем, что оказалась права: ведь эти маленькие плаксы, оставь она их при себе, вконец испортили бы ей жизнь!
Сердечно поблагодарив леди Изабеллу, она твердо произнесла:
— Не соблаговолите ли вы полюбоваться на новое крыло, которое пристроено к замку по распоряжению Генриха и Ричарда? Сами они только что отправились туда. Я желаю вам приятно провести время!
Изабелла с поклоном удалилась. Элинор знала, что в любую минуту в приемной может появиться учитель, камеристка или одна из несносных монахинь, денно и нощно шпионивших за каждым ее шагом. А потому ей следовало торопиться.
— Вы умеете браниться? — строго спросила она девочек.
Все они молча замотали головами.
— Что ж, это очень скверно, мои дорогие! Я не оставлю при себе тех из вас, кто не знает ни одного ругательства!
Две юные леди смущенно хихикнули, остальные, похоже, готовы были последовать примеру Джоан и расплакаться с досады.
Элинор обратилась к тоненькой белобрысой Еве де Браоз, которая в ту же минуту прекратила смеяться и не мигая уставилась на юную принцессу.
— Как тебя зовут?
— Ева де Браоз.
— Ты знаешь хоть одно бранное слово?
— Проклятье! — зажмурившись, еле слышно произнесла девочка.
Элинор перевела взгляд на другую племянницу Маршала, чьи светлые волосы имели какой-то сероватый оттенок.
— А ты кто же будешь?
— Матильда Бигод. — Девочка сощурила свои серо-зеленые глаза. В голосе и манерах ее не было и следа той боязливой почтительности, которую выказывали юной принцессе все остальные.
Элинор закусила губу и склонила голову набок:
— Так ты, выходит, дочь графа Норфолка. Надеюсь, ты знаешь хоть какие-нибудь ругательства?
Матильда сдержанно покачала головой.
— Ну и дурища же ты в таком случае! Ведь само твое имя — бранное слово, да еще какое! Эх ты, Би… Год!
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
Сибил де Ферраре, дочь графа Дерби, как ни силилась сдержаться, прыснула со смеху.
Элинор повернулась к ней и выжидательно взглянула в ее хотя и некрасивое, но подвижное и оживленное личико.
— Ч-черт! — не без усилия выговорила Сибил.
«Какие они все невежды и тупицы!» — с досадой подумала Элинор. Взор ее обратился к толстощекой рыжеволосой девочке. Та была выше и явно старше всех остальных. Во взгляде ее читалось затаенное лукавство. Элинор ни минуты не сомневалась, что рыженькая знает, возможно, даже больше бранных слов, чем она сама. Лицо юной принцессы оживилось. Она ткнула пальчиком в грудь высокой девочки и звонко выкрикнула:
— Я выбираю тебя!
— Вы не можете этого сделать! — поджав губы, заявила маленькая, похожая на мышонка Марджери де Лэйси. — Это моя горничная, Бренда!
Элинор угрожающе надвинулась на говорившую и процедила сквозь зубы:
— Я — графиня Пембрук, урожденная принцесса Англии. Надеюсь, что я стократно превосхожу тебя знатностью, и, хотя де Лэйси славятся своей невыдержанностью и глупой гордыней, изволь помолчать, пока тебя не спросят!
Она повернулась к оробевшей Марждери спиной и бросила молоденькой горничной:
— Давай-ка выругайся!
— Сукин сын, шлюха, ублюдок, мать твою! — без тени смущения выпалила рыжеволосая Бренда. На вид ей было никак не меньше двенадцати лет.
Элинор восхищенно вздохнула и снова повернулась к Марждери:
— Боюсь, мне придется выбрать тебя, чтобы заполучить себе в подружки эту замечательную девицу!
«А ни одна из остальных моих будущих придворных даже в подметки ей не годится», — подумала она про себя.
Матильда Бигод с трудом скрывала свою радость по поводу того, что ей не придется несколько долгих лет угождать этой маленькой тиранке. Она решила непременно поведать своим родителям и воспитателям, какому тяжкому, унизительному испытанию подвергла ее и прочих юных леди принцесса Элинор Плантагенет Маршал!
Леди Изабелла отсутствовала целый час. Прогулка явно пошла ей на пользу: от свежего воздуха щеки ее раскраснелись, а глаза блистали, словно звезды.
На закате Уилл Маршал прибыл в замок Портумна — главный оплот де Бургов, которые правили обширной территорией к западу от реки Шеннон. Уильям владел значительной частью Лейнстера и одновременно являлся юстициарием всей территории страны.
В последнее время в Ирландии царили мир и покой. Разумеется, столкновения между враждовавшими кланами не прекращались ни на день, а незначительные очаги сопротивления господству англичан тлели по всей этой обширной земле, но наместникам короля оставалось лишь благодарить Бога, что столь относительное и непрочное спокойствие хоть на некоторое время объяло эту страну, населенную диким, непокорным и воинственным народом.
Уильям с любовью вглядывался в тонкие черты лица Жасмины. Глаза ее — ясные, серьезные и глубокие, как озера — много лет назад навсегда пленили его. Ему казалось, что она ничуть не изменилась, не постарела за все эти годы, что перед ним все та же молоденькая девушка, которая отвергла его любовь и предпочла ему де Бурга. Что это, колдовство или обман зрения? — вопрошал он себя. Может быть, Жасмина попросту приворожила его? Если она и впрямь колдунья, то теперь, по смерти бабки, леди Эстеллы Виндвуд, ее чары должны стать еще могущественнее…
Золотистые волосы Жасмины переливались в мерцании свечей, и казалось, что голова ее окружена блистающим нимбом. Уильям вспомнил, какую ярость вызвало у него известие о том, что леди де Бург подарила своему мужу сыновей-близнецов. Он не сомневался, что вслед за тем получит весть о ее кончине. Разве под силу такому хрупкому цветку столь тяжкое испытание? Но Жасмина осталась жива, роды не нанесли ее здоровью и красоте ни малейшего ущерба, и теперь, глядя на юных де Бургов, Уильям с трудом подавлял в себе зависть. Если бы она отдала свою руку ему, у них могли бы родиться столь же сильные, отважные и красивые дети… Сложением юноши пошли в своего могучего отца, но лица их были мягче, одухотвореннее, чем у сурового Фэлкона. Они были очень похожи между собой, порой их трудно было отличить друг от друга. Но при всем сходстве черт у близнецов было одно различие: Майкл унаследовал светло-фиолетовый цвет глаз своей матери, Рикард же, как и отец, имел изумрудно-зеленые глаза.
Братья, выросшие в Ирландии, желали узнать как можно больше об Англии и ее столице. На протяжении всего обеда они засыпали Уильяма вопросами о короле, придворных обычаях, о политике, модах, балах и охотах. Жасмина в конце концов попеняла им:
— Ну, довольно вам! Вы целый вечер надоедаете Уильяму бесконечными вопросами. Можно подумать, что вас воспитывали в лесуили в пустыне! Мне стыдно за ваши манеры!
— Это все потому, дорогая матушка, что нам негде было набраться учтивости, ведь мы не бывали при дворе! — с добродушной усмешкой отпарировал Рикард.
И близнецы тут же рассыпались в извинениях перед Уильямом. Они и впрямь набросились на него, точно псы на лакомую кость. Ведь у них еще достанет времени порасспросить его обо всем, что их интересует! — сказали они себе.
— Ты затронула весьма важную тему, Жесси, — мягко проговорил Фэлкон, помогая жене выйти из-за стола. Супруги де Бург вместе со своим гостем отправились на крышу круглой башни, откуда открывался чудесный вид на небольшое ярко-синее озеро, «лох», как говорили здесь, на поверхности которого таяли отблески последних лучей закатного солнца.
— Я знаю, что в самом скором времени должна буду расстаться с ними, — печально согласилась Жасмина. — Мальчики уже совсем взрослые, и им предстоит покинуть родительский кров. Я не смогу удержать их подле себя.
— Если бы они могли до конца осознать, как щедро одарила их милостивая судьба! — с чувством воскликнул Уильям, обводя глазами озеро и черневший вдалеке лес. — Здесь так красиво, так привольно! Мальчики могут целыми днями делать что пожелают, им нет нужды выполнять капризы взбалмошного мальчишки-короля и следовать глупейшим придворным обычаям. И ведь им уже представилась возможность проявить себя на поле брани! Когда мы бились при Оффэли, я знал, что могу положиться на них, как на самого себя. Они проявили недюжинную храбрость и отвагу. Наемникам Фалка де Броте далеко до твоих мальчишек, Фэлкон!
Щеки де Бурга зарделись. Ему было приятно услышать из уст Маршала столь лестную характеристику своих сыновей. Но он возразил Уильяму:
— Им так хочется расправить свои молодые крылья! И я считаю, что должен позволить им это! Они по праву завидуют нам с тобой. Ведь мы сражались во Франции и приступом брали крепости Уэльса, мы пировали с королями и королевами и оба женились на принцессах. — Фэлкон окинул взглядом счастливого обладателя хрупкую фигурку жены. — Не бойся потерять их, Жасмина! Когда они пресытятся придворной жизнью, интригами и празднествами, коварством и лицемерием, они вернутся к нам, вот увидишь! Вернутся повзрослевшими, возмужавшими и полностью лишившимися тех иллюзий, в плену которых пребывают теперь.
— Ты совершенно прав, Фэлк, — поддержал де Бурга Маршал. — Сравнив тамошнюю жизнь со здешней, они поймут, какая из них чище, разумнее и достойнее. Ты решил определить их на службу к Губерту, не так ли?
— Нет! — вырвалось у Жасмины. Она смущенно взглянула на мужа. Ей было неловко оттого, что возгласом своим она прервала беседу двух мужчин. Но в ее огромных глазах цвета лаванды читалась мольба.
— Не иначе как тебя посетило одно из твоих видений, дорогая! — поддразнил жену Фэлкон.
Жасмина нахмурилась:
— У меня есть и более веские причины нежелать этого. Губерт де Бург слишком честолюбив. Он думает лишь о том, как бы укрепить свои позиции при дворе и увеличить свое состояние. И не гнушается никакими средствами для достижения этих целей. Бароны ненавидят его, а Питер де Рош, епископ Винчестерский, — его злейший враг. Он не успокоится, пока не разделается с Губертом. Поэтому я не желала бы, чтобы наши сыновья поступали к нему на службу!
— Я приложил немало сил к тому, чтобы ослабить влияние де Рошей на нашего короля, — мягко проговорил Уильям. — Епископ стал фактическим правителем Англии за спиной юного Генриха, он пристроил всех своих родных и друзей на самые видные государственные должности. Этому следовало положить конец.
— Я согласен с Жасминой, — сказал Фэлкон де Бург. — Мне тоже не хотелось бы определять наших мальчиков на службу к Губерту, хотя и по другой причине. Боюсь, что жизнь в роскоши и удовольствиях изнежит их и превратит в лукавых, развращенных царедворцев. Они должны завоевать и почести и состояние, а не получать их задаром от преуспевшего дядюшки. — Фэлкон досадливо поморщился: — Я слыхал, что теперь, женившись на принцессе Маргарите Шотландской, он путешествует по стране не иначе как в сопровождении целого сонма рыцарей, оруженосцев, пажей, писцов, исповедников, поваров, парикмахеров, шутов и музыкантов. Бр-р-р! — И он брезгливо передернул плечами.
— Ну, скажи спасибо, что новобрачные не включили в свою свиту еще и бродячих акробатов! — усмехнулся Уильям. — Однако я считаю, что Губерт все же не принесет королю, принцу Ричарду и Англии такого огромного вреда, как Питер де Рош, который считает себя в первую очередь подданным Рима. Ведь не кто иной, как он, позволил полномочным представителям Папы явиться в Англию и хозяйничать здесь под предлогом сбора дани. Ведь мы задолжали Риму огромную сумму. Деньги выплачиваются частями через банкирские дома Италии. Флорентийские ростовщики успели уже открыть несколько своих контор в нашей столице. Мне удалось обнаружить, к сожалению, слишком поздно, что все более или менее доходные церковные должности захватили итальянцы. Причем многие из них не потрудились даже прибыть сюда из Рима. Они управляют своими приходами оттуда, с помощью мелких церковных служек, которым выплачивают нищенское жалованье. Благодаря этим махинациям в их руки попало как минимум семьдесят тысяч марок наших кровных денег! А королевская казна по-прежнему остается пустой! Вот и выходит, что военные долги, крестовые походы и сонмища иностранцев разорили нашу страну дочиста!
— А что за человек наш юный король? — спросила Жасмина.
— Не могу сказать, чтобы я был от него в восторге, — нахмурившись, ответил Уильям. — Он слаб характером и легко поддается чужому влиянию. С самого детства он привык окружать себя фаворитами. Слава Богу, что в настоящее время одним из могущественнейших стал Губерт! В то же время Генрих вовсе не жесток, не мстителен и не подвержен приступам безудержной ярости, как его покойный отец, недоброй памяти король Джон. Он эгоистичен, упрям и непредсказуем. Ему не хватает воли, выдержки и, пожалуй, мужественности. Жаль, что старшим в семье выпало быть ему, а не Ричарду. Тот превосходит брата во всех отношениях. Он отважен, умен, решителен. Он умеет располагать к себе людей — качество, которого начисто лишен наш юный король… — Внезапно Уильям умолк и, усмехнувшись, воскликнул: — Однако я увлекся и совсем заговорил вас! Час уже поздний, и всем нам пора на покой!
Фэлкон де Бург поднялся со своего кресла и расправил могучие плечи:
— Я, пожалуй, отправлюсь к себе. А вот Жасмина наверняка хотела бы подробнее порасспросить тебя о придворных новостях, о твоем житье-бытье.
Простившись с гостем и женой, Фэлкон в сопровождении слуги прошел в свою комнату. Уильям и хозяйка замка спустились в зал и сели за стол у очага.
— Уилл, ты, похоже, вовсе не рад тому, что породнился с королевским домом, — мягко проговорила леди де Бург.
— Еще бы! — с чувством воскликнул Уильям. — О, Жасмина, если бы ты знала, как я боюсь, что Элинор, когда вырастет, станет точным подобием своей матери!
— Я от души надеюсь, что опасения твои напрасны! Ведь Элинор выросла без матери и дурное влияние Изабеллы не коснулось ее!
Они молча взглянули друг на друга, думая об одном и том же и не решаясь высказать свои мысли вслух. Ведь и Джон, и Изабелла были чудовищами. Чего же в таком случае ожидать от их дочери?
Наконец Уильям прервал молчание, обреченно вздохнув:
— Я настоял на том, чтобы у нее был свой штат прислуги, свои придворные дамы. Я потребовал, чтобы Элинор неотлучно находилась в женском крыле замка под наблюдением компаньонок, наперсниц и монахинь. Но не уверен, что эти меры окажутся действенными…
— И ты наверняка содержишь всех, кто ее окружает, на свои средства? — предположила Жасмина.
— Не только их, но еще и монастырь Святой Девы, — усмехнулся Уильям. — Я готов потратить бессчетное количество денег, чтобы оградить ее от возможных соблазнов. Я слишком боюсь, что в девочке взыграет кровь Изабеллы. Ее целомудрие должно находиться под постоянной бдительной охраной.
«Бедняжка! — подумала Жасмина. — Как несправедливо, что детям приходится порой расплачиваться за грехи родителей!»
Она положила свою узкую ладонь на руку Уильяма:
— Не оставляй ее там надолго, Уильям! Лучшее, что ты можешь сделать для малышки, — это взять ее под свою собственную опеку. — Она на мгновение умолкла и продолжила, взглянув ему в глаза: — Я хотела бы, чтобы мои мальчики служили под твоим началом, Уилл!
Уильям печально улыбнулся.
— Я польщен твоим доверием, дорогая, — прошептал он.
— Это ты оказываешь честь мне и де Бургу, одаривая нас своей дружбой! — ответила она и, прикоснувшись губами к его щеке, пожелала ему спокойной ночи.
Де Бург лежал на спине, заложив руки за голову. Он ложился спать обнаженным, и после нескольких лет супружества Жасмина переняла от него эту привычку. Леди де Бург начала раздеваться. Он следил за ее плавными, неторопливыми движениями, и в глазах его мало-помалу разгорался огонь вожделения.
— Ведь он без памяти влюблен в тебя, — вполголоса произнес Фэлкон.
— Уилл? Быть того не может! — возразила Жасмина. — Мы прекрасно относимся друг к другу с тех самых пор, как познакомились при дворе короля Джона, только и всего! — Оставшись в одной сорочке, она взяла с ночного столика гребень, чтобы расчесать волосы.
— Позволь мне сделать это! — потребовал Фэлкон.
Жасмина протянула ему гребень и села на край постели. Фэлкон почувствовал прилив возбуждения, едва лишь рука его коснулась густых, волнистых волос жены.
— Он влюбился в тебя с первого взгляда и до сих пор пребывает во власти твоих чар!
Жасмина повернулась к нему и с улыбкой спросила:
— Надеюсь, ты не ревнуешь меня к Уиллу?
— Представь себе, нет! Я ревную тебя ко всем мужчинам, которые осмеливаются глядеть на тебя, но только не к Уильяму Маршалу. Бедняга слишком уж старается скрыть свою любовь от всех, и в первую очередь от тебя, дорогая!
— Это потому, что, в отличие от тебя, не пытается немедленно завладеть всем, что ему приглянулось! — лукаво усмехнувшись, сказала Жасмина.
Фэлкон де Бург одним движением стянул с жены сорочку и хрипло прошептал:
— Силы небесные, ты права! Будь я на его месте, я уже давно попытался бы без лишних околичностей завалить тебя на спину!
— Ты вполне преуспел в этом, находясь, на своем месте. Боже, как дерзок, решителен и нетерпелив ты был тогда!
— И я ничуть не изменился! — смеясь, воскликнул Фэлкон. Раздвинув ноги жены, он склонился к ее лону и принялся нежно водить языком по внутренней поверхности ее бедер.
— О, Фэлкон, прошу тебя…
— Я знаю, чего ты хочешь, дорогая! — И де Бург, придвинув лицо к самому лону Жасмины, дотронулся языком до розового бугорка, вздымавшегося меж влажных складок.
Дыхание Жасмины стало частым и прерывистым. Со все растущим возбуждением Фэлкон наблюдал, как сжимались ее ладони, как в ответ на его ласки трепетало все ее гибкое тело.
— Фэлкон, я больше не могу! Я сейчас потеряю сознание! — взмолилась Жасмина.
Но де Бург словно не слышал ее мольбы. Он продолжал ласкать языком самые интимные участки ее тела.
— Фэлкон, Фэлкон!
Ему нравилось, когда она прерывавшимся от страсти голосом произносила его имя. Де Бург резко выпрямился и приник к губам жены в страстном поцелуе. Ее тонкая рука скользнула вниз, она нежно провела ладонью по его огромному члену. Когда Фэлкон вошел в нее, тело Жасмины выгнулось дугой. Он принялся двигать бедрами, все глубже погружая свой мощный член в ее лоно. Жасмину охватило чувство необыкновенной полноты и радости бытия. Закусив губу, она вторила движениям мужа. Но он снова принялся целовать ее, горячо и неистово. Жасмина пылко отвечала на его поцелуи, сжимая его бедра своими длинными, стройными ногами. За долгие годы супружества они все еще не могли насытиться друг другом.
Через несколько минут Жасмина, охваченная блаженнейшим экстазом, издала громкий крик, и Уильям, услыхав его сквозь открытое окно своей спальни, безуспешно попытался убедить себя, что до слуха его донесся всего лишь пронзительный вопль ночной птицы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

123456789101112131415161718

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748Послесловие автора

Ваши комментарии
к роману Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния



Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Осталось глубокое ощущение, что героев свела страсть и похоть, а далеко не любовь, хотя старались приписать герою романтические поступки. очень жалко первого мужа - слишком долго откладывал возможность стать, наконец, счастливым. всё считал себя недостойным, вот и упустил. печальная судьба! героиня нравилась только любовью к первому мужу - чистой, доброй - но под конец она уверена, что любила его только как отца, и отпугивает своей распущенностью.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39





Две трети романа тягучи как смола, зато вконце все понеслось галопом по европам, и эта чехарда из множества исторических имен, названий замков и городов и, напоследок, бледная тень любовной линии. Короче, не стоит тратить время.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияКнигоманка.
31.08.2016, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100