Читать онлайн Дракон и сокровище, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дракон и сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Двумя днями позже Элинор и Изабелла принялись с помощью швей и камеристок шить подвенечное платье для невесты.
Одна из просторных комнат замка, отведенная под швейную мастерскую, была завалена штуками дорогих материй — атласа, парчи и бархата. Здесь царило веселое оживление.
— Тебе непременно нужен длинный-длинный шлейф, Изабелла! — убеждала золовку Элинор. — Представь себе, как это будет красиво: две очаровательные девочки, одетые в белое, понесут его за тобой, когда ты ступишь под своды Вестминстерского собора!
— Может быть, лучше будет удостоить этой чести двух самых юных пажей Ричарда? — отозвалась Изабелла. — Они отнесутся к этому серьезнее и ответственнее.
— Возможно, ты права. Стоит мне только вспомнить, какой несносной шалуньей я сама была еще так недавно, и мне становится мучительно стыдно! Я умудрилась оскандалиться и на своей собственной свадьбе!
— Как же, как же! Я все это отлично помню, — улыбнулась Изабелла. — Но с тех пор ты очень изменилась к лучшему!
— Благодаря тебе, дорогая!
— Согласен! — решительно произнес вдруг у самой двери низкий мужской голос.
— Уильям! — воскликнула Элинор и, отбросив отрез нежнейшего розового шелка, со всех ног бросилась к мужу.
Уильям нежно поцеловал ее в лоб и, окинув взглядом всех женщин, застывших в изумлении, с добродушной усмешкой произнес:
— Дарем-хаус так долго оставался прибежищем холостяка, что, оказавшись в этой комнате, я подумал было, что по ошибке попал в чужой дом. Элинор покраснела при мысли, что он застал их с Изабеллой за приготовлениями к свадьбе, которую он еще не благословил и о которой его даже не удосужились оповестить. Она провела рукой по его груди и с мольбой взглянула в его карие глаза:
— Уильям, позволь мне все объяснить тебе. Изабелла остановилась в нашем доме и будет жить здесь до самого дня… до самой своей… — Она запнулась и повернула голову к Изабелле, но та с изумлением глядела в дверной проем. Снова обратив взгляд к Уильяму, Элинор обнаружила, что за его спиной стоит словно из-под земли выросший Ричард.
— Скажи спасибо, сестрица, что я спас тебя от неизбежной порки! — смеясь, воскликнул он.
Изабелла, не сводя глаз с Ричарда, подошла к брату и присела перед ним в реверансе.
— Так ты успел уже все рассказать ему? — с надеждой спросила она.
— Разумеется! Я прекрасно понимаю, в чем состоит мой долг! — напыщенно ответил Ричард. — Я попросил у Маршала твоей руки и получил его согласие, едва лишь он сошел с корабля!
— Так ты не сердишься на меня, Уилл?
— Не сержусь, дорогая. Но лишь потому, что Ричард поторопился уведомить меня о случившемся.
Элинор, облегченно вздохнув, прильнула к груди мужа.
— Дорогая, я хотел бы принять ванну. Признаться, я немного устал и весь в пыли после трудного пути.
— О, дорогой, ты наверняка очень голоден.
— Не торопись распоряжаться о еде, любимая. Я должен отправиться к королю, как только вымоюсь и переоденусь.
— Но тебе просто необходимо поесть! — возразила Элинор. — Я распоряжусь, чтобы ужин подали в твой кабинет. Генрих может и подождать! — Элинор была раздосадована тем, что Уильям собирался так скоро покинуть ее.
— А почему бы вам, очаровательные леди, не отправиться к королю вместе со мной? — предложил Уильям.
— О, это было бы замечательно! — И Элинор захлопала в ладоши. — Я надену свой новый пояс, украшенный драгоценностями, и прикреплю к нему кинжал с золотой рукояткой. Королева позеленеет от зависти!
В Вестминстере Маршал затворился с королем на добрых два часа. Он представил монарху подробный отчет о переброске войск с континента в Англию, упомянув также, что ему пришлось приобрести несколько новых судов. Но Маршал не стал сообщать Генриху о том, что для этого ему пришлось потратить часть своих собственных денег. Он решил подать счет в казначейство и терпеливо дожидаться возврата этой весьма значительной суммы.
— Гасконь не должна остаться без наместника, ваше величество! — сказал он. — Там живут дикари, не уступающие в свирепости и необузданности нашим ирландцам и валлийцам, вместе взятым. Они только и знают, что воюют между собой да устраивают восстания против вашей власти. Этому следует положить конец. Лишь железная рука могла бы усмирить их.
— Уилл, не желаешь ли ты сам отправиться туда?
— Откровенно говоря, нет, ваше величество! Ведь мои воины уже отправились к себе домой — в Ирландию и Уэльс. Они были рады покинуть негостеприимную землю Франции. И я, признаться, вполне разделяю эту радость. Наместником в Гаскони, по моему мнению, должен стать человек молодой, честолюбивый и властный. Многие же из ваших приближенных, заполонившие дворец, так нерешительны и слабосильны, что навряд ли способны даже на мастурбацию!
— Симон де Монтфорт! Вот кто поедет в Гасконь!
— Великолепный выбор, ваше величество! Но в таком случае вам придется увеличить его жалование! Ведь под началом Симона состоят сто воинов и рыцарей, он обязан содержать их всех. Кстати, считаю уместным нынче же поведать вам о моих переговорах с Маго Булонской. Графиня с радостью отдала бы свою руку Симону, но, к сожалению, ее связывают весьма тесные дружеские узы с матерью короля Франции, Бланкой Кастильской. И королевская семья строжайше запретила ей отдавать свои владения подданному Англии.
— Черт бы их всех побрал! Де Монтфорт день ото дня становится все мрачнее! Он так рассчитывал на этот союз, ведь бедняга по уши в долгах!
— Я взял на себя смелость переговорить с Джоан, графиней Фландрийской. Покойный муж оставил ей великолепные угодья и замки. В лесах, принадлежащих графине, в изобилии водятся олени и пернатая дичь, на пастбищах утучняются кровы и овцы.бищах утучняются крровы лепные угодья и замки. В лесах, принадлежащих графине, в изобилии водятся олени и пернатая дичь, н К тому же невеста моложе Маго Булонской, хотя и старше Симона де Монтфорта.
Отлично, Уильям! Я назначу его сенешалем Гаскони, и пусть он сам улаживает свои брачные дела. — Моментально забыв о Симоне, Генрих обратился к вопросу, который занимал его более других: — Итак, дорогой Уильям, через неделю мы снова будем праздновать королевскую свадьбу. Давайте-ка вернемся к нашим супругам. Бедняжки, похоже, уже заждались евс. Вместе с ними мы обсудим план предстоящего торжества. Гостям будет предложено десять тысяч разнообразнейших блюд!
Уильям внутренне содрогнулся при мысли о том, на чьи плечи ляжет тяжесть предстоящих расходов. Разумеется, Генрих не собирался оплачивать их. Он при всем желании не мог бы позволить себе этого.
Вскоре Уильям и Элинор уже приближались на своей барке к причалу Дарем-хаус. Обняв жену за талию, Уильям проговорил:
—За время нашей разлуки ты стала еще красивее, дорогая!
— Я так скучала по тебе, Уильям! Порой мне казалось, что ты никогда не вернешься из Франции . Если одиночество становилось для меня непереносимым, я вспоминала счастливые дни, проведенные нами в горах Уэльса, и душа моя вновь исполнялась надежды на скорую встречу с тобой.
Уильям поцеловал ее в лоб:
— Мы снова поедем туда, как только ты этого пожелаешь.
Элинор с неохотой покинула палубу барки. Опираясь на руку Уильяма, она приблизилась ко входу в дом. Недолгие минуты их уединения миновали. Изабелла, дожидавшаяся их возвращения в большом зале, пожелала брату и невестке спокойной ночи и поднялась в спальню.
— Зачем ты пригласила ее к нам? — нахмурился Уильям. — Я так мечтал остаться наедине с тобой на долгие, долгие дни и месяцы!
Элинор взяла его за руку и провела в небольшую уютную гостиную, где в каменном очаге горел огонь, бросая на стены причудливые тени.
— Уже поздно, дорогая, — напомнил ей Уильям, придвигая к очагу кресло с высокой спинкой.
— И ты собираешься отослать меня в постель, как маленькую девочку? — спросила Элинор, устраиваясь у него на коленях. — Или теперь наконец ты видишь во мне взрослую женщину? — И она пытливо заглянула ему в глаза.
— Я желал бы остаться с тобой до самого рассвета!
— И я хочу того же! — радостно отозвалась Элинор. — Расскажи мне о Франции, о сражениях, в которых ты участвовал. Надеюсь, у Генриха надолго пропадет желание ввязываться в войны! Французская кампания наверняка послужит ему хорошим уроком.
— Ты жестоко ошибаешься, если полагаешь, что я стану тратить наше бесценное время на разговоры о войне. А что касается уроков, то я желал бы обучить тебя искусству самых нежных поцелуев!
Элинор засмеялась от счастья и прильнула к его груди:
— Я жажду этого всей душой!
Уильям осторожно прикоснулся губами к ее сомкнутым векам, к кончику носа и подбородку, затем запечатлел поцелуи в уголках ее розовых губ. Элинор улыбнулась, и из груди ее вырвался вздох счастья. Он охватил ее лицо ладонями и склонился над ним так, словно принимал святое причастие. Дыхание их смешалось. Уильям с трудом подавлял вожделение, охватившее все его могучее тело, и продолжал целовать Элинор. Он переходил от нежных, едва ощутимых поцелуев к торопливым и неистовым, но ни разу не попытался раздвинуть ее мягкие, податливые губы.
Подставляя свое лицо нежным губам Уильяма, Элинор думала о том, сколь многого в жизни ей еще не довелось изведать. Чувство, охватившее ее, было столь упоительно! Ей определенно нравились поцелуи мужа! Близость его крепкого, мужественного тела будоражила ее кровь. Она расстегнула крючки его камзола и стала гладить ладонями его широкую грудь, заросшую курчавыми волосами. Уильям замер от наслаждения, когда она прижалась щекой к его обнаженному телу. Член его восстал и, казалось, готов был прорвать плотную ткань рейтуз, но Уильям знал, что пока еще не должен делать попыток овладеть своей прелестной женой. Для того чтобы пробудить страсть, дремавшую в девственном теле Элинор, необходимы были еще несколько дней сдержанно-целомудренных любовных игр.
Уильям стал неторопливо расстегивать маленькие пуговки у ворота ее платья. Вот ладонь его нежно охватила одну из ее полных грудей. Щеки Элинор зарделись. Она протяжно вздохнула от наслаждения и еще теснее прижалась к мужу.
— Хотя супружескими узами сочетаются Ричард с Изабеллой, я не могу не чувствовать себя новобрачной, — прошептала она.
— Дорогая моя, ведь так оно и есть! — отозвался Уильям. — И когда архиепископ произнесет слова обета, мы с тобой тоже повторим их — так, словно мы с тобой обвенчаемся заново!
— Как это будет прекрасно! — проговорила Элинор, склоняя голову на плечо Уильяма. — Ведь я не помню ни слова из произнесенной мною супружеской клятвы! В памяти моей остался лишь наш с тобой разговор в моей спальне, то, как ты, обнажив свою грудь, показывал мне воинские приемы.
Уильям дотронулся подушечкой большого пальца до ее соска, и Элинор вздрогнула. Зрачки ее глаз расширились, дыхание участилось.
— О, прошу тебя, не надо! — взмолилась она.
Уильям снова охватил ладонью всю ее грудь. Тело Элинор расслабилось, она зевнула и сонно проговорила:
— О, если бы ты всю ночь держал меня в своих объятиях, Уильям!
Телом Уильяма безраздельно овладело вожделение. С каждым ударом сердца кровь болезненно пульсировала в его восставшем члене. Он решил, что, возможно, теперь настало время посвятить ее хотя бы в некоторые из тайн брачного ложа. Она была так податлива, разомлев в его объятиях, так доверчиво прижималась к нему!
Продолжая поглаживать ладонью ее грудь, он охватил другой рукой ее упругие ягодицы и поднялся с кресла. Его камзол распахнулся, и он прижал Элинрор к своей голой груди. Она обвила его шею руками и спросила:
— Куда ты меня несешь, Уильям?
— В кровать, — охрипшим от волнения голосом ответил он. В кресле было невозможно проделать то, о чем он мечтал в настоящую минуту. При мысли о том, что сейчас он неторопливо, бережно разденет Элинор и впервые в жизни увидит ее обнаженной, во рту у него пересохло. Он медленно поднялся по ступеням лестницы, прижимая к себе драгоценную ношу.
При каждом шаге его член прикасался к бедру Элинор, и это легкое касание подстегивало его и без того разгоряченное воображение. Сейчас он зажжет свечи и станет любоваться красотой ее юного тела, жадно ловить отражающуюся на ее лице смену чувств, которые будут владеть ею. Он станет бережно раздвигать ее бедра, целовать самые интимные участки ее тела. Превращаясь из девушки в женщину, она должна осознавать, что он боготворит ее. Он непременно сумеет выразить это словами, жестами, ласками, взглядами.
Войдя в спальню, Уильям бережно опустил Элинор на кровать и сбросил свой камзол. Он нащупал подсвечник на ночном столике и зажег свечи. В полумраке комнаты Элинор, распростертая на постели, показалась ему богиней, лишь мгновение назад сошедшей на землю. Руки его потянулись к лифу ее платья. Распахнув его, он склонился над ее обнаженной грудью и потянулся губами к ее соску. Запах ее тела будоражил его кровь. Внезапно сонный женский голос осведомился:
— Уильям, чем это ты занимаешься?
Он повернулся на звук этого голоса и обнаружил, что на соседней кровати, которая прежде показалась ему пустой, лежит его сестра Изабелла.
— Черт побери! — выругался он, но Элинор приложила к его губам свой тонкий пальчик, и Уильям вынужден был умолкнуть.
— Уходи отсюда! — зевнув, продолжила атаку Изабелла. — И как тебе только в голову пришло явиться сюда в четвертом часу утра и требовать, чтобы Элинор удовлетворила твое вожделение?! Стыдись!
— Ты ошибаешься, — холодно ответил Уильям. — Я просто проводил ее в спальню и уложил в постель. Спокойной ночи, леди!
Спустившись к завтраку, Элинор положила ладонь на плечо Уильяма и взмолилась:
— Прости меня, дорогой! Я не ожидала, что все кончится таким… таким недоразумением…
Взглянув в ее встревоженное лицо, Уильям от души расхохотался и усадил Элинор к себе на колени. Она поцеловала его в лоб и смущенно прошептала:
— Ты был так зол вчера ночью, когда уходил из моей спальни, оставляя меня там.
— Ничего! Когда мы избавимся от нашей незваной гостьи, я не выпущу тебя из постели целую неделю кряду! — пообещал он.
— Правда? Вот будет здорово!
— Погоди, ты еще попросишь пощады!
— Ни за что!
Уильям провел рукой по ее груди, которую выгодно обрисовывала плотная ткань утреннего платья.
— Вот и прекрасно! После бракосочетания в Вестминстере, во время которого мы повторим брачные обеты, у нас с тобой будет медовый месяц. Уверен, ни один жених на свете не любил свою невесту так пылко и нежно, как я люблю тебя, моя Элинор. — И он привлек ее к себе, впившись в ее губы страстным поцелуем.
— Уильям! — с негодованием произнесла Изабелла, входя в зал. — Своими бесконечными домогательствами ты изнуришь бедное дитя! — Щеки ее зарделись от смущения, но она все так же воинственно продолжала: — Ты ведешь себя словно необузданный юнец!
— Представь себе, находясь возле Элинор, я и чувствую себя юным, робким и неопытным мальчишкой! — И он заговорщически подмигнул жене. Она ответила ему счастливой улыбкой.
— Извини, дорогая, но я вынужден покинуть тебя. Меня ждут дела. — И Уильям встал из-за стола, отодвинув стул и убрав с колен полотняную салфетку.
— Уильям, ты слишком много работаешь! Вспомни, едва сойдя с корабля, ты отправился с докладом к Генриху, весь вчерашний день тебя не было дома, и вот теперь ты снова уходишь!
— Уж не хочешь ли ты сказать, что я слишком стар и что такая нагрузка мне не по силам? Неужто ты предпочла бы, чтобы я целыми днями грелся у очага и брюзжал по малейшему поводу? — И Уильям насмешливо изогнул темную бровь.
— Конечно нет! Но ведь тебе надо успеть сшить себе новый наряд к предстоящему торжеству. С тех пор как у нас обосновались провансальцы, придворная мода сильно изменилась. Нынче принято, например, носить разноцветные камзолы.
— Ради тебя я готов пойти на многое, дорогая, но даже ты не сможешь заставить меня обряжаться в пестрое тряпье, каким бы модным оно ни было! Пусть провансальцы изображают из себя петухов и павлинов, ведь этот пустоголовый сброд не годится ни на что иное.
Мы же, Маршалы, предпочитаем игнорировать их представления о моде и красоте.
— Не ручайся за всех Маршалов, дорогой! Вот Изабелла, к примеру, шьет себе подвенечное платье со шлейфом длиною в шесть футов! А каков будет мой наряд — это пока секрет, который я не открою даже тебе.
— Дорогая, все твои наряды безупречны, как и ты сама! Графине Пембрук всегда удается затмить красотой и туалетами остальных женщин!
Поднявшись на цыпочки, Элинор поцеловала его в щеку:
— Причиной этому твоя беспредельная щедрость, дорогой. Ну и отчасти мой неплохой вкус.
Уильям с трудом подавил желание еще раз дотронуться до ее груди.
— Мы с тобой — неплохая пара, Элинор, — произнес он с улыбкой. — Мы во многом дополняем друг друга. Но мне и вправду пора идти. Рикард де Бург просил меня о помощи.
— О, конечно иди, Уильям. Губерт де Бург, похоже, опасается королевской немилости. Надеюсь, ты сможешь избавить его от грозящей беды.
Уильям невесело усмехнулся. Элинор, ставшая взрослой, рассудительной женщиной, не утратила, однако, наивной детской веры в его всемогущество.
Уильям помрачнел, выслушав рассказ Рикарда де Бурга о подозрениях, которые король пока еще косвенно высказал в адрес Губерта.
— Боже всемогущий! В воздухе запахло грозой, едва лишь Винчестер снова ступил на землю Англии! Он люто ненавидит нас, англичан, и не остановится ни перед чем, лишь бы навредить всем выходцам из знатных семей нашего государства, которые облечены королевским доверием! Однажды я уже избавил монарха от его пагубного влияния, попробую проделать это еще раз.
— Не пренебрегайте и собственной безопасностью, милорд граф! — с мольбой произнес Рикард. — Я знаю, вы сделаете все возможное, чтобы спасти от немилости моего дядю, но прошу вас, не ставьте под удар свое благополучие и счастье тех, кто вам дорог!
Рикард де Бург чувствовал, что над головой Маршала начали сгущаться тучи. Он не знал, от кого конкретно исходила эта угроза, ощущая лишь смутную тревогу и беспокойство.
— Черт бы побрал этого пустоголового Генриха, окружившего себя льстецами и проходимцами! Ненависть баронов к провансальцам, того и гляди, выплеснется наружу, а если в стране разразится гражданская война, то нашему монарху придется солоно! Эти обезьяны, обряженные в разноцветное тряпье, не придут к нему на подмогу, не защитят ни его, ни даже самих себя!
— Мик отправился в Ирландию, чтобы предупредить о случившемся нашего отца.
— Когда Фэлкон прибудет в Лондон, уведоми его, что мои люди поступят в его полное распоряжение, если он этого пожелает.
— Благодарю вас от всего сердца, милорд. — И Рикард почтительно поклонился своему господину. — Я не уверен, что отец приедет в Лондон, но мы решили, ему следует знать об опасности, нависшей над дядей.
— Он обязательно приедет, мой мальчик. Ведь он — де Бург, а в вашей семье принято выручать друг друга и единым фронтом противостоять опасностям и невзгодам. Скажи-ка, ты как следует рассмотрел послание короля? Ты уверен, что на нем стоит оттиск подлинной печати?
Рикард кивнул:
— Дядю хотят уничтожить, как уничтожили в свое время его замок в Монтгомери.
— Я сделаю все, чтобы не допустить этого! — И Уильям решительно вскинул голову.
Генрих был доволен, что Маршал снова появился при дворе.
— Уильям, я решил отпраздновать свадьбу Ричарда не в Виндзоре, а в Вестминстере. Но меня по-прежнему не покидает опасение, что большой зал не сможет вместить всех приглашенных. Я уже распорядился, чтобы для вас с Элинор приготовили просторную спальню в одной из башен, а для новобрачных — в другой. Ты останешься доволен. Теперь у нас в Англии не одна, а две принцессы! Какая чудесная мысль— поселить их в башнях замка! Это так романтично! Ты не находишь?
Уильям старался ничем не выдать охватившего его негодования. Неужели Генрих так никогда и не повзрослеет?
— Сир, — веско произнес он, — я пришел поговорить с вами о Губерте де Бурге.
Генрих досадливо поморщился и попытался уклониться от неприятного разговора:
— Винчестер, назначенный мною государственным казначеем, желает получить отчет Губерта о потраченных суммах. Я не имею ко всему этому никакого отношения.
Уильям пристально взглянул ему в глаза:
— Но ведь документ, полученный Губертом, скреплен большой королевской печатью!
— Я передал ее казначею. Ведь мне не подсилу вершить все без исключения государственные дела. Пусть он делит со мной ответственность по управлению страной.
— Пусть он — что-о-о?! — взревел Уильям, едва веря собственным ушам.
Под его пристальным гневным взором Генрих покраснел.
— Я отдал ему печать лишь на время моего отсутствия, когда отправлялся во Францию, — промямлил он. — А теперь, поскольку я вернулся, Винчестер отдаст мне ее.
— Он отдаст ее вам сегодня же, сейчас же, и я намерен присутствовать при этом!
— Но не могу же я прямо так вот потребовать ее у него! — возразил король.
— Сир, вы не только можете, но и должны сделать это! — настаивал Уильям.
Король в сопровождении Маршала направился в приемную казначея. Уильям нетерпеливым жестом прервал льстивые приветствия Питера де Риво, которого Генрих не так давно назначил своим первым министром.
— Мы желали бы поговорить с Винчестером! — сказал Маршал, не скрывая неприязни к незаконнорожденному сыну епископа.
Едва переступив порог приемной, Питер де Рош почувствовал, что его ждет неприятный разговор. В эту минуту Маршал и Винчестер были похожи на двух злобных псов, готовых сцепиться из-за кости, которую представлял собой его величество Генрих III. Поскольку король сохранял угрюмое молчание, Уильяму пришлось взять инициативу разговора на себя.
—Король явился к вам, чтобы потребовать назад большую государственную печать. И раз уж я оказался здесь, то позвольте прдъявить к оплате счет за издержки, понесенные мной во время французской кампании. — Я желал бы получить всю сумму золотом.
Винчестера, как ни пытался он овладеть собой, передернуло от ненависти. Он решил выиграть время:
— Счет ваш подлежит проверке, а она займет по меньшей мере несколько дней. — И он провел своими толстыми пальцами по окладистой бороде.
— Счет мой неоднократно проверен мной самим, а за мою честность может поручиться его величество, — возразил Уильям.
Не желая затевать ссору, Винчестер нехотя отсчитал Уильяму указанную сумму и вернул королю государственную печать. Провожая короля в его покои, Уильям снова вернулся к разговору о Губерте де Бурге.
— Послушайте, Генрих, де Бург остался верен вашему родителю, когда даже я отвернулся от него. Он помог вам унаследовать трон, он со своими воинами удерживал Дувр, осаждаемый французами. А кроме того, он всегда был вашим другом и советчиком. Я надеюсь, что вы не только сами не злоумышляете против него, но и не позволите другим причинить ему вред.
— Если Губерт не повинен в измене, ему совершенно нечего опасаться.
— Если бы де Бург был способен изменить вам, вы не стали бы королем Англии!
— Клянусь, что не буду ничего предпринимать, не посоветовавшись с вами, Уильям!
Уильям понял: пока ему придется удовольствоваться этой клятвой непостоянного, взбалмошного, ребячливого короля. Генрих наверняка отложит все дела, занимаясь организацией свадебных торжеств. Вплоть до их окончания о судьбе Губерта можно не беспокоиться, а когда празднества завершатся, Маршалу следует быть готовым к решительной схватке с Винчестером.
Питер де Рош и Питер де Риво тем временем обсуждали унижение, которому их подверг ненавистный граф Пембрук.
— Девчонка так и не решилась подсыпать ему наш порошок, — процедил сквозь зубы его высокопреосвященство. — Выходит, на нее нам рассчитывать не стоит. Что ж, пусть Аллан отрабатывает деньги, которые он от нас получил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

123456789101112131415161718

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748Послесловие автора

Ваши комментарии
к роману Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния



Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Осталось глубокое ощущение, что героев свела страсть и похоть, а далеко не любовь, хотя старались приписать герою романтические поступки. очень жалко первого мужа - слишком долго откладывал возможность стать, наконец, счастливым. всё считал себя недостойным, вот и упустил. печальная судьба! героиня нравилась только любовью к первому мужу - чистой, доброй - но под конец она уверена, что любила его только как отца, и отпугивает своей распущенностью.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39





Две трети романа тягучи как смола, зато вконце все понеслось галопом по европам, и эта чехарда из множества исторических имен, названий замков и городов и, напоследок, бледная тень любовной линии. Короче, не стоит тратить время.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияКнигоманка.
31.08.2016, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100