Читать онлайн Дракон и сокровище, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дракон и сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

А в Англии бароны, понесшие все расходы, связанные с французской кампанией, желали во что бы то ни стало получить достойное возмещение своих издержек. Королевский совет принял решение, что сразу же по возвращении монарха от него следует потребовать подписания указа, восстанавливающего Великую хартию. Король нуждался в деньгах и военной поддержке своих подданных. Они считали, что пришло время настоять и на своих правах. В конце месяца все военачальники вернулись на родину. Лишь Уильяму Маршалу пришлось задержаться во Франции: Генрих приказал ему руководить отправкой воинов, лошадей и снаряжения на судах в Англию, и Маршал не мог не подчиниться этому приказу.
По мере приближения дня отъезда в душе Маршала росли беспокойство и волнение. Прежде он никогда бы не подумал, что будет так отчаянно, так остро переживать разлуку с кем-либо. Ему так недоставало Элинор! Ее отец, король Джон, был прав в одном: она и в самом деле была бесценным сокровищем. Уильям любил ее больше жизни. Полгода тому назад она отпраздновала свой шестнадцатый день рождения, и по прибытии в Англию он намеревался во что бы то ни стало разделить с ней ложе. Она владела его мыслями с рассвета до глубокой ночи, а когда он засыпал, посещала его в нежных, страстных, томительных сновидениях.
Уильям отправил Рикарда де Бурга на первом из отплывавших в Англию судов, наказав ему немедленно отправиться к графине Пембрук и неотступно находиться подле нее. Он передал Рикарду послание к Элинор, первое за всю его жизнь любовное письмо:
Моя бесценная Элинор!
Хотя война с Францией явилась для нашейстраны большой трагедией, я счастлив, что она завершилась, что я скоро увижу тебя и смогу заключить тебя в свои объятия.
Я бесконечно рад, что ты сопровождаламеня в поездке по Ирландии и Уэльсу. Теперь, находясь вдали от тебя, я то и дело вспоминаю дни, проведенные в этих благословенных землях, твои слова и улыбки, наши разговоры, прогулки. Это время оказалось самым счастливым во всей моей жизни. Стоит мне закрыть глаза, и я вижу тебя, дорогая, спускающейся с барки Ричарда у причала Тауэра. Когда ты присела передо мной в реверансе и широкий подол твоего красного платья опустился на серые гранитные ступени, у меня занялось дыхание. Мне кажется, именно тогда я полюбил тебя, моя бесценная.
Уильям отложил перо и закрыл глаза. В то же мгновение он увидел Элинор, но на сей раз он представил ее себе обнаженной, лежащей на белоснежных простынях; с разметавшимися по подушке роскошными темными волосами. Вот она потянулась к нему и дотронулась до его груди своими тонкими пальцами. Уильям издал стон и снова открыл глаза. Его мужская плоть, как и всегда, реагировала на любое воспоминание о ней. Он было пожалел о том, что не овладел ею перед разлукой, но это сожаление быстро уступило место радости предвкушения. Ведь им еще предстояло познать друг друга до конца. Уильям улыбнулся. Он решил намекнуть ей на это в своем письме.
Если ты, дорогая, недовольна убранствоммоей спальни в Дарем-хаус, можешь поменятьв ней мебель и драпировки по своему вкусу. Возможно, когда я вернусь, мы с тобой предпочтем какую-нибудь другую комнату. Я считаю дни, часы и мгновения, разделяющие нас. Ты — бесценное сокровище, обладателем которого я по милости Божией стал в тот день,когда назвал тебя графиней Пембрук.
Навеки твой Уильям.
По прибытии в Вестминстер Ричард, герцог Корнуоллский, был препровожден в часовню, где его с нетерпением дожидался Питер де Рош. Принц предпочел бы не встречаться с его высокопреосвященством, но Генрих не так давно снова приблизил к себе Винчестера, и Ричард не решился уклониться от этого свидания. Епископ был назначен лордом-казначеем королевства. Ричарда злило, что легкомысленный Генрих пожизненно утвердил де Роша в этой должности, но в еще большее негодование привело его известие о том, что Питеру доверена большая королевская печать. Направляясь на встречу с епископом, Ричард решил затравить этого опасного зверя в его же собственном логове.
— Милорд епископ, теперь, когда я вернулся из Франции, вы можете отдать мне на хранение государственную печать.
Губы Винчестера раздвинулись в снисходительной улыбке.
— Полагаю, что дело, которое мы с вами обсуждали, разрешилось к вашему полному удовольствию. Не так ли, ваше высочество?
Ричард растерялся. Он не ожидал, что Питер направит разговор в это русло. Неужели ему удалось получить разрешение на расторжение брака между Изабеллой и де Клером?
— Изабелла может надеяться на развод? — недоверчиво спросил он.
— Разве мы говорили о расторжении брака? Ведь речь шла об устранении препятствия, ваше высочество.
— А по-вашему это не одно и то же? — спросил вконец опешивший Ричард.
— Дело о разводе могло бы тянуться долгие годы. По-видимому, вас еще не оповестили о том, что Гилберт де Клер пал в сражении на французской земле.
Ричард потерял дар речи. Не веря своим ушам, он вперил остановившийся взор в лицо Питера де Роша. Часто в бессонные ночи он мечтал о таком исходе событий. Неужто этот хитрый боров намекает теперь, что организовал убийство Гилберта потому, что его просил о том Ричард? Боже милостивый. Винчестер жаждет восстановить свою былую власть над ним! На лбу Ричарда выступил холодный пот. Он ни за что на свете не согласился бы получить желаемое такой дорогой ценой.
Если Изабелла когда-нибудь узнает об этом, ее любовь к нему сменится лютой ненавистью. Мысли о необходимости изъятия у Питера государственной печати сменило в душе Ричарда беспокойство об Изабелле. Знает ли она уже, что стала вдовой? Перейдут ли владения и титулы Глостера к их сыну Ричарду? Принц решил немедленно ехать к ней. Она будет настаивать на соблюдении предписанного приличиями срока траура, но он убедит ее выйти за него замуж, как только получит разрешение Генриха и одобрение Совета.
Прибыв в Глостер, Ричард застал в траурном наряде не только саму Изабеллу, но и всех жителей города, искренне оплакивавших молодого графа.
Изабелла вышла к нему в окружении слуг и сдержанно приветствовала его, едва подняв глаза.
Ричард побывал здесь лишь однажды, когда Изабелла неожиданно покинула Виндзор и он последовал за ней, требуя объяснений этого поступка. Изабелла призналась, что беременна от него, и умоляла Ричарда как можно скорее покинуть ее владения, чтобы не навлечь беды на них самих и их будущего младенца. Воспоминание об этом молнией промелькнуло в голове Ричарда. Сердце его болезненно сжалось.
Однако на сей раз он не покинет ее. Нынче ничто не препятствовало им стать мужем и женой перед лицом всего света. Он не обращал внимания на неодобрительные взгляды, которые бросала на него челядь замка. К черту их всех! Ведь он — принц крови, и это дает ему права и привилегии, которыми не обладает никто из простых смертных.
— Мне необходимо обсудить некоторые важные дела с графиней Глостер. Я прошу вас удалить отсюда всех посторонних, — не терпящим возражений тоном обратился он к управляющему. Слуги молча подчинились. Ричард и Изабелла остались одни.
— Давай поднимемся наверх, — сказал Ричард и, обняв Изабеллу за талию, повлек ее к боковой лестнице. Изаббела с мольбой посмотрела ему в глаза. Принять его в своей комнате было бы неслыханным нарушением приличий, о котором она не могла и помыслить. Пугливо оглянувшись, она прошептала:
— Ричард, тебе не следовало приезжать сюда. Ведь слуги только и знают, что сплетничают. Они ославят меня на всю страну.
— Их злые языки остановятся в то мгновение, когда я объявлю, что вскоре ты станешь герцогиней Корнуоллской.
Он прижал ее к своей груди, и Изабелла, уткнувшись лицом в складки его нарядного камзола, разразилась рыданиями.
— Я так люблю тебя, Изабелла! И мне невыносимо видеть тебя в этих черных одеждах.
— Но мне придется носить траур целый год, — всхлипнула она.
— Черта с два! Разве ты не слыхала, что я сказал? Мы с тобой поженимся в самое ближайшее время.
— Ричард, мы не можем пожениться до истечения срока моего траура. Даже и тогда это вызовет скандал.
— Плевал я на скандалы! — Он сорвал с ее головы черную вуаль и бросил на пол, провел ладонями по ее волнистым каштановым волосам и принялся целовать мокрое от слез лицо.
Изабелла стала отвечать на его поцелуи, не в силах противиться охватившему ее вожделению.
— К черту траур! Ты станешь моей, как только Генрих вернется в Англию и даст нам разрешение на брак. Ведь ты знаешь, что он не откажет мне. — Он улыбнулся, склонив голову набок: — Как только весть о твоем вдовстве распространится по Англии, все искатели богатого приданого толпами ринутся просить твоей руки. Я не хочу рисковать. Вдруг ты предпочтешь мне одного из них!
— О, Ричард…
Он стал расстегивать крючки, наглухо стягивавшие ворот ее черного платья. Изабелла отпрянула.
— Ричард, слуги, — слабо запротестовала она.
— Ведь мы поженимся, как только король вернется в Англию, — повторил Ричард, продолжая раздевать ее.
— На двери нет замка, — воскликнула она, дрожащей рукой стягивая распахнутый лиф платья.
Ричард метнулся к двери и, подняв массивный стул, засунул его ножку в дверную ручку. После этого он снова подошел к Изабелле, зная, что больше не встретит с ее стороны ни малейшего сопротивления.
Симон де Монтфорт счел было Ранульфа Честерского одним из самых благородных людей островного королевства. Направляясь к своим владениям с сотней рыцарей и воинов, он не уставал восхищаться красотой английской природы. Глядя на тучные нивы, густые леса, синие озера, он чувствовал, что является частицей этой земли. Нося французское имя, он тем не менее всегда ощущал себя англичанином. Глаз его радовало царившее повсюду изобилие. На зеленых равнинах паслись многочисленные стада овец, коров и коз. Крестьяне, при приближении отряда выходившие на пороги своих хижин, смотрели на воинов приветливо и без всякой боязни, иногда из-за их спин выглядывали краснощекие жены, у порогов хижин возились крепкие, упитанные ребятишки. Жилища крестьян были сложены из прочных бревен или массивных каменных глыб и покрыты соломой и камышом.
Симон направлялся в свои новообретенные владения. Хотя он еще не получил патент на земельные угодья и титул графа Лестера, Симон не сомневался, что выполнение этой формальности являлось лишь вопросом времени. Его земли были разбросаны в дюжине разных округов, и везде его ждала одна и та же картина: все наделы, отныне принадлежащие ему, были безнадежно запущены. Стада оказались давным-давно уничтожены, леса вырублены, дичь выбита. Повсюду его встречали хмурые взгляды обнищавших крестьян, и вид этих разоренных земель являл собой печальный контраст с окружавшим их изобилием. Наследство, доставшееся ему, оказалось не благословением, а тяжким бременем.
Симон невесело усмехнулся, осознав, что Честер, отдав ему дань благодарности, снял со своих старческих плеч непосильную ношу. Де Монтфорт не замедлил оповестить короля Генриха о положении дел.
— Мой дорогой Симон, решение этой проблемы выглядит для меня очень простым. Вы должны поступить так, как делают в подобных обстоятельствах все бароны: жениться на богатой наследнице. Ведь именно таким путем дед ваш приобрел титул графа Лестера. Мой брат Ричард скоро вступит в супружество со вдовой де Клера и войдет в могущественную и состоятельную семью Маршалов.
Симон и сам уже не раз подумывал о женитьбе, хотя сердце его до сей поры оставалось свободным. Владетельному графу нужна была супруга, которая могла бы взять на себя управление его имениями и обеспечить ему продолжение рода. Будучи человеком расчетливым и практичным, Симон считал брак лишь выгодной сделкой, деловым союзом, в котором каждая из сторон ищет для себя определенных выгод и в большинстве случаев обретает их.
— Я нисколько не возражаю против этого, сир. Возможно, вы сказали это неспроста и у вас уже есть на примете подходящая для меня партия.
— Черт возьми, я бы устроил это за минуту, но в настоящее время в Англии навряд ли найдется невеста, достаточно богатая для того, чтобы вернуть вашим землям былое благополучие и процветание.
Симон недоверчиво поднял брови:
— Неужто во всем королевстве не найдется состоятельной вдовы или девицы, достойной носить мое имя?
— Таковые отыщутся, полагаю, их не меньше дюжины, но все они еще не вышли из детского возраста.
— Но деньги нужны мне теперь, сир, и я не могу ждать, пока девочка превратится во взрослую леди, а ее отец умрет, оставив ей наследство, — нахмурился Монтфорт.
— О, это затруднение легко преодолимо, — заверил его Генрих. — Вам следует лишь занять необходимую сумму под будущее наследство у любого из наших ростовщиков. Однако, к сожалению, юная супруга не сможет подарить вам наследников, пока не достигнет пятнадцати или даже шестнадцати лет.
Но мысль о том, что великан де Монтфорт мог бы стать супругом одной из юных англичанок, едва вышедших из детского возраста, показалась обоим вздорной и нелепой.
— Нам следует поискать невесту для вас за пределами Англии, — помолчав, задумчиво проговорил король. —После сокрушительных поражений, которые вы, Монтфорт, нанесли французской армии, в этой благословенной земле должно было остаться немало богатых вдовушек. Как насчет Маго, графини Булонской? Она уже в летах, но, думаю, охотно пойдет за вас.
Симон тяжело вздохнул. Он прекрасно знал, что Маго — старуха.
— Я могу сегодня же послать депешу Уильяму Маршалу. Пусть переговорит об этом с самой леди.
Симон холодно поблагодарил короля, горько жалея о том, что начал этот разговор. Симон отнюдь не был идеалистом, а союз с Маго сулил ему немалые выгоды, но при мысли о том, что ему придется заключать в объятия эту старую, некрасивую женщину, Монтфорту захотелось броситься в ближайший бордель и разделить ложе с любой из его обитательниц.
Вернувшись в Англию, Рикард де Бург отправился к Элинор и вручил ей письмо Уильяма. Она была вне себя от радости, хотя и знала, что ее обожаемый супруг прибудет в Лондон на самом последнем из кораблей.
Она снова и снова перечитывала его письмо, и краска стыда и радостного предвкушения не сбегала с ее щек. Элинор не могла не волноваться в предвидении этой новой встречи с Уильямом. Мечта, которая владела ее душой шесть долгих лет, наконец должна была осуществиться. Глаза Элинор блестели, она летала по комнатам Дарем-хаус, едва касаясь пола, и то и дело принималась напевать веселые песенки.
Питер де Рош и его незаконнорожденный сын Питер де Рив сообщили королю, что казна совершенно пуста. Это известие не стало для Генриха новостью, но отец с сыном сумели убедить монарха, что винить в случившемся следовало одного лишь Губерта де Бурга. Они наперебой внушали королю, что лишь по вине Губерта была затеяна дорогостоящая кампания против Уэльса и что война с Францией окончилась столь плачевно из-за него же. Более того, правая рука Губерта Стивен Сигрейв снабдил интриганов документами, свидетельствовавшими о том, что Губерт, находясь на посту юстициария Англии, злоупотреблял доверием короля и разворовывал казну. Отец и сын считали, что Губерта следует отстранить от всех занимаемых должностей.
— Но ведь он — пэр королевства, — возразил Генрих, все еще испытывавший почтительный страх при виде Губерта.
— Ну и что с того? Ведь он предатель! — веско произнес Винчестер.
За последнее время Генрих привык принимать и осуществлять стремительные и неожиданные решения по наущению провансальцев. Сознание собственной власти опьяняло его. Все они наперебой твердили ему:
— Ведь ты же король… будь непреклонным… пусть все они знают, как страшен ты в гневе. Не позволяй им командовать тобой!
Теперь Питер де Рош задел все ту же чувствительную струну в его сердце.
— Прежде чем я лишу Губерта своего доверия, я поговорю с Уильямом Маршалом, — сказал Генрих, не желая безоговорочно подчиняться воле епископа. Питер де Рош понимал, что ему не удастся оклеветать и опорочить Маршала, поэтому он с вымученной улыбкой произнес:
— Мы все восхищаемся графом Пембруком, сир, но не слишком ли вы изнуряете его трудами? Только что вы велели ему разобраться во всех тех беспорядках, которые де Бург устроил во Франции. И вот, едва он ступит на родную землю, вы желаете, чтобы он помог вам решить проблему, связанную все с тем же де Бургом. А ведь королю надлежит самому принимать решения и добиваться их осуществления. Ведь невозможно все дела королевства переложить на плечи Маршала, как бы широки и могучи они ни были.
— Вы правы, — сказал Генрих. — Я потребую у Губерта де Бурга отчета за каждый золотой из королевской казны. А когда вернется Маршал, мы обсудим с ним результаты этого отчета.
Питер де Рош едва не взвыл от досады, но, взяв себя в руки, возобновил атаку с другого фланга:
— Это очень мудрое решение. Вы сами убедитесь, в каких чудовищных злоупотреблениях повинен этот человек. Он не назначил ни одного нового шерифа, а управление королевскими резиденциями ведется из рук вон плохо и требует чудовищных издержек. Не соблаговолите ли вы назначить Питера де Риво первым министром королевского двора и смотрителем лесных угодий? Это сразу положило бы конец многочисленным злоупотреблениям. Я уверен, что, приняв это мудрое решение, вы в самом скором времени станете обладателем бесчисленных богатств, кои так подобают вашему королевскому сану.
Генрих молча кивнул, подавив тяжелый вздох.
Губерт прибыл из лондонского Тауэра в Дарем-хаус на борту своей барки. Графиня Пембрук встретила его с улыбкой:
— Милорд, Уильям еще не вернулся. Генрих отправил его по какому-то срочному делу в Булонь.
Губерт упал в кресло, словно у него подкосились ноги. Элинор не могла не заметить, как он осунулся и постарел за последние несколько дней.
— Не позвать ли мне ваших племянников, Губерт? Может быть, они могли бы чем-то помочь вам? — И, не дожидаясь ответа, она отправила пажа за Рикардом и Майклом.
При виде дяди, с остановившимся взором и бессильно опущенными руками сидевшего в высоком кресле, Мик не на шутку встревожился.
— Что случилось? — спросил он.
— Мик, я только что получил вот этот официальный документ от королевского казначея. — Он взглянул на Элинор, словно не решаясь попросить ее уйти.
Девушка тут же поднялась и с улыбкой произнесла:
— Я оставлю вас, джентльмены. Прошу вашего прощения, у меня еще много дел. Я велю слуге принести вам эля. — Но де Бурги были так взволнованы, что даже не слышали ее слов. Выйдя из зала, она столкнулась с Рикардом.
— Рикард, здесь ваш дядя. С ним стряслась какая-то беда. Если он нуждается в вашей помощи, вы можете быть свободны от обязанностей моего телохранителя.
— Благодарю вас, миледи. Что бы ни приключилось с дядей, я непременно оповещу вас обо всем. Возможно, мне потребуется ваш совет.
Элинор, едва касаясь, провела тонкими пальцами по рукаву его камзола:
— Вы можете рассчитывать на меня, сэр Рикард.
Элинор знала, что всегда может положиться на силу, честность и преданность близнецов де Бургов. Выполняя волю Уильяма, они денно и нощно охраняли ее от любых бед и опасностей. Похоже, теперь настал ее черед хоть чем-то отплатить им за верную службу.
Мик старался успокоить Губерта, внушая ему, что не видит в случившемся никаких причин для беспокойства, однако Рикард, едва взглянув на королевский указ, скрепленный печатью, понял, что для их могущественного дяди настали тяжелые времена.
— Это можно расценивать как обвинение в измене, — встревоженно проговорил он. — Боюсь, это только начало. Над твоей головой сгущаются тучи, бедный дядя.
Мик свирепо взглянул на брата, словно приказывая ему замолчать. В ответ на это Рик поманил его пальцем к себе и прошептал:
— Нам не следует прятаться от опасности, Мик, и внушать дяде ложные надежды. Ведь я все это предвидел. Его следует предупредить о грядущих бедах.
Рик молча взглянул на него и, кивнув, снова подошел к дяде:
— Все ценности, которыми ты располагаешь, необходимо доверить на хранение рыцарям тамплиерам. Мы поможем тебе в этом, как только стемнеет. Твои слуги не должны ни о чем знать. Я не сомневаюсь, что кто-то из них предал и оклеветал тебя. И полагаю, что истоки этого предательства следует искать в весьма и весьма высоких сферах… Мне думается, что Мику надо отправиться в Ирландию и предупредить обо всем нашего отца. Я и сам поехал бы туда, но не могу оставить графиню Пембрук одну. Я чувствую, что над ней тоже нависла опасность. В скором времени она прольет целые реки слез. — И Рикард со вздохом опустил голову.
Лицо Губерта покрыла смертельная бледность.
— Я верю тебе, Рикард. Ведь ты унаследовал дар предвидения от своей матери. Но ведь я женат на принцессе Шотландской. Это послужит мне защитой.
Рикард печально покачал головой:
— Они и это используют против тебя. — Он едва удержался, чтобы не добавить: «Они обвинят тебя в растлении принцессы Маргарет и стремлении захватить шотландский престол».
Губерт схватил Майкла за полу камзола:
— Отправляйся нынче же ночью. И попроси Фэлкона привести с собой как можно больше верных рыцарей. Под моим началом находятся целые армии, но, боюсь, ни один из воинов не встанет на мою сторону.
Сэр Рикард разыскал Элинор. Ему не хотелось беспокоить свою молодую госпожу, хотя он и обещал правдиво поведать ей обо всем случившемся.
— Губерт нуждается в некоторых услугах Майкла. Мик будет отсутствовать не больше недели.
Элинор внимательно вгляделась в его лицо:
— Похоже, Губерта очень расстроило письмо королевского казначея. Если я не ошибаюсь, этот пост доверен нынче епископу Винчестерскому?
— Да, это так, миледи. — Рикард не мог лгать ей. — Дяде велено отчитаться за каждый пенни, потраченный им на посту юстициария Англии.
— Это выглядит так, словно они в чем-то подозревают его. Хотите, я поговорю об этом с Генрихом?
— Документ скреплен королевской печатью, миледи. Я благодарен вам за участие, но не смею просить вашей помощи. Ведь если что, Уильям сотрет меня в порошок, и будет совершенно прав. — Он улыбнулся и вполголоса добавил: — Поверьте мне, Маршал уже на пути в Англию.
— Дар ясновидения перешел к вам по наследству от вашей матери Жасмины, — сказала Элинор. Голос ее дрогнул от восхищения, смешанного с испугом.
— Вы знаете мою мать? — удивился юноша. Элинор улыбнулась:
— Жасмина доводится мне двоюродной сестрой, хотя, когда я родилась, она была уже взрослой женщиной. Ее сверхъестественные способности, равно как и ее красота, давно стали легендой при дворе. Она — волшебница, чаровница, навек пленившая сердца многих и многих мужчин: моего отца, графа Честера, Уильяма Маршала. Королева, жена Генриха, много раз говорила мне об этом, но я не решаюсь спросить Уильяма, по-прежнему ли он влюблен в Жасмину. Я боюсь услышать из его уст утвердительный ответ.
— Моя мать душой и телом принадлежит Фэлкону де Бургу. Они с Уиллом Маршалом просто друзья, вот как мы с вами.
Элинор протянула ему руки, и он слегка сжал их.
— Спасибо вам, Рикард, я ведь так боялась, что эта любовь будет вечно стоять между мною и Уильямом.
Поздним вечером Элинор снова принимала гостей. В Дарем-хаус прибыли ее брат Ричард с сестрой Уильяма Изабеллой. Молодая женщина держалась неуверенно, но Ричард решительно подтолкнул ее вперед и с улыбкой поклонился Элинор.
В первое мгновение графиня Пембрук растерялась, не зная, следует ли ей приветствовать прибывших словами поздравлений или высказывать Изабелле соболезнования. Вздохнув, она скороговоркой пробормотала:
— Изабелла, как мне жаль, что Гилберт де Клер погиб в бою, но я счастлива, что отныне вы с Ричардом будете вместе.
— Элинор, я хотел бы, чтобы Изабелла пожила у тебя до нашей свадьбы, — сказал Ричард. — Я смогу каждый день видеться с ней, не нарушая никаких правил благопристойности. Ведь она только и знает, что повторяет: «Ах, что подумают люди?».
— О, Элинор, ему как всегда удалось добиться своего! Ведь, не дожидаясь срока окончания траура, он во всеуслышание объявил о нашей помолвке. Мне не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Я так надеялась, что мы отпразднуем нашу свадьбу в кругу семьи, но, похоже, Генрих намерен затеять роскошное пиршество.
— Нам совершенно незачем таиться. Король и Совет одобрили наш союз, а народ Англии так любит королевские бракосочетания. Вспомни-ка, ведь торжества по случаю свадьбы Генриха длились целый месяц.
— Боже, что скажет Уильям, когда узнает об этом? — дрожащим голосом произнесла Изабелла.
— Да он обрадуется, черт возьми! Уильям будет счастлив породниться со мной. А даже если и нет, Элинор заставит его смотреть на происшедшее ее глазами. Ведь наш неустрашимый Уилл давно попал под ее маленький каблучок. Как ты на все это смотришь, сестра?
Элинор нахмурилась, вспомнив, чем ознаменовалось их последнее пребывание под одной крышей.
— Разумеется, Изабелла— желанная гостья в Дарем-хаус. Уильям не станет возражать против ее пребывания здесь и против вашей свадьбы.
— О Господи, а что же скажут обо всем этом де Клеры? — забеспокоилась Изабелла.
— Дорогая, какой бы тяжелой ни была их утрата, они не могут не понимать, что твой брак напрямую свяжет их с королевской семьей. Они осознают, что их внук Ричард только выиграет от подобного союза. Генрих незамедлит признать его графом Глостером. А мы, так и быть, позволим де Клерам удерживать его у себя еще целый год. — Ричард обнял свою невесту и нежно поцеловал ее в губы, чтобы заглушить слова протеста, которые она пыталась произнести.
Элинор вздохнула и, воспользовавшись благовидным предлогом, оставила их одних. Она всей душой желала скорейшего возвращения Уильяма, но побаивалась его возможного гнева в адрес сестры.
Элинор предложила Изабелле ночевать в ее спальне. Ей хотелось о многом поговорить с золовкой.
— Изабелла, скажи, каково это — делить ложе с мужчиной?
— О Боже, неужто Уильям до сих пор не овладел тобой? — недоверчиво спросила Изабелла. — Знаешь, поначалу это может показаться непривычным. Ведь ты привыкла спать одна. Но мне это нравится. Мне нравится, когда в постели подле меня лежит мужчина.
Я люблю гладить ладонью его волосатую грудь, мне нравится ощущать тяжесть его тела.
Глаза Элинор стали огромными. Она с напряженным вниманием ловила каждое слово Изабеллы.
— Я просто не представляю себе, как мы выдержали эту пытку разлукой. Ведь, побывав в объятиях мужчины, так трудно потом воздерживаться от этого!
— Неужто ты хочешь сказать, что тогда в Одигеме вы не впервые принадлежали друг другу?
Густо покраснев, Изабелла призналась:
— Нет, Элинор. Впервые мы были близки в ночь вашей с Уильямом свадьбы, когда ты была совсем малышкой. — Изабелла не могла заставить себя признаться, что в тот день они впервые увидели друг друга.
— С тех пор прошло почти семь лет, — сказала Элинор. Ее озарила внезапная догадка. — Выходит, твой ребенок… о, Изабелла, вот почему ты назвала его Ричардом!
— Матерь Божия! Элинор, прошу тебя, никому ни слова об этом! Никто не должен даже догадываться о том, что мой маленький Ричард не сын де Клера. Нас с герцогом Корнуоллским неудержимо тянуло друг к другу. Ты ведь знаешь, что Гилберт никогда не любил меня. Я уединенно жила в графстве Глостер, а он большую часть времени проводил в ирландских владениях де Клеров. Я была так несчастна и одинока, когда встретила Ричарда, а он ведь так силен и настойчив! Мне оставалось лишь надеяться и молиться, чтобы Ричард никогда не узнал о ребенке. Обнаружив, что я беременна, я немедленно покинула Виндзор, но Ричард бросился за мной следом, и мне пришлось во всем ему сознаться. Гилберт решил отдать ребенка на воспитание родителям, жившим в Ирландии, и я не осмелилась возразить, боясь, что иначе он заподозрит неладное. Разлука с сыном послужила тяжким наказанием за мой грех.
— О Изабелла, какой же это грех? Ведь Ричард чуть ли не силой принудил тебя уступить ему. Вот увидишь, он заберет ребенка у де Клеров, а потом у вас родятся и другие дети, и ты будешь счастлива.
— Я просто не могу поверить, что меньше чем через две недели мы с ним поженимся. Мне все время кажется, что произойдет какое-то ужасное несчастье, и это воспрепятствует нашему браку.
— Не говори глупостей, Изабелла! Через десять дней ты станешь женой принца, потом — матерью принцев и принцесс. И ты будешь счастлива до конца твоих дней. Уильям уже совсем скоро вернется домой, и мы с ним тоже будем счастливы. — Поколебавшись мгновение, Элинор прошептала: — Изабелла, что мне предпринять, чтобы Уильям наконец сделал меня своей супругой? Мне кажется, он много раз готов был пойти на это, но в последнюю минуту оставлял меня и возвращался к себе. Мне так хочется подарить ему ребенка.
— Элинор, я не могу больше обсуждать с тобой такие вопросы. Ведь Уильям настаивал на том, чтобы ты была воспитана в целомудрии и полном неведении о тайне супружеского ложа.
— И он добился этого! — мрачно проговорила Элинор. — Я так рассчитывала на твою помощь!
Изабелла быстро капитулировала под натиском Элинор:
— Ну что ж, я дам тебе один совет. При желании тебе легко будет добиться своего. Если ты появишься перед ним полуодетой или вовсе обнаженной, природа неизбежно возьмет свое и самообладание, которым так гордится Уильям, растает, как снег под лучами весеннего солнца.
— А когда природа берет свое, как ты изволила выразиться, — усмехнулась Элинор, — на что это похоже? Что при этом испытывает женщина?
— Я полагаю, это зависит от мужчины. В объятиях Гилберта я чувствовала себя очень скверно, с Ричардом же все совершенно по-иному. Я просто не могу описать тебе тот восторг, который переполняет все мое существо, когда я делю с ним ложе. Мне кажется, что чем мужчина сильнее, тем больше радости он может доставить женщине, тем больше она подпадает под его влияние и тем полнее становится ощущаемая ею радость. Находясь в объятиях сильного мужчины, женщина может довериться его любви, его опыту, и он распахнет перед ней врата рая. Когда чувства обоих обострены до предела, их души буквально воцаряют над телами и устремляются ввысь, пока любящие не почувствуют что-то очень похожее на смерть.
— Это звучит так волнующе, — мечтательно произнесла Элинор.
— Только не жди, дорогая, что почувствуешь все это, впервые отдавшись Уильяму. Тебе будет очень больно, и у тебя пойдет кровь…
Элинор нервно хихикнула:
— Боль… кровь… какое-то подобие смерти… Меня снедает нетерпение, Изабелла. Но теперь я не вижу ничего странного в том, что Уильям откладывал момент нашего сближения.
— О дорогая, тебя ждут необыкновенные, волнующие переживания. Доверься Уильяму, и райские врата широко распахнутся перед тобой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

123456789101112131415161718

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748Послесловие автора

Ваши комментарии
к роману Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния



Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Осталось глубокое ощущение, что героев свела страсть и похоть, а далеко не любовь, хотя старались приписать герою романтические поступки. очень жалко первого мужа - слишком долго откладывал возможность стать, наконец, счастливым. всё считал себя недостойным, вот и упустил. печальная судьба! героиня нравилась только любовью к первому мужу - чистой, доброй - но под конец она уверена, что любила его только как отца, и отпугивает своей распущенностью.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39





Две трети романа тягучи как смола, зато вконце все понеслось галопом по европам, и эта чехарда из множества исторических имен, названий замков и городов и, напоследок, бледная тень любовной линии. Короче, не стоит тратить время.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияКнигоманка.
31.08.2016, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100