Читать онлайн Дракон и сокровище, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дракон и сокровище

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Бренда не замедлила уведомить епископа Винчестерского о намечавшейся поездке Уильяма Маршала в Ирландию и Уэльс. Питер де Рош понял, что Маршал намеревался принять участие в войне против Франции и отправлялся в свои владения для вербовки воинов. Епископ был чрезвычайно раздосадован этим известием.
Де Рош рассчитывал, что Маршал не примкнет в этой кампании к сторонникам короля, что вызовет отчуждение между ним и юным Генрихом. Такой поворот событий дал бы возможность ему, епископу Винчестерскому, восстановить утраченные позиции при особе монарха. Но увы, надежды эти рухнули. Вновь приблизиться к Генриху, получить возможность влиять на политику страны и осуществлять собственные планы можно было, лишь устранив с пути непреодолимое препятствие — верного и могущественного графа Пембрука. Питер де Рош понимал, что расправиться с Маршалом будет нелегко. Граф не обладал слабостями и тайными пороками, которыми его можно было бы шантажировать, заслуги его перед страной и королем были многочисленны и бесспорны. Юный Генрих, всегда отличавшийся капризным непостоянством в своих привязанностях, ни разу еще не попытался отдалить от себя Маршала, которого неизменно чтил и уважал. Епископу оставалось лишь одно — убить ненавистного графа Пембрука.
— Собирается ли графиня сопровождать своего супруга? — спросил он.
— О да, ваше высокопреосвященство! Я никогда не видела ее такой счастливой и оживленной. Хотя они с графом пока еще ни разу не были близки, — ответила Бренда. Ее не переставала изумлять и озадачивать столь странная сдержанность графа и графини Пембрук.
— Жаль! — отозвался епископ. — Ведь, если бы они делили ложе, графиня Пембрук знала бы гораздо больше о намерениях и планах своего мужа. Она делилась бы ими с тобой, ну а ты, моя бесценная, — со мной. Но мы постараемся повлиять на Уильяма Маршала. Я дам тебе порошок, действующий во многом так же, как то зелье, коим я потчую тебя. Однако он значительно сильнее и крепче. Стоит подсыпать его в еду или питье Маршала, и тот возгорится непреодолимым, всепобеждающим желанием. Он не станет больше отдалять от себя юную Элинор, а набросится на нее, как дикий зверь на добычу. Не удивлюсь, если граф начнет засматриваться и на тебя, милашка! Но использовать порошок можно не раньше, чем все вы окажетесь в Уэльсе. В пути вам может встретиться множество случайностей и неудобств, поэтому лучше не рисковать, — вдохновенно лгал де Рош.
— Милорд епископ, я просто не переживу разлуки с вами! — взмолилась Бренда. —Я ведь уже так привыкла каждую неделю приходить к вам на исповедь и получать отпущение грехов!
— Маршал нанял оруженосца в помощь своему Уолтеру. Этого достойного во всех отношениях молодого человека зовут Аллан, и он является одним из моих доверенных лиц. Я научу его, как обходиться с тобой, дорогая, так что тебе решительно не о чем тревожиться! — Епископ вовсе не считал Бренду достойной своего доверия, но ему необходимо было умерить ее опасения и добиться того, чтобы девушка охотно отправилась в поездку с Mapшалами. После устранения Уильяма Маршала придется заставить ее умолкнуть навек! Питер де Рош улыбнулся про себя, вспомнив, что помогло ему сделать Аллана послушным орудием в своих руках: однажды этот детоубийца признался на исповеди во всех своих многочисленных преступлениях! Да, что ни говори, а исповедальня — это один из главнейших оплотов епископской власти!
Узнав, что Элинор не берет ее с собой в Уэльс, Бренда расстроилась до слез. Ее успокоило лишь известие о том, что Аллан также остается в Лондоне. Она уже успела убедиться, что его высокопреосвященство сдержал свое слово: Аллан знал, как удовлетворить ее желания, как умелыми ласками довести ее жаждущее тело до полного любовного изнеможения.
— Знаешь, — доверительно прошептала она ему, вытягиваясь на постели, — милорд епископ дал мне любовного зелья для графа Пембрука. Я хотела подсыпать немного этого порошка тебе в вино, но в последний момент передумала. Как здорово, что ты не нуждаешься ни в чем подобном, мой милый!
Аллан заметно побледнел. Неужто эта идиотка и впрямь поверила, что Питер де Рош дал ей любовное зелье для Пембрука?! Она способна натворить немалых бед!
— Раз уж ты не едешь с Уэльс, отдай мне этот порошок, — как можно более равнодушно проговорил он. — Вдруг я почувствую, что силы мои нуждаются в подкреплении? Ведь такую пылкую красотку, как ты, нелегко ублажить в постели!
Аллан понял, что ему предстояло взять на себя задачу по умерщвлению графа Пембрука. Надо было запастись терпением и действовать решительно и наверняка. У него было в запасе немало времени, ведь чета Маршалов еще нескоро вернется из Уэльса и Ирландии. Следовало принять все необходимые меры предосторожности и отравить лишь еду или питье, предназначенные непосредственно Уильяму Маршалу. Ведь, если подсыпать порошок в бочку с вином, что было бы несравненно легче, половина челяди умрет или серьезно захворает, а тогда у остальных неизбежно возникнут подозрения, коих необходимо избежать в интересах епископа Винчестерского, а следовательно, и его, Аллана…
Элинор с первого взгляда полюбила Уэльс. Ее восхитили густые леса, высокие холмы и голубые озера этой дикой страны. Она была рада случаю продемонстрировать Уильяму свое великолепное владение гаэльским языком. Супруг позволил ей присутствовать на деловых переговорах и судебных разбирательствах. Он нашел в ее лице неоценимую помощницу и прекрасную советчицу. На всех документах, которые он подписывал, красовалось также и ее имя, выведенное твердой, уверенной рукой: «Элинор, графиня Пембрук».
Она сопровождала его на охоту с гончими и соколами, и молодые рыцари, участвовавшие в этих забавах, вскоре поняли, что граф и графиня предпочитают оставаться наедине, и держались на почтительном расстоянии от влюбленной четы. Уильям всегда помогал Элинор взбираться на лошадь и спешиться. Со временем это превратилось в один из ежедневных ритуалов.
— Ты — моя ненаглядная женушка, не так ли? — спрашивал он, протягивая ей руку.
— О да, Уильям! Ты же знаешь, что я навек твоя! — отвечала Элинор.
— Ну тогда можешь остаться подле меня еще на денек! — шутил Уильям и, бережно поставив ее на землю, приникал губами к ее высокому лбу.
Она многому научилась за эти дни от своего мудрого, справедливого наставника-супруга. Он учил ее терпению и сдержанности, он помогал ей постигать глубинный смысл событий и человеческих поступков. В управлении хозяйством всех без исключения владений, которые они посещали, Уильям предоставил Элинор полную свободу и с радостью замечал, что она прекрасно справляется с обязанностями владетельной госпожи. Где бы они ни остановились, по прошествии нескольких дней качество еды и напитков становилось заметно лучше, слуги глядели приветливее и двигались расторопнее, в помещениях становилось теплее и чище.
Со временем супруги перебрались в Ирландию и приступили к инспекции обширных владений Уильяма. К его немалой радости, ирландцы, которые были гораздо более дикими и необузданными, чем валлийцы, полюбили свою молодую госпожу и охотно выполняли все ее распоряжения.
Близнецы де Бурги отправились к родителям. Им предстояло завербовать в войска своего господина немалое число воинов. Впервые за долгое время Уильям чувствовал себя совершенно свободным от чар Жасмины де Бург. Ему вовсе не хотелось последовать за Рикар-дом и Майклом. Элинор, до сей поры опасавшаяся, что муж ее находится в любовном плену у чародейки Жасмины, совершенно успокоилась, поскольку Маршал не заговаривал о поездке в Портумно.
Лето прошло в радостных трудах и заботах, в ежедневном общении. Элинор была совершенно счастлива. Но однажды, когда они уже собирались отбыть обратно в Уэльс, им нанес визит епископ Фернский.
Маршал, сидевший рука об руку с Элинор, вежливо приподнялся навстречу вошедшему в зал старику.
— Я не собираюсь говорить с вами в присутствии члена королевской семьи. Дело мое носит сугубо частный характер. Разговор, который я собираюсь вести, не предназначен для ушей Плантагенетов! — просипел епископ.
— Моя жена, как вам известно, является графиней Пембрук. Она принадлежит к семье Маршалов и имеет право быть в курсе всех наших дел, — холодно возразил Уильям.
— Ваш отец обманом отнял у меня два надела! — зло прокричал епископ, потрясая кулаком. — Я просил короля Генриха вернуть их мне, но его величество не исполнил моей просьбы. Я требую, чтобы вы сами возвратили мне мое имущество!
— Мой отец никогда не был обманщиком и не зарился на чужое, — возразил Уильям. — Вот уже десять лет, как его не стало, и все земли, которыми владел он, перешли в мои руки. Я владею ими на законном основании. Церковь старается правдами и неправдами увеличить свои богатства. Но ведь они и без того огромны! Если бы я предпочел уступить эти наделы вам ради ваших седин и епископского сана, то принес бы горе и бедствия нынешним их обитателям. Смею надеяться, что все эти люди довольны мною и не желают иметь другого господина. Я помогаю им в голодные годы и предоставляю свободу управляться со своими хозяйствами так, как они того пожелают. Но стоит землям перейти в ваши руки, как леса тут же будут вырублены, скот — вырезан, а крестьяне и арендаторы лишатся имущества и крыши над головой. Им не останется ничего другого, кроме как податься в разбойники. Поэтому я вынужден ответить вам отказом, ваше высокопреосвященство!
Епископ Фернский побагровел от гнева. Глаза его налились кровью. Он с ненавистью взглянул на Элинор Плантагенет, и душой его овладела неистовая жажда разрушения. Он забормотал нараспев, брызгая слюной и вытянув в сторону девушки костлявый указательный палец:
— Будьте вы все прокляты! Скоро, совсем уже скоро от могущественной семьи Маршалов не останется и следа! Не вам, нет, не вам, согласно велению Господа, суждено плодиться и размножаться и наполнять землю! Ты, Уильям Маршал, и твои братья умрете, не оставив наследников, и все ваше имущество перейдет в чужие руки! Все это исполнится в течение года, начиная с этого самого дня!
Глаза Элинор лихорадочно блестели, на щеках разгорелись красные пятна. Она знала, что Уильям слишком хорошо воспитан и не посмеет поднять руку на старика, к тому же облеченного высоким церковным саном. Но она была женщиной и могла позволить себе то, от чего воздерживался он. Принцесса схватила свой охотничий хлыстик и, замахнувшись на епископа, крикнула:
— Убирайтесь отсюда! И пусть ваше проклятие падет на вашу собственную голову!
Именем Господа всемогущего клянусь и обещаю, что нарожаю кучу детей прежде, чем мне исполнится двадцать! И тогда я, графиня Пембрук, посмеюсь над вашими глупыми словами!
Среди ночи Уильяма разбудили звуки рыданий, доносившиеся из комнаты Элинор. Он вошел к ней и заключил ее в объятия:
— Дорогая моя, я и не думал, что слова этого старого осла так тебя расстроят! Забудь о нем и перестань плакать!
Элинор прижалась к Уильяму и, все еще продолжая всхлипывать, прошептала:
— Ты уверен, что его проклятие не имеет силы, что оно не причинит тебе вреда?
О, не принимай все это так близко к сердцу, Элинор! Ведь ты слышала весь наш разговор. Ему нужны были мои земли, и, не получив их, он едва не лопнул от злости. Епископ привык, что проклятия, которыми он сыплет направо и налево, производят должное впечатление на здешний суеверный народ. Но мы-то с тобой не какие-нибудь темные ирландские крестьяне!
Элинор спрятала лицо на груди Уильяма и едва слышно прошептала:
— Я хотела бы как можно скорее опровергнуть его слова!.. Я хочу иметь ребенка, Уильям! Я мечтаю о том, чтобы выносить и родить тебе сына!
Он закрыл глаза и прижал ее к себе так крепко, что у нее перехватило дыхание. Элинор была такой юной, такой нежной и хрупкой… Что, если она умрет в родах?! Он не сможет этого пережить!
— Элинор, я не хочу, чтобы ты забеременела прежде, чем закончится французская кампания. Я не могу пойти на такой риск! Ведь, если я буду убит, тебе придется одной растить ребенка!
— О, Уилл! Откажись от участия в этой войне! Не оставляй меня одну! Я так боюсь за тебя!
— Но ведь ты полюбила меня именно за мои воинские доблести! — с усмешкой возразил он. — Вспомни, как настойчиво ты добивалась, чтобы я показал тебе уязвимые места на теле противника! Разве я могу отсиживаться дома, когда все мужественные люди Англии отправятся в военный поход?
— Прости меня, Уилл! Я не должна слезами и мольбами пытаться удержать тебя дома. Обещаю тебе, что больше не прибегну к этому оружию слабых!
Уильям лег на спину, и Элинор положила голову ему на грудь. Он гладил ее мягкие волнистые волосы и с наслаждением вдыхал волнующий аромат ее тела.
— Дорогая, все у нас с тобой будет хорошо, вот увидишь! Оставь все свои страхи и сомнения. В этой стране, где даже воздух напитан суевериями, самых отважных людей порой охватывают тревога и мрачные предчувствия. Что уж говорить о тебе, такой юной и впечатлительной! Нам надо поскорее возвращаться домой!
— Уилл, не уходи, побудь со мной еще немного!
— Хорошо, я не уйду, пока ты не заснешь. Элинор обняла его и улыбнулась сквозь слезы:
— Мне так хорошо, когда ты рядом!
Уильям привлек ее к себе и нежно поцеловал ее веки, ощутив на губах солоноватый привкус слез, все еще струившихся из ее глаз. Элинор чувствовала себя в его объятиях защищенной от всех бед и зол, которые могли угрожать ей. Через несколько минут дыхание ее стало ровным. Она безмятежно заснула.
Уильям еще долго любовался спящей Элинор, так доверчиво прильнувшей к нему. Ее черные волосы разметались по белоснежной наволочке высокой подушки, длинные ресницы отбрасывали густые темные тени на свежие, тронутые легким румянцем щеки. Он не мог оторвать взгляда от ее полных губ, раздвинувшихся в блаженной улыбке.
Он осторожно откинул край одеяла. Зрелище, представившееся его глазам, было столь волнующим, что Уильям сразу же почувствовал болезненное напряжение в чреслах. Он развязал тесемки, стягивавшие ворот ночной рубахи Элинор, чтобы полюбоваться ее молодой, упругой грудью. Он представил себе, что прикасается губами к ее соскам, и дыхание его участилось, а сердце гулко забилось в груди.
Уильям был не в силах долее противиться снедавшему его искушению. Он снова придвинулся вплотную к Элинор и прижал свой отвердевший член к ее бедру. Элинор вздохнула во сне и переменила положение. Рука ее коснулась его напряженной мужской плоти, и Уильям огромным усилием воли подавил рвавшийся из груди стон. Он чувствовал себя так, словно застыл у райских врат, которые гостеприимно распахнулись перед ним…
Он глубоко вздохнул и осторожно, стараясь не потревожить Элинор, поднялся с постели. В эти мгновения он чувствовал себя словно Геракл, которому поручили заведомо невыполнимые задачи. Но Уилл знал, что обуздать страсть к Элинор ему будет значительно труднее, чем мифическому герою — совершить все его двенадцать подвигов.
Уильям Маршал завербовал в свое войско двести пятьдесят воинов и доставил их в Портсмут, место сбора английской армии. Общий надзор за снаряжением Генрих поручил Губерту де Бургу, но многие вопросы оснащения и экипировки воинов решали провансальцы, пользовавшиеся любовью и безграничным доверием короля. Нечего и говорить, что они беззастенчиво разворовывали и без того скудную королевскую казну. Губерт пытался исправить положение, жалуясь Генриху на безобразия, творимые родственниками королевы, но монарх лишь досадливо отмахивался от слов своего приближенного. Казна была опустошена, прежде чем де Бург приобрел все корабли, необходимые для переброски армии через пролив. Однажды по наущению епископа Винчестерского Генрих велел вскрыть несколько ящиков с оружием и боеприпасами. Как и подозревал его высокопреосвященство, в них оказались камни и песок.
Рассвирепев, Генрих вызвал к себе де Бурга и обвинил его в происходящем. Монарх не стеснялся в выражениях. Он назвал Губерта вором и предателем. Лишь появление Маршала остудило гнев короля, положив конец ссоре.
Уильям и Губерт сходились во мнении, что французская кампания, еще не начавшись, была обречена на поражение. У англичан не хватало воинов, кораблей, денег, оружия. А самое главное — боевой дух армии был удручающе низок. Но отговаривать Генриха, подпавшего под влияние провансальцев, от участия в этой затее было бы слишком рискованно, и Маршал с де Бургом вынуждены были смириться с неизбежным.
Армия Генриха высадилась в Гаскони, юго-западной провинции, все еще находившейся во власти англичан. Симон де Монтфорт, который незадолго перед этим помог графу Бре-танскому отвоевать его владения, прибыл в ставку Генриха и предложил ему смелый и решительный план проведения кампании. Но Генрих отказался прислушаться к словам Монт-форта. Он предоставил Симону рисковать головой на переднем крае фронта, предпочитая не посылать свои войска в гущу сражений.
Военачальники-провансальцы стали устраивать пышные празднества, они без устали пили и уировали, радуясь возможности уклониться от опасности. Генрих развлекался тем, что почти ежедневно устраивал парады и смотры войск.
Уильям Маршал повел своих валлийцев и ирландцев на соединение с авангардом воинов Монтфорта. В ожесточенных боях с французами они одерживали победу за победой, но Генрих, несмотря на все их призывы, не торопился присылать обещанное подкрепление, без которого им было трудно не только продвигаться вперед, но и удерживать за собой завоеванные территории.
Симон де Монтфорт с первой же встречи сумел расположить к себе Уильяма. Великан шести с половиной футов ростом полностью оправдывал свою репутацию непобедимого воина, Бога войны. Маршал никогда еще не видел человека, который настолько превосходил бы всех окружающих ростом, гордой выправкой, безупречностью мощного сложения. Он был прирожденным лидером, командиром, которого с почтительным вниманием слушались все окружающие. Кроме того, он проявил себя блестящим стратегом, что позволяло ему выходить из всех сражений с минимальными потерями. Воины любили его и все как один доверяли ему.
Часто после боя Уильям и Симон забирались в походный шатер, чтобы обсудить мельчайшие детали сражения. Узнав Симона ближе, Уильям понял, что молодой де Монтфорт весьма честолюбив, но, в отличие от многих, кто с избытком наделен этим качеством, превыше всего на свете ценит свою честь и воинскую доблесть и ни в коем случае не готов пожертвовать ими в угоду своим амбициям. Это был прямодушный, мужественный и неустрашимый рыцарь.
Симон знал имена всех своих воинов. Не раз, рискуя своей головой, он выносил раненых с поля боя. Во многих случаях он предпочитал делать это сам, а не посылать за ранеными громоздкие конные или уязвимые пешие отряды с носилками.
Маршал налил Симону кубок эля и присел к грубому, наспех сложенному из валунов походному очагу.
— Ты можешь назвать меня предателем, но король наш — такой же воин, как я — архиепископ Кентерберийский, — мрачно произнес Симон.
Уильям кивнул:
— Мы оба с тобой знаем, что только решительная массированная атака может принести нам победу. Но, к сожалению, убедить в этом короля не представляется возможным. Все последнее время он прислушивается лишь к советам своей новой родни. В течение многих лет я был его правой рукой. Мне удавалось заставлять его делать все, что я считал наилучшим для блага Англии, а теперь помыслами Генриха овладели эти провансальцы, которые крепко держат его за рожок. Родственнички!
Симон расхохотался:
— Но ведь ты тоже его родственник, не так ли?
— Да, я — муж его сестры, — согласился Уильям. — Конечно, будучи сыном таких ужасных родителей, как покойный король Джон и королева Изабелла, Генрих мог бы оказаться и вовсе законченным негодяем. Я старался заменить ему отца, привить ему качества, коими должен обладать монарх, но, признаться, не слишком преуспел в этом. Ведь я не мог неотлучно находиться при особе короля. Ах, если бы Генриху досталась смелость Ричарда и хоть малая толика ума, которым наделена Элинор, он был бы блестящим правителем!
— Да, трудно поверить, что его дед — великий Генрих II. Нашему королю наверняка делается тошно от одной мысли, что дед его правил страной, трижды превосходящей нынешние владения Людовика Французского. Я не устаю восхищаться покойным Генрихом. Он получил Англию, Бретань и Нормандию от Генриха I, унаследовал от своего отца Турень и Пуату, а Гасконь и Аквитания достались ему в качестве приданого королевы Элинор, которую он отнял у законного супруга. — И Симон восхищенно прищелкнул языком.
— Он был очень целеустремленным человеком и умелым правителем. Нам так сейчас не хватает сильной, уверенной руки, — посетовал Уильям. — Губерт де Бург слишком занят собой и своими владениями, Ранульф Честерский — глубокий старик. Выходит, что некому стать настоящим предводителем наших баронов, некому избавить короля Генриха от дурных советчиков — епископа Винчестерского и алчных савойяров.
Симон, так же как и Уильям, придерживался весьма невысокого мнения о церковных иерархах.
— Они принимают постриг только потому, что этот путь приводит их к почестям и благосостоянию. Я со своей стороны всегда противостоял влиянию Папы, особенно в вопросах, касавшихся Англии.
— Возможно, ты слишком строг, де Монтфорт, но я не могу не согласиться с тобой. Ты не только прирожденный воин, вождь и командир, у тебя ясный ум и тонкое политическое чутье. Недаром же ты лучше, чем любой англичанин, разобрался в сути преобразований Генриха II.
— Я? — удивленно спросил де Монтфорт. — А как насчет тебя? Ведь Маршалы — некоронованные короли Англии. По слухам, которым я склонен верить, вашей семье принадлежит едва ли не половина всех богатств государства.
— Знаешь, Симон, я просто устал от всего этого. И мне больше не по душе быть королем при юном Генрихе. Я устал оттого, что он раздает своим фаворитам деньги и владения, которыми не располагает, а больше всего я устал от участия в этой бездарнейшей из военных кампаний. Я мечтаю лишь о том, чтобы поскорей вернуться домой к моей прелестной жене и позаботиться о продолжении рода.
Симон де Монтфорт рассмеялся:
— Мне приятно слышать это от тебя. Любовь между супругами нынче так редка. И многие из воинов и рыцарей рады сбежать от своих жен куда угодно, пусть даже и во Францию, где их ждет заведомое поражение.
— Признаться, у меня пока еще нет опыта семейной жизни, — вздохнул Уильям, — ведь сестра короля была девятилетним ребенком, когда мы с ней поженились. Я гожусь ей в отцы. И меня не перестает тревожить то, что девушка пожертвовала ради меня своей юностью.
Симон решил промолчать в ответ на эти сетования Уильяма. Он пытался представить себе жену Маршала. Де Монтфорт не сомневался, что молоденькая, капризная и избалованная принцесса наверняка успела наставить Уильяму рога.
— Вам, конечно же, надо завести детей, — вполголоса пробормотал он.
Уильям невесело усмехнулся:
— Я и сам все время думаю об этом, ведь мне уже сорок шесть. — Он поставил пустой кубок на походный столик. — Они наконец-то посылают нам подкрепление. Завтра утром сюда подойдет Честер. Он должен тебе понравиться. Лет сорок тому назад он был одним из блестящих военачальников короля Генриха II.
Симон поднялся на ноги:
— Честер завладел моими землями и титулом, и я намерен во что бы то ни стало вернуть их. Я хочу в самое ближайшее время стать графом Лестером.
Симон вышел, а Маршал устремил неподвижный взор на плясавшие в очаге языки огня. В последних словах Симона ему почудилась угроза. Он не сомневался, что Бог войны скоро вернет себе свои владения и титул.
Подкрепление, присланное королем Генрихом, прибыло как нельзя более вовремя: Людовик Французский успел уже стянуть все свои войска к месту расположения передовых отрядов англичан и повел их в решающее сражение против Симона де Монтфорта и Маршала. И роскошные виноградники этой палимой солнцем страны превратились в арену военных действий, и землю, где наливались соком гроздья муската, залила кровь французов и англичан. Обе противоборствующие армии сражались храбро и отчаянно.
Симон де Монтфорт, как и прежде, возвышался над всеми воинами и рыцарями, его высокий шлем с ярко-красными султаном мелькал то здесь, то там. Он без устали орудовал своим длинным тяжелым мечом и боевым топором. Огромный вороной жеребец Симона с яростным ржанием носился по полю боя, сметая все на своем пути. Конь и всадник представляли собой настолько устрашающее зрелище, что зачастую неприятельские солдаты, увидев этого великана, оседлавшего чудовище, в ужасе разбегались в стороны.
От Монтфорта не отставали два его оруженосца — Гай и Рольф, отец и сын. Они пользовались репутацией отважных и неустрашимых воинов, поскольку Монтфорт, а следовательно, и они всегда оказывались в гуще сражения. На самом же деле за спиной Монтфорта они чувствовали себя не менее защищенными, чем в самом надежном тылу.
Отражая и нанося удары, Симон то и дело искоса поглядывал на старого Ранульфа, графа Честера. Старик сражался на славу. Его силе, мужеству и выдержке мог бы позавидовать едва ли не любой более молодой воин. Но, если бы он пал в сражении, Симон получил бы назад свои земли и титул. Он так давно мечтал об этом, что обладание угодьями и право именоваться графом превратилось у него в своего рода навязчивую идею. Внезапно старик Ранульф покачнулся в седле и рухнул наземь. Сердце Симона подпрыгнуло и бешено забилось в груди. Что он чувствовал в этот момент? Надежду, торжество? Не успев еще толком разобраться в снедавших его противоречивых ощущениях, Симон направил вороного туда, где Честер готовился свести счеты с жизнью. Французы, окружившие было старого воина, при виде Симона бросились врассыпную. Симону удалось осадить своего коня, который едва не ступил копытом на грудь поверженного Ранульфа.
Голубые глаза, полуприкрытые морщинистыми веками, с мольбой обратились к Симону. В сознании де Монтфорта молнией пронеслась мысль, что жизнь старика висит на волоске, что стоит ему отпустить поводья, и Ранульф будет мертв, а значит, мечта его жизни осуществится. Но Симон лишь тряхнул головой, словно отгоняя наваждение, и сказал себе, что никогда не запятнает свою честь столь трусливым и подлым поступком. Он рано или поздно вернет себе все, что по праву принадлежит ему, но сделает это честно, в открытую. Монтфорт легко соскочил с коня, подхватил тщедушного старика и усадил его в свое седло. Французы, которые успели к этому времени опомниться и принялись снова окружать графа Честера, были безжалостно заколоты копьями Гая и Рольфа и зарублены топором Симона. На все это им потребовалось лишь несколько секунд.
Симон приказал оруженосцам вынести раненого графа с поля боя. Прежде чем они скрылись из виду, Честер прокричал:
— Вы спасли мою жизнь! Я ваш должник навеки!
Симон, потрясая в воздухе мечом, крикнул ему в ответ во всю мощь своих легких:
— Я — законный граф Лестер! Верните мне мой титул и мои владения, на большее я не претендую! — И, повернув своего могучего коня, он помчался в самую гущу сражения.
В сумерках, когда битва закончилась и над поверженными виноградниками раздавались лишь стоны раненых и ржание коней, Симон де Монтфорт подошел к Маршалу, который нес на руках раненого или убитого бойца, судя по изящным латам принадлежавшего к знатной фамилии. Приблизившись к Маршалу, Симон бережно принял из его рук тяжелую ношу.
— Боюсь, наша помощь запоздала. Бедняга уже коченеет. — И Симон опустил недвижимое тело на траву. Из шеи ирландского рыцаря, там, где курчавились его светлые волосы, торчала английская стрела.
— Кто он такой? — сдвинув брови, спросил Симон.
— Гилберт де Клер, — ответил Маршал, проглотив комок в горле. — Он… муж моей сестры. — И, наклонившись над убитым, он осторожно извлек стрелу из его тела.
— У него были враги среди английских рыцарей? — мрачно спросил Симон.
— Я не знаю. Надеюсь, это произошло случайно.
Маршал и Монтфорт с трудом заставили себя подчиниться приказу короля, велевшего им вернуться в Гасконь. Они хорошо знали, что стоило им отступить, и завоеванная территория оказалась бы в руках Людовика. Более того, англичане, валлийцы и ирландцы не могли смириться с мыслью об этом вынужденном отступлении.
Прибыв в ставку короля, они застали его величество в мрачном и капризном расположении духа: Генрих страдал несварением желудка.
— Эта кампания была обречена на поражение еще до ее начала, — плаксивым тоном произнес Генрих. Он был угнетен исходом этой войны и явно искал козла отпущения, на котором можно было бы выместить злобу и разочарование. И многие уста в эти дни нашептывали ему одно и то же имя, имя Губерта де Бурга. Генрих поднял глаза на Маршала.
— Ну что ж, вы можете торжествовать, — кисло произнес он. — Ведь вы, как и Губерт, высказывались против этой войны. Ваш отец должен был потребовать голову Людовика, когда подписывал условия перемирия между Францией и Англией.
Уильям гордо выпрямился. Он не впервые сталкивался с неблагодарностью Генриха, но ему было невыносимо слышать несправедливые упреки в адрес покойного отца из уст этого никчемного монарха. Он сжал рукоятку меча с такой силой, что костяшки его пальцев побелели. Де Монтфорт восхитился его умением не выказывать своих чувств.
— Вы недужны, сир, вам надо поскорей вернуться домой и приступить к лечению.
Генрих кивнул, и мысли его немедленно приняли другое направление.
— Да, вы правы, Монтфорт, я и в самом деле чувствую себя прескверно. Но я решил отправить вас и Ричарда первыми, чтобы вы утихомирили недовольство баронов. Они ведь будут страшно раздосадованы тем, что все их деньги потрачены впустую, что мы не вернули себе ни акра французской земли.
Симон де Монтфорт едва не расхохотался. Ведь в этой кампании он с горсткой воинов отвоевал для бездарного Генриха Бретань и был близок к тому, чтобы вернуть Аквитанию во владения английской короны! Эти земли принадлежали бы сейчас Генриху, если бы он не мешал военачальникам своими нелепыми приказами.
— Предоставьте свою армию в мое распоряжение, сир. Я уверен, что смогу победить Людовика. Ведь за всю мою жизнь я еще не знал поражений.
— Сегодня утром у меня побывал Честер. Не знаю, как вам это удалось, но старик готов вернуть вам земли и титул. Вы нужны мне в Англии, Симон. Сейчас, как никогда прежде, я нуждаюсь в вашей поддержке. — Генрих с мычанием схватился за живот: — Мне так недостает моей жены. Я только и знаю, что блюю да сижу на горшке с тех самых пор, как переспал с этой маленькой армейской шлюхой.
Симон и Уильям едва удержались от того, чтобы не улыбнуться торжествующими, злорадными улыбками. Бог все-таки наказал этого гадкого, заносчивого мальчишку! Они вернулись в лагерь и стали готовиться к возвращению на родину. Уильям испытывал огромное, ни с чем не сравнимое облегчение. Хотя ему приходилось отступать, незаслуженно и несправедливо признав поражение, которого могло не быть, они все же возвращались в Англию, они были целы и невредимы, впереди Уильяма ждала встреча с Элинор, а де Монтфорта — введение в наследство.
— Поздравляю, ведь ты скоро станешь графом Лестером.
Уильям был от души рад, что Симону удалось так быстро добиться желаемого. И еще одно радовало его в эти тревожные, полные горечи дни: принц Ричард не участвовал в решающем сражении с французами и, следовательно, не мог быть повинен в смерти Гилберта де Клера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

123456789101112131415161718

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748Послесловие автора

Ваши комментарии
к роману Дракон и сокровище - Хенли Вирджиния



Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Второй роман не так хорош как первый из серии. До середины слишком растянут сюжет а вторая састь написана так как будто писатель хотела побыстрее закончить начатое.соасем не раскрыты отношения вме как у кошек.
Дракон и сокровище - Хенли Вирджиниянека я
1.12.2013, 20.58





Осталось глубокое ощущение, что героев свела страсть и похоть, а далеко не любовь, хотя старались приписать герою романтические поступки. очень жалко первого мужа - слишком долго откладывал возможность стать, наконец, счастливым. всё считал себя недостойным, вот и упустил. печальная судьба! героиня нравилась только любовью к первому мужу - чистой, доброй - но под конец она уверена, что любила его только как отца, и отпугивает своей распущенностью.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39





Две трети романа тягучи как смола, зато вконце все понеслось галопом по европам, и эта чехарда из множества исторических имен, названий замков и городов и, напоследок, бледная тень любовной линии. Короче, не стоит тратить время.
Дракон и сокровище - Хенли ВирджинияКнигоманка.
31.08.2016, 9.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100