Читать онлайн Дерзкая пленница, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.68 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дерзкая пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Войско Гарольда охраняло Винчестер, Саутгемптон и все южное побережье. Уже целое лето суда саксов поджидали норманнов у острова Уайт, когда пришла тревожная весть — в Хамбер вторглись норвежцы под водительством Хардрада. Гарольд спешно двинулся на север, оставив для охраны побережья небольшие отряды, которые не входили в постоянное войско. Это были дружины землевладельцев, обязанных являться на помощь королю в случае военной опасности.
Этельстан и Вулфрик со своими воинами были в числе тех, кто остался на юге. Но к сентябрю у них кончились все припасы, и они решили двинуться домой. Вильгельм Нормандский, очевидно, и не думает появляться. Тревога была ложной, а на носу жатва, с ней мешкать нельзя. Им наскучила долгая сторожевая служба, и каждую ночь друзья развлекались, благо вокруг лагеря крутилось немало женщин.
Вулфрик по-свойски похлопал Этельстана по плечу:
— Я раздобыл двух жирных девок нам на эту ночь, ведь скоро нашей воле конец, а?
— Как это тебе удалось без денег? — удивился старый воин.
— Чепуха! Я пообещал им место у себя в поместье. Защита и постоянный кусок хлеба очень заманчивый куш в такие времена, как наши, а завтра утром мы уйдем раньше, чем они проснутся и увидят, что пташки упорхнули! — засмеялся Вулфрик.
Этельстан нахмурился:
— Я не люблю давать слово, а потом нарушать его. Почему бы действительно не приобрести двух новых девушек?
— Не думаю, что наши дамы одобрят это, — возразил Вулфрик.
— Элисон раскусит их тотчас же! — засмеялся Этельстан. — Кажется, на этот раз ты прав.
В субботний полдень дружины Этельстана и Вулфрика прибыли в Годстоун. Едва они въехали в поместье, поднялась страшная суматоха. Вулфрик объявил своим людям, что они остаются в Годстоуне, а утром отправятся домой — в Окстед. Лошадей поставили в конюшни; все доспехи и оружие отнесли в оружейную, расположенную позади общих спальных покоев, чтобы оруженосцы почистили их. На стенах развешали кольчуги и шлемы. Мужчины, разгоряченные, грязные и усталые после долгого пребывания в седле, отправились на реку купаться. Лорд Этельстан и Вулфрик пошли в баню, где уже были наполнены горячей водой большие деревянные чаны.
Когда леди Элисон намыливала спину мужу, Вулфрик сказал:
— Моя невеста не вышла поздороваться со мной и не помогает мне мыться. А я жажду ее общества, миледи. Почему она прячется от меня?
— Лили примеряет новое платье. Вечером она будет с нами ужинать, Вулфрик, не беспокойтесь. Ей хочется показаться вам во всем блеске, милорд. Вы же знаете, как это обычно бывает с девушками в такие моменты.
Скрыв свое разочарование, Вулфрик про себя поклялся, что вечером обязательно останется с Лили наедине.
Как только угощение было готово, началось пиршество. В центре большого зала, по сакскому обычаю, горели костры, а вдоль стен стояли столы. Сегодня их было больше, чем обычно, так как надо было усадить всех воинов из Окстеда. Последнее время воинам приходилось несладко, и сегодня эль лился рекой. Погода стояла жаркая, костры, на которых готовили пищу, горели весь день, и в зале было душно. Но, судя по всему, ничто не могло испортить праздничного настроения пирующим.
Лили выбрала для ужина бледно-голубое платье из шелка. Она не торопясь оделась, дождалась отца с матерью и спустилась в большой зал вместе с ними.
Вулфрик быстро отошел от кучки своих людей и приблизился к подножию лестницы, чтобы приветствовать ее горячим поцелуем.
«Его борода царапается», — подумала Лили и тут же устыдилась, отметив, что борода Эдварда ей не мешала. Взглянув в глаза Вулфрика, она постаралась ответить ему по возможности искренне:
— Добро пожаловать, милорд! Как славно сознавать, что еще год мы можем жить, не опасаясь врагов.
Лили заметила, что глазами он жадно сорвал с нее шелковые одежды, и чуть не отпрянула — такая грубая похоть горела в них. Однако она справилась с собой и, опустив золотистые на концах ресницы, подала Вулфрику руку, чтобы он проводил ее к столу. Там она села между отцом и Вулфриком, не сводившим с нее глаз. «Черт бы побрал эту сучку! — думал он. — Такая сдержанная, такая отчужденная, вечно делает так, чтобы я чувствовал себя неуклюжим медведем. Ладно, погоди!» — мысленно пригрозил он, облизнув губы.
В зале стоял оглушительный шум. За столом прислуживало множество привлекательных девушек, да и некоторые из воинов Этельстана пришли с женами, но большинство мужских глаз было устремлено на Лили. Кто-то из людей Вулфрика сказал товарищам:
— Одну ночь между ее ляжек — и все! Больше ничего не надо! Только одну ночку!
Воины загоготали и стали подмигивать друг другу.
— А одну минутку не хочешь, а? — откликнулся ражий детина. — Одна минута с такой милашкой — и ты выпустишь свою стрелу, а всю остальную ночь твоя тетива будет просто болтаться!
Он заржал, придя в восторг от собственного остроумия. Остальные присоединились к нему, отпуская хриплыми голосами всякие непристойности.
Лили взволнованно сказала первое, что пришло ей в голову, лишь бы избежать разговора на ту тему, которая уже висела в воздухе:
— Я слышала, что король увел войско на север? Вулфрик язвительно засмеялся:
— Два дурака!
— Дурака, милорд? Два? — осмелилась спросить она.
— И первый — Вильгельм, потому что не воспользовался хорошей погодой до начала октябрьских штормов.
— А кто другой дурак? — вежливо спросила девушка.
— Ну, как кто? Гарольд, конечно, — объяснил Вулфрик. — Покамест он ждет норманнов, нападают норвежцы!
И, подумав, что можно сказать Лили в присутствии ее родителей, он начал:
— Итак, в следующее воскресенье брачные узы соединят нас, миледи.
— О нет, милорд, не на следующей неделе! Это невозможно! — Лили насторожилась, хотя хорошо скрывала свою тревогу.
«Вечно следит за собой, хладнокровная сучонка», — подумал Вулфрик, а вслух спросил:
— Почему же невозможно?
— Решено, что наша свадьба состоится после жатвы. Еще столько надо сделать, приготовить…
— Я даю вам две недели, начиная с этого вечера! — И брови Вулфрика сомкнулись, пока он ждал, какой она даст ему отпор и какие начнет придумывать предлоги, чтобы оттянуть свадьбу, чего он и ожидал от нее.
Лили быстро повернулась к отцу и ловко вовлекла его в разговор:
— Отец, ведь после жатвы у нас всегда бывает охота, а потом вы устраиваете большой пир для всех…
Тот кивнул, соглашаясь.
— Мы с матушкой решили, что это самое лучшее время для свадьбы. Да и вам обойдется дешевле, милорд. — Этельстан с нежностью посмотрел на дочь: — А впрочем, как хочешь, дитя мое!
Глядя на нее, Вулфрик угрюмо обронил:
— Когда?
Лили лихорадочно соображала и поняла, что сможет выторговать всего лишь три недели.
— В тридцатый день сентября, милорд. Вас это устроит? — ласково спросила она.
Ухмылка медленно пересекла его лицо — по крайней мере он припер ее к стенке.
— Устроит, — прошептал он.
Его рука под столом скользнула к ее бедру. Лили передвинулась ближе к отцу, но тот поднялся и пошел к своим людям в дальнем конце зала обсудить предстоящую жатву. Она в отчаянии огляделась и, заметив оруженосца Вулфрика, велела ему наполнить рог своего господина, чтобы Вулфрик чем-то занял руки. Когда оруженосец налил пенящийся эль, Вулфрик слегка потрепал мальчика по щеке. Лили в своей невинности подумала: «Он добр к детям. Может быть, я нарочно не хочу видеть в нем хорошее?»
Вулфрик убрал руку с ее бедра. И тут они оба заметили, что на голубом шелке платья остался отпечаток грязной, жирной ладони. Лили взглянула на пятно с нескрываемым отвращением, а Вулфрик смутился: как же он не вытер руку перед тем, как лапнуть. «Недотрога! Ведет себя так, словно я ее осквернил! — подумал он в ярости. — И ей-богу, я это сделаю, коль мне ничего другого не остается».
При первой же возможности Лили извинилась и ушла к себе. Люди Вулфрика все пили за его здоровье и довольно быстро опьянели. А Вулфрик выжидал удобный момент. Леди Элисон ушла наконец, и он слегка расслабился, благодаря Бога за то, что эта свирепая сторожевая собака уже не следит за каждым его движением.
Скользнув по лестнице, Вулфрик, не постучав, вошел в покой Лили. Она сидела на низеньком табурете в легком платье, а Эдит расчесывала ее прекрасные волосы. Он бросил на Эдит жесткий взгляд и указал кивком головы на дверь. Девушка тут же бросила гребень и убежала, оставив их один на один.
— Милорд, вам не подобает приходить ко мне таким образом, — тихо промолвила Лили.
— Разве нам нельзя побыть вместе? Разве я не могу ухаживать за тобой, как влюбленный за своей невестой? — спросил он.
— Милорд, простите, но у меня нет опыта в брачных делах в отличие от вас. — И тут же ее охватило раскаяние. — О Вулфрик, я не хотела причинить вам боль… Простите, что я напомнила вам о вашей умершей в родах жене.
Он отмахнулся и подошел к ней ближе.
— Выброси ее из головы, девочка, я о ней вовсе не думаю.
«Бедная леди!..» — с грустью подумала Лили.
— Может быть, Господь благословит нас сыном взамен того, что был так жестоко отнят у вас, — осмелилась сказать она.
Лили не знала, отступать ей или нападать, если его ухаживания станут чересчур непристойными.
Взяв в горсть волосы, лежащие у нее на груди, Вулфрик отвел их в сторону, и глаза его жадно впились в ее соски, выступавшие под тонким шелком. От похоти его дыхание стало хриплым.
— Я могу завести кучу детей, Лили. Ты нужна мне для утехи…
Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появилась леди Элисон. Весь ее вид выражал оскорбленную добродетель. Эдит не тратила времени даром — она сразу же сообщила госпоже, где находится ее будущий зять.
— Милорд Вулфрик, я не верю своим глазам! Как вы смеете так бесчестить имя моей дочери! — произнесла она с негодованием.
— Нет, сударыня! Лили, скажите вашей матушке, что мы хотели всего лишь побеседовать. Узнать друг друга получше — это наше общее желание, и мое, и ваше…
— Не говорите мне о желании, сэр, ибо я знаю, куда оно может завести. Нет, ни слова больше! Вы немедленно покинете этот покой, а я забуду то, что видела.
Леди Элисон не сводила глаз с Вулфрика до тех пор, пока он не удалился, решив, что лучше отступить, чем устраивать сцену, но уж в последний день сентября Лили расплатится за все.
На другое утро все мужчины, женщины и дети поместья Годстоун вышли в поле. Порядки здесь были строгие, и все в жизни поместья было взаимосвязано, все зависело от земли. Каждый его житель получал восемь фунтов зерна, бобов и одну овцу, поскольку урожаи были хорошие. Яблоки уже сняли, и леди Элисон присматривала за приготовлением желе, которое затем помещалось в бочки и запечатывалось пчелиным воском. Мужчины косили хлеба и траву, а женщины и дети вязали снопы и ставили их, прислоняя один к другому, в скирды. После покоса мужчины грузили эти снопы на большие телеги, запряженные быками. Поля были самые разные. Рожь и пшеница для выпечки хлеба. Овес и ячмень — на корм скоту и для варки пива. Полным ходом шла стирка. Над огородом до самого сада были натянуты веревки. Рубахи и шерстяные штаны воинов, головные покрывала, тонкие льняные простыни — все надо было выстирать и высушить, пока погода стояла теплая и солнечная.
Англия саксов представляла собой благословенный, райский утолок. Ее щедрая земля дарила изобилие зерна и плодов. На обоих побережьях простирались тучные поля, зеленые луга, сочные пастбища, на которых паслись стада молочного скота и табуны крепких лошадей. Ее орошали звонкие родники, ручьи, величественные реки — и все эти водоемы изобиловали рыбой и птицей. Густые рощи и леса покрывали ее холмы, а заросли орешника кишели дичью. Англия была подобна драгоценному камню, сверкающему в оправе морей. Его сияние завораживало и искушало протянуть руку и взять этот божественный дар.
Лили позвала Эдит в свои покои.
— Почему бы нам не пойти сегодня в поле, Эдит? Я люблю это время года, когда все вокруг так красиво! Крестьяне поют в полях, молодежь веселится и шутит. Я знаю, что они трудятся, но трудятся с таким удовольствием, что это скорее похоже на игру, — сказала она. — Принеси мне свое платье, чтобы я могла погулять, не привлекая к себе внимания, а я спрошу у матушки, какие травы и растения мы можем собрать для врачевания. Поспеши же!
Лили не оставляло ощущение, что надо торопиться, использовать то недолгое время, что у нее осталось, извлечь из него как можно больше удовольствия, пока оно не минуло навсегда.
Девушки вышли, взяв большие корзины. Они заплели косы, надели простые белые головные покрывала и коричневые льняные платья, в каких ходят служанки. Трава сверкала от бриллиантовых капель обильной росы. Они побежали по кочкам, поросшим жесткой травой и диким тмином, к ручью, где Лили стала собирать для матери голубиные лапки.
— А правда, голубиные лапки — странное название? — сказала она, разглядывая цветок.
— А вон там цветут бычьи глаза — тоже странное название, — отозвалась Эдит.
— Цветы вообще имеют чудные имена, если поразмыслить. Есть козлиная борода и мышиное ушко! — засмеялась Лили.
— А я знаю еще посмешней. Крестьяне называют, например, одуванчики «помочись-в-кровать». Интересно, почему?
Девушки расхохотались.
— Считается, что они выгоняют воду из человека, вот их и назвали так! — сказала Лили сквозь смех.
Они подошли к еще не убранному полю. Ветер пригибал колосья к земле, а пропитанный солнечным теплом нежный осенний воздух смягчал очертания земли и неба, и казалось, что они растворяются друг в друге. Эдит собирала синие васильки, а Лили принялась за маки. Когда ветер трогал лепестки цветов, с них вспархивали потревоженные бабочки. Девушки присели отдохнуть на краю поля, у живой защитной изгороди, и Лили подумала: «Красота земли изгоняет тени из моей омраченной души». С другой стороны изгороди раздались голоса. Лили быстро приложила палец к губам, призывая Эдит к молчанию. Они прислушались. Разговаривали девушка и молодой человек.
— Фейт, нам больше не нужно встречаться в поле. Наша хижина почти готова.
— Морган, я так люблю тебя! — раздалось в ответ. — Но разве ты не должен присматривать за свиньями?
— Я поменялся с Эдмундом, знал, что ты пойдешь в поле. Эдмунд сказал, что он слишком стар, чтобы гнуть спину на жатве. Он согласился попасти свиней в лесу, но я обещал, что сменю его еще до сумерек. Смешно, как это многие боятся леса! Я к лесу так привык, я его люблю. Вся земля в желудях и орехах — корму полно.
— Какой ты храбрый! — покачала головой Фейт.
Осмелев от похвалы, Морган обнял девушку. Он погладил ее по распущенным золотисто-каштановым волосам и крепко поцеловал в алые губы. Юноша даже не пытался скрыть свою страсть. Прикосновение к Фейт тут же возбудило его, и он прижимал ее к изгороди, пока она не раскрылась перед ним доверчиво и без смущения.
Лили и Эдит затаили дыхание. Каждая с огромным интересом наблюдала за происходящим сквозь живую изгородь. Молодой человек вскоре растянулся на траве. Он сделал движение, собираясь уйти, но Фейт остановила его:
— Нет, Морган, побудь еще немножко со мной. Мне всегда так хорошо бывает после этого.
Ясно было, что они очень любят друг друга. Их соединение было таким щедрым и красивым, и они так жаждали доставить друг другу удовольствие, что все это никоим образом не оскорбило двух девушек. Лили даже стало легче после того, как она узнала эту часть супружеских отношений.
— Жду не дождусь своей свадьбы! — вздохнула Эдит. — Крестьяне не понимают, какие они счастливые. Могут ласкать друг друга, еще не обвенчавшись.
— Это верно, — за нами строго смотрят. Но я даже рада. Меньше искушения и легче с ним справиться, — сказала Лили.
— Не очень-то мне было легко справиться с этим искушением, когда вернулся Уолтер. Знаете, каково это — когда мужчина просит тебя побыть с ним и все время целует и трогает так, что тебя насквозь пробирает? — прошептала Эдит.
Лили вспыхнула, вспомнив об Эдварде. Она по собственному опыту знала, что Эдит говорит правду.
— Мой отец высокого мнения об Уолтере. Это один из самых верных его воинов. Он просил тебя выйти за него замуж, Эдит?
— Да. Госпожа ваша матушка полагает, что мы дадим обет друг другу в тот же день, что и вы с Вулфриком. Церковь красиво разукрасят… Я уже сшила себе новое платье к вашей свадьбе. Оно темно-розовое, а туника — цвета бледно-розовой раковины. Уолтер говорил со священником, так что все в порядке.
— Замечательно, Эдит! Я очень рада за вас обоих.
— А я так рассердилась на вас, когда вы назначили срок через три недели. Это же целая вечность! — пожаловалась Эдит.
— Да нет, Эдит, это время растает быстро, как снег в апреле, — грустно отозвалась Лили.
Леди Эдела проснулась очень рано. Они с мужем занимали маленький покой наверху замка. Боясь разбудить Льюка, она старалась не дышать и лежала не шевелясь, как мертвая, пока в ее памяти вставали события прошедшей ночи. Вернувшись, муж предъявил ей свои супружеские права, а после полуночи разбудил ее, чтобы опять утолить голод, который ее тело неизменно пробуждало в нем. Беда заключалась в том, что никакого удовольствия от этих слишком частых соединений она не получала. Ей даже хотелось, чтобы Льюк развлекался где-нибудь на стороне. Эдела решилась пойти к Мораг. При мысли о том, что придется рассказывать такие сокровенные подробности постороннему, она побледнела, но ей уже невмоготу. Эдела приподняла покрывало и выскользнула из постели. Она поразмыслила, чем ей заплатить старой ведьме, потом решила отнести ей лампадного масла. Мораг, конечно, приходится заниматься своими таинственными действами по ночам. Разве не полночь — самое время для колдовства? Старуха обрадуется маслу для лампады. Эдела с облегчением подумала, что в такую рань ее никто не увидит. Она подошла к хижине Мораг, но там никого не было. Эдела уже была готова в отчаянии вернуться, когда появилась Мораг с охапками трав: пурпурных лисьих перчаток и колючего чертополоха. Сорока по кличке Обжора, увидев леди Эделу, слетела со старухиного плеча и села на соседнюю ветку, издавая резкое стрекотание.
— Входите! — небрежно сказала Мораг, словно это она была леди, а Эдела простая крестьянка.
Эдела шмыгнула в хижину. И так вдруг оробела, что потеряла дар речи.
— Вы пришли насчет своего мужа? — спросила мудрая Мораг.
— Нет… да… то есть… его потребности слишком велики. Я хочу сказать… мне кажется, что ему это нужно слишком часто.
От волнения кровь бросилась Эделе в лицо, потом отхлынула, и она смертельно побледнела.
— И что же? — спросила Мораг, стремясь поставить эту благородную леди в трудное положение.
— Я не могу… — тихо ответила та.
— Вы хотите снадобья, от которого ваша похоть будет под стать его? — уточнила Мораг. — Я дам вам алоэ, укроп и чеснок.
Эдела пришла в ужас:
— Ах, нет-нет! Ты не так поняла. Мне нужно такое снадобье, которое усмирит его похоть.
— Болиголов, — сказала Мораг зловеще. — Но коль дадите лишнего, то убьете его, — предупредила она.
— Ах, но, наверное, есть и другие средства? — умоляюще спросила Эдит. — Может, чары?
— Бессилие при помощи завязывания, — заявила Мораг.
— Да-да, скажи, как это делается?
— Возьмите веревку или шерстяную нитку. Лучше всего красную. Завяжите на ней узлы и спрячьте где-нибудь в спальне. Лучше всего запихните в перину с его стороны. Пока он ее не найдет, он будет бессилен. А что вы мне принесли?
Мораг молча приняла лампадное масло, явно не собираясь выражать своей благодарности.
В пивоварне Окстеда Вулфрик и Эдвард наполняли бочки элем. Эдвард решил попытаться отговорить брата от женитьбы на Лили. Он знал о Вулфрике такие вещи, о которых и говорить-то большой грех, и боялся за судьбу девушки.
— Вулфрик, а почему ты торопишься взвалить на себя вторую жену? Неужели тебе не охота понаслаждаться подольше вольной жизнью? — спросил он.
— Это самая славная сделка, какую я когда-либо заключал, парень. Этельстан стареет, и очень скоро Годстоун будет моим, — ответил Вулфрик, вгоняя затычку в очередную бочку.
Эдвард рассвирепел:
— Ты женишься на Лили из-за богатства ее отца?
— Я женюсь на Лили потому, что только так я могу заполучить ее. Я бы женился на ней, будь она даже крестьянкой. Я хочу ее — и она будет моей. Это уже яснее ясного!
Надежды Эдварда рухнули.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния



Очень интересный роман! Читала на одном дыхании.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияИрэн
26.07.2012, 18.02





"Все вы, бабы, суки"- сказал кобель, женатый, имеющий детей, разыгравший второе венчание, виновный в выкидыше, и никак не понимающий, ну за что эта дрянь не хочет с ним спать?!
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭлис
23.03.2013, 19.42





Фуууу какая гадость - первый муженек героини... Блин, я как раз чай пила с конфетами. теперь вот в горло ничего не лезет...
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияДина
23.03.2013, 20.02





Содом и Гоморра отдыхают!
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭлис
23.03.2013, 21.39





Роман хороший. Но какой- то осадок остался. Наверное, надо проще относиться ко всему.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭва
18.05.2013, 14.57





Да ну что то не очень. От этой писательницы ожидала большего. Особенно после романа покоренные страстью. Нет ни интриги ни любви.
Дерзкая пленница - Хенли Вирджиниянека я
10.07.2013, 11.58





Честно говоря, не смогла дочитать.Такая бредятина:и сразу они полюбили друг-друга, и тд. и тп.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияАмина
16.11.2013, 20.14





Мне роман очень понравился. 8/10.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияИрина
19.12.2014, 8.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100