Читать онлайн Дерзкая пленница, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Дерзкая пленница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В полночь Симон Фицрой и Жильбер де Клар с шумом ворвались в общую опочивальню. Они разбудили Николя и Андре де Монтгомери, чтобы заручиться их поддержкой, прежде чем предстанут перед своим военачальником с плохими новостями. Они уже впали в немилость из-за сакса Элфреда и теперь трепетали при мысли о том, как отнесется Ги де Монтгомери к их донесению. Андре, который был уверен, что Ги и Лили разделяют ложе, вызвался пойти в их комнату и сообщить новость брату. Оба юных воина были ему за это очень благодарны.
Андре тихонько вошел в опочивальню, но он еще не успел закрыть дверь, а Ги уже вскочил, схватив свой широкий меч. Не обнаружив Лили в постели Ги, Андре поднял брови, но ничего не сказал.
— Что случилось? — выпалил Ги.
— Там, внизу, Симон и Жильбер. Они были в дозоре. Боятся тебе доложить. Ворюг упустили.
— Черт подери, я командую сборищем дураков! — гаркнул он, протягивая руку за своими рейтузами. — Каких ворюг? Что случилось?
— Да они увидели, что горит хижина, и все дозорные бросились туда, чтобы помочь. А в это время украли двух лошадей и всякие припасы из амбара. Грабителей даже никто не заметил. — И Андре пожал плечами.
Ги запустил пальцы в волосы, быстро соображая.
— Это мог сделать только человек, хорошо знающий здешние места. Кто-нибудь пострадал?
— Нет, хозяева успели выскочить, но хижина сгорела дотла, — ответил Андре.
Ги подошел к арке посмотреть, не разбудили ли они Лили, и с большим удивлением обнаружил, что ее нет в комнате. Он тихонько выругался, и тут его осенило.
— Эдвард! Найти его! Если не спит — значит, это он сколотил шайку и снабжает ее нашими запасами. Уж он-то знает эти места вдоль и поперек!
В общем спальном покое, который располагался позади оружейного зала, и где спало большинство воинов, Эдварда не оказалось. Не было его и в помещении для челяди — там мужчины частенько проводили ночи со служанками. Ги послал Андре обыскать конюшни, а сам вернулся наверх осмотреть многочисленные комнаты. Распахнув последнюю дверь, он увидел Лили в темном бархатном платье, стоящую у кровати, на которой лежал Эдвард и протирал спросонок глаза. Ги вздохнул с облегчением: слава Богу, это не Эдвард! Его подозрения были напрасны. Ги хотел спросить у Лили, почему это она среди ночи оказалась в спальне у брата, но он очень спешил. Надо было срочно выяснить у Симона и Жильбера подробности происшествия. Ги сделал это без свидетелей, дабы не подвергать молодых людей унижению. И действительно, от его презрительных слов они чувствовали себя не воинами, а нашкодившими балбесами.
За завтраком Ги набросал новый план ночной охраны поместья. Несколько воинов устроят себе постоянный ночлег в конюшнях и амбарах, где хранятся пищевые запасы и фураж. У входа в дом будет стоять часовой, чтобы проникнуть в него было не так легко, как прежде, и чтобы их не перебили сонных в постелях. Семью погорельцев поместили в господском доме, пока им не поставят новую хижину, и теперь их дети со смехом носились по двору, будоража собак. Сука-волкодав, которая ходила по пятам за Ги, лежала у его ног, и Ги пришла в голову еще одна идея.
— Этих паршивых псов тоже нужно кое-чему научить. Нам необходимы сторожа, которые могут поднять такой гвалт, что мертвый вскочит! На ночь мы их привяжем по одному у конюшен и амбаров. Узнайте, сколько припасов исчезло, — это покажет, много ли непрошеных нахлебников у нас появилось. Юный Жильбер, кажется, разбирается в собаках, — обратился он к Рольфу. — Велите ему обучить эту свору дармоедов, чтобы они умели не только жрать и гадить! — грубо сказал Ги. — Не трогайте только эту псину, — добавил он снисходительно. Потом ударил кулаком о ладонь и рявкнул: — Клянусь Иисусом, я узнаю, кто посмел совершить набег на мое имение и увести у меня лошадей.
Ги вышел, захлопнув за собой дверь с такой силой, что со сторожевой башни взлетела стая голубей.
Весь день Ги разбирался с ночным налетом и составлял план розыска и поимки грабителей, а вечером взял шкуры убитых волков и понес их Элфреду. Цель у него была двоякая: отдать тому шкуры на выделку и узнать, не заметил ли Элфред чего-нибудь или по крайней мере что он думает о ночном разбое.
— Ты совершенно уверен, что никого не видел? — Ги посмотрел ему прямо в глаза. — Я знаю, что это сделали саксы, и понимаю, что прошу тебя выдать своих.
Элфред сплюнул на пол.
— Сакские крестьяне боятся темноты. Я почти уверен, что ни один из жителей Годстоуна не замешан в этом. Как господин вы нас вполне устраиваете. Гораздо больше, чем наш последний хозяин или этот Вулфрик, за которого вышла замуж леди Лили. Мы все его очень боялись, милорд.
— Должен признаться, что сначала мои подозрения пали на брата Лили, — сказал Ги.
— На брата леди Лили? — переспросил Элфред.
— На Эдварда, — сказал Ги рассеянно.
— Эдвард — не брат нашей леди, милорд. Он брат Вулфрика. — Элфред усмехнулся: — Ничего себе брат! Они больше походили на парочку влюбленных, пока не появился Вулфрик и не увел ее из-под носа у Эдварда.
Ги посуровел; его зеленые глаза стали ледяными. Элфред понял, что сболтнул лишнее. Перед глазами Ги моментально всплыли лица Эдварда и Лили, застывшие от удивления, когда он появился в спальне ее так называемого братца.
Ги ринулся домой с такой скоростью, что мелкие испуганные зверушки разбегались у него из-под ног. Но когда он входил в зал, шаги его были так звучны и тверды, что все повернули к нему головы. Указав пальцем на Эдварда, игравшего в кости с Николя, он приказал:
— Взять его! Пусть сидит на цепи в конюшне, пока у меня до него дойдут руки.
Когда Ги пребывал в подобном состоянии, голос его приобретал такую властность, что никто не осмеливался ослушаться или о чем-либо спрашивать его.
Ги взлетел по лестнице столь стремительно, что от его движения колыхалось пламя факелов. Войдя в опочивальню, он опустил засов на двери и устремил взгляд на Лили. Она была в желтом платье, вьющиеся волосы, чуть подхваченные лентой, ниспадали до самых бедер — такой красивой Ги не видел ее еще никогда. Лили улыбнулась ему, но ответной улыбки не последовало. Глядя ей прямо в глаза, Ги снял с себя тяжелый плащ и кожаную тунику и теперь стоял пред ней в одних рейтузах и рубахе. Налив себе вина, он пил его с задумчивым видом, перекатывая рог между ладонями. От этого пристального взгляда Лили стало не по себе, и она уже собиралась удалиться на свою половину, когда он бросил хриплым, резким голосом:
— Идите сюда!
Лили обернулась. Его тон озадачил и встревожил ее.
— Что вы делали ночью в спальне Эдварда? — спокойно спросил Ги.
Обычно она говорила правду, но холодный взгляд его глаз смущал ее, и объяснение выглядело неубедительно:
— Его матушке… то есть нашей матушке стало плохо, и я пошла за ним, — сказала Лили.
— Эдвард не брат вам, — заявил Ги так тихо, что Лили не поняла, верно ли она услышала то, что он сказал. В глазах ее появился испуг. — Ха! Вы испугались за своего любовника, и клянусь мощами Иисуса, у вас для этого есть основания!
Сделав к нему шаг, Лили попыталась оправдаться:
— Это не совсем так, милорд. Он действительно мой брат, поскольку я вышла замуж за его брата Вулфрика, и я думаю о нем как о брате.
Растянув губы, Ги сверкнул зубами.
— Вы потешаетесь надо мной, леди! Все в поместье знают, что вы любовники. Я узнаю это последним!.. Хорошенькое посмешище вы из меня сделали!
— Мы никогда не были любовниками, и к тому же с тех пор прошло очень много времени, — неловко отбивалась она.
— Вы отказываете мне ночь за ночью, но раздаете свои милости на стороне так часто, что у меня голова идет кругом. Скольких же мужчин вы знали, Лили? Признаюсь, вы неплохо дурачили меня! Но вы вели плохую игру, леди, — то завлекали, то отталкивали меня, бросая вызов моему мужскому достоинству.
Ги двинулся к Лили, и она, повернувшись, отбежала, но он протянул руку и схватил ее. Она поняла, что срок настал, — больше она не может ему отказывать, но все же сделала совершенно бесполезную попытку вырваться и ударила его. Ги сгреб ее в охапку и швырнул на свою кровать.
Одной рукой он прижал Лили к меховому одеялу, а другой стянул с нее тунику. Придя в ярость, она царапала его лицо, но он словно и не замечал этого. Он просто охватил одной рукой ее запястья и сорвал с нее платье.
Лили металась по кровати, и при виде ее голых грудей и бедер, окутанных золотыми локонами волос, Ги пришел в неистовое возбуждение, почти равное безумию. Ему виделась Лили вместе с Эдвардом, белокурым, красивым, юным. И жгучая ревность захлестнула Ги. Он, тридцатилетний, не мог оспаривать молодость этого сакса… Ужаснее всего было то, что Ги осознавал свою ревность. В душе он горько смеялся над собой — как глупо, как просто его провели! А ведь он уже любил Лили и решил подождать, пока она сама не захочет… Но теперь он поступит с ней так, как ему заблагорассудится.
Лили понимала, что любит Ги. Больше не было смысла отрицать это и обманывать себя. Но ей было невыносимо, что он смеет дурно думать о ней, и она не хотела, чтобы ее брали силой. Лили ругала себя за то, что не согласилась раньше, когда Ги был добр и ласков.
Ги так легко выскользнул из своей одежды, что Лили и глазом моргнуть не успела, как обнаружила, что он уже обнажен и склонился над ней. Бедра его были тверды, как железо. Он грубо поцеловал Лили. Когда она вырвалась, чтобы вдохнуть воздуха, его губы скользнули по ее шее и ниже, к груди. Поняв, какую сокрушительную стихию она разбудила в нем, Лили ужаснулась. Вожделение, подхлестываемое гневом, накрыло его как бушующий, вал, который безжалостно смел все ее мольбы и отказы. Ее соски устремились вверх, и ей стало безнадежно ясно, что он возбуждает ее, как бы она этому ни противилась. Коленом он раздвинул ей ноги и попробовал овладеть ею, но что-то мешало ему сделать это, а она закричала от боли.
— Так ты еще девушка! — проговорил он. Ги тут же отодвинулся и в изумлении уставился на нее.
— Разве это имеет значение, норманн? — вскричала она.
— Я не насилую девственниц, леди. Мягкой льняной простыней он осторожно стер пятно крови с бедра Лили и попробовал обнять ее. Она откатилась на другую сторону кровати и зарыдала, свернувшись калачиком. Сердце его вознеслось к небесам при мысли о том, что она не знала ни одного мужчины. И он спросил, ласково склонившись над ней:
— Как долго ты была замужем, любовь моя?
— Только один день, — просто ответила она.
— Будь ты моей женой, мне бы этого времени хватило, — прошептал он и, взяв мягкое меховое одеяло, укрыл ее, чтобы она не озябла.
Лили ничего не стала объяснять Ги, и он поднялся с постели и опять оделся. Нежно проведя рукой по ее волосам, он шепнул: «Простите меня, Лили!» — и ушел вниз, ночевать со своими воинами, дав ей возможность уединиться, о чем она столько раз просила его.
Эдгарсон вбежал в хижину. Ему не терпелось выложить очередную новость. Мать схватила его за руку.
— Где ты шляешься? Давно пора спать.
— Новый лорд посадил Эдварда на цепь в конюшне, — сообщил он Эдвине.
Она побледнела и вскричала изумленно:
— Почему? Что случилось?
— Мне не сказали. Может, его убьют поутру, — ляпнул мальчишка.
— Ах нет! Я пойду к нему! — твердо сказала Эдвина, отбросив одеяло и натягивая платье.
— Нельзя выходить из дому в эту пору, Эдвина. С тобой что-нибудь случится, — умоляюще сказала мать.
— Я должна, матушка! Я его люблю!
— Я знаю, дитя мое, — грустно отозвалась та, качая головой и давая дорогу дочери.
Эдвина бежала, не обращая внимания на темноту, хотя прежде никогда не осмеливалась выходить по ночам одна. Прибежав в конюшню, она нашла там Эдварда, прикованного цепью к стене. С удрученным видом он сидел на охапке соломы. Эдвина опустилась на колени перед ним. Эдвард с испугом взглянул на нее.
— Эдвина?! Что ты здесь делаешь? Не нужно бы тебе приходить сюда! — молвил он предостерегающе.
— Я должна все знать! Что случилось, Эдвард? — спросила она умоляющим голосом.
Он покачал головой.
— Не знаю, но думаю, это как-то связано с набегом. Монтгомери, наверное, решил, что я имею к этому какое-то отношение, потому что я сакс.
— Ему следовало бы знать, что вы не можете иметь никакого отношения к поджогу хижины, — возразила Эдвина.
— Человека до всего можно довести. Как знать, будь я в бегах, и я, возможно, был бы вынужден добывать себе пропитание таким образом.
— Никогда! — заявила она. — Вы человек чести.
— Я только надеюсь, что это никак не связано с Лили, — подумал он вслух.
— Лили? — прошептала она.
— Она пришла в мою опочивальню вчера ночью сказать, что моей матушке очень плохо. А Монтгомери увидел нас.
— Вы любите Лили? — спросила она со страхом.
— Разве можно знать Лили и не любить ее? — задумчиво пробормотал Эдвард. — Боже, я боюсь не за себя, а за Лили — ведь она в его руках!
— Не тратьте на нее свою жалость; он, как и всякий мужчина, закроет глаза на ее грехи.
— Эдвина, это недобрые речи, — упрекнул он девушку.
— Ничего не поделаешь. Я так беспокоюсь за вас. Что с вами будет? Брат сказал, что утром вас убьют!
— Эдвина, я ни в чем не виноват. И если я предстану перед судом, меня, конечно, не убьют. А теперь иди. Я не хочу, чтобы у тебя были из-за меня неприятности. С узниками не стоит fraternize.
— Fraternize? — переспросила она.
— Это французское слово. Оно означает — обращаться как с братом.
— Я не думаю о вас как о брате, Эдвард, — и она покраснела.
— Уходи же, — настаивал он, — и будь осторожна! Если тебя увидит кто-нибудь из воинов, тебе не поздоровится.
Эдвина ушла. Но отправилась не домой, она поспешила к Мораг. •
— Мораг, прощу тебя, помоги мне! Лорда Эдварда посадили на цепь в конюшне, и я боюсь за его жизнь! — сказала она умоляюще.
— Норманны не убьют его, — убежденно ответила Мораг.
— Откуда ты знаешь? — спросила Эдвина сквозь рыдания.
— Разделенная власть — это половинная власть, — был загадочный ответ.
— Это связано с Лили? — спросила Эдвина.
— Про молодого лорда одно скажу: бойся Лили, а не Монтгомери, — предостерегла ее Мораг.
— Эдвард любит ее! — воскликнула Эдвина.
— Ага, а ты любишь молодого лорда, — сказала Мораг.
Эдвина удивленно уставилась на нее, потом произнесла, опустив глаза:
— Я и впрямь люблю его и хочу, чтобы он любил меня. Ты мне поможешь?
— Ты — та девчонка, что ходит за пчелами? — спросила Мораг.
Эдвина кивнула.
— Принеси мне пчелиного воска, и я вылеплю из него тебя и Эдварда. Будет еще лучше, если ты достанешь для кукол немного волос. Потом мы с тобой свяжем их друг с другом красной ниткой или лентой. Не важно, чем, было бы красное. И он скоро полюбит тебя так же, как ты любишь его.
— Чем же я тебе заплачу, Мораг? Боюсь, что мне нечего тебе дать.
— Мне нужен воск. Принеси воску, чтобы его хватило на много куколок, и не забудь прошептать свое желание пчелам, ведь они передают наши пожелания богам. Да помалкивай об этом, — остерегла ее Мораг, — а не то Монтгомери убьет меня за ворожбу.
На следующее утро Ги де Монтгомери нашел Эдварда сидящим на цепи в конюшне, как он и приказал, и тут же освободил его.
— Я знаю, что вы живете во лжи, Эдвард, — сурово сказал он.
— Милорд, мне очень не нравится, что Лили солгала вам, но она сделала это только для того, чтобы защитить меня. Я — брат Вулфрика. Леди Хильда — моя мать, и наш дом в Окстеде, а не в Годстоуне.
— Вы присягнули нам на верность, — заметил Ги.
— Да, присягнул, милорд, и не нарушил своей клятвы.
— Вы можете поклясться, что ничего не знали о грабеже? — спросил Ги.
— Клянусь вам, милорд, и я помогу вам поймать воров. Хотелось бы мне знать, что стало с Окстедом — ведь он совершенно не охраняется.
— Мы съездим туда завтра. Я даю вам еще одну возможность оправдать мое доверие, но это последняя возможность, Эдвард.
Все в доме облегченно вздохнули, когда двое мужчин вошли вместе, и явно в хорошем настроении.
От собственной смелости у Моргана голова пошла кругом. Устроить набег оказалось так же легко, как сосчитать до трех. Конечно, это объяснялось еще и тем, что Рыжий Волк тоже очень хорошо знал Годстоун. Морган просто вошел в конюшню, где прежде работал, и вывел двух лошадей. Поскольку все знали, что он конюх, никто его ни о чем не спросил. Он был потрясен, когда увидел, что его сообщники подожгли хижину. Однако, выяснив, что никто не пострадал, Морган решил, что, по-видимому, только таким способом они могли отвлечь внимание от амбаров, чтобы вынести оттуда припасы. Потом, уже в лагере, Рыжий Волк осыпал его щедрыми похвалами:
— Не одна лошадь, а целых две! Я горжусь тем, что могу считать тебя своим человеком. Вот подарок, который я тебе обещал.
Рыжий Волк вытащил из-за пояса большой нож и протянул его Моргану. Тот, преисполненный гордости, шагнул вперед, чтобы получить награду. И тут Рыжий Волк схватил Моргана за руку и вонзил нож ему в живот по самую рукоять. Когда Морган понял, что это конец, глаза его расширились от ужаса: он ведь снабдил эту свинью не только лошадьми, но вдобавок отдал ему Фейт! Рыжий Волк подозвал двоих людей из шайки.
— Заройте его, — приказал он, и, став на колени, вытер кровь с лезвия о рубаху Моргана.
Фейт ждала возвращения Моргана. Тревога ее росла. Она потрогала оберег, висящий у нее на шее, и села, скрестив пальцы. Наконец она услышала шаги и поднялась с радостным возгласом. Но возглас тут же застрял у нее в горле — вместо любимой светловолосой головы Моргана из-под дверного полога появились рыжие космы.
— Плохие новости для тебя, крошка, — тихо сказал Рыжий Волк.
— Морган? — прошептала она. Он кивнул.
— Его схватили во время набега и убили. Фейт сидела не шевелясь, сокрушенная ударом, который нанесла ей судьба. В черный день решили они убежать из селения! Морган спас ее от норманнов, но какой ценой!
— Не бойся, я позабочусь о тебе, — сказал Рыжий Волк.
Фейт поняла, стоит ей только показать свое отвращение к этому чудовищу, и с того же мгновения до самой могилы ее жизнь будет сплошной мукой, поэтому она покорно выслушала, какие у него намерения на ее счет. Да Фейт это и не трогало: в тот миг, когда умер Морган, умерла и она. Фейт не заметила, как Рыжий Волк стал раздеваться. Она едва почувствовала, как его жадные пальцы сорвали с нее платье, обнажив тело. Она не сопротивлялась, когда его жесткая борода царапала ее нежную грудь. Но все-таки закричала, когда он укусил ей сосок.
— Сука! Шевелись же! — проревел он.
Застонав, Фейт протянула к нему руки, изображая страсть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая пленница - Хенли Вирджиния



Очень интересный роман! Читала на одном дыхании.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияИрэн
26.07.2012, 18.02





"Все вы, бабы, суки"- сказал кобель, женатый, имеющий детей, разыгравший второе венчание, виновный в выкидыше, и никак не понимающий, ну за что эта дрянь не хочет с ним спать?!
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭлис
23.03.2013, 19.42





Фуууу какая гадость - первый муженек героини... Блин, я как раз чай пила с конфетами. теперь вот в горло ничего не лезет...
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияДина
23.03.2013, 20.02





Содом и Гоморра отдыхают!
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭлис
23.03.2013, 21.39





Роман хороший. Но какой- то осадок остался. Наверное, надо проще относиться ко всему.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияЭва
18.05.2013, 14.57





Да ну что то не очень. От этой писательницы ожидала большего. Особенно после романа покоренные страстью. Нет ни интриги ни любви.
Дерзкая пленница - Хенли Вирджиниянека я
10.07.2013, 11.58





Честно говоря, не смогла дочитать.Такая бредятина:и сразу они полюбили друг-друга, и тд. и тп.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияАмина
16.11.2013, 20.14





Мне роман очень понравился. 8/10.
Дерзкая пленница - Хенли ВирджинияИрина
19.12.2014, 8.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100