Читать онлайн Брачный приз, автора - Хенли Вирджиния, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачный приз - Хенли Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачный приз - Хенли Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачный приз - Хенли Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенли Вирджиния

Брачный приз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Один за другим молодые дворяне стали навещать Эдуарда в Виндзоре. Первым прибыл Уоррен де Бассингберн, за ним последовали приграничные бароны Мортимер и Клиффорд. После похорон брата вернулся Гарри Олмейн, чтобы принять командование над своими людьми. Роджер понял: их силы выросли настолько, что не останутся не замеченными оппозицией.
— С каждым днем все больше людей становятся под наши знамена, Эдуард. Ты должен обосноваться вне Виндзора, чтобы мы могли тайно вербовать солдат.
— Да, я и сам об этом думал. Поскольку я учился стратегии у великого полководца, придется последовать примеру Симона и собрать армию в Оксфорде, как всегда делал он.
Род кивнул:
— От Оксфорда дороги ведут во все концы страны. Это хороший выбор. Только нельзя ждать долго: не век же набирать войско, пора начинать войну.
— Знаю, друг мой. Быстрота и натиск — вот способ победить. Но Мортимер говорит, скоро здесь будут Хей и Монтгомери. Пошли гонца перехватить их с приказом ждать в Оксфорде.
— Я отправлю Гриффина — вчера он явился на коне Розамонд. Бедняга, я ожидал увидеть его в женском платье, поскольку оставил в Кенилуорте в чем мать родила!
— Род, ты был там недавно. По-твоему, мы сможем взять Кенилуорт?
— Нет, потому что он окружен рвом и доступен только со стороны дамбы. Вряд ли это возможно без долгой осады, а у нас нет времени. Но если приложить силы, думаю, мы сумеем захватить Нортхемптон.
— А ты как считаешь, есть хоть малейший шанс уговорить твоего дружка Гилберта Глостера перейти на нашу сторону? — обратился Эдуард к своему кузену Гарри Олмейну.
Гарри покачал головой:
— Гилберт очень предан Симону.
— Что ж, попробую убедить Джона де Уоррена, молодого графа Суррея, покинуть лагерь де Монфора и присоединиться к нам. Столь честолюбивый молодой человек просто не сможет противиться моему роковому обаянию.
Род согласился с ним.
— Если сумеешь перетянуть на свою сторону Джона, считай, что и его брат, Линкольн де Уоррен, тоже наш, — добавил он.
Первым делом Гриффин постарался найти леди Розамонд.
— Госпожа, — умоляюще попросил он, — надеюсь, вы найдете в своем сердце решимость простить мои прегрешения.
— Что с сэром де Бергом? Надеюсь, ему не причинили зла?
— Нет, госпожа. Де Берг слишком грозный воин, чтобы бояться кого-то вроде меня.
— Не пойму, почему ты с такой слепой преданностью исполняешь приказы де Лейберна, — сухо заметила Розамонд, — но я учусь мириться с тем, чего нельзя исправить. Спасибо за то, что благополучно привел домой Нимбуса.
Вечером она ожидала, что Род расскажет ей о своих планах, но, к ее досаде, он упорно молчал. Только от лорда Эдуарда она узнала, что они уезжают завтра. Когда Розамонд повела Чирк на прогулку в сад, Эдуард подошел к ней:
— Розамонд, я буду у тебя в вечном долгу, если присмотришь за Элеонорой, пока меня не будет. Она считает меня непобедимым, и это, разумеется, весьма лестно, но бедняжка понятия не имеет, какой опасности мы подвергаемся.
— Элеонора стала моей дорогой подругой. Вместе мы сможем утешать друг друга, господин мой.
— Ты сильна и отважна, Розамонд. Позаботься о Норе, я очень ее люблю.
Розамонд озабоченно сдвинула брови.
— Лорд Эдуард, вы должны пообещать мне, что вернетесь. Я никогда не сумею утешить Элеонору, если с вами что-то случится.
Эдуард расправил плечи и сказал ей то, что она жаждала услышать:
— Даю слово, что вернусь.
Едва Розамонд поднялась к себе, как вошел Роджер и стал собирать вещи. Все еще стискивая Чирк, она пронзила мужа обвиняющим взглядом:
— Ты уезжаешь завтра, возможно, на бой, и не сказал мне ни единого слова!
— Боялся, что стоит мне отвернуться, как ты тут же сбежишь к врагу.
— Похоже, я это заслужила, — призналась Розамонд. — Господи, Роджер, а вдруг с тобой что-то случится?
Род с притворным удивлением приподнял брови:
— Дорогая, неужели ты начинаешь питать ко мне нечто вроде нежных чувств?
— Нет! — воскликнула она поспешно. Чересчур поспешно. — Но ты мне нужен. Что мне делать, когда Чирк начнет щениться? Она может погибнуть. И за тебя я боюсь.
Род засмеялся было, но тут же осекся, сообразив, как тревожится Розамонд.
— С Чирк все будет в порядке, милая. — Он погладил терьера и посадил на ковер. — Рождение — это начало жизни. Меня тут не будет, зато останешься ты и, если случится неладное, поможешь бедняжке. Смерть — такая же часть жизни, как и рождение, но страх смерти не должен мешать тебе жить. Я знаю, скольких любимых ты потеряла, но позволь прошлому уйти и смирись с тем, что не имеешь власти над завтрашним днем. Все, что у нас есть, — это сегодня… одна ночь.
Розамонд не могла отвести от него глаз. Его пристальный взгляд почти пугал ее, но, несмотря на покрытые щетиной щеки и подбородок, он никогда не казался ей красивее, чем в эту минуту.
— Отнеси меня в постель и люби, Род.
Он иронически усмехнулся:
— Ты и в самом деле ожидаешь, что я погибну.
— Нет! Матерь Божья, не говори так!
— Значит, все же любишь меня? — допытывался он.
— Нет! Просто меня совесть замучит, если с тобой что-то случится. Все, кого я люблю, умирают!
— Прекрати!
Он подхватил ее на руки и понес к постели.
— Ты будешь любить меня, клянусь Богом, так, как только женщина способна любить мужчину, а когда я приеду, полюбишь еще сильнее!
На третий день апреля королевская армия, собранная Эдуардом, двинулась из Оксфорда мимо Чилтернских холмов на Нортхемптон. Каким-то чудом воины всего за день прошли тридцать пять миль. Эдуард приказал атаковать Нортхемптон, зная, что, если застать врага врасплох, он сдастся без боя.
Сам Эдуард, как всегда, был неутомим, но его пропыленные солдаты валились с ног, и силы де Монфора легко отразили атаку. В эту ночь, когда безутешный принц сидел в своем шатре, к нему явился Роджер вместе со священником.
— Это верный слуга короля, Эдуард. Монастырь Святого Андрея находится на углу городской стены у северных ворот, и там прорыт тоннель, ведущий прямо в город.
К рассвету город заполнили воины принца. Молодой Симон де Монфор и его кузен Питер мужественно обороняли замок, но были взяты в плен, а гарнизон сдался. Король Генрих, все еще отсиживавшийся в Тауэре, отдал своих наемников под команду брата, Ричарда Корнуэльского, и теперь они разоряли страну.
Эдуард не стал засиживаться на одном месте, считая, что должен закрепить победу. Молодые дворяне и приграничные бароны, чувствуя себя триумфаторами, отправились на юг, где взяли портовый город Уинчелси. Следующей настала очередь Тонбриджа, где находился замок, принадлежавший Гилберту. Алиса де Клар приказала открыть Эдуарду ворота, и принц объявил ее своей пленницей. Естественно, не слишком приятная забота о ее охране выпала на долю Роджера, поскольку он единственный знал о романе принца и графини Глостер.
Этой ночью Алиса долго сидела в ванне с квасцами, чтобы сузить ставший чересчур свободным женский грот. Раз уж Эдуард приобрел вкус к девственницам, придется использовать средство, которое подсказала ей мать-француженка.
Накинув прозрачное одеяние, она вышла из спальни в соседнюю комнату и громко объявила:
— Я готова.
— К чему именно? — непонимающе осведомился Род, хотя прекрасно знал, чего ожидает Алиса. Она надеется, что он проводит ее к Эдуарду.
— Ублюдок! Как ты смеешь не пускать меня к нему?
— Я всего-навсего выполняю приказ, Алиса.
— В таком случае позволь мне переубедить тебя, красавчик мой, — рассмеялась она и, подойдя, обняла его, привстала на цыпочки и попыталась поцеловать, но так и не сумела дотянуться. Сам же Род и не подумал нагнуть голову.
Немного уязвленная, Алиса стала тереться об него всем телом, пытаясь обольстить.
Род ощутил невыразимое отвращение, глядя на женщину, которой ничего не стоило изменить мужу с первым встречным. Впервые он не смог скрыть своего презрения.
— Ты самая соблазнительная женщина на свете, Алиса, но я не стану гоняться за объедками с королевского стола.
Не помня себя, Алиса ударила его по лицу.
— Сука, на которой ты женился, держит тебя на коротком поводке! Предупреждаю: я опасный враг и к тому же многое знаю о тебе, Роджер де Лейберн!
— Видишь ли, Алиса, я люблю свою жену. Впрочем, тебе этого не понять. Ты ненавидишь мужа с такой силой, что не задумалась бы отравить его… Возможно, Глостер выпил вино, предназначенное для Гилберта? Все мы можем поведать ужасные истории, Алиса… если не хватит ума держать язык за зубами.
Вскоре Алиса была вынуждена отправиться под надзор королевы. И хотя она купалась в роскоши, все же изнывала от скуки: при дворе было не веселее, чем зимой на кладбище. Алиса обвиняла в своих злосчастьях Роджера де Лейберна и поклялась уничтожить его вместе с женой, белокурой мерзавкой Розамонд Маршал.
Стратегия Эдуарда Плантагенета оказалась удачной. Он знал, что тот, кто владеет Суссексом и Кентом, правит Англией. Если сторонники короля сумеют удержать земли к югу от Лондона, значит, дорога для французских солдат, завербованных королем Генрихом, будет открыта. Поскольку пять портов были захвачены Симоном де Монфором, Эдуард зашел с тыла и намеревался брать город за городом.
Война разгорелась с новой силой. Главная дорога от побережья к столице проходила от Дувра к Кентербери, а потом от Рочестера в Лондон. Войска баронов взяли Рочестер. Узнав об этом, король Генрих сбежал из Лондона, чтобы присоединиться к сыну. Армия Эдуарда направилась по дороге, проходившей от Гастингса к Льюису, а оттуда к столице.
У Симона не хватало людей, чтобы охранять обе дороги, так что, когда разведчики доложили о продвижении вражеских войск к Лондону, он приказал своим людям направиться к Флетчингу, находившемуся в девяти милях от Льюиса. Там, вблизи Уилда, он спрятал солдат и стал ждать, как хищник в засаде.
Эдуард Плантагенет повел армию к Льюису, где он и его рыцари остановились в замке, принадлежавшем Джону де Уоррену. Его шпионы уверяли, что королевские силы превосходят численностью армию баронов. Неиссякаемая энергия побуждала принца ринуться в бой. Наступило тринадцатое мая. Ровно месяц и десять дней с тех пор, как они покинули Оксфорд.
А тем временем де Монфор под покровом темноты перевел своих людей под высокий гребень холмов Дауне, в графстве Суссекс, к северу от Льюиса. Великий полководец надел на кольчугу простое сюрко, а бароны носили на спинах белые кресты — символ крестовых походов в знак справедливости своего дела. Вверх по откосу вели две дороги: одна, почти вертикальная, поднималась между пиками Блэк-Кэп и Маунт-Гарри. Другая, подлиннее, но более безопасная, вилась вокруг Маунт-Гарри. Пехотинцы и лучники Симона карабкались по первой дороге. Конные рыцари и тяжеловооруженные воины шли по второй.
Симон де Монфор рискнул всем, чтобы занять Дауне и напасть на королевскую армию до того, как она соединится с чужеземными наемниками, которые разбежались, когда он занял Лондон. Наконец его солдаты добрались до вершины. Рассвет красил серое небо розовым, перед ними предстала прямая дорога на Льюис.
Королевская армия только просыпалась, и появление врага застало людей врасплох. Эдуард, Роджер и Гарри вскочили на коней и принялись с бешеной скоростью раздавать приказы. Каким-то чудом Эдуард успел построить своих людей в боевом порядке, прежде чем армия баронов собралась для удара.
Отец Эдуарда, король Генрих, настоял на своем командовании центром. Эдуард и Ричард Корнуэльский пытались разубедить его, но Генрих настоял на своем. Принц Эдуард, исполненный яростной воли к победе, чувствовал, что было бы безопаснее, если бы он взял командование всем войском на себя. Неохотно уступив отцу, он повел правый фланг, а Ричард — левый, оставив центр Генриху.
Симон де Монфор поручил центр новому графу Глостеру, неистовому Гилберту де Клару, правый фланг — сыновьям Генри и Симону, на левом же были рыцари, распоряжавшиеся отрядами лондонских солдат. Сам Симон командовал большим отрядом конного резерва, выжидавшего на вершине холма момент, когда в обороне противника появится слабое звено.
Эдуард Плантагенет, полный яростного нетерпения, бросился на врага, двигавшегося с восточного гребня. Роджер де Лейберн, скакавший впереди конных рыцарей, подумал о шестнадцатилетних мальчишках, идущих в свой первый бой. Он хорошо помнил собственную растерянность и потрясение, когда очутился в центре битвы, где приходилось убивать, чтобы не погибнуть самому.
Но тут началась кровавая бойня, и для мыслей времени не осталось. Войска схлестнулись под оглушающий грохот копыт, бряцание мечей и дикие вопли. Конные рыцари и пешие солдаты врага, не устояв перед натиском воинов Эдуарда, стали отступать за перевал. Погоня растянулась на четыре мили.
Симон де Монфор ничем не мог помочь левому флангу, но когда люди Эдуарда исчезли за перевалом, граф увидел счастливую возможность спуститься с холма и атаковать центр всеми своими силами.
Чаши весов то и дело опускались в разные стороны. В воздухе свистели окровавленные мечи, булавы и боевые топоры. Убитые падали под копыта боевых коней, повсюду лежали раненые, вопя от боли. Оборона Ричарда Корнуэльского уступила натиску противника, а сам он был взят в плен. Потом и центр оказался разбит, а король Генрих ретировался в монастырь Льюиса, где нашел убежище.
Уничтожив бегущего противника, Эдуард стал собирать своих растянувшихся на четыре мили людей и повел их обратно на поле боя. К несчастью, времени на это ушло слишком много. Когда Эдуард вознамерился бросить свою победоносную кавалерию на резервные силы баронов, оказалось, что сражение уже проиграно. Жажда крови взыграла в сердце Эдуарда, и, несмотря на то что силы были явно неравны, он стремился продолжить бой. Роджер де Лейберн хладнокровно объяснил принцу, что в этом случае он потеряет всех своих людей, но ничего не добьется. Куда умнее отдать приказ пехотинцам бежать в безопасные места и ждать там нового приказа вновь встать под знамена принца.
Признав правоту друга, Эдуард последовал его совету, а сам вместе со своими рыцарями укрылся в замке Джона де Уоррена.
Улицы Льюиса, заваленные мертвыми телами и усеянные ранеными, походили в ту ночь на скотобойню. Симон де Монфор окружил монастырь и замок, но решил обойтись без дальнейшего кровопролития и потребовал капитуляции. Всю ночь посредники сновали между монастырем, замком и лагерем де Монфора, обсуждая условия заключения перемирия.
Эдуард сидел поодаль от своих рыцарей, никого не желая видеть. Эта ночь стала самой унизительной в его жизни. Он был уверен, что может помериться силами с крестным, у которого учился воинскому искусству, но проиграл битву, увлекшись погоней за врагом. В эту минуту он ненавидел себя и с еще большей силой ненавидел непобедимого воина Симона де Монфора.
Только один рыцарь посмел приблизиться к лорду Эдуарду, так и не снявшему окровавленных доспехов.
— Не вини себя, Эдуард, ты храбро сражался, — тихо обронил Роджер.
— Кого мне еще винить? — мрачно буркнул тот. — Только слабый кивает на соседа, объясняя собственные неудачи его происками. Сегодня я сделал немало ошибок. Но урок не пройдет даром. Больше это не повторится! — поклялся он.
Род никогда еще не восхищался Эдуардом сильнее, чем в миг поражения.
— Соглашаясь на условия капитуляции, думай о будущем, — напомнил он.
— Пусть мой отец обещает все на свете, но со мной такое не пройдет! — Он посмотрел в сторону Гарри, неподвижно сидевшего в углу, и сделал ему знак подойти. — Гарри, ты вместе со мной согласишься стать заложником? Я хочу, чтобы освободили моих рыцарей: Роджера, де Уорренов и, самое главное, приграничных баронов. Их ни в коем случае нельзя оставлять в плену. Я скажу де Монфору, что без них валлийцы снова затеют мятеж.
— Мы попробуем заставить Симона отпустить вас обоих, — заверил Роджер, — а если ничего не получится, устроим побег! — На смуглом лице блеснули белые зубы: Род был способен улыбаться даже в такой ситуации.
Принц Эдуард, Ричард Корнуэльский и Гарри Олмейн были переправлены сначала в Дуврский замок, а в конце мая, поскольку бароны опасались, что эти сиятельные особы могут сбежать во Францию через Ла-Манш, их переселили в Кенилуорт. Симон де Монфор отвез короля в Лондон, в собор Святого Павла, где нашла убежище королева. Сам он образовал новое правительство, объявив себя лордом-протектором, но, как человек мудрый, не издавал ни одного указа без королевской подписи.
Теперь замок Кенилуорт, где безраздельно правила леди Элеонора, напоминал королевский двор. То и дело его посещали самые знатные люди государства. Трое курьеров непрерывно курсировали между Дарем-Хаусом и Кенилуортом. Часто наведывался и сам хозяин во главе отряда из ста пятидесяти рыцарей. Вот и сегодня, едва проехав под опускной решеткой, Симон обвел взглядом стены в поисках жены. Ему сразу стало легче при виде Элеоноры. Принцесса, как всегда, открыла ему свои объятия.
— Я горжусь тобой, Симон, — прошептала она.
— Нет, любимая, это я горжусь тобой. Я никогда не победил бы без твоей любви и поддержки. Хотя ты принадлежишь к семье Плантагенетов, все же не предала меня, и я чувствую, что недостоин тебя. Даже кажусь себе униженным и смиренным.
— Смиренным? Какой вздор! — рассмеялась она. — Ни один из нас не способен на что-то подобное!
Элеонора прекрасно знала, насколько честолюбив супруг. Но ведь и она желала многого.
— Ты неизменно давала мне мудрые советы, Элеонора. Я никогда не говорил тебе этого, но всегда считал тебя ровней. Отныне я желаю видеть твою подпись на всех официальных документах.
Принцесса была безмерно польщена словами мужа и предвкушала момент, когда увидит свою подпись рядом с подписью графа Симона де Монфора, протектора Англии.
Восхищенно улыбнувшись, Элеонора коснулась его щеки:
— Я твоя… навсегда.
Де Монфор захватил королевские замки и поставил своего сына Генри править Херефордом, а второго сына, Симона, — командовать силами Суррея и Суссекса. Кроме того, он отправил своих людей на восточное побережье следить, чтобы зять короля Генриха, Людовик Французский, не вторгся в Англию.
Пытаясь заключить мир с Уэльсом, Симон пригласил самозваного валлийского короля Ллевелина в Кенилуорт в надежде заключить с ним мирный договор на два года. Великий военачальник постепенно становился государственным мужем, занятым делами с рассвета до заката. Но при этом он ни на минуту не забывал о принце Эдуарде. В битве при Льюисе Симон впервые понял, что воспитал достойного ученика. Он увидел его умение сражаться, силу, решимость и энергию. Но более всего де Монфора тревожил дар Эдуарда вести за собой людей. Оставалось лишь гадать, долго ли выдержит молодой лев в заточении.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брачный приз - Хенли Вирджиния



бесподобный и чувственный роман кто любит интриги борьбу за любовь и исторические романы вперед - это то что нужно история вперемешку с любовью преданностью верностью королю присяге а любовь что дух захватывает постоянная борьба перепалка главных героев прощение и страсть сильная всепоглощающая
Брачный приз - Хенли Вирджиниянаталия
19.04.2012, 11.48





Отличная книга. Читала раза три.
Брачный приз - Хенли ВирджинияКатерина
16.11.2013, 13.46





Средненький
Брачный приз - Хенли Вирджиниянека я
3.12.2013, 19.10





Эта книга - произведение исскуства. Перечитывала много раз, но интерес к этому произведению сохранился)
Брачный приз - Хенли Вирджиниялюбовь романовна
15.02.2014, 14.32





Начинается роман между героями со слов о доверии, но даже под конец книги они его так и не достигли. каждый полон секретов, которыми отказывается делиться с другим. женщины в книге - разменная монета в угоду политическим интересам. мужчинам важнее работа - война - а до жён нет и дела. отношения героев по меньшей мере странные - сложно поверить, что она и в самом деле ему нужна. постоянно уходит, не дав объяснений, в самый значимый для неё момент. типа: "Сама до всего дойдёт". какое-то постоянное пренебрежение. к тому же жалко героев-близнецов из первых двух частей. следовать за давно замужней женщиной и надеяться на что-то, вместо того, чтобы искать счастье для себя в новом. да и предыдущая пара из второй части - слишком уж тщеславны! думала, их свела похоть. а оказывается, жажда власти! но всё равно жалко, что Симона убили - раз уж "выворачивать" историю на изнанку, можно всем сделать "хеппи-энд". так благороднее. и ощущение после прочитанного было бы приятнее.
Брачный приз - Хенли ВирджинияИринка
11.06.2014, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100