Читать онлайн Колдовской апрель, автора - Хэнкс Мэрил, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэнкс Мэрил

Колдовской апрель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Когда Джина открыла глаза, на часах было четверть седьмого. Пожилой человек в ее постели крепко спал, дыхание у него было ровным, слабый румянец окрашивал щеки. Похоже, ему было намного лучше, чего не скажешь о самой Джине. Она провела ночь в ужасной позе, скрючившись и скособочившись в кресле. Теперь очень болела шея, а правая рука затекла и отнялась.
Хорошо, хоть не замерзла - в комнате было очень тепло.
Она критически оглядела свой измятый костюм, тихонько взяла свежую одежду и отправилась в ванную, бесшумно прикрыв за собой дверь.
Душ ее взбодрил, и когда она, уже одетая в элегантный костюм и причесанная, вернулась в комнату, то обнаружила, что спасенный ею незнакомец тоже проснулся и сидит на краю кровати, зашнуровывая ботинки.
- Доброе утро, ангел доброты.
- Доброе утро. Как вы себя чувствуете?
- О, совершенно и безоговорочно хорошо, благодарю вас.
- Я очень рада.
- Но я должен извиниться за то, что доставил вам такие неприятности и заботы.
- Это не стоит извинений.
- Я даже занял вашу постель. А где же спали вы, ангел?
- В кресле. И это оказалось вполне приемлемо. Да я сама проснулась только что, вот душ приняла…
- О, я тоже мечтаю об этом.
- Подождите немного, сначала я пойду и проверю, включили ли лифты.
К счастью, все оказалось в порядке, и Джина принесла радостную весть незнакомцу.
- Что бы там ни было, все уже в порядке.
- Замечательно! Не думаю, что я осилил бы еще один подъем по лестнице. Послушайте, ангел, но ведь я даже не знаю вашего имени…
- Джина Хьюстон.
- Джон Тернер, к вашим услугам. Они церемонно поклонились друг другу и рассмеялись.
- Вы здесь на конференции, мистер Тернер?
- Да, а вы?
- А я, собственно, организатор. Вообще-то мисс Деверо должна была отвечать за все, но она заболела, и мне пришлось ее подменить.
- Я так понимаю, вам уже пора на рада нет, я почти все сделала вчера. Потому и задержалась допоздна.
- В таком случае, не позавтракаете ли со мной, ангел? Мы могли бы еще о многом поболтать.
Она сама не знала, почему согласилась. того времени, как погиб Стивен, она избегала любого общения, насколько это было возможно при ее работе, и уж конечно ни с кем не общалась вне этой самой работы, но Джон Тернер почему-то располагал к себе.
- Я с удовольствием.
- Тогда как насчет того, чтобы встретиться внизу минут через двадцать?
На этом они и порешили, и Джон Тернер отправился к себе в номер, а Джина принялась на всякий случай просматривать свое расписание. После этого она спустилась в ресторан при отеле - чудесный зимний сад, где столики стояли между большими кадками с вечнозелеными растениями.
В этот ранний час в ресторане был только один посетитель, читающий утреннюю газету и потягивающий горячий шоколад. Джина с легким вздохом блаженно вытянула ноги и принялась от нечего делать рассматривать стены и потолок.
Минутой позже в ресторане появился Джон Тернер, свежевыбритый, помолодевший и элегантный. К удивлению Джины, они встретились, как старые друзья. Она с удовольствием разглядывала своего симпатичного визави, все еще очень привлекательного, несмотря на возраст.
Официант принес круассаны, джем, масло, апельсиновый сок и горячий кофе, и Джина с Джоном принялись болтать ни о чем. Только за второй чашкой кофе Джон вернулся к ночному, вернее, утреннему событию.
- И все же мне не дает покоя мое поведение. Ведь я не дал вам как следует выспаться. Я должен извиниться перед вами, Джина.
- Вам действительно не за что извиняться. Скажите лучше, если это не… Нет, лучше не будем о болезнях.
- Нет-нет, меня вовсе не пугают и не расстраивают эти разговоры. Видите ли, я уже довольно давно страдаю заболеванием сердца, и каждый новый приступ, так сказать, приближает мой последний час, но я уже свыкся с этой мыслью. Пугает меня другое. Я боюсь умереть в одиночестве. Понимаете, эта темная дорога в неведомое… Я никогда не был особенно религиозен, но моя жена перед смертью уверила, что подождет меня. На небесах. И вот теперь я и страшусь конца, и жду его… Я очень любил мою жену.
- Розу?
- Откуда вы знаете?!
- Вы ее звали во время приступа.
- Да… Вполне возможно… Я часто призываю ее… Но вместо нее на этот раз появились вы и спасли меня. Не будем о грустном, прошу вас. Расскажите лучше немного о себе. Вам, наверное, приходится много путешествовать?
- Да, почти без перерыва.
- Не устали от этого?
- Иногда кажется, что больше не могу, но потом приходят новые силы.
- А ваш муж? Судя по кольцу, вы замужем, но неужели он одобряет такой напряженный график работы своей очаровательной половины?
- Понимаете… Мой муж умер…, погиб в автокатастрофе два с половиной года назад.
Джон не стал извиняться, не смутился, не перевел разговор на другое. Он перегнулся через стол и взял ее за руку. Твердо глядя ей в глаза, он произнес:
- А ведь легче не становится, не так ли? Моя жена умерла три с половиной года назад, но я тоскую по ней каждый день, каждый час, каждую минуту, и ничто не может заставить меня не думать о ней… Должно быть, так и вы, Джина, тоскуете о своем муже…
- Итак, вы прониклись друг к другу симпатией?
Голос Рикардо вырвал Джину из воспоминаний, она растерянно посмотрела на него, с трудом приходя в себя.
- Прости? Ах, да. Да, можно сказать и так.
- И вам неожиданно стало интересно узнавать друг о друге все больше и больше…
- Да нет… Этого я сказать не могу. Он мало рассказывал мне о себе и своей личной жизни. Я уже говорила, он ни разу не упоминал о том, что у него есть пасынки. Да и Венецию не упоминал.
- Интересно, почему бы это?
- Это как раз понятно. Мне - понятно. Он слишком глубоко переживал смерть своей жены, и ему больно было вспоминать тот город, где они были так счастливы вместе. Я его хорошо понимаю.
- Значит, ты действительно потеряла мужа?
Она смотрела на Рикардо, совершенно не понимая, что он имеет в виду. Разум отказывался это понимать. А стальные глаза продолжали сверлить ее.
- Или это был небольшой изящный трюк, чтобы вызвать к себе дополнительную симпатию?
- Я не…
- Не понимаешь? Я хочу знать, действительно ли ты вдова. Или это просто часть спектакля?
Кровь отхлынула от лица Джины. Она физически чувствовала, как побелели ее губы. С трудом произнося слова, очень медленно и почти без интонаций, она произнесла охрипшим от боли голосом:
- Я очень хотела бы, чтобы все это оказалось, как ты говоришь, спектаклем. Изящным трюком. Однако, к сожалению, я действительно вдова. И я все рассказала тебе о своем муже.
- Да, ты была весьма словоохотлива. Можно сказать, говорила, не останавливаясь, но что из сказанного было правдой, вот что интересно.
- Все. До последнего слова. Впрочем, зная, кем ты меня считаешь, я даже не стану пытаться убеждать тебя в этом.
- Ну почему же. Выехав из Шварцвальда, я много размышлял и едва не изменил своего мнения о тебе. Все, что ты рассказывала, ЗВУЧАЛО очень убедительно. Я…, мои выводы противоречили очевидным фактам, но передо мной была и впрямь сама невинность…
Джина вспыхнула. Ярость заставила ярко запылать ее щеки.
- Факты?! Что ты несешь! Какие еще факты?! Да ты ничего обо мне не знаешь, ничего! Ты просто узнал, что Джон оставил мне наследство, и сразу решил, что перед тобой бессовестная шлюха, охотница за чужими деньгами. А как же может быть иначе? Все остальное ты просто подгонял под эту схему, не желая знать правду!
В тон Джине за окном оглушительно громыхнул гром, яркая молния на мгновение высветила замершие старинные дома на площади Кампо деи Кавалли. Гроза стремительно приближалась к городу, но в кабинете Рикардо Хоука она уже разразилась.
- О, разумеется, тебе хотелось бы уверить меня в собственной невинности, но, боюсь, я не подхожу на роль идиота!
- Отлично подходишь, просто тебе пока никто не говорил об этом! Да ты не узнаешь невинность, даже если она выскочит из кустов и даст тебе по голове! И откуда тебе быть с ней знакомым? Ты ревновал свою мать, бесился оттого, что она смеет быть счастливой. А теперь тебя волнуют только ее деньги!
- Возможно, я и не узнаю невинность, но уж подделку под нее отличу.
- Что?!
- Что слышала. Надо же, невинная ты наша! В первый же вечер после знакомства отправиться в постель к совершенно незнакомому мужчине!
Джина отшатнулась. Слезы стыда, отчаяния и гнева застилали ей глаза.
- Что, будешь отрицать это, весталка?
- Я знаю, это именно так и выглядит, но я…, я… Я потеряла голову.
- Ой, я сейчас заплачу.
- Это правда. Я никогда не пью, а вчера выпила много вина, потом еще бренди… Я еле стояла на ногах.
Рикардо ответил ей яростным и циничным взглядом, ясно показывавшим, что он не верит ни одному ее слову.
- Значит, голову потеряла?
- Да!
- Дальше ты обвинишь меня в том, что я тебя соблазнил и затащил в постель, хотя ты этого не хотела?
- Нет!
- Не слышу! Ты сказала…
- Нет. Я сказала нет. Я не собираюсь тебя ни в чем обвинять.
- Спасибо. Премного благодарны.
- И я не собираюсь отрицать, что хотела заняться с тобой любовью.
Рикардо насмешливо и брезгливо вскинул брови.
- Скажи мне, Джина, ты отправляешься в постель с каждым мужчиной, с которым знакомишься?
- Нет. Единственный мужчина, с которым я спала, был мой муж.
- Кроме меня, ты имеешь в виду?
- Да. Кроме тебя. После смерти Стивена я не только не спала ни с кем. Я даже не смотрела на мужчин. Я вообще ничего не хотела. Ничего и никого.
- И ты думаешь, я в это поверю?
- А почему в это нельзя поверить?
- Ты говорила, что твоего мужа нет в живых уже три года.
- Да.
- И ты ни с кем…
- Нет!
- Молодая, красивая вдова! Наверняка вокруг вилось полно мужчин, которые были бы не прочь…
- Все эти годы я носила обручальное кольцо. Кроме Джона никто и не знал, что я вдова.
Рикардо вновь цинично усмехнулся. Джина тихо добавила:
- До встречи с тобой, я имею в виду… До проклятой встречи с тобой… Ты не понимаешь! Я ушла с головой в работу, я не хотела думать ни о чем, я свела все свои контакты вне работы к нулю…, ну, почти к нулю. У меня была Джолли, потом у меня появился Джон. Мои два друга. Это все. Я была разбита на мелкие кусочки.
- Ты опять пытаешься убедить меня в невозможном. Что молодая, красивая женщина, здоровая и потому несомненно обуреваемая вполне естественными желаниями добровольно отказалась от всех контактов…
- Рикардо, ты все время сводишь все к сексу, но ведь я потеряла не только секс. Между прочим, не так уж он мне… Короче, это я могла пережить, обойтись без этого. Пойми! Я любила Стивена почти всю свою жизнь. Наверное, ты никогда не любил, поэтому и не понимаешь меня. Я потеряла куда больше, чем секс. Человеческое тепло. Ласку. Заботу. Защищенность.
Рикардо Хоук почувствовал приступ паники. Золотоволосая красавица не лгала - он это чувствовал. В ее голосе звучала боль, которую невозможно подделать, в ее глазах стояла тоска, которую невозможно сыграть. А если так - то он, Рикардо Анжело Хоук, убивал ее своими словами, своим цинизмом, убивал с особой жестокостью, беспощадно и страшно, так, как нельзя убивать ни одно живое существо.
Он пытался удержать позиции.
- Итак, ты три года ухитрилась прожить одна, без любовника, но после этого улеглась в постель с первым встречным.
Джина поникла. Она молчала, словно жизнь уже покидала ее. Рикардо почти ненавидел себя, но говорил дальше:
- Или ты хочешь сказать, что я был каким-то особенным? Возможно, таким, как Джон Тернер?
- Нет.
- Тогда почему, черт возьми!
- Я слишком много выпила… Потеряла контроль над собой. Внезапный порыв. А может быть… Может быть, я просто почувствовала, что мое время скорби и слез кончилось и можно попытаться начать жизнь заново…
- С первым встречным?
- Нет. С тем мужчиной, который пробудил во мне такие чувства, о каких я давно уже забыла.
- Может быть, все дело в том, что мы с твоим мужем похожи?
- Мне так показалось вначале, но я ошиблась. Ты не похож на Стивена. Совсем не похож. Даже внешне.
- И все же я тебя привлек?
- Да.
- Не в качестве ли очередной кормушки?
- Мне не нужна кормушка.
- Ну, это сейчас, пока ты молода и хороша собой.
- Мне никогда не нужна была никакая кормушка, и не понадобится в дальнейшем. Я могу зарабатывать себе на жизнь сама.
- Знаешь, моя дорогая, так думают очень многие женщины, но когда находится толстый и богатый папик, они вдруг понимают, что, в сущности, от них требуется очень немногое… И даже удивительно, как много мужчин ловятся на смазливые личики и упругие попки. А уж известная поговорка насчет старого дурака…
- Джон вовсе не был дураком. Он был очень одинок и несчастен. И в любом случае достаточно умен, чтобы понять, играю я или нет.
- Когда он сказал тебе, что ты его наследница?
- Он не говорил. Мы вообще никогда о деньгах не говорили. Я понятия не имела, богат он или беден. Уже после его смерти меня вызвал его адвокат и объявил, что я унаследовала все состояние Джона. Я не могла этому поверить… А теперь позволь мне пройти. Я очень устала, это был слишком долгий и трудный день. Я хочу в постель.
- Одна?
- Одна.
- Что ж… Тем не менее, нога-то у тебя все еще болит, так что я тебя отнесу.
- Нет! Она не настолько болит, и я вполне могу идти сама.
Ей было страшно представить, что Рикардо Хоук возьмет ее на руки. Если она, Джина Хьюстон, еще раз переспит с Рикардо, все погибло. Она потеряет остатки самоуважения, свою гордость, свое достоинство, и он тогда окажется совершенно прав, считая ее обычной шлюхой.
Джина схватила с пола сандалии и резко шагнула к дверям. Острая боль пронзила ее ногу, и Джина с криком схватилась за спинку стула.
Рикардо вскочил и гневно процедил сквозь зубы:
- До каких пор ты будешь вести себя, как малолетняя идиотка!
В следующий момент он решительно подхватил ее на руки, и внутри ее тела запылал настоящий пожар. Сердцебиение стало таким бурным, что Рикардо тоже почувствовал это и издевательски пропел:
- Мне будет намного удобнее, если ты обнимешь меня за шею.
Она закусила губу и выполнила его просьбу, хотя, судя по всему, ни в какой помощи он вообще не нуждался. Он нес ее легко, словно ребенка, и лишь потом, в самом конце пути, у двери ее комнаты слегка сбил дыхание.
Она не могла бы объяснить, откуда она это знает, но… Рикардо ее хотел. Это было несомненно и потому удивительно. Джина совершенно не понимала, как можно одновременно презирать женщину до глубины души и в то же время страстно желать ее.
Почему?
- Может быть, он одинаково реагирует на всех женщин?
Однако интуитивно она ощущала, что это не так.
Путь от кабинета Рикардо до ее комнаты оказался не таким уж коротким. Они поднялись по лестнице, потом Рикардо свернул в длинный и темный коридор, лишь слегка освещенный настенными светильниками. По стенам висели зеркала и старинные картины, все вместе создавало ощущение старинного замка с бесчисленными полутемными переходами и анфиладами.
Перед одной из высоких дубовых дверей Рикардо остановился.
- Это твоя комната. У тебя испуганный вид. Что-то не так?
- Да нет… Просто я подумала, что наверняка заблужусь, если попытаюсь выйти отсюда сама.
- А тебе это и не потребуется, до утра во всяком случае. Ванная и туалет есть в твоих апартаментах.
- По-моему, все двери в коридорах абсолютно одинаковы.
- Ты невнимательно смотрела, только и всего. На всех дверях есть изображения римского божества или духа, на каждой свое. В Древнем Риме их было множество, так что хватило на весь дом. Не будешь ли ты любезна повернуть ручку?
Она выполнила его просьбу, расцепив кольцо рук. При этом Джина коснулась завитков волос у Рикардо на шее, и это простое прикосновение пронзило ее, словно током. Она запомнит это ощущение навсегда.
Рикардо толкнул дверь плечом и внес ее в большую комнату, прекрасно обставленную, просторную и хорошо освещенную. Здесь он осторожно опустил Джину на пол, слегка скользнув рукой по ее груди. Джина даже испугалась так стремительно тело откликнулось на это прикосновение. Соски мгновенно отвердели и напряглись, словно Рикардо ласкал ее. Джина молилась, чтобы он не заметил ее возбуждения, и Рикардо действительно не обратил на это внимания.
- Что ж, вот твоя комната, и единственное, что тебе нужно запомнить, так это то, что на двери изображен Янус. Как видишь, он двулик… Забавное совпадение, не так ли? Впрочем, не буду лукавить, я сознательно выбрал для тебя эту комнату.
Внезапно сильные пальцы Рикардо коснулись ее вспыхнувших щек.
- Нет, нет, не потому" что ты подумала. Два лица у него было, чтобы охранять двери с двух сторон, а кроме того он считается богом новых начинаний… Ты ведь говорила о том, что у тебя начинается новая жизнь?
- Да. Мне кажется, что с тех пор, как я выехала из Англии, прошла целая вечность. Подумать только, я собиралась в обычную туристическую поездку… Послушай, могу теперь я задать тебе пару вопросов?
- Разумеется. Что ты хочешь знать?
- Если ты был обо мне такого мнения, почему ты переспал со мной прошлой ночью?
Томительная пауза повисла в воздухе. Одно время ей казалось, что Рикардо не станет отвечать, но он произнес:
- Я ничего не мог поделать. Я слишком сильно хотел тебя, чтобы просто пожелать спокойной ночи и уйти.
- Да? Но мне кажется, что довольно легко уйти от женщины, которую ты считаешь обычной шлюхой, корыстной и хитрой обманщицей. От женщины, о которой ты просто собираешь сведения.
- Ну, если бы ПРОСТО сведения… Меня обуревали самые разные чувства, в том числе и ревность из-за Джона. Ты не поверишь, но главным в итоге оказалось влечение. Ни одну женщину в своей жизни я не хотел так страстно. И хочу сейчас. А ты? Чего хочешь ты?
Он смотрел ей в глаза, и Джина не сомневалась, что ответ ему известен. Рикардо медленно положил руки ей на плечи и привлек к себе. Наклонился к ней. Коснулся теплых, трепещущих губ…
Ее разум превратился в холодный острый клинок. Джина спокойно отстранилась от Рикардо Хоука и сказала ровным тоном:
- Единственное, чего я хочу, так это чтобы ты изменил свое мнение обо мне.
- Что ж, возможно я и сделаю это, когда мы узнаем друг друга получше, но сейчас это невозможно.
- Тогда пошел к черту. Ты грязная свинья, Рикардо Хоук!
- Но ведь ты все еще хочешь спать со мной?
- Нет!
- Уверена? Ведь это самый простой и приятный способ узнать друг друга лучше.
- Не сомневаюсь, но я знаю о тебе уже достаточно, благодарю.
- Уверена, спрашиваю еще раз?
- Да. Будь так добр, оставь меня.
- Что ж, если таково желание дамы… Спокойной ночи, Джина. Сладких снов на новом месте.
- Спокойной ночи. В дверях он обернулся.
- Кстати, моя спальня по соседству, и сплю я один. Если изменишь свое мнение - между нашими комнатами есть дверь.
Он усмехнулся и вышел, не дожидаясь ответа.
Джина приложила ледяные пальцы к пылающим щекам.
Зачем все это? Зачем этот изощренный план издевательства над ней? Неужели он не чувствует, как она реагирует на него?
Она огляделась, стараясь не думать о Рикардо.
Несмотря на то, что вся мебель была старинная и очень дорогая, комната производила довольно-таки скромное впечатление. Ничего лишнего - большая кровать, туалетный столик, пара кресел, стул, большой платяной шкаф. Кровать аккуратно застелена, но покрывало приветливо отогнуто, и видно, что подушек и подушечек на ней целая гора.
Все вещи Джины были аккуратно развешаны на плечиках в шкафу, а на кровати лежала ее голубая ночная сорочка.
На туалетном столике стоял телефон, производивший впечатление настоящего произведения искусств - впору было принять его за муляж. Здесь же лежали часики Джины, книжка, которую она захватила в дорогу, и бабушкина шкатулка с драгоценностями.
Джина прислушалась и с изумлением обнаружила, что за окном вовсю поливает дождь. Она осторожно дохромала до окна и распахнула его. В комнату ворвался свежий воздух, напоенный запахом грозы. Молнии то и дело освещали темную воду канала и светлый фасад палаццо напротив. Вслед за молниями немедленно раздавались раскаты грома.
Грозы она не боялась, но, видимо, наэлектризованный воздух обострил все ее чувства и ощущения. Странное волнение охватило Джину. Она обняла плечи руками, стремясь сдержать дрожь.
Двери были в этой комнате повсюду, и она с неожиданным страхом поняла, что понятия не имеет, какая из них ведет в коридор, какая - в ванную, какая - в комнату Рикардо. Возбуждение, охватившее ее, нарастало, и Джина против своей воли представляла себя в объятиях Рикардо, словно наяву чувствовала его поцелуи на своих губах… Если она ошибется дверью, у нее не достанет сил вернуться к себе!
А достанет ли сил у самого Рикардо не сделать первый шаг?
Она прерывисто вздохнула, вспомнив все, что он наговорил сегодня. Удивительно, как быстро он составил о ней абсолютно неверное мнение, но оно вполне обоснованно, противоречий в нем нет, и в этом случае очень трудно обвинять Рикардо Хоука в чем-либо. Для него она действительно авантюристка, обманом завладевшая тем, что дорого ему с самого детства; расчетливая хищница, вторгшаяся в его родной дом и без зазрения совести собирающаяся отнять его.
Но Боже, как больно, что он так думает! Как стыдно и мерзко сознавать, что он сжимал ее в своих объятиях, не испытывая к ней ничего, кроме плотского влечения к ее телу и презрения к ее душе.
Еще хуже то, что сама Джина не в силах заставить себя забыть его руки, его губы, его ласки.
Джина тяжко вздохнула и пошла искать ванную. К счастью, та оказалась за первой же дверью, которую она осторожно приоткрыла. Джина почистила зубы, а потом встала под душ и долго стояла под теплой водой, стараясь вообще ни о чем не думать.
Она расчесала свои золотистые волосы, и они волной рассыпались по плечам.
Джина погасила свет и скользнула на свежие простыни. Кровать оказалась мягкой, словно пух, и ее гостеприимные объятия ласково приняли Джину. Это был долгий и трудный день, вот теперь он подошел к концу, и надо отдохнуть, надо сбросить с себя груз дневных забот, не думать вообще ни о чем…
Интересно, что теперь ей следует сделать? Завтра же вернуться домой? Остаться здесь на весь отпуск?
Вернуться - но тогда Рикардо так и останется при своем мнении, и у нее не будет возможности его переубедить, к тому же Пит собирался переехать к Джолли, и неожиданное появление Джины вряд ли можно считать уместным…
Да, завтра еще надо встречаться с синьором Антониони, он будет показывать ей дом, ее новый дом, ха-ха!
Ее Каза Розале… Дом, который так и не успел стать ее домом.
Она шла по темным коридорам Каза Розале, молчаливым и зловещим. Она очень боялась, но шла вперед, хотя и знала, что дом угрожает ей… Но, как всегда бывает во сне, не могла остановиться и все шла, шла…
И за ней кто-то шел. Тихие шаги, неотвратимые и потому особенно страшные…
Кто- то во тьме догонял ее…
Она закричала во сне и бросилась бежать, но ноги приросли к полу…
Она сделала несколько шагов и уперлась в глухую стену…
Воздух со свистом вырвался из легких, ужас затопил Джину, словно зловонная, затхлая вода…
Она шарила вокруг себя руками, изо всех сил пытаясь найти дверь…
Она кричала от страха…
И никак не могла проснуться!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил



легко и приятно
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилнв
24.09.2011, 11.33





Шикарная сказка. Советую!!!!
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилК А П Р И З
28.02.2014, 5.49





Сказка ,приятно почитать и получить удовольствие
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилтаня
5.05.2014, 2.20





Легкий роман. Неплохо, но нет страсти.
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилАнастасия
5.05.2014, 12.08





Легкий роман,приятно почитать. советую!
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилСветлана
18.08.2014, 0.55





так себе
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилюлия я
10.12.2015, 22.43





Отстой.
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилViktoria
25.03.2016, 16.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100