Читать онлайн Колдовской апрель, автора - Хэнкс Мэрил, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хэнкс Мэрил

Колдовской апрель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Несмотря на духоту. Джину бил холодный озноб.
- Так значит, ты меня выслеживал?
- Да, но мне нужен был личный контакт, поэтому Мюллеру я на всякий случай кое-что поручил.
Мюллер? Кто такой Мюллер? Вдруг в памяти всплыл странный человек с головой, напоминавшей пулю, тот самый, который читал газету, сидя в холле Кронен-Отеля в Шварцвальде. Выходит, он наблюдал за ней?
А потом еще тот толстяк с голубыми глазками, пялившийся на ее ноги на площади. Наверняка именно он проводил ее до отеля, а потом и до Каза Розале. Потом позвонил Рикардо Хоуку, и тот отправился встречать гостью…
Ее передернуло от отвращения и страха. Каждый ее шаг был под наблюдением, а она и не знала этого.
Остается непонятным только одно: зачем Рикардо это делал?
Джина постаралась взять себя в руки и преувеличенно спокойно поинтересовалась:
- Похоже, ты угрохал на мою скромную персону кучу времени и денег.
- И тебе интересно, зачем я это делал?
- А как ты думаешь?!
- Я полагал, ты и сама догадаешься.
- Ты переоценил мою сообразительность. Пока все это кажется мне просто каким-то бредом. Что это может быть? Что-то, связанное с домом? Только непонятно, что тебя так настораживало в новой соседке…
- В основном меня беспокоило, что ты можешь оказаться моей, в некотором роде, мачехой.
Гром, молния, буря, цунами, конец света, занавес, аплодисменты. Джина Хьюстон в роли соляного столпа. Всеобщее оцепенение.
Она с трудом разлепила онемевшие губы.
- Твоей…, мачехой?!
- В некотором роде. Я ведь не знал точно, не вышла ли ты за Джона замуж.
- Что?!
Ее реакция была слишком естественной, чтобы он ей не поверил.
- Но ты ведь МОГЛА выйти за него или хотеть выйти за него, или взять с него обещание жениться, черт возьми, откуда мне было знать?!
- Но при чем здесь… Боже мой! Так значит, Роза Тернер…
- Роза Фьорелла Манчини Хоук Тернер была моей матерью.
- Но Джон не был твоим отцом…
- Совершенно верно. Для мамы это был второй брак.
- Я знаю, Джон рассказывал, но никогда не упоминал, что были еще и дети.
- Это я понял. Ты и глазом не моргнула, когда я назвался. Значит, и в самом деле не знала, кто я такой. Ну, в общем-то, и дети из нас с Адриано были очень условные. Брату было тринадцать, мне - двадцать один, когда мама встретила Джона. Я только вернулся из колледжа и был несколько ошарашен ее решением.
- Ты был против этого брака?
- Против, не против, какая разница… Меня никто и не спрашивал.
- Но если бы ты жил дома, то попытался бы ее отговорить… Тебе не слишком нравился Джон?
- Все случилось слишком быстро. Я был уверен, что он женится на ее деньгах, ведь мама была единственной наследницей и состояния Манчини, и состояния Хоуков. Одна из самых богатых женщин Венеции.
Джина вскинула голову.
- Джон ее обожал. И он был не из тех людей, кто руководствуется корыстными соображениями. Я ни на миг не поверю, что он думал о деньгах, когда женился на твоей матери!
- Что ж, возможно, я ошибался… Во всяком случае, тогда я был в этом уверен и сразу уехал путешествовать. От злости, честно говоря. А когда приехал - дом уже поделили, и на свет появился Каза Розале.
- Я уверена, они были там по-настоящему счастливы. Рикардо кивнул.
- Возможно. Я видел, как он плакал на похоронах. Он был совершенно разбит… Хотя, впрочем, может быть это потому, что ему досталось не все состояние, а только треть? Треть и палаццо достались мне, а последняя треть будет принадлежать Адриано, когда он достигнет тридцати лет. Мама умерла, когда ему было восемнадцать, а мне двадцать шесть. Адриануччо был тогда слегка неуправляем. Впрочем, как и сейчас. Я далеко не уверен, что он и к тридцати годам образумится.
- Но ведь тебе тоже не было тридцати…
- Я другое дело. У меня к тому времени вообще уже был свой собственный бизнес и свое состояние. Мама не хотела, чтобы состояние и имущество семьи Манчини-Хоук разошлось, как круги по воде.
Тут до Джины наконец-то дошло.
- Значит, после смерти Джона его часть должна была вернуться в семью? Теперь понятно.
Ей очень хотелось уткнуться в скатерть лицом и разрыдаться. Все надежды на будущее, все радужные мечты и планы, все летело в пропасть. Рикардо очень четко и недвусмысленно обозначил круг своих интересов, и Джине Хьюстон в этом кругу отводилась роль досадного препятствия на пути к воссоединению семейного наследства.
Но почему адвокаты не сказали ей об этом раньше?! Хорошо, Антониони работает на Рикардо, но Брэдшо? Значит ли это, что претензии Рикардо носят в основном моральный, эмоциональный характер?
Ведь Джина не лишила двух малюток их законного имущества, она просто унаследовала треть громадного состояния. Рикардо и так богат. То, что принадлежало Джону, скорее, нужно ему для самоутверждения.
Джина Хьюстон выпрямилась. От бабушки она унаследовала очень важные черты: внутреннюю стойкость и умение собираться в нужный момент.
- Итак, часть, принадлежавшая Джону, должна вернуться в семью?
- Да, именно так.
- И ты считаешь меня виновной в том, что этого не произошло до сих пор?
- Не то, чтобы виновной… К тому же молодая вдова должна думать о будущем.
Ее передернуло от издевательского тона, но голос звучал твердо.
- Что ты имеешь в виду?
- Только то, что я претендую не на все имущество Джона Тернера, а на Каза Розале и на те деньги, которые он получил от моей матери.
- Интересно. И об этом написано в ее завещании?
- Это и так понятно.
- Кому? Тебе? Твоему Антониони? Может быть, об этом тебе говорила твоя мать?
- Моя мать сама принимала решения.
- Отлично. Значит, она смогла бы вполне четко написать в завещании, что она хочет от наследников. Упомянув при этом, что после смерти Джона имущество Манчини должно вернуться в семью. Но она этого не сделала.
Глаза Рикардо сверкнули холодной сталью клинка.
- Но это и так было ясно, говорю же тебе! У него не было родственников. Не было детей. Не было никого вообще! Кто же знал, что он потеряет голову из-за девчонки, которая годится ему в дочери!
Джина ответила ему не менее ледяным взглядом.
- Тебя не правильно информировали. Джон НЕ ТЕРЯЛ ИЗ-ЗА МЕНЯ ГОЛОВУ. Во всяком случае, не в том смысле, который ты имеешь в виду. Мы с ним просто были хорошими друзьями.
Сардоническая ухмылка исказила красивое лицо Рикардо, но Джина не сдавалась.
- Да, именно так, хотя ты это вряд ли поймешь!
- И сколько же вы были знакомы?
- Уверена, что ты знаешь. Полгода, немногим больше.
- Вы жили вместе?
Это было как пощечина. Джина вспыхнула, но сдержала себя.
- Нет. Это абсурд. Джон был больше чем вдвое старше меня!
- А при чем здесь возраст? Некоторые женщины умеют привлекать мужчин от шестнадцати до шестидесяти. Ты недавно с блеском это продемонстрировала.
Он намекал на эпизод с Марио, и это убило Джину наповал. Значит, на лице Рикардо тогда было вовсе не выражение ревности, а обычное отвращение! Он считает ее корыстной шлюхой, охотницей за наследством, которая ни перед чем не останавливается!
Она с трудом сохраняла спокойствие и сдерживала слезы.
- Я понимаю, что именно ты думаешь обо мне и обо всем, что случилось, но уверяю тебя, ты ошибаешься. Я не та, за кого ты меня принимаешь, а что до Джона… Это были особые отношения, мне трудно тебе объяснить. Мы повстречались вдали от дома и виделись всего четыре или пять раз. Он мне часто звонил, мы писали друг другу письма, однажды пообедали вместе в Лондоне…
- Ты всерьез хочешь, чтобы я поверил в поросячью невинность ваших с ним отношений?!
- Поверишь ты или нет, но это факт. Они были невинны, эти отношения. Абсолютно невинны.
- Тогда какого черта человек в своем уме оставляет все свое состояние девчонке, которую видел всего несколько раз в жизни и с которой даже не спал! Ответ ясен: она соблазнила его, заманила, и он собрался на ней жениться.
Джина спокойно посмотрела Рикардо в глаза.
- Шипи, кричи, злобствуй, но это не правда. Ни о каком замужестве и речи не шло.
- Что же ты ему пообещала?
- Я ничего не обещала. Он и не хотел никаких обещаний. Джон слишком любил свою жену.
- Которая умерла несколько лет назад!
- Но он так и не смог смириться с ее смертью!
. - Прекрати разыгрывать мелодраму. Ему было всего-навсего за пятьдесят, он был еще достаточно молод. Вполне мог иметь любовницу, во всяком случае, нуждаться в ней.
- Рикардо, ты прекрасно знаешь, что у него было очень больное сердце. Не делай изумленный вид, ты не мог этого не знать. Он не нуждался в любовнице. Джону нужен был друг, человек, способный поддержать его, способный понять его боль, его потерю. Я стала ему таким другом, потому что и сама прошла через это…
В этот момент прямо над их головами ярко сверкнула молния. В воздухе пронесся порыв свежего ветра, какой всегда бывает перед близкой грозой. Джина почувствовала, как сильно ломит ей виски. Она торопливо подхватила сумочку и поднялась с места.
- Прости, но я устала. Я лучше пойду.
- Разумеется, я тебя провожу.
- Спасибо, но в этом нет необходимости. Я возьму такси.
- И слышать не хочу.
Рикардо расплатился и галантно предложил ей руку, но Джина вскинула голову и прошла вперед. Нога разболелась вслед за головой, однако она мужественно терпела боль. Только бы кончился это вечер, только бы оказаться у себя в номере…
Рикардо правил лодкой с изящной небрежностью, хотя все пространство вокруг было буквально забито всевозможными плавсредствами. Устало глядя в широкую спину, Джина с мрачным смешком подумала, что, вывались она сейчас в воду, он проводит ее милой улыбкой и будет счастлив, что все так удачно кончилось.
Когда она садилась в лодку, Рикардо поддержал ее, и это простое прикосновение зажгло в теле Джины настоящий пожар. Какое счастье, что темнота скрывала пылающее до сих пор лицо и подозрительно блестящие глаза!
Тело решительно отказывалось презирать и ненавидеть жадного богача с неотразимой внешностью. Тело помнило его ласки, его жар и пыл, тело жаждало этого вновь. Джина угрюмо нахохлилась на подушках сиденья.
Всю дорогу она молчала, Рикардо тоже не торопился нарушать тишину. Название отеля она ему не сказала, но ведь его шпионы, и синьор Антониони первый, наверняка донесли ему, где она остановилась, вот и пусть везет.
Гроза прошла стороной, и теперь Рикардо вел лодку, не спеша. Они пережидали красный свет на светофоре, когда Джина ощутила некоторую тревогу и спросила:
- А…, мы правильно едем?
- Не волнуйся. Я выбрал более романтичную дорогу, чтобы ты увидела красивые места.
Джина немедленно надулась и замолчала. После всего, что он ей наговорил, самое время думать о романтике и любоваться прекрасными видами. Да он просто издевается над ней!
Потом, к своему изумлению. Джина увидела, как они минуют отель и углубляются куда-то, между старинными домами, под ажурными мостами…
- Что ты делаешь? Мы проехали отель!
- А я туда и не собирался.
- Но ты обещал отвезти меня домой!
- Вот я и везу тебя домой. Кажется, твой дом теперь в Каза Розале?
С этими словами Рикардо ловко завел лодку в уже знакомый ей док у подножья дома, выпрыгнул на ступени и подал ей руку. Джина горько пробормотала:
- Это твой дом, не мой. И моим никогда не станет. Я вовсе не хочу сюда возвращаться.
Он пожал плечами и стал подниматься вверх по лестнице, так что Джине не осталось ничего другого, как последовать за ним. В холле Рикардо повернулся к ней с мягкой и вежливой улыбкой радушного хозяина.
- Зайдешь ко мне выпить чего-нибудь перед сном?
- Нет. Я хочу вернуться в отель. В Каза Розале жить нельзя. Если ты меня не отвезешь, я возьму такси.
- Да, ты могла бы.
- Не только могла бы, но и собираюсь сделать это.
- Но я бы не советовал. Сейчас большой наплыв туристов. Вряд ли ты найдешь номер в отеле.
- У меня уже есть номер!
- Нет. Я отменил заказ.
- Что?!
- Я позвонил в отель и сказал, что ты приболела и останешься в Палаццо деи Кавалли.
- Но я не желаю здесь оставаться. Кроме того, все мои вещи в отеле!
- Все твои вещи ждут тебя в комнате. В твоей комнате.
- Я не хочу здесь оставаться!!!
- Сейчас почти полночь. Ты не можешь шляться по Венеции в такое время, да еще с больной ногой. - Прошу тебя, Рикардо…
- Что с тобой? Тебе так неприятно быть моей гостьей?
- Да, мне неприятно гостить у человека, который считает меня бессердечной и бесстыдной охотницей за чужими деньгами. Я даже не понимаю, почему ты настаиваешь…
Ее голос дрогнул и сорвался. Все она понимала. Так легче держать ее под наблюдением.
Джина чувствовала себя совершенно разбитой и очень, очень уставшей. Словно пользуясь этим, Рикардо подхватил ее под руку, едва ли не силой увлекая за собой по лестнице.
В его кабинете было почти темно, если не считать очень приглушенного света настольной лампы.
Кроме стола, кресла, нескольких стульев и книжных полок по стенам здесь стоял еще и небольшой кожаный диван, на который Рикардо усадил Джину. Потом торопливо опустился на колени и легко снял с нее туфли.
- Дай взглянуть на твою ногу.
Она закусила губу, чтобы не закричать от неожиданной вспышки возбуждения, охватившего ее при первом же прикосновении этих сильных пальцев. Что с ней? Ведь после сегодняшнего все стало ясно, их дальнейшая связь невозможна, но…, глупое тело опять не желало слушать голову.
- Я бы сказал, тебе надо полежать и дать ногам настоящий отдых. Кроме того, не лишним будет и холодный компресс… Я вижу, что нога немного отекла.
Тут он наконец поднял голову и взглянул ей в глаза. При мысли о том, что он сейчас догадается о ее чувствах. Джина вспыхнула. Смуглый мерзавец с легкой улыбкой и искренним интересом наблюдал за тем, как ее лицо меняет цвет, а затем светским тоном сообщил, что вернется через минуту, и вышел, не закрыв дверь.
Она откинулась на спинку дивана, злясь на себя и на Рикардо, на весь свет и на свою незадачливую судьбу.
Как он смел аннулировать ее заказ в отеле! Куда ей теперь деваться? Не бродить же в самом деле всю ночь по незнакомому городу, волоча за собой чемодан? Здесь все-таки безопаснее.
А безопаснее ли здесь? Смотря что считать безопасностью!
Рикардо вернулся действительно через минуту, неся с собой лед, марлю и эластичный бинт. Он так быстро и ловко сделал Джине повязку, что она только диву давалась: известные ей мужчины с трудом справлялись даже с обычным пластырем.
После этого Рикардо подошел к небольшому бару, наполнил два бокала и поднес один ей. Ледяной сок лайма. Это было весьма кстати.
- Судя по выражению твоего лица, у тебя опять разболелась голова. Как ты?
- Разболелась, но это ничего. Пройдет.
- Выпей-ка таблетки.
- Горькие… Послушай, твоя экономка, наверное, будет не очень-то рада неожиданным гостям.
- Мария? Не бери в голову. К тому же ты ей понравилась.
- Откуда ты знаешь?
- Она сама приготовила твою комнату. Я только собирался дать ей поручение, когда привезли твои чемоданы, а она уже все сделала. Верный признак.
На языке оседал горький вкус таблеток. Джина поморщилась и вздохнула. Рикардо тем временем снял пиджак, с видимым наслаждением развязал галстук и расстегнул две верхние пуговицы рубашки.
При виде его крепкой смуглой шеи Джина едва не задохнулась от нахлынувших воспоминаний. Вот она приникает губами к его шее, а руки Рикардо уже бродят по ее телу, горячему и готовому отдаваться его любви…
Рикардо исподтишка наблюдал за ней. Зрачки расширены, розовые губы приоткрыты, на лице застыло странно-мечтательное и немного даже безумное выражение… Джина Хьюстон сейчас напоминала женщину на пике чувственного наслаждения. Как странно, думал Рикардо. В этой женщине сочетаются почти детская невинность и необузданная страстность опытной любовницы… Кто разбудил в ней это, неужели ее муж? Вряд ли.
И до чего же она красива! Нет сомнения, что Джон Тернер влюбился в нее, и, честно говоря, осуждать его за это трудно. Как жаль, если перед ним расчетливая дрянь… Ему было очень хорошо с ней в постели. Ни с кем другим так не было.
Рикардо тряхнул головой, отправился к небольшой кофеварке и сделал себе чашку эспрессо. Затем вернулся к дивану и уселся напротив своей нежеланной гостьи (или, наоборот, слишком желанной, несмотря ни на что). Некоторое время оба молчали и пили каждый свое, но потом Рикардо нарушил затянувшуюся паузу.
- Значит, у Джона было плохое сердце? И что, ничего нельзя было с этим сделать? Он пробовал серьезно лечиться?
- Нет, это было безнадежно. Вопрос времени. Ты не знал об этом?
- Нет, но что интересно, знала ты. Джина подумала, что сейчас умрет от отчаяния. Конечно, очень красивая получается история: она знает, что жить Джону Тернеру осталось всего ничего, и она ничем не рискует, даже и выйдя за него замуж…
Рикардо помолчал, а затем сказал тихо и как-то растерянно;
- После похорон мамы Джон сразу же запер дом и уехал. С тех пор мы виделись всего один раз, очень коротко. И не общались.
Джина понимала, почему так произошло. Единственная любовь Джона умерла, от обоих сыновей Розы он не ждал ни малейшего проявления участия… Ничто не связывало его с Венецией.
Голос Рикардо ворвался в ее воспоминания.
- Где и когда вы с ним познакомились?
- В Париже. В ноябре прошлого года.
- Расскажи. И учти, я люблю детали!
- Я учту. Моя коллега, Линда Деверо, заболела воспалением легких. Ее увезли в больницу, так что мне пришлось срочно подменять ее и лететь на конференцию в Париж. Конференцию проводили в Отеле Бельфлер, недалеко от Елисейских Полей, это такое серое старинное здание, а вокруг него цветут розы и петуньи…, нет, пожалуй, бегонии… Или все-таки петуньи?
- ТАКИЕ подробности можешь опускать.
- О, спасибо. Это значительно облегчит рассказ. Ты так великодушен…
Что- то подсказывало Рикардо, что Джина Хьюстон над ним издевается, но он сдержался и коротко кивнул, приглашая ее продолжать.
- Делегатов было около пятидесяти человек. Конференция открывалась следующим утром, почти все участники уже прибыли и расселились в отеле, так что дел у меня было немного, но только до вечера. Вечером предстояло все еще раз хорошенько проверить, и мне выделили для этого небольшую комнатку под офис. Мой номер был на четвертом этаже. Когда я закончила работать, выяснилось, что ни один лифт уже не работает. Пришлось идти наверх пешком…
Это была уже даже не поздняя ночь, а, скорее, раннее утро, и Джина была уверена, что во всем отеле нет других бодрствующих. Именно поэтому она чуть не взвизгнула от неожиданности, увидев на ступенях пожилого человека в хорошем сером костюме. Лицо человека было матово-бледным, а от носа вниз до углов рта протянулись резкие голубые тени. У пожилого мужчины явно был сердечный приступ.
Он не открывал глаз и шептал что-то. Джина склонилась к нему и разобрала женское имя:
- Роза!
В это момент он открыл глаза, карие, живые и умные, но полные боли, и Джина окончательно уверилась, что мужчина не пьян, а болен. Губы у него были совсем синие.
- Чем я могу вам помочь?
- Таблетки…
- В каком кармане?
Вместо ответа он страшно захрипел, и Джина торопливо стала искать по всем карманам. Наконец она нашла маленькую пластмассовую коробочку и с облегчением уселась рядом с мужчиной на холодный мрамор ступеней.
- Две таблетки?
- Да, пожалуйста…
- Я пойду и вызову врача… С неожиданной силой тонкие пальцы впились в ее локоть.
- Останьтесь со мной… Пожалуйста!
- Вам нужен врач…
- Ничего они не сделают, эти врачи! В его голосе прозвучала такая горькая уверенность, что Джина без раздумий уселась обратно на ступеньку, держа незнакомца за руку. Его пальцы были холодны, как лед, но таблетки уже начинали действовать, и дыхание постепенно выравнивалось. Легкий румянец вернулся на высокие скулы, и Джина решила, что мужчина, помимо всего прочего, еще и замерз, лежа на этих ступенях, потому что отопление наверняка выключилось вместе с лифтами. Ему необходимо согреться.
- Как вы, мистер?
- Лучше, намного лучше, дорогая, спасибо. Мне нужно просто прилечь…
- На каком этаже ваш номер?
- На седьмом.
Нечего было и думать, что он одолеет такой путь.
- Послушайте, мы сейчас пойдем ко мне в номер, вы полежите там и немного согреетесь, а я схожу за помощью. Это совсем близко. Вот за этой дверью и еще два шага.
Она осторожно помогла пожилому джентльмену подняться, и он тяжело оперся на ее плечи, виновато вздохнув.
- Держитесь за меня и не бойтесь. Я намного крепче, чем с виду, да и с виду не слабенькая.
Они кое- как добрались до коридора, затем до двери комнаты Джины. В номере она заботливо уложила незнакомца на постель, прикрыв его пледом. Предварительно сняла с него ботинки и носки, помогла стянуть пиджак и ослабить галстук.
- Хотите еще чего-нибудь?
- Больше ничего, спасибо. Она подоткнула вокруг него одеяло и выключила верхний свет.
- Отдыхайте.
- Спасибо, моя дорогая. Вы настоящий ангел доброты.
Она сделала попытку подняться и пойти за врачом, но он вновь удержал ее.
- Останьтесь! Я не хочу быть один.
- Но вам правда нужен доктор!
- Мне не нужен доктор. Обещайте, что не бросите меня одного! Джина тихо ответила:
- Обещаю. Я не уйду.
Так она и сидела рядом с постелью, держа его холодные худые пальцы в своей руке и почти не двигаясь, пока пожилой незнакомец не заснул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колдовской апрель - Хэнкс Мэрил



легко и приятно
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилнв
24.09.2011, 11.33





Шикарная сказка. Советую!!!!
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилК А П Р И З
28.02.2014, 5.49





Сказка ,приятно почитать и получить удовольствие
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилтаня
5.05.2014, 2.20





Легкий роман. Неплохо, но нет страсти.
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилАнастасия
5.05.2014, 12.08





Легкий роман,приятно почитать. советую!
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилСветлана
18.08.2014, 0.55





так себе
Колдовской апрель - Хэнкс Мэрилюлия я
10.12.2015, 22.43





Отстой.
Колдовской апрель - Хэнкс МэрилViktoria
25.03.2016, 16.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100