Читать онлайн Возвращение в рай, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение в рай - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение в рай - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение в рай - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Возвращение в рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Ты — племянник великого Гуаканагари, сын его сестры Алии, — сказал юноша с благоговейным страхом, стоя на коленях перед Риго.
Глядя на это жалкое почтение, Риго не знал, смеяться ему или гневаться от отвращения к их трусливому подобострастию. Он уже наблюдал нечто подобное в королевском суде, когда индейцы, запинаясь, произносили высокопарную речь перед лошадиномордым Габсбургом.
— Мой брат говорил мне, что я сын женщины королевского рода, но поклонение для меня неожиданность. Встаньте. Я не ваш вождь и вообще не обладаю никакой властью.
— Но ты еще и сын Золотого Человека, дона Аарона, и принцессы Алии. Единственный вождь, оставшийся в живых, — это Гуаканагари. А ты его наследник.
— Я не наследник, — горько ответил Риго, наклоняясь и ставя юношу на ноги. Свистнув Пелигро и вернув калебас мальчику, он поспешил отделаться от этих дикарей. Ничего удивительного, что испанцы истребляют их. Это настоящие овцы! Но, черт возьми, ему бы не хотелось быть их пастырем.
Риго пошел к своему коню, покорно трусившему навстречу. Внезапно странное рычание заставило его обернуться как раз в тот момент, когда огромная собака прыгнула на него. Закричав от ужаса, тайно отпрянул, а Риго покатился по земле в смертельной схватке с собакой. Он инстинктивно поднял руку, чтобы защитить горло, до которого старался добраться мастифф. За годы, проведенные в имперской армии, Риго хорошо усвоил, каким образом боевые псы убивают своего врага. Он слышал скрежет и клацанье собачьих зубов, рвущих рукав камзола. Было уже слишком поздно пытаться достать меч. Но пока он катался с собакой по земле, удалось вытащить кинжал. Он воткнул его в незащищенное собачье брюхо так глубоко, как только мог.
Судорожно взвыв, мастифф ослабил хватку и выпустил Риго. И тут же снова прыгнул на него, оставляя на траве кровавый след, словно желая вцепиться смертельной хваткой в горло жертвы и утащить с собой на тот свет. Риго стоял на коленях, опираясь на руки, но в тот момент, когда пес снова был готов сомкнуть челюсти, смог поднять здоровую руку и нанести зверю удар, рассекая кинжалом горло. С бульканьем пес безжизненно рухнул на окровавленную землю и замер с открытыми глазами.
Риго согнул руку, проверяя, насколько серьезно пес ранил его. К счастью, ему не удалось прокусить ткань. Риго поднялся и посмотрел на индейцев, которые все еще прятались в корнях дерева. Почти сразу отчетливо послышался топот копыт.
Звук приближался, и, бросив разглядывать дикарей, Риго поспешно обнажил меч, разразившись проклятьями по поводу того, что не успел оседлать Пелигро для достойной встречи владельца пса.
Из-за деревьев показался высокий крупный человек в дорогом красном бархатном камзоле верхом на чудесной серой лошади. У незнакомца была тщательно ухоженная бородка, чуть темнее, чем его каштановые волосы. Едва взглянув на мертвого пса, он обратился к Риго:
— Прошу прощения за Баско. Надеюсь, он не поранил вас. Пес сорвался с цепи на постоялом дворе, пока я утолял жажду. Я всюду искал его…
— Это же боевой пес. Зачем он вам здесь, в Эспаньоле? — спросил Риго, не торопясь спрятать меч, завидев двух сопровождавших дворянина слуг с непроницаемыми лицами.
Кабальеро улыбнулся, обнажая чудесные белые зубы.
— Простите мои дурные манеры. Я не представился. Эстебан Эльзоро, плантатор. Мы используем таких собак для охраны рабов. — Он презрительно взглянул на съежившихся от страха индейцев, потом обратил ледяные серые глаза на Риго.
— Думаю, собака напала на меня, потому что учуяла запах тайно, хоть и смешанный с запахом европейца. Да, дон Эстебан, я — наполовину индеец, незаконнорожденный сын Аарона Торреса. Может быть, вы знаете моего отца? «Почему пес напал на меня и не тронул настоящих индейцев?»
Эльзоро быстро спешился и подошел к Риго.
— Тем более, тысячу извинений. Дон Аарон мой сосед и друг. А вы — сын сестры Гуаканагари, — мальчик, которого он потерял еще младенцем.
— Родриго де Лас Касас. Может быть, вы еще знаете моего старшего брата, Бартоломео; он уже несколько лет будоражит королевский суд, защищая тайно от бесчинств испанцев. — Риго холодно усмехнулся.
Эльзоро нахмурился.
— Да, я знаю этого человека. Он и его святые отцы сеют беспорядки среди тайно, добиваясь, чтобы их освободили от труда на плантациях. Может быть, они еще захотят освободить и мавров? Тогда на земле совсем некому будет работать.
— Некому, кроме самих испанцев? — Лицо Риго оставалось бесстрастным. Если этот человек — действительно друг его отца, тогда это совсем не вяжется с убеждением Бартоломео, что Аарон Торрес примет своего незаконнорожденного наследника — тайно! — Я тоже приношу извинения за то, что убил вашу собаку! Я был солдатом, и хорошо знаю, чего стоит натаскать ее. Может быть, можно возместить убытки?
Эльзоро протестующим жестом остановил Риго:
— Нет. Не стоит волноваться. У меня таких еще несколько дюжин. Ваш отец знает о вашем приезде?
— Вирайна так любезна, что послала ему известие и оказала нам гостеприимство, — ответил Риго, внимательно следя, как отреагирует Эльзоро на имя Колона.
— Ах да, наша прославленная леди — вице-король — в изгнании. Вы сказали «нам» — ваша семья тоже из Испании?
— Только моя жена, и она — француженка.
— Испанский солдат, женатый на француженке. Довольно необычно. Я желал бы посмотреть на нее. — С этими словами он вскочил в седло и, не оборачиваясь, исчез в джунглях.
Возвращаясь в город, Риго еще и еще раз мысленно прокручивал в памяти эту сцену, думая о том, шла ли собака именно по его следу. Когда он останавливался на площади, было достаточно легко поймать его запах, особенно подобрав какой-нибудь из мелких предметов, которые он разглядывал на рынке.
Эстебан Эльзоро был другом его отца. Сосед-плантатор, использующей боевых псов, чтобы убивать беглых рабов. Зачем этому безжалостному человеку нужна его смерть? Он думал о том, будет ли Мириам в безопасности, оставь он ее в семье Торресов. Наверняка они примут бывшую невесту Бенджамина, тем более женщину их крови и их веры. «Но опороченную тобой». Ему казалось, что джунгли смеются над ним.
Отдохнув, Мириам почувствовала себя на удивление бодрой. Пока слуги наполняли ванну горячей водой, она стояла у большого окна, глядя на реку. Мария прислала прислуживать ей миловидную девушку смешанной крови. Мириам с удовольствием погрузилась в воду и позволила вымыть волосы фруктовым мылом с экзотическим сладким запахом. Сполоснув волосы и обернув голову полотенцем, она отпустила служанку.
— Спасибо, больше ничего не нужно. Я хочу немножко полежать в воде. Морская соль, кажется, впиталась так, что теперь и кости у меня соленые. Я позвоню, если понадобится.
Закрыв глаза, она положила голову на край ванны и попыталась расслабиться. Риго не было уже несколько часов. Думать о нем, о его красивом теле, сплетавшимся сейчас с телом какой-нибудь миловидной наложницы, было невыносимо.
— Ему нужен только ребенок. Что мне делать? — Она положила руки на живот, словно ребенок мог ответить ей Вздохнув, Мириам осторожно вылезла из ванны и завернулась в длинное полотенце.
Риго тихо вошел в комнату и замер, разглядывая окутанное мягким золотистым светом тело жены. Округлившийся живот и увеличившаяся грудь делали ее еще более соблазнительной. Она закончила вытираться и, размотав полотенце на голове, принялась сушить волосы, пока они не засияли как полированная бронза. В нем росло желание.
«Почему нет?» До вечерней трапезы еще было время, а он уже принял ванну и переменил испачканную одежду внизу, чтобы не пугать ее. Внезапно почувствовав его присутствие, она обернулась, прикрыв наготу полотенцем. Ее волосы, словно мантия, покрывали плечи, но полотенце скрывало только живот и бедра. Длинные стройные ноги были на виду. Он скользил по ним взглядом, любуясь тонкими лодыжками и дорисовывая в воображении все остальное.
— Полотенце не может скрыть твоей привлекательности. Но я хочу видеть тебя всю. Сними его, — прошептал он хрипло, расстегивая камзол.
Мириам отступила на шаг, но поняла, что выглядит это довольно глупо.
— Вы смутили меня. Как давно вы здесь?
Еле заметная улыбка изогнула его губы.
— Достаточно долго, — ответил он, потянувшись за полотенцем и отправив его вслед за камзолом.
— Я уродлива, и не хочу, чтобы ты смотрел на меня, Риго. — Она заставила себя стоять прямо, хоть от этого ее грудь и живот выпирали еще сильнее.
— Я не нахожу тебя уродливой. Когда я встретил тебя, ты находила непривлекательной свою худобу. Теперь ты думаешь, что слишком полная.
— Вы довольно легко нашли средство от худобы, — съязвила она.
Непроизвольная улыбка появилась на его лице.
— И получил при этом большое удовольствие — удовольствие, которое ты делила со мной. Или ты притворялась, Мириам?
Щеки ее вспыхнули, когда она посмотрела в бесчувственное насмешливое лицо Риго.
— Ты хочешь лишить меня чести, гордости, всего?
— Ах, да, вы же леди, рожденная в знатном доме, и по праву рождения имеющая гордость и честь. А я ведь, конечно, дикарь и ублюдок, и от рождения не должен иметь ничего подобного. — Он протянул руку и схватил ее за волосы, притянув к себе.
— А теперь, жена, я хочу испробовать свою дикую кровь… на тебе.
Она попыталась увернуться от поцелуя. Но он держал ее за волосы, причиняя боль. Мириам невольно вскрикнула, и Риго тут же отпустил ее, одновременно покрывая нежными горячими поцелуями щеки, брови и виски, затем осторожно, на руках, отнес в постель.
Пока он раздевался, Мириам лежала, словно одурманенная. Откинув волосы с лица, он посмотрел на нее. Желание, словно солнцем, освещало его лицо. Она молча села и обняла его. Он обвил ее плечи руками, и оба упали на мягкие подушки, сплетая тела и покрывая поцелуями лица друг друга.
— Я постараюсь не причинить вреда тебе и ребенку, — пробормотал он, переворачиваясь таким образом, что она оказалась сверху. — Сделай так, чтобы я вошел в тебя глубоко и ты не почувствовала бы дискомфорта. — Он приподнял ее бедра над своей напряженной плотью.
Риго старался не поддаться страсти, но было невыносимо смотреть снизу на ее тяжелую, с розовыми сосками грудь, не желая ворваться в ее лоно.
Мириам почувствовала касание его плоти, и ее тело послушно ответило на зов, когда она осторожно опустилась, принимая его в этой странной и новой для нее позе. Опьяняющее чувство обладания переполнило ее, и она впустила его в себя целиком, чувствуя спазм удовольствия, когда он осторожно приподнял бедра навстречу ей. Она приподнялась, затем снова медленно опустилась, ощутив новую волну тепла. Мириам двигалась медленно, почти ритмично, ее грудь при каждом движении касалась его тела.
Было невероятным наслаждением — сумасшедшим, диким — чувствовать глубоко внутри его горячую скользкую плоть. Она подняла бедра, почти выпустив его, и опустилась, еще раз ощутив глубину и мощь.
Риго поднял голову и притянул ее за плечи, достав губами грудь. Она сходила с ума от наслаждения и чувствовала головокружительную освобождающую легкость экстаза. Он изогнулся и напрягся под ней, выплескивая семя в ее тяжелое чрево. Мириам, содрогаясь, лежала на его груди, прижимаясь к его телу, такому нежному и властному.
Медленно, даже слишком осторожно, Риго-приподнял ее и уложил рядом с собой на широкую постель. Он прижался к ней нежными теплыми губами и пробормотал куда-то в шею:
— Ты в порядке… и, кажется, довольна, если я не ошибаюсь.
— Да, Риго, — просто ответила она, потом добавила: — Я не знала, что это можно делать так, когда женщина наверху…
Он осторожно погладил ее волосы.
— Есть еще великое множество способов дарить и получать удовольствие. Пока это безопасно для тебя и для ребенка, я покажу много интересного, Мириам. Она молчала в замешательстве. Сколько способов знает ОН?
— Наверняка такой мошенник, как ты, , испробовал их все.
— Несомненно, — в тон ей парировал Ряго. — Ты скажешь мне, когда тебе будет небезопасно заниматься любовью?
Мириам почувствовала участие в его голосе, что глубоко тронуло ее. «Почему он заботится обо мне, но хочет бросить здесь и отправится в Мексику?»
— Здоровая женщина вполне может себе это позволить до самого дня родов — если мужу не будет противно ее тело и он будет достаточно изобретательным в выборе приемлемой позы. — Произнеся последние слова, она тут же пожалела о сказанном. Что за непристойность! «Не имеет значения, только бы удержать его».
Риго усмехнулся и поцеловал ее в кончик носа.
— Я обладаю уникальной изобретательностью, жена. — «Жена». Это слово прозвучало так естественно. Как хочется, чтобы она всегда была рядом! Как и все мечты его детства, провидение отнимет ее у него. — Однако уже поздно, а вирайна ждет нас к ужину, — прервал Риго самого себя.
Пока они одевались, Риго вспомнил о нападении собаки, об Эльзоро и его подозрительном отзыве об отце. Он решил молчать, думая, что это только испугает Мириам. У него не было доказательств — только отточенный с годами инстинкт.
Риго, обернувшись к ней и увидев, как она надевает розовое парчовое платье, вдруг вспомнил об ожерелье. Оно будет мило смотреться на ее изящной шее, оттеняя шелковый блеск платья.
— Странно, что ты выбрала именно это платье — я купил тебе маленький подарок, который как раз подходит к нему. — Он извлек маленький сверток из-под груды одежд, сваленных на кресле.
Мириам смотрела, как он подходит к ней. Если бы она не знала так хорошо этого вояку, то могла бы поклясться, что он буквально сиял, говоря о подарке. Ее глаза блестели серебром в свете свечей, когда она с нежностью приняла сверток.
— Я люблю сюрпризы, Риго.
— Это просто безделушка. Я купил ее на рынке. Ее сделали индейцы. — Он положил сверток в ее протянутую руку и с интересом наблюдал, как она восхищенно развертывает его.
— Я никогда не видела ничего подобного. Что за чудесные цвета — смотри, как этот розовый блестит на солнце. И какая тонкая работа.
— Это всего лишь перламутр из раковин, найденных на берегу. В твоем приданом, подаренном Исааком, так много дорогих камней всех цветов, — сказал он резко, когда она надела ожерелье на шею и посмотрела в зеркало.
— Пожалуйста, застегни его. — Когда он выполнил ее просьбу, она спросила: — Тебя беспокоит, что семья твоего отца дала мне приданое, а моя собственная семья — нет?
— Я женился на тебе не из-за денег, Мириам. Материальные и политические соображения для избранных мира сего, но не для таких людей, как я; такие, как я, вообще редко женятся.
— Значит, ты женился только из чувства долга и привез меня в бросившую тебя семью только, чтобы избавиться от чувства вины? — Произнося это, она вдруг опомнилась: «Я не хочу знать, почему. Пожалуйста, Риго, пожалуйста!» Повернувшись, Мириам быстро пошла к двери.
Риго опустил руку на тяжелую щеколду, не давая ей открыть дверь.
— Я женился на тебе из чувства долга и привез сюда чтобы дать новый дом взамен того, что ты потеряла из-за меня. Не проси меня объяснить то, чего я не могу объяснить. Я не в своей тарелке с того самого дня, как встретил тебя. Я хочу тебя и хочу ребенка. Пока бьется мое сердце, я не позволю ему расти так, как я. — Слова прозвучали, и наступила тишина. Он чувствовал себя незащищенным и уязвимым, несчастным и безнадежно запутавшимся. — Извини, я не хотел обидеть тебя, Мириам.
«Но любишь ли ты меня, Риго?» Конечно, он не мог ответить яснее. Он желал ее и чувствовал ответственность за их ребенка. Может быть, со временем эти чувства перерастут во взаимную любовь?
— Спасибо за подарок, Риго. Оно очень милое. А теперь пойдем поприветствуем хозяйку. Мы не можем заставлять ее ждать.
Когда они спустились в приемную, из открытой двери доносились звонкие детские голоса. Мириам заглянула в маленькую уютную комнату, застеленную толстым шерстяным ковром. Несколько огромных сундуков стояли распахнутые настежь, игрушки в беспорядке валялись на полу и торчали из сундуков. В центре комнаты стояла Мария и улыбалась гостям.
— Смотрите, с чем скоро вам придется иметь дело. С каждым ребенком все труднее и труднее поддерживать порядок, — сказала она, смеясь. Две девчушки вырывали друг у друга деревянную куклу, пока старшая не победила в потасовке.
— Джуана, отдай куклу сестре. Изабель, иди с ней и посмотри, чтобы она опять не упала с кровати. — Она повернулась к няньке, которая присматривала за всей оравой, и быстро отдала еще несколько распоряжений, потом поцеловала всех детей перед сном.
Глядя, как материнская гордость буквально распирает вирайну, у Мириам защипало в глазах. Будет ли у нее когда-нибудь дом, полный детского смеха?
— Они чудесны, донна Мария.
— Да, с ними трудно. Но пока Диего нет, только они и поддерживают меня. Пойдемте, пора обедать. Я осмелилась пригласить еще кое-кого из старых друзей, Родриго, — сказала она, протягивая руки ему и Мириам.
Войдя в обеденный зал, перед длинным полированным столом они увидели Бартоломео де Лас Касаса.
— Я редко позволяю себе удовольствие побыть в такой блистательной компании, но если вирайна приказывает, бедному священнику следует подчиниться, — сказал он, посмеиваясь. Бартоломео держался здесь так же непринужденно, как и в строгой монашеской келье.
Теплый смех Марии снова зазвучал в зале, когда она рассаживала гостей за изящно убранным обеденным столом. Пока темнокожие рабы расставляли блюда, между Марией и Бартоломео завязался непринужденный разговор, указывавший на давнюю дружбу между семьей Колона и доминиканцем, бывшим до принятия пострига приором Санто-Доминго.
— Вы можете не выполнять распоряжения Диего, если это вам не выгодно, вы ведь теперь не подчиняетесь светской власти. Я знаю, что вы покорили Карлоса и даже Флеминга в суде, — сказала Мария, предлагая всем жареной свинины со сладким картофелем.
— Если я защищаю тайно и пытаюсь вернуть принадлежащие им земли, это не значит, что я не подчиняюсь власти вице-короля. Я всегда поддерживал дона Диего и его отца в борьбе против их врагов.
— Да, обычно мы действуем вместе, это правда; мы с мужем признательны вам за дружеские чувства к дому Колонов, — сказала Мария, успокоившись. — Я знаю, что ваши письма в его поддержку могут иметь вес в королёвском суде.
Бартоломео нахмурился.
— Если эта змея — да простит меня Господь, но я говорю правду — Бишоп Фонсека не подкапывается под всех нас!
Я говорил с ним; когда умирал старый король, и просил за тайно, но он только воздел к небу свои жирные руки и сказал презрительно: «Что мне до них». — О, великий и могучий Боже! Кому вообще есть до них дело? Десятки тысяч мужчин, женщин, детей уничтожаются, а они отказываются сделать хоть что-нибудь!
— Пока королевские деньги уплывают в сундук Фонсеки он ничего не сделает, — горько сказала Мария. Мы наживаем врагов и здесь, и в суде, Бартоломео.
— Может быть, наши чаяния исполнятся в Судный День… но я не такой терпеливый человек, чтобы дожить до него, — печально ответил он, откусывая кусочек подрумяненного картофеля.
Мария улыбнулась и отпила немного вина:
— За долгие годы я успела заметить, что вам как священнику не хватает терпения. — Она подняла бокал, приветствуя священника.
Мириам почти не следила за разговором, все ее внимание было сосредоточено на блюде с сочным поросенком, стоявшим прямо перед ней. Во время путешествия она ограничивала себя сухарями и сушеными фруктами, и несколько недель совсем ничего не могла есть. И вот теперь свинина! Она бросила беспокойный взгляд на Риге, который делился своими впечатлениями об острове с Марией. Мириам взяла кусочек дыни, раздумывая, не повредит ли ей этот диковинный овощ, приготовленный вместе со свининой. Подавив страх, она попробовала еще немного картофеля, который пришелся ей по вкусу.
Только Бартоломео заметил ее мучения. Риго и Мария обменивались впечатлениями о климате и плодородной земле Эспаньолы.
— Вам не по себе, дитя мое? Может быть, мясо слишком жирное для вас?
«Спасибо, Бартоломео», — с благодарностью посмотрела Мириам на священника.
— Да, мне было так плохо во время плаванья, что аппетит совершенно пропал. Кажется, лучше ограничиться сыром и фруктами! — Она виновато поглядела на хозяйку: — Пожалуйста, извините, но я не очень голодна. Не подумайте, что мне не понравилось само блюдо.
Мария быстро успокоила ее:
— Я ведь семь раз прошла через это. С Луисом, моим первенцем, я ела только смокву и пила горячее молоко! Ешь, что хочешь, не обращай на нас внимания.
Риго не очень хорошо разбирался в том, что предпочитают иудеи, но помнил, что свинины и речных моллюсков им есть нельзя. Он подумал, что для нее нужно будет запасти баранины, говядины и свежей рыбы на время путешествия в глубь острова.
— Как далеко ранчо моего отца?
— Тайно говорят, что туда четыре или пять дней пути, — ответил Бартоломео.
— Вам нужно дождаться приезда Аарона. — добавила Мария. — Дорога трудна, и в джунглях легко потеряться, если не иметь надежного проводника! — На лице вирайны мелькнуло замешательство. — Почему ваш брат не сопровождает вас? Диего говорил, что Аарон очень ждал его, им на ранчо очень нужен доктор.
Мириам едва не пролила вино, но усилием воли взяла себя в руки. «Надеюсь, Аарон не рассказал вице-королю, что Бенджамин должен приехать с невестой». Риго мгновенно нашелся с ответом:
— Бенджамин решил еще немного попрактиковаться Военным лекарем в Италии во время сражения имперского и французского войск. Думаю, скоро он присоединится к нам. Что касается путешествия в глубь острова — вы уверены, что лошади пройдут по плохим дорогам?
— Да, конечно. Человек на таком хорошем коне, как ваш Пелигро, может добраться туда всего за два дня. Думаю, Аарон скоро прибудет. — Мария перевела взгляд с Риго на Мириам.
— Конечно, Мириам не может путешествовать верхом. В ее состоянии лучше было бы нанять носилки, — сказал Риго, заметив ее взгляд.
— Я чувствую себя достаточно хорошо и вполне могу небыстро ехать верхом. Не думаю, что среди лиан можно скакать галопом, а с носилками путешествие затянется на несколько недель. — Она взглянула на решительное лицо Риго и поняла, что ей придется согласиться.
— Тебе не стоит подвергать себя и моего ребенка опасности, путешествуя верхом. — Судя по его тону, решение было окончательным.
Бартоломео взял Мириам за руку и успокаивающе сжал ее.
— Почему бы нам не дождаться Аарона и не узнать, что предложит он. Он хорошо представляет себе дорогу, во всяком случае, лучше, чем любой из нас.
Марии хотелось знать, отчего лицо Риго Торреса становится непроницаемым всякий раз, когда упоминают имя его отца, но она не рискнула о чем-либо спрашивать. Скоро прибудет Аарон, и все выяснится.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение в рай - Хенке Ширл



Замечательная история любви двух братьев к замечательным сильным женщинам, наполненная приключениями, опасностями и сдобренная легким юмором. Несколько скомканные диалоги объяснений, не портят всей картины. Твердая 9 из 10.
Возвращение в рай - Хенке ШирлЛида
17.01.2016, 6.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100