Читать онлайн Возвращение в рай, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение в рай - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение в рай - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение в рай - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Возвращение в рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Бенджамин уложил два тома французской поэзии в морской сундук и еще раз просмотрел его содержимое.
— Этот сундук, наверное, потопит корабль, — пробормотал он. Это был только один из множества сундуков с книгами, медицинскими приборами и редкими снадобьями из Европы и с Востока, без которых он не мог обойтись.
Печаль наполнила его сердце, при мысли, что ему придется путешествовать в одиночестве, без невесты и брата. Но он возвращается домой. Сколько времени он ждал возвращения домой!
Услышав гневные крики внизу, у лестницы, он поспешил отворить дверь и посмотреть, что случилось.
Оглядев лестницу и главный вход он увидел Иуду Талона и своего дядю, о чем-то горячо спорящих. Между двумя стариками, бледная и растрепанная, стояла Мириам. Словно почувствовав, что он близко, она подняла глаза. Молодая женщина едва заметно покачала головой, словно прося Бенджамина не вмешиваться, но он спустился, сделав вид, что не понял ее знака.
— Я требую, чтобы этот дикарь был наказан за свое вероломство. Он запятнал честь вашего благородного дома. Аарон не может считать его своим сыном после всего содеянного им. Голос Иуды срывался от гнева.
— Не лучше ли обсудить это без свидетелей, дорогой друг, — озабоченно сказал Исаак. — Пройдемте в мою комнату. Ваша дочь утомлена и нуждается в отдыхе…
— Что совершил мой брат? — прервал их Бенджамин. Иуда обернулся и пристально посмотрел на Бенджамина.
— Это я тебя хочу спросить, что…
— Нет, отец, нет, прошу вас, — с мольбой в голосе воскликнула Мириам. Ее волосы были убраны и скреплены на голове серебряной сеткой. Печальное лицо было заплаканно, Исаак взял Мириам за руку и кивнул Иуде и Бенджамину.
— Поднимемся ко мне. Там наши слова не долетят до чужих ушей, — спокойно сказал он.
Войдя в свою просторную комнату, Исаак усадил Мириам на низкую кушетку с кипой темно-синих бархатных подушек и пригласил Иуду и Бенджамина занять места за круглым латунным столом, стоящим поодаль.
Иуда без предисловий обратился к Бенджамину.
— Этот испанский пес изнасиловал мою дочь. Более того, теперь она ждет ребенка. Это ты привел к нам чужака, и ты должен нести ответственность…
— Нет! — выкрикнула Мириам. — Я не позволю вам перекладывать мой грех на Риго де Лас Касаса или его брата. Он не принуждал меня. Я… Я уступила его просьбам, да простит меня Господь! — Она отвернулась, не в силах видеть, как ужас и боль исказили лицо Бенджамина.
— Это было той ночью, после бала, когда вы прислали мне записку? — срывающимся голосом спросил он. — Да. — Она заставила себя посмотреть ему в глаза. — В ту ночь в летней кухне и еще раз, за городскими стенами — он спас мою жизнь, когда слуги мадам Мирей напали на меня.
Исаак мрачно смотрел на эту благовоспитанную молодую женщину, которая, как ему всегда казалось, любит его племянника.
Бенджамину нужно было время, чтобы осознать признание Мириам.
Во всеобщем молчании Исаак сказал:
— Пожалуйста, успокойся, мой мальчик. Сядь и позволь нам подумать, что делать в этой ситуации.
— Это очевидно. Ей надо немедленно выйти замуж. Так как в ее будущем ребенке течет кровь Торресов — хоть и весьма испорченная, — вам необходимо найти ей мужа, в противном случае не далее чем через неделю она выйдет замуж за Ришара Дюбэ! — Иуда обращался к Исааку, но все в комнате понимали, что он ждет ответа от Бенджамина.
— Иуда, дядя Исаак, я хочу поговорить с Мириам наедине, — тихо сказал Бенджамин. Он повернулся и предложил ей руку. — Пожалуйста, пойдемте в сад, — попросил он с холодной вежливостью.
Мириам покорно последовала за ним. Ее пальцы, холодные как лед, утонули в его горячей руке. Бенджамин кивнул кипящему от гнева Иуде и Исааку, который казался только чуть более задумчивым. Когда они отошли достаточно далеко от портика, она высвободила руку и посмотрела ему в глаза.
Бенджамин был таким мрачным, каким Мириам никогда прежде его не видела.
— Когда вы разорвали помолвку, я догадывался, что вам понравился Риго, но я не мог и предположить такого вероломства. Быть такой неприступной и чопорной со своим женихом и в то же время по собственной воле развратничать с его братом!
Слезы хлынули из ее глаз.
— Лучше бы я умерла, чем причинять такую боль и унижение вам и отцу. Я решила уже покончить с собой, но ребенок…
— Никогда даже не заикайся об этом! — грозно приказал он.
Она вздрогнула и отвернулась, чтобы снова взять себя в РУКИ.
— Если бы судьба не отправила вас в ту ночь к пациенту, это могли бы быть вы, — сказала она вполне бесстрастным голосом.
— Нет, вы послали за мной только потому, что боялись чувств, возникших между вами и Риго, — горько возразил он. — С той самой минуты, как вы увидели его, я понял, что он произвел на вас совершенно особенное впечатление; потом вы пали жертвой его хитрости.
— Я уже сказала и вам, и отцу, что он не принуждал меня. Я могла бы остановить его… если бы была в состоянии в тот момент мыслить здраво. Он испанец, христианин и солдат, в нем есть все, чтобы разрушить мой мир и меня саму. Я не пытаюсь найти себе оправдание или выпросить ваше прощение. Мой грех непростителен.
— Вы знаете, что Иуда решил выдать вас замуж за того человека, которого выберет он?
— Тише, Бенджамин. Это не можете быть вы. Я уже и так причинила вам достаточно неприятностей. — Но и не Дюбэ, этот шакал. Ваш отец прав. В этом ребенке течет кровь Торресов. Ответственность за него несем и мы, — сказал Бенджамин смиренно. — Риго мой брат. И я женюсь на вас. — Он протянул руку и дотронулся до ее щеки, печально покачав головой. — Кто знает? Может быть, И со временем вы полюбите меня?
— Я и так люблю вас, Бенджамин, я говорила вам об этом, когда решила разорвать помолвку. Вы дороги мне как брат, и я не позволю вам сделать так, чтобы мы стали врагами. Не делайте ошибки. Если вы вынуждены будете признать темнокожего ребенка Риго своим первенцем, то возненавидите меня. Нет, я уеду на север, в Бордо, и начну новую жизнь.
— Не говори глупостей…
— Я уже наделала глупостей. Теперь я тщательно все рассчитала и не позволю вам принести мне в жертву свою жизнь и счастье, — твердо сказала она.
— Думаешь, Иуда Талон, не желающий, чтобы ты покидала Марсель даже в качестве моей жены, позволит уехать так далеко от него одной с ребенком? — скептически спросил Бенджамин.
— Я могу сама зарабатывать на жизнь, поскольку считаюсь хорошим врачом, — упрямо сказала она.
— Хорошим врачом, который не сможет работать много недель после того, как родится ребенок. Ты не сможешь справиться с этим одна, Мириам.
— Я не хочу, чтобы мной распоряжались как вещью ни ты, ни Дюбэ!
— Мы не говорили еще об одной возможности, — мягко сказал Бенджамин. — Ты любишь моего брата, Мириам?
— Он христианин. Отец проклянет меня, если я дам согласие выйти за него замуж! Не стоит и думать об этом, тем более что он далеко, а если и был здесь, то отказался бы нести ответственность за все это.
— Что касается реакции отца на твой брак с человеком другой веры, то тебе следовало подумать об этом до того, как лечь в постель с Риго, — зло сказал Бенджамин. — Но ты не ответила на мой вопрос, хотя твоя уклончивость говорит сама за себя.
— Я не люблю его! — воскликнула она, словно пытаясь убедить в этом саму себя.
Он смотрел на нее со смесью недоверия и отвращения.
— Ты не любила человека — считала его своим врагом — и дважды переспала с ним, позволив ему бросить тебя с ребенком?
— В первый раз было так поздно, темно… и я ждала тебя, — прошептала она, не в силах вынести его презрительный взгляд.
— А во второй раз?
— Толпа пыталась растерзать меня — Жан и Жерве из имения Мирей подстрекали слуг. Риго прогуливался верхом за городскими стенами и услышал шум.
— Ив благодарность вы отдали ему свое тело, — сказал Бенджамин.
— Не надо, прошу тебя. Все уже кончено, Бенджамин.
— Ты права. Не стоит больше бередить раны. — Он взял ее руку и повел через двор и портик к покоям Исаака.
— Ну… — спросил Иуда, едва они переступили порог. — Что вы решили?
Исаак тревожно вглядывался в лицо Бенджамина и Мириам.
— Я отправляюсь в Италию на розыски брата… Он женится на Мириам, — ответил Бенджамин.
Иуда вскочил с поразительной для его лет стремительностью.
— Я запрещаю!
— Я не выйду за него, Бенджамин, — твердо сказала Мириам.
— Тогда ты выйдешь за меня.
— Ты знаешь, что нет, — ответила она, чувствуя, как мужчины испепеляют ее взглядами. — Я отправлюсь жить в Бордо под видом вдовы. Никому не придет в голову подвергать это сомнению.
Наконец свое слово решил сказать Исаак.
— Это весьма благородный план, Мириам, но невыполнимый, как уже справедливо сказал Бенджамин. Почему ты не хочешь выйти за него — ведь он согласен?
— Потому что она любит моего брата, — сказал Бенджамин спокойно. — Я верну его…
Иуда решительно взял Мириам за руку.
— Если вы оба не хотите быть благоразумными, я поговорю с Ришаром. Моя дочь никогда не выйдет замуж за христианина.
— Иуда, ведь Риго — отец ребенка, и, несмотря ни на что… он сын Аарона и, следовательно, может переменить веру…
— Это полудикарь, да к тому же еще и негодяй без совести и чести. Никогда его грязные руки больше не коснутся моей дочери. — Иуда устремился к двери.
— Значит, его кровь тайно так же противна вам, как и то, что он христианин? — спросил прямо Бенджамин. — А что думаешь ты, Мириам? Тебе придется выбирать.
Она повернулась к нему.
— Ты слышал, что сказал отец. Его решение не подлежит обсуждению. Я не могу выйти за Риго.
— Тогда тебе самой придется сказать ему об этом, — обиженно ответил Бенджамин, — потому что я найду его и привезу сюда, на свидание с тобой.
Ломбардия. Декабрь 1524 года
Вилла была просторной, удобной и при случае даже могла служить убежищем, поскольку располагалась на невысоком холме, у подножия которого текла речка. Фернандо Франциско де Авалос, маркиз де Пескара, задумчиво смотрел из большого окна столовой на своих людей, мирно расположившихся лагерем.
— Иди, Фернандо, все остынет, если ты немедленно не сядешь за стол, — уговаривала его Беатрис.
Он поблагодарил ее и обратился к своему молодому капитану:
— Скоро мы снова начнем войну. Франциск не оставит Павию в руках Де Лейва. Бурбон потворствует германским лютеранам, подкупая тех, кого не может убедить. Он пишет, что приведет двенадцать тысяч данскнехтов.
— Германцы — отважные воины. И меня не интересуют их религиозные предпочтения, — сухо заметил Риго. — Но сейчас становится слишком холодно, чтобы начинать войну.
Пескара усмехнулся.
— Этот молодой идиот — французский король, занятый только собой, ведет своих солдат через Альпы, чтобы атаковать нас. Если Бурбон прибудет вовремя, мы расстроим его планы.
— Я слышал, что они уже едят своих мулов, а также крыс и отбросы в городах, — сказал Риго, глядя на великолепно приготовленный обед, стоящий перед ними на застеленном льняной скатертью столе.
Лиана вздрогнула. Обвив белыми пухлыми руками Риго она склонилась к его уху и прошептала:
— Забудь о войне. Объяви короткое перемирие и устрой нам сегодня праздник. Пообедай здесь, а потом продолжим в… — Молодая рыжеволосая девушка что-то быстро зашептала ему на ухо, а ее тетя Беатрис смотрела на них с улыбкой.
— Она права, Фернандо. Скоро вы должны будете уехать и вкусить все лишения военной кампании. А теперь давайте веселиться, пока у нас есть такая возможность, — сказала старшая, когда смуглый, невысокого роста генерал последовал за ней к столу.
Через некоторое время их застольная беседа была прервана голосами спорящих в прихожей.
— Германцы спорят с каким-то испанцем, — сказал Пескара, впуская охранника, просившего позволения войти.
— К вам человек, генерал. У него сопроводительное письмо, подписанное вами — по крайней мере, я разобрал на бумаге ваше имя, — сказал молодой солдат. Размашистую подпись Пескары было нетрудно запомнить, хоть и немногие в его армии умели читать.
— Позвольте ему войти.
Бенджамин, войдя в тепло натопленную, богато убранную комнату, мгновенно увидел брата, полулежащего на кушетке, и рыжеволосую красавицу рядом с ним, которая кормила его абрикосом.
— Так вот как вы воюете, — сказал он презрительно. Что-то словно надломилось у него внутри, и он резко вынул из ножен меч. Занеся его над остатками пиршества, он рассек пополам лебедя, затем поддел половину на острие и швырнул Риго и Лиане.
— Позвольте мне помочь вам, леди. У моего брата слишком ненасытный аппетит для этих фруктов.
Жирная птица шлепнулась на платье Лиане, и, вскрикнув, она сбросила ее на пол. Уцепившись за Риго, она сжалась в комок, открыв рот и изумленно уставившись на братьев-в этом у нее не было сомнений, поскольку лица были удивительно похожи.
— Теперь я понимаю, почему вы решили вернуться в Италию, а не отправились в путешествие через неспокойную Атлантику, — добавил он, с громким клацаньем пряча меч в ножны.
Риго не шевелился.
— Ты устал с дороги, Бенджамин. Я больше не связан с семьей Торресов. И это к лучшему.
— Я должен поговорить с тобой с глазу на глаз, Риго. Риго разжал руки Лианы и поднялся.
— Лиана, позвольте представить вам младшего брата нашего капитана Бенджамина Торреса из Нового Света, — сказал Пескара.
Итак, чудесный спаситель Риго из Марселя преследует его. Однажды Фернандо уже пощадил молодого доктора, и на этот раз он вернул меч в ножны.
Он взял Беатрис за руку:
— Пойдем, дорогая, оставим братьев одних. — Подталкивая женщин к двери, он оглядел Риго и Бенджамина, предупредительно сказав: — Я знаю, что у вас общие предки, но, надеюсь, это были не Каин и Авель.
Лиана, еще не оправившаяся от изумления, покидала комнату с явной неохотой. Когда дверь наконец закрылась, Бенджамин с горечью обратился к Риго:
— Военные трофеи?
— Она и ее тетя остались совсем одни, без всякой защиты, мужчины из их семьи воюют на юге. Мы берем то, что нам предлагают, — объяснил Риго.
«Зачем ты здесь, Бенджамин?»
— Вы берете то, что вам предлагают. Думаю, это действительно так. Она сказала, что ты не принуждал ее. Если бы я хоть на минуту усомнился в этом, я убил бы тебя голыми руками.
Несмотря на темный оттенок кожи, было видно, как Риго побледнел.
— Она? — тревожно спросил он, выругавшись про себя.
— Лучше не играй со мной, Риго. Я зимой пересек Альпы, спал на морозе, ел только прогорклую баранину и заплесневелый сыр целых две недели, чтобы найти тебя и привезти обратно к Мириам.
Риго хрипло вздохнул, чувствуя странное разочарование.
— Я считал ее сильнее. Она дала мне слово не рассказывать тебе о том, что произошло между нами.
— Она сдержала слово, пока последствия твоих действий не выдали ее. Мириам носит твоего ребенка, Риго. — Он смотрел за тем, как отреагирует на это известие брат. — Это изумительно. Ты владеешь своим лицом так же, как наш отец — на нем ничего нельзя прочесть. Хотел бы я знать, что у тебя на сердце… и есть ли оно у тебя, Риго?
— Может быть, это наследственная черта Торресов — не иметь сердца? Я не знаю. Зачем, ради всего святого, она послала за мной? Она сама просила меня уехать, дав вполне ясно понять, что, думает обо мне как о возможном муже.
«Я сама обесчестила себя… Я не хочу, чтобы мой отец терпел унижение по моей вине» — вспомнил Риго слова Мириам.
Он вздрогнул, припоминая их расставание, холодное, несмотря на страсть, которая владела ею в тот теплый полдень.
— Она должна выйти за человека, которого одобрил ее отец… а это — ты. Не сомневаюсь, что он думает обо мне — горько добавил Риго.
— Сейчас важнее то, что он думает о Мириам. Она собирается уехать одна в какой-нибудь отдаленный город и растить ребенка там, придумав историю о вдовстве. Конечно, Иуда не позволит ей осуществить такой опасный план. Она не хочет быть моей женой, а мне бы не хотелось видеть ее замужем за негодяем Дюбэ.
— Ты все же хотел жениться на ней?
— Да. Но она боится, что я возненавижу и ее, и ребенка. Это ты соблазнил ее, и ты обязан позаботиться о ней. — Да, но леди не разделяет твоего мнения. Она не хочет быть со мной. Мы сделаем друг друга абсолютно несчастными, — сказал он и вернулся, чтобы взять со стола кубок с вином.
Бенджамин схватил Риго за шиворот, проливая вино ему на тунику.
— Вы уже сделали друг друга несчастными, зачав ребенка, — воскликнул он гневно.
Риго тяжело вздохнул и опустился в дантовское кресло, приглашая Бенджамина последовать его примеру.
— Ради Бога, Бенджамин, поверь мне, я не хотел соблазнить ее. — Он закрыл глаза, представив себе весь этот кошмар. — Нас тянуло друг к другу, и произошло то, чего не хотел ни один из нас.
— Оба раза? — Бенджамин с болью ждал ответа.
— Я сам не могу простить себе того, что произошло. И меньше, чем кто бы то ни было, хотел обидеть тебя. Так отплатили тебе за то, что ты спас мне жизнь.
— Забудь обо мне. Подумай о том, в каком положении оказалась Мириам. Ты должен вернуться к ней, Риго.
— Я ничего не могу предложить ей — Он показал на комнату. — Это наши военные трофеи, но все это не настоящее. Мгновение роскоши, выпавшее нам, а потом снова неделями придется спать на голой земле и просыпаться от оглушительных звуков канонады. Я живу своим мечом, Бенджамин. И не имею ничего, кроме лошади и оружия. Как, скажи мне, ради Бога, я могу жениться на женщине, выросшей в роскоши? Она должна выбрать кого-нибудь другого.
Лицо Бенджамина потемнело.
— Итак, ты хочешь поступить так же, как, по твоему мнению, поступил отец — бросить семя, а потом оставить женщину и ребенка!
От этого обидного сравнения Риго вскочил и принялся мерить шагами комнату.
— Это не так, и ты прекрасно это знаешь. Я не могу обеспечить их! — выдавил он.
— Да, наш отец не бросил тебя. Он зовет тебя в Эспаньолу, где ты будешь богат. Нужно только оставить свою испанскую гордость и забыть о ненависти, чтобы убедиться в моей правоте.
Франкская недоверчивость промелькнула на лице Риго… но и что-то большее. Надежда на то, что все, сказанное Бенджамином об отце, окажется правдой. К сожалению, он знал, что его брат ошибается относительно чувств, которые испытывает к нему Мириам.
— Если Мириам не захотела жить в Эспаньоле с тобой, почему ты думаешь, что она согласится ехать туда со мной?
— Почему же она забыла моральные запреты, доводы разума, мысли о семье — все, что имело для нее значение? Она сделала это для тебя. Она очарована тобой, Риго. Я почувствовала это с первого дня вашей встречи… — Бенджамин подбирал слова, которые могли бы объяснить, как он сердцем почувствовал правду.
«Я люблю тебя, Бенджамин, но как друга, а не как мужа», — вспомнил он слова Мириам; в его тоне была насмешка.
Риго горько улыбнулся.
— Кажется, мне не остается ничего, кроме проверки твоих слов. Я женюсь на леди и возьму ее с собой, чтобы увидеться с Аароном Торресом.
— Наша семья ждет тебя. Но, Риго, ты должен быть очень заботлив со своей женой. Иуда Талон скорее всего отречется от Мириам. По иудейским законам она не имеет права быть твоей женой.
— И невзирая на это ты думаешь, она согласится вступить в брак по христианскому обряду?
События разворачивались слишком стремительно, и Риго не успевал сообразить, что происходит.
— Вернись к дяде Исааку и позволь ему быть посредником между вами. Он привезет Мириам к тебе.
Риго смотрел на руки Бенджамина. Одной он крепко держался за край стола, другой — теребил густой беличий мех, которым был подбит его магистрский плащ.
— А как же ты, Бенджамин? — тихо спросил Риго, чувствуя тягостное состояние брата.
— Я останусь здесь. Кажется, скоро будет большое сражение между французской и имперской армиями. Если истории суждено вершиться в этом маленьком городке, здесь прольется кровь. Мне все равно, будет ли это кровь французов, испанцев или германцев. Я ведь доктор.
Риго обошел вокруг стола и положил руки на спинку стула, боясь прикоснуться к брату, понимая, что тот не заслужил всего этого.
— Итак, мы меняемся местами. Я отправляюсь в Новый Свет, а ты остаешься в Италии. Береги себя, Бенджамин, и когда-нибудь возвращайся в Эспаньолу.
На другой день Бенджамин смотрел, как с небольшим эскортом Риго покидает Пескару. Падал снег, посылая его черные волосы серебристыми блестками. Одетый в легкие кожаные доспехи и вооруженный мечом и пикой, он с ног до головы выглядел наемником. Прощание братьев было таким же прохладным, как и погода.
«По крайней мере, папа, ты наконец обретешь своего старшего сына. Я только молю Бога, чтобы с тобой он обошелся лучше, чем со мной».
— Ну вот, я потерял капитана и нашел лекаря. Выгодная ли это сделка, магистр? — спросил Пескара, в последний раз махнув Риго рукой.
— Я считаюсь хорошим врачом, — сказал рассеянно Бенджамин. Его мысли были далеко.
— Вспоминая, как вы вылечили Риго, я могу поверить в это, но вопрос в том, не жалеете ли вы, что спасли человека, претендующего теперь на любимую вами женщину?
Бенджамин обернулся и посмотрел в хитрые темные глаза Пескары.
— Почему вы решили, что я люблю Мириам? — Разве я выставляю свои чувства напоказ, давая повод смеяться надо мной?
Я не дразню вас, только изучаю и пытаюсь понять. Для каждого мужчины найдется женщина. Может быть, Мириам просто не подходит вам? — Он потрепал Бенджамина по плечу, и они пошли к вилле. — Пойдемте, скоро вы убедитесь, что судьба не так уж несправедлива к вам, доктор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возвращение в рай - Хенке Ширл



Замечательная история любви двух братьев к замечательным сильным женщинам, наполненная приключениями, опасностями и сдобренная легким юмором. Несколько скомканные диалоги объяснений, не портят всей картины. Твердая 9 из 10.
Возвращение в рай - Хенке ШирлЛида
17.01.2016, 6.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100