Читать онлайн Виконт из Техаса, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Виконт из Техаса - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Виконт из Техаса - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Виконт из Техаса - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Виконт из Техаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Первое, что запомнилось Джошуа, когда он выбрался из воды, продолжая страдать от дикой головной боли после принятого еще утром изрядного количества виски «Кто убил Джона», было бледное лицо Уилфреда Ходжинса, вопросительно смотревшего на него. Отстранив секретаря графа рукой, Джошуа поспешил к Сабрине, промокшей до нитки. Впрочем, как и он сам.
Сабрина повернулась и, не говоря ни слова, исчезла за кустами, оставив Джошуа вздыхать по ее аппетитным ягодицам под подолом мокрого платья. Он подумал при этом, что ей будет не очень-то удобно добираться до дома в подобном виде.
Сабрина же тем временем уже выбежала из сада на улицу. Но Джошуа потребовалось всего несколько секунд, чтобы догнать ее.
— Если вы не смените вашу одежду на сухую, то вполне реально можете отправиться на тот свет, — озабоченно сказал он.
Сабрина резко обернулась и с яростью посмотрела на него:
— Прекратите меня преследовать!
— Но я хотел только помочь вам!
— Вы за один день уже успели не раз «помочь» мне, мистер Кантрелл! Этого будет вполне достаточно на всю мою оставшуюся жизнь. Даже если мне суждено протянуть до ста лет! Благодарю за заботу!
— Но вы же англичанка. Так будьте же справедливы!
— Что вы имеете в виду?
— То, что вы знаете мое имя, а я вашего — нет! К тому же вы так и не ответили на мой первый вопрос.
— Какой?
— Что вы, черт побери, делали в саду моего дядюшки?
Сабрина сжала в руке свою мокрую шляпу, едва сдерживаясь, чтобы не ударить ею Джошуа по лицу, если он приблизится хотя бы еще на шаг…
Но Джошуа не сделал этого шага. Сабрина растерянно следила, как капли одна за другой скатывались по его носу и падали на землю. Ей стало смешно.
— Чему вы радуетесь? — буркнул он. — Я не вижу вокруг ничего, что давало бы повод для веселья!
— Мне кажется, что наша встреча окончилась для вас так же плохо, как и для меня. Я имею в виду одежду после невольного купания. Вы вполне преуспели в том, чтобы практически уничтожить мою рабочую робу, хотя и сами лишились костюма. Но виконт может легко купить себе новый, а бедной учительнице платье не всегда по карману!
— Учительнице? Вы не похожи ни на одну учительницу, какую я когда-либо видел!
— Судя по поступкам, у вас лично никогда и не было учительницы. Впрочем, может быть, она носила украшение в виде кости, проткнутой через нос?
— Как, возможно, и вы избрали не тот континент для рождения и жизни. Вам больше пристала бы Африка, а не Северная Америка и уж никак не Европа.
Тем временем небо заволокла черная грозовая туча. Подул ледяной ветер. Сабрина съежилась и задрожала от холода.
— Вам следует пойти к нам в дом и переодеться во что-нибудь сухое. Иначе можно простудиться. По меньшей мере позвольте мне отыскать там теплую шаль или одеяло, в которые можно укутаться.
Сабрина ничего не ответила, а бросилась на проезжую часть улицы в надежде остановить показавшийся из-за угла кеб. Но тот равнодушно промчался мимо.
— Ни один кебмен не повезет вас. Ибо подумает, что у вас нет денег. Так по крайней мере вы сейчас выглядите. Я могу предложить вам один из наших экипажей… А вы взамен откроете мне свое имя. Идет?
Она посмотрела в зеленые глаза Джошуа и неохотно сказала:
— Я — мисс Сабрина Эджуотер. Меня попросили подождать в саду мистера Ходжинса, чтобы обсудить с ним возможность работы в качестве учительницы и воспитательницы мисс Софи — племянницы лорда Хамблтона. По-моему, я ответила на оба ваших вопроса: как меня зовут и почему оказалась в саду вашего почтенного дядюшки. Разве не так?
— Тогда позвольте вас спросить: что учительница и воспитательница племянницы графа делала на пристани и почему попала в тюремную камеру?
— В камеру я попала совершенно случайно. Когда вы организовали все те безобразия в порту, меня засадила туда полиция для безопасности. А на пристань я приехала по распоряжению графа Хамблтона. Когда полицейские узнали, кто я и почему там очутилась, меня тут же отпустили.
— Прежде всего никаких беспорядков в порту я не устраивал! Я только помог несчастной бедной девочке избавиться от напавших на нее негодяев. Кстати, один из них чуть позже увязался за вами.
— Я от него очень скоро сумела отделаться. Как, впрочем, позже — и от вас!
Джошуа тяжело вздохнул и еще раз посмотрел на дрожащую Сабрину.
— Пойдемте в дом. Иначе мы оба превратимся в подобие той гипсовой статуи, из которой бьет фонтан. Но в нашем случае она будет ледяной. Обещаю вести себя вполне прилично!
Джошуа поднял руки вверх в знак того, что считает себя побежденным. После чего жестом предложил Сабрине направиться к дому.
Они подошли к подъезду и уже стали подниматься по ступенькам.
Сабрина понимала, что Джошуа не поверил ее рассказу о вчерашнем дне. И даже в то, что она учительница. Но было бы заблуждением подумать о ней как о глупой и легкомысленной простушке!
Она очень замерзла, а идти домой было бы слишком далеко и долго, даже не будучи столь безнадежно промокшей. Правда, в жизни ей довелось преодолевать куда более серьезные трудности и неудобства. Кроме того, Сабрина никогда бы не доставила техасскому дикарю удовольствия праздновать над ней победу!
Порывшись в ридикюле, она извлекла оттуда несколько монет, дававших ей возможность нанять кеб и спокойно доехать до дома.
— Я слышала, что у вас, американцев, есть поговорка: «Деньги говорят громче слов!» — хмыкнула Сабрина.
Она быстрым шагом пошла вниз по улице. Очень скоро ее нагнал кеб. Возница спрыгнул на землю, чтобы помочь ей подняться по ступенькам экипажа и расположиться на заднем сиденье.
Джошуа некоторое время смотрел вслед удалявшемуся экипажу. Потом повернулся и пошел обратно к дому…
— Будем надеяться, что эта верховая прогулка будет удачнее, чем встреча с раздраженной мисс Эджуотер, — пробормотал Джошуа, наклонясь к уху своей лошади на полном скаку.
Где-то здесь его должен поджидать Майкл Джеймисон. Пока же он не появился, Джошуа предался размышлениям, касавшимся в основном Сабрины.
Неужели она и впрямь была учительницей? Эта мысль преследовала его подобно зубной боли. Конечно, она плела что-то несуразное о вчерашнем дне. Но может, какая-то доля правды была во всем этом? Джошуа умел хорошо распознавать людей и определять по разговору их социальный статус. Употребление Сабриной некоторых книжных слов и выражений, казалось, подтверждало ее заявление. И все же одета она была более чем скромно. Слишком длинное платье, несомненно, говорило о дани консерватизму.
Джошуа подумал, что если Сабрина сказала ему правду и граф действительно назначил ее воспитательницей одной из своих несовершеннолетних кузин, то поведение самого Джошуа по отношению к ней выглядело до омерзения грубым. Уже не говоря о попытках заигрывать и флиртовать с Сабриной, которые были крайне глупыми и примитивными. А чего стоили его насильственные объятия и тот гнусный поцелуй! Поцелуй…
Размышления Джошуа прервало появление всадника, выехавшего ему навстречу из соседней аллеи. По тому, как внимательно рассматривал он Кантрелла, последний сразу же угадал, что это и есть тот самый человек, с которым ему предстояло увидеться.
— Насколько я догадываюсь, вы — мистер Джеймисон? — спросил Джошуа.
Тот еще раз проницательно взглянул на Кантрелла и усмехнулся:
— Вы не ошибаетесь. Майкл Деррик Джеймисон — к вашим услугам, милорд!
— Положим, я еще далеко не милорд. И возможно, никогда не стану им, если наша с вами предстоящая операция окончится скандальным провалом. Правда, мой президент настроен в отношении ее очень оптимистично!
— Скажите, а верно, будто Рузвельт, до того как стал президентом Соединенных Штатов, работал на скотобойне?
Джошуа в продолжение нескольких секунд ошарашенно смотрел на Джеймисона, а затем разразился хохотом:
— Наверное, вы хотели спросить, не был ли он ковбоем?
— Совершенно верно! — подтвердил Джеймисон. — Я именно это имел в виду! Простите мою неосведомленность в делах вашей страны. Ведь я никогда не бывал нигде западнее Миссисипи. Но в одной из газет прочел захватывающий рассказ о приключениях Теодора Рузвельта в штате Дакота. Это было в высшей степени интересно! Не менее чем его подвиги во время минувшей войны!
— Полковник достаточно долго занимался продажей скота. Я собирался последовать его примеру. Но Рузвельт купил свое ранчо значительно раньше. И мне пришлось довольствоваться лишь ролью обыкновенного скотовода на его ферме. Правда, я преуспел в этом деле, хотя и провалился на президентских выборах. Что ж, каждый должен заниматься тем, к чему у него есть талант! Догадываюсь, что именно поэтому вы сделались шпионом. Ведь так?
Теперь настала очередь рассмеяться англичанину.
— Признаюсь, не очень уважаемая профессия! — продолжил Джошуа. — Но это соответствует действительности. Вся родословная моей семьи по мужской линии представляла собой бесконечную линию шпионов. Дед мой был агентом секретной службы, действовавшей против Наполеона. А отец также негласно работал против дипломатического признания Англией нашей Конфедерации.
Джеймисон с некоторым подозрением посмотрел на Кантрелла, ибо Техас был участником неудавшегося сопротивления английским планам.
— Не волнуйтесь, — поспешил успокоить его Джошуа. — Все это происходило до моего появления на свет. А если кинуть еще один взгляд в прошлое, то позже я никогда не участвовал во всей этой сваре.
Правда, заведение Гертье было в Массачусетсе, до конца оставшемся верным юнионистам. Но Джошуа почувствовал, что не стоит откровенничать на эту тему с англичанином. И не ошибся, заметив, что Джеймисон сразу же вздохнул с облегчением.
Во время всего их разговора Джеймисон, не отрываясь, изучал лицо Джошуа. Тот заметил это и слегка покраснел:
— Вас настораживают мои царапины на лбу? Это я получил на память после вчерашней драки на пристани. Через пару дней от них не останется и следа.
Джеймисон кивнул, давая понять Джошуа, что придерживается того же мнения.
— Наверное, лучше будет поскорее обсудить все неотложные дела, пока нас с вами никто не увидел вместе, — предложил Джеймисон. — Давайте встретимся через полчаса за деревьями вон той рощицы. Только будьте осторожны и не притащите за собой хвоста!..
— Нет, я не верю, что вы говорите серьезно! — воскликнула Сабрина, чуть было не уронив на пол чашку с горячим чаем, которую протягивала мистеру Ходжинсу.
Секретарь графа накануне передал ей записку, в которой выразил желание видеть Сабрину и поговорить о положении, сложившемся в доме графа после досадного случая у фонтана. Он просил разрешения лично попросить у нее извинения за происшедшее и последствия этого случая, которые секретарь графа уже заметил в поведении домочадцев.
Сабрина успела к тому времени успокоиться и охотно приняла Ходжинса в своей гостиной.
— Неужели вы на самом деле хотите, чтобы я стала… учительницей и воспитательницей племянника лорда Хамблтона? — спросила она, когда чашка с горячим чаем благополучно перекочевала в руки секретаря графа.
— Я говорю совершенно серьезно, мисс Эджуотер! — Ходжинс смахнул носовым платочком капельки пота, выступившие, видимо, от волнения у него на лбу.
Реакция Сабрины на его предложение секретарю графа не понравилась. Но выражение разочарования на лице Ходжинса быстро сменилось умиротворяющей улыбкой:
— Ваши рекомендации непогрешимы. Сама леди Рашкрофт отзывалась о вас очень высоко.
«Я с куда большим удовольствием стала бы обучать обезьяну бешеной езде на неоседланной лошади, чем иметь дело с этим хамом!» — подумала Сабрина, однако вслух сказала:
— Но я никогда не работала с мужчинами. Тем более если этот мужчина — не джентльмен. А племянника графа назвать джентльменом у меня просто язык не поворачивается!
— Его сиятельство с пониманием относится к вашему нежеланию выполнить эту его просьбу. Особенно после отвратительной сцены, происшедшей в саду около фонтана. Но все же он просил меня поговорить с вами и постараться убедить, что никогда впредь мистер Кантрелл не позволит себе чего-либо подобного. Поймите, что этот человек — американец, а потому не привык вести себя с должным тактом.
Ходжинс сказал это так, как будто поставил все точки над i и не потерпит никаких возражений. Скорее всего так оно и было.
— Прошу вас передать лорду Хамблтону, — ответила Сабрина, — что я, видимо, неправильно его поняла. И была уверена, что его сиятельство предлагает мне стать наставницей его племянницы, на что я с радостью согласилась. Но оказывается, что от меня требовалось заняться воспитанием племянника графа. На это я просто не могу пойти, ибо уже имею представление о мистере Кантрелле как о крайне неприятном человеке с дурными манерами. Причем взрослом. А потому перевоспитать его мне не удастся, как бы я этого ни хотела. Так что сообщите, пожалуйста, лорду Хамблтону, что я с удовольствием буду заниматься с его племянницей Софи…
— Нет. Сейчас это исключается. Дело в том, что мисс Софи Стандиш учится в академии Уилтона. Но вполне возможно, что в недалеком будущем, когда она закончит академию, то есть весной, ваши услуги педагога и воспитателя ей понадобятся. Но об этом вам надлежит поговорить с графом позже.
Шантаж! Нет, она никогда на это не согласится! И Сабрина отрицательно покачала головой:
— Мне очень жаль! Но я должна думать и о других своих клиентах. Поймите, если я начну работать с молодыми джентльменами, родители тех девушек, которые сейчас со мной занимаются, могут отказаться от меня. И с чем я тогда останусь?
На лице Ходжинса было написано отчаяние. Он привык с успехом выполнять любые поручения графа и никогда не знал поражений. Но одного взгляда в бездонные голубые глаза Сабрины было достаточно, чтобы понять: на сей раз его постигла неудача.
Ходжинс поднялся со стула и поклонился Сабрине:
— Что ж, я передам его сиятельству ваше решение. Если же вы найдете возможным передумать, то поставьте об этом в известность меня.
«Скорее в Конго выпадет снег, чем это случится!» — подумала Сабрина, решительно закрыв дверь за напыщенным низкорослым гостем…
— Нас беспокоит Джордж Кларенс — второй сын Олбани. Он племянник Эдуарда. А потому его связь с русскими не может не смущать наше правительство.
Джеймисон давал эти объяснения, пока оба пробирались сквозь кусты и высокую траву, за которыми оставили своих лошадей.
— Джордж — сын герцога Олбани, младшего брата короля Эдуарда? — спросил Джошуа.
Джеймисон удивленно посмотрел на него:
— Но вы же не можете этого не знать! Не понимаю, зачем вы постоянно стараетесь выглядеть не таким, какой есть на самом деле?
— Лучше назовите меня человеком-загадкой, — сухо ответил Джошуа. — А главное — расскажите все, что вам известно о русских друзьях Джорджа.
— Вы знаете, что такое «Великая игра»? Кантрелл утвердительно кивнул:
— Насколько мне известно, так в Англии стали называть политику Российской империи на мировой арене, после того как ваши ребята обосновались в Индии. Правда, теперь вы намерены поддерживать статус-кво с помощью британского военного флота во всем Мировом океане. Вам уже удалось блокировать русских в Босфоре. Но в Лондоне, видимо, этим не собираются удовлетвориться. Во всяком случае, прошел слушок, что Англия попытается умерить амбиции русских в Маньчжурии и держать под контролем Китай. Для этого вам и нужны японцы!
— Вы очень хорошо информированы! — не без нотки восхищения в голосе воскликнул Джеймисон.
— Мне довелось прочитать пару книг по недавней истории Англии. И хотя они во многом были явно отшлифованы цензурой, все же содержавшаяся в них фактура представляла немалый интерес.
— Пусть так. Но давайте продолжим наш разговор о Джордже Кларенсе. Он просто потерял голову от любви к одной русской женщине, которую зовут Наташа Самсонова. Она и впрямь божественно красива! По профессии — балерина, причем очень известная. В Лондоне танцует в театре, принадлежащем одной очень богатой британской компании. Нам стало известно, что эта Самсонова завязана в каких-то делах с русским оркестром, который чем-то не угодил царице и был запрещен в России. Теперь все они играют в британской столице и живут на широкую ногу.
— Другими словами, сейчас это когорта русских эмигрантов, получающих материальную поддержку с родины? — мрачно спросил Джошуа, вспоминая своего отца. — Согласитесь, что то же самое можно сказать об англичанах, убежавших в Америку.
— О тех, что с недавнего времени именуют себя американцами?
— Некоторая аналогия, бесспорно, просматривается. С той, однако, разницей, что подавляющее большинство англичан отправились в Новый Свет вовсе не для того, чтобы организовывать там заговоры и убийства. Тем более по поручению английского министерства иностранных дел. А эти русские парни — опасные экспансионисты. Так, отец Николая Заренко владеет контрольным пакетом акций Транссибирской железной дороги. Брат Сергея Валериана активно участвует в торговле с Китаем. Все они притворяются праздными аристократами, живущими здесь под крылом англиканской церкви, тяготеющей к католической.
Но их основная миссия заключается в содействии началу долгосрочных переговоров с Японией.
— Президент рассказал мне о попытке убийства японского посланца Хаяси. Полагаю, если русские преуспеют в этом и возложат вину на кого-нибудь из членов королевской семьи Великобритании, то любому англояпонскому сотрудничеству на Дальнем Востоке тут же придет конец.
— Несомненно!
— И все же я до сих пор не понял, куда приехал, — сухо проговорил Джошуа, тряхнув головой и проклиная Сабрину, воспоминания о которой упорно лезли ему в голову, мешая сосредоточиться.
Джеймисон усмехнулся:
— Вы новичок на лондонской политической сцене. А потому можете ожидать приглашений отовсюду. Ибо виконт из Техаса в Лондоне — явление далеко не ординарное! Кстати, вы пьете ликер? Мне известно, что вы любите этот напиток.
— Я легко могу себе представить, от кого вы это узнали. В свои лучшие годы полковник не мог выпить больше двух стаканов пива, чтобы тут же не уснуть. Не стану хвастаться, но я легко могу перепить дюжину крепких мужчин. Они уже будут валяться под столом, а я спокойно вернусь домой, даже ни разу не покачнувшись по дороге!
— Отлично! Это поможет вам получить доступ к русским. Они пьют водку, как разбавленное водой пиво. Покутите с ними раз-другой! Вам может даже представиться шанс немного пофлиртовать с мадам Самсоновой.
— А она тоже любит ликер? Джеймисон пожал плечами и усмехнулся:
— Говорят, что да. Но вы можете сами в этом убедиться, если сойдетесь с ней поближе…
Предсказания Джеймисона о потоке приглашений, которые непременно посыплются на Джошуа из всех аристократических столичных домов, начали сбываться в тот же день. Вернувшись домой, он обнаружил у себя на столе целую стопку карточек, отправители которых приглашали мистера Кантрелла на балы, чаепития, в различные светские салоны и тому подобное.
Буквально каждый знатный лондонец жаждал встретиться с доселе неизвестным наследником лорда Хамблтона, прославившимся шумным скандалом в столичном порту и уже именовавшимся в высших светских кругах не иначе, как виконт из Техаса.
Джошуа принялся разбирать пригласительные карточки, обращая особое внимание на подписанные русскими фамилиями. Их он откладывал в особую стопку.
Хотя Джеймисон сообщил ему, что русские буквально заполонили отель «Метрополь», Джошуа решил, что для проникновения в их круг было бы полезно первую встречу организовать на нейтральной территории. Это выглядело бы более естественным.
Пока Джошуа перебирал карточки, в комнату вошел его дядюшка.
— Признаться, вы выглядите и вполовину не так дурно, как подобало бы человеку, едва не утонувшему утром! — усмехнулся граф. — Но что за дьявол вселился в вас и заставил столь дурно обойтись с такой милой женщиной, как мисс Эджуотер?
Джошуа поднял голову и посмотрел на Хамблтона:
— Я бы назвал этот инцидент просто небольшим недоразумением. Но он помог мне узнать, что мисс Эджуотер — учительница, которую вы намерены нанять для одной из моих кузин.
— Послушайте, вы, юный бездельник! Я нанял мисс Эджуотер для вас самих, а никак не для кузин.
Карточка с очередным приглашением выпала из рук Джошуа.
— Для меня? — оторопело переспросил он.
— Именно для вас, мой друг! Вы, верно, забыли наш вчерашний разговор, во время которого я сказал, что нанял кое-кого, кто смог бы быстро обучить вас светским манерам и умению вести себя в аристократическом обществе?
— И потому вы наняли… эту девочку?! Я ожидал увидеть очень почтенную даму с клюкой, предельно строгую, в широкополой черной шляпе! — недовольно буркнул Джошуа.
— Но я надеялся, что после личной встречи с этой особой вы измените свое мнение. Для чего и организовал вам свидание в моем саду. Правда, признаюсь, я никак не ожидал, что вы станете топить ее в бассейне фонтана.
— И при этом куда больше пострадал именно я. Во всяком случае, лишился очень дорогого костюма, который всегда надевал по торжественным случаям.
— И это говорит о том, что Сабрина — как раз та женщина, которая сумеет держать вас в руках, несмотря на вашу природную непредсказуемость. — Граф снова смерил взглядом племянника с головы до ног и прибавил: — Кроме того, теперь уже мы оба сможем наблюдать, насколько она готова измениться в ближайшее время. Ведь так?..
Бальный зал был переполнен. Дамы блистали роскошными туалетами, длинными, до самого пола, шелковыми платьями, усыпанными бриллиантами. Яркий свет сотен свечей, падавший с подвешенных к потолку массивных люстр, отражался от драгоценных камней и рассыпался на множество разноцветных огоньков. Музыка и громкий смех лились через открытые окна в сад, смешиваясь с ароматом цветов, ловивших последнее тепло наступающей осени.
Сабрина стояла в дальнем углу зала и инструктировала Эстер Форсайт — одну из своих воспитанниц:
— Вы не должны более двух раз за вечер танцевать с мистером Чалмерсом, как бы он вам ни нравился.
У Эстер были пышные каштановые волосы и огромные серые глаза. Это делало бы ее очень привлекательной и даже красивой, если бы не излишняя полнота, с которой она безуспешно пыталась бороться.
— Но что делать, если меня очень влечет к мистеру Чалмерсу? — не соглашалась Эстер. — А кроме того, его отец — маркиз! Для любой юной девушки вроде меня подобное знакомство очень даже почетно!
Его отец действительно маркиз. Но сам Чалмерс — младший из его сыновей, а потому не имеет практически никаких шансов получить хорошее наследство. Если вы желаете стать членом сословия, то советую проявить интерес к старшему сыну маркиза.
— Вальс — это раз-два-три? — неожиданно спросила Эстер.
Сабрина тут же поняла, что та очень боится сбиться со счета во время танца, как это с ней действительно случалось и раньше. Эстер постоянно попадала в неудобное положение, нарушая ритм и нечаянно наступая на ногу партнеру.
— Не надо считать, Эстер! Просто следуйте за движениями кавалера. И тогда все получится. А теперь посмотрите на свою карточку с программой танцев. Видите, первым в ней значится мистер Шеффилд. Так что вальс вам надлежит танцевать именно с ним. Вот, кстати, и он сам!
Действительно, высокий брюнет подошел к Эстер и, поклонившись, протянул ей руку. Эстер встала и, слегка покраснев, вышла вместе с ним в центр зала. Сабрина проводила ее ободряющей улыбкой, хотя и несколько опасалась за воспитанницу. Дело в том, что накануне вечером у матери Эстер разыгрался острейший приступ мигрени, что заставило ее отказаться от поездки на этот бал. Миссис Форсайт просто умоляла Сабрину всячески опекать дочь на балу. Теперь, наблюдая, как Эстер очень неплохо вальсирует с Шеффилдом, Сабрина почувствовала, что все идет так, как надо, и причин для беспокойства нет.
— Вы ведь и впрямь прекрасный воспитатель! — раздался над головой Сабрины знакомый мужской голос. — А потому я бы посоветовал вам выбросить из головы мысли о какой-то другой профессии. Только надо выяснить, насколько богат папенька этой девицы.
Сабрина поморщилась и повернулась лицом к говорившему. Новоиспеченный виконт Уэсли был одет в великолепно сшитый вечерний костюм.
— Я вижу, граф засадил своего портного за неблагодарную работу — сшить для вас новый костюм! Ужасное испытание для бедного парня!
— А вы не думаете, что я сам купил себе эту одежонку, чтобы не одалживаться у его сиятельства и не утруждать портного? Что ж, поскольку вы оказались прекрасным педагогом и воспитателем, надеюсь, не откажете мне в парочке уроков по выбору модной одежды. Тогда впредь я, несомненно, буду одеваться со вкусом. Кстати, сотворить из такого увальня, как я, лондонского денди — ваш прямой долг! Ведь дядюшка вознамерился сделать вас моей наставницей. Но сказал ли он вам, что я отказался от этого предложения?
— Отказались? Видимо, сомневаетесь в моих способностях? Или боитесь острого языка? Действительно, со мной порой не легко спорить. Но поверьте, я куда интереснее всех этих молоденьких девочек с ярко накрашенными и надутыми губками.
— Разве ваши ученицы не относятся к их числу?
— Запомните: я работаю только с серьезными молодыми женщинами. А они не имеют привычки надувать губки, как и слишком ярко их красить! — презрительно фыркнула Сабрина.
Вы не ответили на мой вопрос. А мне надо всего лишь показать вам, до какой степени я нуждаюсь в помощи, — ответил Джошуа и обнял Сабрину за талию, намереваясь включиться в уже начавшийся тур вальса.
Но она вспыхнула и резко отстранилась от его руки:
— Сейчас же оставьте меня! Я не одета для танцев. И даже не получила приглашения на этот вечер. А присутствую здесь только по просьбе миссис Форсайт, у которой состою на службе.
Но Джошуа вновь обнял ее за талию, крепко схватил правую руку, заставляя встать в позицию танца, и повел Сабрину к центру зала, где уже кружились пары. Поняв, что сопротивление бесполезно, она почти механически стала повторять ногами за Джошуа рисунок вальса. И при этом про себя молилась, чтобы танец скорее закончился…
После нескольких тактов она посмотрела в лицо своего нежеланного кавалера и сердито заявила:
— Я подозреваю, лорд Уэсли, что вы далеко не такой неуклюжий, как стараетесь казаться! И все же немедленно отпустите меня! Иначе я потеряю место у миссис Форсайт!
— Ничего страшного. Ведь вы всегда можете устроиться у моего дядюшки!
— Я сейчас еще раз ударю вас по больной коленке!
— Извините, но она больше не болит. Или вы намерены меня вновь искалечить?
— Я не смогу этого сделать при всем желании. Ведь вы так крепко держите меня, что нет никакой возможности даже немного повернуться!
— Техасец начинает учиться защищать себя, будучи еще молокососом. Уверен, что нам с вами совершенно незачем пытаться заниматься этим в зрелом возрасте!
— Вы постоянно грубите мне!
— Как это ни смешно, но мне совсем не показалось, что тот поцелуй был вам так уж неприятен!
— У вас слишком крепкие нервы. И вдобавок — непомерная самонадеянность!
— Там, откуда я приехал, эта черта называется самоуверенностью.
— А здесь — невоспитанностью!
— Это еще раз доказывает, что мне нужен хороший наставник!
— Я скорее согласилась бы воспитывать дикую обезьяну, чем вас!
Сказав это, Сабрина густо покраснела. Она хотела как-то смягчить грубость. Но пока подбирала слова, музыка кончилась и танцующие вновь расселись вдоль стен, освободив центр зала. Сабрина беспокойно осмотрелась по сторонам, подумав, что ее последние слова мог кто-нибудь услышать — так громко они были сказаны.
Прикусив нижнюю губку, Сабрина вырвала у Джошуа свою руку и убежала в комнату отдыха для дам, решив, что туда Кантрелл за ней не посмеет последовать. Хотя от этого техасского дикаря можно было ожидать чего угодно!..
— Я просто не могу этому поверить, Эдди! За прошлую неделю уже четыре клиента аннулировали договоры со мной об обучении своих дочерей! Если так пойдет и дальше, то я к следующему месяцу останусь вообще без учениц! — Сабрина в отчаянии всплеснула руками.
Эдмунд Уислдаун сел в кресло напротив нее и принялся медленно, с наслаждением пить чай, закусывая домашним печеньем Сабрины. При этом он ухитрялся громко чавкать.
— Так-так, дорогая! — протянул он. — Но не надо принимать все это близко к сердцу. Уверен, что очень скоро у вас появятся новые ученицы, а возможно — и ученики. В конце концов, в Лондоне никогда не было недостатка в невоспитанных молодых девицах и юношах, у которых папеньки богаты, как Крезы.
— Возможно. Но пока ни один из них не обратился ко мне с просьбой заняться воспитанием его дочери! Причем отказы большинства звучали так, как будто они повторяли слова, услышанные от кого-то еще! Скажите, могло так быть?
— Могло ли? — устало повторил за ней Эдмунд, откусывая очередной кусочек печенья.
— Думаю, что так оно и есть! — воскликнула Сабрина. — И скорее всего виной тому стал сам граф или тот мерзкий неандерталец из Техаса, которого его сиятельство прочит себе в наследники! А может быть, и они оба вместе!
Сабрина вспомнила недавний бал у Читчестеров и невольно раздражавшее ее поведение там этого увальня. Ей стало известно и о гадких сплетнях, распространившихся в обществе после их танца. Правда, Сабрина в душе надеялась, что, учитывая поведение техасца сразу после высадки в лондонском порту, острие всех сплетен и гнусных разговоров будет направлено именно на него, а уж никак не на нее! Но Сабрина уже не сомневалась, что граф и племянник тайно сговорились заставить ее делать все, что они захотят.
Но ни тот, ни другой даже не представляли себе, какой упрямой может быть Сабрина Эджуотер…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Виконт из Техаса - Хенке Ширл



Роман средненький. Маловато про чувства героев.
Виконт из Техаса - Хенке ШирлТамара
8.06.2013, 20.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100