Читать онлайн Виконт из Техаса, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Виконт из Техаса - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Виконт из Техаса - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Виконт из Техаса - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Виконт из Техаса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джошуа сел у дальней стены в подвальной камере предварительного заключения. Здесь царили мрак и холод. Как в ледовой пещере в горах Нью-Мексико, где несколько лет назад он побывал. Но там поражала воображение ослепительная красота. В этом же каменном склепе буквально нечем было дышать от набившихся в него грязных и потерявших человеческий облик оборванцев. Джошуа не доводилось видеть ничего подобного. И это — в богатейшей стране на свете! По углам сидели старики со слезящимися глазами, устремленными в пустоту. Чумазые, оборванные мальчишки с исцарапанными руками и ногами шныряли тут и там, стараясь украсть ломтики хлеба у немощных стариков, уже неспособных защитить себя. Более сильные стаскивали со скамеек слабых и занимали их места. В воздухе стоял нестерпимый смрад.
Какой-то здоровенный детина со вставным стеклянным глазом и отросшими ниже плеч волосами попытался было пробраться к Джошуа, явно намереваясь сбросить его со скамейки. Но тот сжал кулаки и презрительно проговорил с угрозой в голосе:
— Вижу, тебе не терпится потерять и второй глаз? Верзила остановился и, постояв несколько мгновений,
отступил в глубь камеры.
Джошуа подумал о Рузвельте и о том, что его бывший командир едва ли когда-нибудь узнает о плачевной судьбе своего подчиненного, если британская судебная система позволит тому умереть в этой мерзкой клоаке. А могущественный дядюшка никогда не догадается, почему облагодетельствованный им племянник даже не соизволил к нему пожаловать! Хотя, по словам Теодора Рузвельта, этот старый козел уже имел немалые неприятности, разыскивая своего непутевого родственника! Впрочем, не исключалось, что уже объявился настоящий наследник, а Кантрелла списали за ненадобностью.
Размышления Джошуа прервал скрежет ключа в ржавом замке. Вслед за этим донесся голос одного из полицейских:
— Мистер Джошуа Кантрелл!
— Это я! — откликнулся Джошуа, проталкиваясь сквозь толпу сокамерников к двери.
Полицейский подозрительно посмотрел на расцарапанное до крови лицо Джошуа, его разорванный пиджак и буркнул:
— Да, не сомневаюсь, что это вы и есть. Следуйте за мной, сэр!
Выйдя на свежий воздух, Джошуа облегченно вздохнул. Страж снова недовольно посмотрел на него и повел вдоль берега к небольшому деревянному зданию, где размещался полицейский участок.
— Вот американец, которого вы приказали доставить! — отрапортовал он, обращаясь к сидевшему за столом пожилому офицеру.
Тот быстро поднялся и, сделав два шага навстречу Джошуа, протянул ему руку.
— Я очень сожалею о недоразумении, произошедшем на пристани, ваше сиятельство! — сказал офицер с легким поклоном. — Представитель графа, подтвердивший полученную нами ранее информацию о вашем прибытии, только что приехал. Поймите, что мы не могли принять эту новость без проверки. К тому же стрельба по собравшейся на пристани толпе у нас случается очень редко. Поэтому мы были вынуждены действовать с особой осторожностью. Так что…
— Так что теперь, когда все прояснилось, я имею полное право выбраться отсюда, — перебил его Джошуа.
Офицер утвердительно кивнул, вымученно улыбнувшись. Но Джошуа тут же добавил:
— Я попросил бы вас вернуть мне револьвер. Он достался мне от отца, а потому дорог. К тому же дважды спасал мне жизнь — в Техасе и на Кубе. Да и в Лондоне тоже.
Перламутровый «кольт» был тут же возвращен. Джошуа засунул его в висевшую на поясе кобуру, поблагодарил офицера и уже направился было к двери, когда услышал громкий женский крик. Он тут же узнал голос проститутки, за которую заступился часом раньше. Джошуа быстро подошел к двери и распахнул ее. Несчастная женщина сидела в коридоре на старом деревянном стуле в позе птицы, готовой сорваться с места и улететь. Волосы ее были собраны на затылке в некое подобие пучка, заколотого длинной булавкой.
Остановившись в дверях, Джошуа подозвал к себе одного из полицейских:
— Вы не знаете имени или адреса вон той девицы, что сидит на стуле?
— Нет. Ведь мы каждую ночь приводим в участок не меньше десятка ей подобных. Откуда же нам знать, кто они такие и где живут? Если только не попадаются замешанные в преступлениях. Тогда поневоле приходится разбираться!
Неожиданно портовая жрица любви повернула голову и посмотрела на Джошуа с каким-то странным выражением. Что это было? Шок? Испуг? Обида? Наверное, все, вместе взятое. И Джошуа понял причину. Ведь он защитил эту девушку от бандита. Она, естественно, последовала за своим спасителем. И тоже попала в полицейский участок. И теперь просто не знала, как вести себя с ним.
Джошуа понял, что ее задержали случайно и скоро отпустят. Так что если им суждено еще раз встретиться, то это произойдет в других обстоятельствах, когда настроение у обоих будет на порядок лучше…
Сабрина задушила бы Джошуа своими руками без перчаток, если бы не была так занята попытками объяснить, как она оказалась втянутой в ужасную драку на пристани. Она должна была быть предельно осторожной, чтобы не навлечь неприятностей на Эдмунда, опоздав к прибытию парохода, на котором приплыл наследник графа. Конечно, Сабрине было даже страшно представить, что с Эдмундом могло случиться нечто похожее на происшедшее с ней после начала побоища. В этом случае он непременно попал бы в тюремную камеру, и ей пришлось бы вносить залог за его освобождение. Уже не говоря о том, что сам Эдмунд в результате такого скандала на следующий же день вылетел бы с работы!
Теперь же она смогла позволить себе черкнуть Эдмунду записку с просьбой приехать с экипажем к тюрьме, забрать ее с гостем и привезти в Хамблтон-Хаус. Тем более что возница и оба слуги, подобно джиннам из бутылки, вновь возникли возле экипажа, как только толпа рассеялась.
Собственно, главным виновником всего происшедшего был, несомненно, Джошуа Кантрелл, вздумавший заступиться за падшую женщину. Но даже если бы встречать гостя к трапу парохода приехал Эдмунд, это мало что могло бы изменить. Разве смог бы малолетний кузен Сабрины справиться с грязным, звероподобным дикарем, накинувшимся на несчастную девицу?
Теперь же Сабрине оставалось лишь благодарить Господа за то, что она и Кантрелл все-таки остались живы.
Прочитав записку, Абингтон Клермонт Кантрелл, девятый граф Хамблтон, удовлетворенно потер руки. После длившихся более четверти века поисков наследника тот наконец-то был на пути к дому. Граф уже почти отчаялся найти внука своего младшего брата Чарлза, о рождении которого узнал только недавно.
До этого единственным наследником старого лорда считался Дэвид, у которого было два сына. И казалось, что никаких проблем с наследством у Хамблтона просто не могло быть. Но дорожная катастрофа унесла жизнь одного из них, а эпидемия желтой лихорадки — другого. О самом же Дэвиде вот уже тридцать лет не было ничего известно. Знали только, что он отправился в дальнее плавание, из которого так и не вернулся. Может быть, он и не погиб, а остался жить где-нибудь на Востоке. Что же до Джошуа, то он сделал свою деловую карьеру в Техасе, в тридцать лет сколотив миллионное состояние. Причем детство он провел в стенах одного из борделей, где доживала свои годы больная мать, потерявшая мужа, убитого на какой-то глупой дуэли.
— У вас, милорд, сегодня отличное настроение, не так ли? — повторил секретарь графа Уилфред Ходжинс, понявший, что босс пропустил его слова мимо ушей.
Ходжинсу было около сорока лет. Свой излишне покатый подбородок он безуспешно пытался скрыть бородкой в стиле портретов Ван Дейка. А с быстро редеющими волосами на голове вообще уже ничего не мог поделать. Его темные глаза вопросительно смотрели на графа.
— Вы, видимо, предвосхищаете встречу с наследником? — задал хозяину новый вопрос секретарь.
— Естественно. Кстати, сей юный проказник, как мне говорили, очень даже похож на нового президента Соединенных Штатов.
— Неужели?! Этот-то берейтор, отличившийся во время испанской войны? Впрочем, остается надеяться, что их сходство ограничивается лишь внешностью. Я имею в виду, что у обоих, как говорят, осталось немало ковбойского!
— Именно. Один из недоброжелателей нашего большого Тедди как-то выразился так: «Подумать только, и этот чертов ковбой стал теперь президентом Соединенных Штатов Америки!»
Ходжинсу давно не были внове разговоры с шефом на подобные темы. Как только долгие поиски наследника Хамблтона начали приносить первые результаты, граф стал для него неоспоримым авторитетом в области американской политики. Дискуссии между ними по этому поводу происходили постоянно. Секретаря они даже начали утомлять. Поэтому сейчас он насмешливо улыбнулся и поспешил направить разговор в другое русло:
— За всеми волнениями, связанными с прибытием виконта, вы, часом, не забыли, что сюда вот-вот должен пожаловать министр иностранных дел?
— Нет, не забыл. Но хотел бы, чтобы разговор с ним был недолгим. Ведь очень скоро должен приехать Джошуа, и я жажду его увидеть.
— Уверен, что лорд Лэнсдаун все поймет правильно! В тот же миг над головой Ходжинса зазвенел звонок.
Секретарь открыл дверь и легким поклоном приветствовал главу внешнеполитического ведомства.
— Рад видеть вас в столь прекрасном расположении духа! — улыбнулся министр, обращаясь к Хамблтону.
Ходжинс поклонился обоим джентльменам и тут же исчез. Граф провел гостя в свой кабинет, где всегда, помимо деловых бумаг, можно было найти бутылку коньяка или дорогого ликера.
— Итак, — продолжил разговор Хамблтон, усаживаясь за стол напротив гостя и наполняя два бокала коньяком, — вы уже слышали о прибытии моего будущего наследника, не так ли?
— Как же я мог пропустить это мимо ушей, если о нем говорит весь Лондон? Уже не считая газет, которые просто переполнены сообщениями о скандале и драке на пристани, ознаменовавшими появление Джошуа Кантрелла в столице! Очень мило: начать пребывание в Лондоне с кровавой потасовки! Вы уверены, что этот человек стоит того, чтобы сделаться вашим наследником? Похоже, он легко может запятнать все ваше семейство!
— Скажу совершенно определенно: уверен! Даже более того. Я не сомневаюсь, что лучшего варианта никогда бы не дождался! Возможно, на первый взгляд он кажется неотесанным и даже грубым парнем из американской глубинки. Но на самом деле Джошуа Кантрелл — трезвый, рассудительный мужчина, успевший к тому же понюхать пороху.
— Что ж, если этот молодой человек так же умен, как вы или новый президент, то я готов вас поздравить!
— Думаю, Лэнсдаун, что после опыта, полученного в Индии и Канаде, вы со своими друзьями должным образом воспримете Джошуа Кантрелла. В одиннадцать лет он уже пас скот в Дакоте и умел сидеть в седле не хуже любого взрослого ковбоя. А к двадцати годам стал владельцем собственного ранчо…
— …которое, как явствует из официальных донесений, Джошуа выиграл в карты! — прервал хозяина дома Лэнсдаун.
Главное не в том, как он стал собственником ранчо, — отмахнулся граф, — а в том, что сумел создать на нем свое стадо и добиться процветания. Ведь этот мальчик стал богатым, как сам российский царь Романов! И не менее ловким!
— Что создает немалую проблему для нас. Не забывайте, что русские всегда приносили нам заботы и неприятности. И как только для вашего будущего наследника виконта Уэсли откроются все двери, то не опасаетесь ли вы, что он проникнет в нашу святая святых и узнает все секреты? В том числе и вынашиваемые сейчас планы убийства японского министра Хаяси? Время бежит очень быстро. И если это случится, то нам придется искать новые пути к заключению союза с Японией.
— Я знаю, — кивнул граф, продолжая потягивать коньяк. — Но на этой стадии игры мы не можем доверять никому даже из своего собственного правительства! А потому считаю, что именно Джошуа остается нашей последней надеждой. Не беспокойтесь: ему можно полностью доверять. Я за него ручаюсь!
— Надеюсь, вы не собираетесь рассказывать ему о своих связях с министерством иностранных дел? Я бы не советовал вам этого делать!
Хамблтон кивнул:
— Вы правы. Тем более что его друг Теодор Рузвельт, несомненно, уже поведал Джошуа обо всем, что тому, по мнению президента, надлежит знать. Но нам необходимо найти своего человека, которому вы бы всецело доверяли и который служил бы посредником в переговорах. У вас есть такой человек?
На лице Лэнсдауна появилась улыбка Чеширского кота.
— Есть. Его зовут Майкл Джеймисон — третий сын графа Линдена. Это молодой человек, успевший уже проявить немалые способности, в том числе в дипломатии. В свое время его дедушка сделал прекрасную карьеру, после чего и получил графский титул. А поскольку его матушка была американкой, то не сомневаюсь, что внук унаследовал также и некоторые ее черты.
— Имейте в виду, что вашему молодому человеку не пришлось бы ехать в Англию, если бы президент Рузвельт не убедил Джошуа совершить такой вояж, взывая к его патриотизму.
— К тому же у вас тоже были причины привлечь к этому делу собственного племянника, не так ли?
— Были. И я убежден в успехе, даже если лишь половина написанного здесь окажется правдой!
Он выразительно посмотрел на Лэнсдауна и похлопал ладонью по толстой папке с какими-то документами, которую все это время держал в руках…
Дом, куда направлялся Джошуа, показался ему не стоящим сколько-нибудь внимательного осмотра снаружи. Однако он предпочел не делиться этими мыслями с нервным юношей, каким ему представлялся Эдмунд, сопровождавший гостя в городскую резиденцию графа.
«Типичный англичанин — бледный, с волосами песочного цвета и очень узкими, почти не шире лица, плечами», — думал он. К тому же молодой человек был предельно неразговорчив и каждый раз вздрагивал, когда Джошуа обращался к нему с каким-нибудь вопросом. Вместе с тем будущий наследник графа отметил про себя, что Эдмунд извинился перед ним за то, что не встретил его у сходней парохода. Это понравилось Джошуа. Он простил Эдмунда, но решил не докучать юноше вопросами и вообще избавить его от всяких общих разговоров.
Городской дом Хамблтонов был одним из множества высоких и безликих строений с небольшими палисадниками, выстроившихся в длинный скучный ряд вдоль широкой улицы. Поскольку семья Кантреллов прожила здесь более ста лет, то нежно любила дом и даже не допускала мысли о возможной его продаже. Джошуа редко бывал здесь, поскольку постоянно ездил по стране и за ее пределами. Но на него производили большое впечатление чуть ли не ежедневные визиты туда торговцев скотом и банкиров. При этом ему казалось, что вся эта публика мало интересовалась самим графом, а лишь вела с ним дела. К тому же хозяин дома львиную долю своего времени проводил на охоте. Джошуа даже удивляло, когда он успевал вести переговоры и заключать какие-то сделки…
Экипаж подкатил к парадному крыльцу. Джошуа сам распахнул дверцу и спрыгнул на землю. Мажордом открыл перед гостем входную дверь, и тот прошел» в холл. Техасец остановился и огляделся по сторонам.
Итак, он снова в родительском доме, где на следующее утро должен встретиться с неким Майклом Джеймисоном. И тот сообщит ему детали дальнейших действий. Этот Джеймисон работает на министерство иностранных дел и познакомит его с конкретным планом организации заговора с целью убийства японского министра. По словам Рузвельта, главной задачей Джошуа должно стать вовлечение в заговор племянника короля Эдуарда. Причем сделать это предлагалось через русскую любовницу племянника…
Мажордома звали Нэш. Он принял у Джошуа шляпу и пальто. Кантрелл поправил пиджак и еще раз обвел взглядом холл. Его поразило невероятное количество разнообразных зеркал, развешанных по всем стенам. На мраморном полу лежали дорогие ковры. С высокого потолка спускалась огромная люстра с почти сотней ярко горевших свечей.
Все это, бесспорно, не могло не производить впечатления на гостей или визитеров, переступавших порог дома. Но Джошуа не был ни гостем, ни визитером. Он чувствовал себя здесь Богом. Потому что в будущем должен был стать владельцем всего этого богатства, как единственный наследник уже очень пожилого хозяина.
Только сейчас он заметил графа, стоявшего на верхней ступеньке лестницы красного дерева с украшенными восточной резьбой перилами, ведущей на второй этаж. Граф пристально смотрел сверху на прибывшего племянника, видимо, желая составить для себя предварительное мнение о нем. Убедившись, что Джошуа заметил его, граф спустился в холл и приветливо улыбнулся.
— Итак, мы наконец встретились! — сказал в ответ на его улыбку Джошуа.
— Для чего потребовалось немало времени, — ухмыльнулся граф, подавая Кантреллу руку. — Добро пожаловать в родной дом!
Джошуа крепко пожал руку неожиданно обретенного дядюшки. Ладонь графа была широкой и мягкой. Руки же самого Джошуа давно огрубели от постоянного физического труда.
— Честно говоря, я пока не чувствую себя дома, — возразил он. — Скажите, сэр, а вы действительно уверены, что нашли того самого Кантрелла, которого искали?
Джошуа внимательно посмотрел в лицо дядюшки и впрямь не нашел в нем никакого сходства со своим. Но граф в этот момент громко расхохотался, откинув назад голову. От этого смеха и жеста на Джошуа дохнуло чем-то очень знакомым и теплым. Дядюшка тут же поспешил развеять в нем всякие сомнения на сей счет:
— Я больше чем уверен в этом! Мои детективы провели такое тщательное расследование, что сомневаться в наших с вами близких родственных связях было бы просто нелепо! К тому же узнаю герб семьи Хамблтон на вашем золотом кольце! Мало кто носит подобное по обоим берегам океана!
— Мне говорили, что отец, возможно, выиграл его в карты, — хмыкнул Джошуа.
— А ведь мог бы и проиграть! — вновь рассмеялся Хамблтон-старший. — Но Господь миловал! Я знал вашего отца, когда он был на несколько лет моложе, чем вы сегодня. Чуть позже он со своей женой покинул Англию. А вот его фотопортрет, сделанный в день достижения совершеннолетия.
И граф, взяв с секретера большую фотографию в рамке, показал ее Джошуа. Тот побледнел и долго изучал портрет, так крепко держа его за рамку, будто решил никогда не выпускать из рук. Его поразило их удивительное сходство с отцом.
— Одно лицо с вами, не правда ли? — сухо осведомился граф. — Неужели кто-то еще может усомниться в том, что Джеймс Джастин Кантрелл — ваш отец?
— Как умерла моя мать? — сдавленным голосом спросил Джошуа.
— Вот здесь обо всем написано.
Граф положил ладонь на большую стопку исписанных мелким почерком листов, лежавшую на секретере рядом с фотографией отца Джошуа.
— Вы, конечно, знаете, что я вырос в борделе на юге Техаса.
— Знаю.
— И вам известно, почему так случилось?
— Да. После того как отец был убит на дуэли, ваша мать осталась без средств к существованию. К тому же у нее стало совсем плохо со здоровьем. Она таяла буквально на глазах. Вот ей и пришлось, чтобы вы не умерли с голоду, устроиться в публичный дом.
— К Гертье?
— Насколько я помню, это заведение называлось «Голден гартер».
— «Золотая подвязка»?
— Именно.
— Я никогда не стыдился отдавать должное «Голден гартер» или Гертье, коль скоро именно благодаря ей моя мать обрела пристанище, что помогло ей сохранить мне жизнь!
— Полагаю, что это уже нашло отражение в сегодняшних утренних газетах. Посмотрите на заголовки!
И граф протянул Джошуа несколько свежих газет:
— Читайте! Вот, например: «Наследник Хамблтона затеял драку на пристани, вступившись за проститутку!» Или: «Виконт из Техаса пытался освободить потаскуху!» А вот и еще: «Лорд Уэсли — самый настоящий западник!» Что скажете?
— Скажу, что отлично понимал, кого бросился защищать. Ибо там, откуда я приехал, подобный род занятий женщины не дает мужчине права ее бить!
— Согласен, что это весьма благородно!
— Неужели?
Граф снова улыбнулся:
— Считается, что мы, англичане, порой бываем слишком педантичными. Но уверяю вас, не надо изображать нас чудовищами и людоедами! Впрочем, лучше поговорим обо всем этом чуть позже — за обедом. А пока поднимитесь в вашу комнату и немного передохните с дороги. После чего спускайтесь в гостиную и отдайте честь искусству моего повара. И я попросил бы вас оставить оружие наверху. Ибо при одном виде револьвера все мои слуги падают в обморок!
— Судя по всему, ваше положение достаточно прочное! — радостно воскликнула Сабрина, помахав в воздухе именной бумагой с печатью Хамблтона, наполовину заполненной строчками крупного, красивого почерка.
— А что там написано? — поинтересовался Эдмунд, с тревогой глядя на Сабрину.
— Граф предлагает мне работать у него. Завтра в десять утра я должна встретиться с его секретарем в саду около розария.
— Работать у него? Это в каком же качестве?
— Ты же помнишь, чем я занималась в последние семь лет, Эдди? Граф предлагает мне то же самое, но у него. Я буду учить хорошим манерам и поведению в светском обществе одну из его близких родственниц. Кого именно, он пока не сказал. Но мне кажется, это София. Кажется, так ее зовут?
— Внучка Айседоры — племянницы его сиятельства? — удивленно воскликнул Эдмунд. — Такой ужасный ребенок! Боже мой, и ты согласилась?!
— Пойми, это просто ангел по сравнению с дочерью стального магната, которой я давала уроки прошлым летом в Ливерпуле перед ее презентацией в суде! По меньшей мере София, принадлежа к определенному сословию, отлично понимает, чего может ожидать от жизни, а также и то, что богатство едва ли существенно повлияет на ее общественное положение. В отличие от нее немало богатых людей считают, что деньги позволяют им делать все, что угодно. В том числе занять любой государственный пост. Я думаю, этого в цивилизованном обществе быть не должно!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Виконт из Техаса - Хенке Ширл



Роман средненький. Маловато про чувства героев.
Виконт из Техаса - Хенке ШирлТамара
8.06.2013, 20.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100