Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Сэмюэль знакомился с фирмой Куинна, перелистывая пухлые книги бухгалтерского учета. Одна за другой перед глазами мелькали страницы, испещренные мелким бисерным почерком. Выстраивались в длинные колонки списки товаров, включая меха и кожи, кремни для ружей и ленты для дам. Не жалея времени и сил, клерки вели строжайший учет всего, что закупала и продавала процветающая компания.
– Неужели ты ежедневно просматриваешь все это? – поинтересовался полковник, когда они с шурином вышли в огромное складское помещение, оставив позади тесную конторку, где трудолюбиво скрипели перьями служащие.
– Нет, конечно, – рассмеялся Сантьяго, – только выборочно, на предмет серьезных несоответствий.
Они миновали ящики, картонки и бочки, поступившие с Восточного побережья, и связки пушнины, доставленной с необъятных просторов Дикого Запада, и остановились перед дверью кабинета Куинна. Хозяин пригласил гостя внутрь, сам прошел к широкому дубовому столу, сел в кресло, быстро просмотрел нужные документы и передал их Шелби.
Сэмюэль погрузился в мягкое кожаное кресло и огляделся. Помещение небольшое и обставлено со вкусом. Вдоль стен протянулись полки с книгами, в основном испанскими, частью французскими, все это были толстые фолианты в дорогих кожаных переплетах с золотым тиснением. Сэмюэль свободно владел обоими языками, и на него произвел большое впечатление подбор книг, свидетельствовавший о широких интересах и образованности хозяина кабинета. Надо понимать, Сантьяго Куинн был далеко не простым человеком.
– У тебя в руках проект соглашения о партнерстве. Я сам его составил, – сказал Куинн. – Прочитай внимательно и прикинь, все ли тебе подходит. И еще: я уже вошел в долю с Мануэлем Лисой в его весенней торговой экспедиции к верховьям Миссури.
– Вверх по Миссури, говоришь? Когда выходят? – заинтересовался Сэмюэль. – Мне ведь тоже нужно туда отправиться вместе с Лисой в качестве твоего компаньона. Это было бы отличным прикрытием для меня.
Куинн усмехнулся:
– По правде говоря, Лиса двигается в путь со дня на день.
– Он не станет артачиться, если я к нему присоединюсь? Конечно, не в моем действительном качестве.
– Мануэль встретит офицера американской армии с распростертыми объятиями, – заверил Куинн.
– Очень хорошо. Остается только договориться с ним. Сколько это займет по времени?
– Я сам этим займусь. Мне все равно нужно кое-что обсудить с Мануэлем. А пока меня не будет, ты просмотри это соглашение и подпиши, – сказал Сантьяго, отодвинул кресло и встал. В этот момент в дверь осторожно постучали. – Заходи, Лабиду, – отозвался Куинн, полагая, что это старший клерк, но тот оказался не один. Рядом с ним на пороге стоял Эмори Вескотт. От удивления брови Куинна поползли вверх.
– Чем обязан высокой чести видеть вас у себя, господин Вескотт? Или желаете предложить реванш?
Лицо Вескотта налилось кровью: он с большим усилием подавил желание прогуляться по спине дерзкого испанца тяжелой тростью с серебряным набалдашником.
– Нет, по правде говоря, я пришел сюда, чтобы уладить с полковником Шелби вопрос о нашем пари.
Сэмюэль уже почти забыл о пари и о лошади, а вот прелестная наездница со вчерашнего дня практически не выходила у него из головы. Куинн, извинившись, оставил своих гостей наедине, заявив предварительно, что его кабинет в их полном распоряжении.
– Вчера вы изволили упомянуть, что намерены стать партнером вашего шурина в торговых операциях из Санта-Фе, – проговорил Вескотт, обмениваясь рукопожатием с Шелби.
Полковника передернуло от прикосновения мясистой ладони торговца, но он не подал виду и предложил гостю кресло, а сам устроился в другом, у противоположной стены. Лиза абсолютно права. Шелби тоже было не по себе в присутствии Эмори Вескотта.
– Я вложил довольно скромную сумму в дело моего шурина. Выйдя в отставку, намерен поселиться здесь, в Сент-Луисе, – сказал Шелби.
– В самом деле? – вежливо отозвался Вескотт. – И скоро ли, позвольте полюбопытствовать, вы собираетесь в отставку?
Полковник ответил не сразу, отвел взгляд и уставился на дверь кабинета, которую Сантьяго оставил полуоткрытой. Шелби взвешивал вопрос торговца, уловив скрытый смысл в его словах: в голове зажегся сигнал тревоги. «Эта сволочь затеяла со мной какую-то грязную игру, – думал полковник. – Чего ему от меня нужно?» Мог ли Вескотт узнать о миссии, возложенной на Шелби? Торговец был в Вашингтоне именно в то время, когда полковник вернулся из Флориды и докладывал президенту об интригах англичан в том регионе. Тогда же произошла первая встреча Сэмюэля с Оливией. Что это – простое совпадение?
– В настоящий момент в отставку я не собираюсь, – неопределенно ответил Шелби и решил перевести разговор на более животрепещущую тему: – Что же касается нашего пари, если хотите сохранить кобылу для девушки, находящейся под вашей опекой, я готов пойти вам навстречу.
– Что вы, при чем здесь пари? – взмахнул рукой Вескотт, будто отгоняя назойливую муху. – Я пришел поговорить с вами об Оливии, – добавил он с тонкой улыбкой.
Шелби с некоторым беспокойством вгляделся в самодовольную физиономию собеседника. «Итак, речь пойдет о его подопечной», – заключил полковник и вслух сказал:
– И что вы хотели бы сообщить о мадемуазель Сент-Этьен? Надеюсь, на ее здоровье не отразился вчерашний досадный инцидент?
– Нет, нет, на здоровье она не жалуется. Я о другом. Мне стало известно, что вы испытываете к ней… как бы это выразиться… некую слабость… – Вескотт умолк, ожидая реакции собеседника.
– Я был счастлив прийти ей на помощь вчера, – осторожно заметил Шелби. Прозвучавший в ответ резкий лающий смех больно резанул слух полковника.
– Надо понимать, что вы поспешили ей на помощь и на балу у Шуто? Бросьте, полковник! Я своими глазами видел вас там, в саду, и, я бы сказал, вы вели себя как достаточно близкие знакомые.
«Интересно, что рассказала ему Оливия? – лихорадочно прикидывал в уме полковник. – Как много знает эта старая хитрая бестия? Известно ли Вескотту о встрече на глухой дороге в Виргинии? Черт возьми, а если торговец тогда палил из ружья, а рыжей красотке заранее была отведена роль спасительницы?»
Сэмюэль одарил гостя обезоруживающей улыбкой и пожал плечами:
– Да, вы правы. Мы познакомились несколько месяцев назад в Вашингтоне, но встреча была мимолетной. Ваша подопечная, господин Вескотт, совершенно исключительная девушка. Вынужден признать, что между нами возникло определенное взаимное влечение, но, если вы явились сюда с целью заставить меня поступить, как подобает поступать в таком случае благородному человеку, боюсь…
– О, я знаю, что вы уже женаты – на дочери сенатора Соамса. И, естественно, не мог рассчитывать, что вы женитесь на Оливии.
– Вот как? Извините мое любопытство, но все же почему вас так интересуют мои личные дела? – Теперь полковник был твердо убежден, что Вескотт строит против него какие-то козни и ему надо быть на чеку.
Торговец подчеркнуто небрежно пожал плечами.
– Не так уж они меня интересуют, полковник. А о вашей супруге я знаю, потому что сенатор Уортингтон Соамс – мой старый друг, – важно добавил Вескотт.
– В таком случае, не собираетесь ли вы вызвать меня на дуэль за недостойное поведение? – спросил полковник, весьма сомневаясь в наличии у Вескотта подобного намерения. Но что же он все-таки задумал?
– Дуэли противопоказаны людям моего возраста. Да и доводилось слышать о ваших подвигах на поле чести. Несколько лет назад вы расправились с французским дипломатом, который, по рассказам, столь искусно владел шпагой, как мне и не снилось. Нет, у меня на уме чисто деловое предложение. У каждого из нас имеется нечто, чего желает другой. В настоящий момент вам принадлежит моя лучшая скаковая лошадь Цыганка. В моем же распоряжении находится другое, не менее ценное достояние – Оливия. Я предлагаю простой обмен. Как вы на это смотрите?
Сэмюэль побледнел до синевы. Потом на смену шоку пришел приступ гнева.
– Если я вас правильно понял, вы предлагаете мне в любовницы девушку, находящуюся под вашей опекой, в обмен на лошадь? Проклятье! Да это мне следует вызвать вас на дуэль! – взорвался полковник и тут же одернул себя мысленно: «Какого черта я ее защищаю? Вполне возможно, она принимает самое активное участие во всей этой идиотской затее».
– Прошу вас, полковник, успокойтесь. Я не испытываю ни малейшего желания встречаться с вами на дуэли на Мертвом острове, – не теряя хладнокровия, отозвался Вескотт. Деловые переговоры всегда были его сильной стороной. – Зачем спорить? Эта девушка вам небезразлична, она дала ясно понять нам обоим, что отвечает вам не менее пылким чувством.
– Но она из хорошей семьи, даже обладавшей титулом до революции во Франции. По крайней мере, так мне говорила сама девушка. Мне трудно поверить, что столь избалованная девица, как мадемуазель Сент-Этьен, согласится стать моей любовницей, – с циничной усмешкой заметил Шелби, которому тут же стало стыдно за свои слова. Он пришел в ужас, осознав, что всерьез начал обсуждать в высшей степени неприличное предложение. Однако в душе признавал, что готов принять Оливию на любых условиях и даже в том случае, если она является английским агентом.
– После вчерашнего скандала ни одно приличное семейство в Сент-Луисе не позволит своему отпрыску взять Оливию в жены.
– Она участвовала в скачках с вашего согласия и принесла вам немало денег, выигрывая состязания. Если ее репутации нанесен ущерб, то только вы тому виной.
– Я позволил этой девице участвовать в скачках, дабы отвлечь от других, э-э, более легкомысленных занятий, если вы догадываетесь, что я имею в виду. Ее родители позволяли себе много лишнего и вели, мягко говоря, свободную жизнь, но вы ведь знаете французов? Что с них возьмешь? Люди горячие и непредсказуемые.
Самое большее, на что был способен Шелби в эту минуту, так это сдержаться и не врезать кулаком по ухмыляющейся бульдожьей харе торговца. Сцепив зубы, полковник молил бога помочь ему сохранить спокойствие, а внутри у него все кипело. Будь проклята эта ведьма! Непостоянная и переменчивая, как погода у берегов Миссури. Манящая и дразнящая, подобно куртизанке, а через минуту – нежно воркующая невинная голубка. Шелби отказывался верить грязным инсинуациям торговца, но все же для них были какие-то основания. Оливия явно привыкла к тому, что мужчины из-за нее теряют голову, кроме того, она определенно позволила Шелби зайти с ней слишком далеко. Оливия разъезжала по глухим дорогам в одиночку, даже переодевалась мужчиной и слонялась по ипподромам, где не место приличной девушке.
Словом, только законченный болван мог связаться с подобной девицей и ее непотребным опекуном. И все же Сэмюэль не мог избавиться от наваждения. Он по-прежнему испытывал неодолимую тягу к ней, хотя опекун подтвердил наихудшие подозрения относительно ее нравственности. Полковник ненавидел себя за то, что намерен был сделать.
– Скорее всего, – сказал он, – я потом об этом пожалею, но сейчас вынужден признать вашу правоту. Действительно, Оливия мне нравится и как будто бы отвечает мне взаимностью. Если она согласна… – Шелби пожал плечами. – Я буду ждать ее сегодня вечером по адресу, который вам укажу, и можете оставить себе свою лошадь.
Полковник прошел к столу, написал на клочке бумаги адрес и передал Вескотту, который тоже поднялся с кресла.
– Прекрасно, полковник. Договорились. Я передам Оливии от вас поклон.
Шелби демонстративно не стал скреплять рукопожатием дурно пахнущее соглашение, в заключении которого он начал уже раскаиваться. Вместо этого Сэмюэль небрежно прислонился к столу, скрестил руки на груди, закинул ногу на ногу и, когда торговец отошел к двери, бросил ему вслед:
– Между прочим, Эмори, ваша разведка плохо работает. Ваши сведения относительно моей первой жены безнадежно устарели. Ее нет в живых. – Сэмюэль зло усмехнулся, заметив на лице отвернувшегося Вескотта удивление и откровенную алчность, и сразу добавил: – Но должен предупредить, что не имею намерения повторять былые ошибки.
– Лишь бы вы меня от нее избавили, а там поступайте, как вам заблагорассудится. Эта девица слишком упряма, сладу нет, и чем скорее удастся сбыть ее с рук, тем лучше, – мрачно прорычал Вескотт и выскочил из комнаты.
Шелби закрыл за ним дверь и вернулся в кресло.
Никто не заметил хрупкой фигурки, скрывавшейся за грудой бобровых шкурок, сваленных у стены рядом с кабинетом Сантьяго. Как только Вескотт отдалился на приличное расстояние, Оливия осторожно выпрямилась, не уверенная, что ноги не откажут служить ей.
Девушку слегка подташнивало, на глаза наворачивались слезы. Но Оливия не позволила себе разреветься. Плачут слабые, а ей нужно собраться и обдумать план действий. Надо бежать! Иного выхода нет. С этой мыслью девушка двинулась вперед, тщательно оберегая юбку от соприкосновения с вонючими шкурами. Саднило в груди, и в глазах резало, но Оливия знала, что виной тому не зловоние, исходившее от шкур.
Какой кошмар! Продана собственным опекуном! А Сэмюэль купил ее, как рабыню на аукционе, обменял на скаковую лошадь. До Оливии начало смутно доходить, почему дядюшка Эмори не был слишком опечален, когда она проиграла состязания и открылось, что в роли жокея выступала девушка. Все произошло в соответствии с задуманным дядей планом.
Еще несколько часов назад новый день так много обещал. Она, подслушав, как Эмори сообщает домоправительнице о намерении отправиться в торговый квартал для встречи с полковником Шелби, сразу решила незаметно последовать за опекуном, а потом будто случайно столкнуться с Сэмюэлем в торговой фирме Куинна, куда она зайдет как бы за покупками. Девушка принялась подбирать наряд получше, чтобы не ударить в грязь лицом перед молодым офицером, который в последний раз видел ее в мужской рубахе и штанах, с ног до головы перепачканную. Целый час Оливия приводила в порядок прическу и примеряла разные платья, чтобы произвести на Сэмюэля самое благоприятное впечатление.
А теперь… Что теперь? Как он мог так поступить? Этим вопросом вновь и вновь задавалась Оливия, пробираясь по длинному коридору склада к выходу на шумную Мейн-стрит. Там она окликнула кучера Оби, поджидавшего ее с легкой коляской на противоположной стороне улицы в тени двухэтажного здания. Оливия бессильно упала на упругое сиденье, зажмурилась и попыталась сосредоточиться. Однако перед глазами тут же встала полуоткрытая дверь кабинета, откуда доносились страшные слова, причинявшие невыносимую боль.
Хотя девушка всегда подозревала, что опекун считает ее обузой и крайне разгневан ее отказом выгодно выйти замуж по его указке, глубина вероломства Вескотта ужаснула Оливию. Конечно, после вчерашнего злосчастного инцидента ее репутация в Сент-Луисе была безнадежно испорчена. Неудивительно, что Эмори Вескотт постарался как можно скорее избавиться от свидетеля собственной ошибки, когда он позволил жалкой девчонке одерживать победу за победой на чисто мужском поприще. Впрочем, предательство опекуна она как-нибудь переживет. Но как жить дальше, если Сэмюэль Шелби тоже ее предал?
Он лгал ей с первой встречи. Тот роскошный дом в Вашингтоне, который, по его словам, ему не принадлежал, Шелби делил со своей женой. Он был женат, но словом об этом не обмолвился. Он позволил ей надеяться, что станет ухаживать за ней, когда приедет в Сент-Луис. Как она была глупа! Таяла, как льдинка под жарким солнцем, от одного его прикосновения. С пылающими от стыда щеками Оливия вспомнила, как тесно прижималась к груди Шелби и страстно отвечала на его жадные поцелуи.
Естественно, после всего этого он решил, что может ее купить и сделать своей любовницей.
Однако самым оскорбительным Оливии показалось холодное и решительное заявление Шелби о том, что, хотя он овдовел, но никогда больше не намерен жениться. Как же он должен презирать ее, да и всех остальных женщин! С изощренным искусством Шелби готов использовать женское тело, но ему в высшей степени наплевать на чувства женщин. Ладно, пора образумиться. Сэмюэль открыл перед Оливией прекрасный мир страсти, а теперь он же заставил девушку познать страшную горечь предательства.
«Ну что ж, Сэмюэль Шелби, посмотрим, будет ли у тебя когда-нибудь шанс узнать обо мне всю правду», – подумала Оливия и несколько успокоилась.


Сэмюэль сидел за столом с бокалом бренди в руке и не сводил глаз с мерцающего света свечей, медленно таявших в канделябре. За окном сгустились сумерки, а это означало, что вскоре появится Оливия. После очередного глотка выдержанного крепкого коньяка полковник обвел взглядом комнату: «Интересно, понравится ли ей здесь?»
Он арендовал небольшой дом на Плам-стрит у пожилой вдовы, решившей вернуться в Каскаскию и жить со своими взрослыми детьми. Здание было деревянное, построенное на французский манер, когда распиленные бревна смотрят распилом внутрь, дощатый пол натерт воском, а стены побелены. Комнаты были просторные, с высокими окнами, но дом состоял всего лишь из гостиной, столовой и кухни, а также спальни наверху. Тихий и уютный, он тем не менее не шел в сравнение ни с великолепным особняком Шуто, ни даже с вместительным обиталищем семейства Куиннов.
Мысли полковника невольно переключились на главную деталь обстановки – огромную кровать наверху, которую он приобрел, как только снял дом. Узкое ложе, которым пользовалась мадам Сулар, не могло вместить крупного мужчину. Пришлось купить матрац шести футов в ширину и семи футов в длину и установить его на специальной раме. Сэмюэль живо представил себе Оливию сидящей в центре громадной постели. По бледно-золотистым плечам, прикрыв грудь, рассыпались густые волосы цвета меди, тонкие руки пылко протянуты ему навстречу.
Черт! От одной мысли, что он сможет ею обладать, Сэмюэля бросало в жар. Надо успокоиться и подумать о чем-то другом. Иначе он потеряет голову и сорвет с нее одежды, едва она войдет в дом, забыв о кровати наверху. Полковник отпил еще бренди и задумался над превратностями судьбы, избавившей его от Летиции и давшей взамен Оливию.
Конечно, от Летиции всегда можно было ожидать любой пакости и она была способна на предательство, так что о ней жалеть не приходится. А в чем, собственно говоря, разница между ней и Оливией? Того же поля ягода, если верить ее опекуну. Однако можно ли ему верить? Над этим вопросом бился Сэмюэль весь вечер, ожидая прихода девушки. Можно ли доверять такому негодяю, как Эмори Вескотт? Если человек, взявший опекунство над чужой дочерью, готов ее продать, можно ли верить столь беспринципному человеку, когда он говорит о достоинствах и недостатках девушки? А не может ли так случиться, что этот мерзавец обманным путем заставит прийти сюда невинную и простодушную девушку и отдаст ее на поругание против ее воли? Ответа на этот вопрос Сэмюэль пока не нашел.
Он словно сейчас видел глаза Оливии, широко раскрытые и доверчивые, какими они были тогда, в брошенной лачуге, и потом, после страстного поцелуя в саду у Шуто. Какая-то наивность, трогательная неловкость и неумелость ощущались в том, как Оливия отвечала на его ласки. Неужели Вескотт лжет и Оливия на самом деле невинная девушка, от которой решил избавиться ловкий мошенник, лишенный дальнейшей возможности зарабатывать на ней на скачках?
«Ладно, – решил Шелби. – Прежде всего нужно успокоиться и выяснить правду, когда Оливия появится. Вместе и подумаем, что делать, если выяснится, что оба оказались жертвами заговора». Решение было принято, и дело оставалось за малым – не было полной уверенности, что удастся совладать с собой, когда Оливия придет. Проблема состояла в том, что их влечение было взаимным и девушка не оказывала никакого сопротивления его ласкам. Сэмюэль не знал, как поведет себя, когда они встретятся вновь. Он мог поддаться соблазну, чувствовал это и терзался. В одном полковник был твердо убежден: жениться на Оливии он не собирался. Никогда!
Содержать любовницу тоже непросто. Но о жене не может быть и речи. Даже если посчастливится встретить женщину, с которой готов прожить жизнь и вырастить детей, он не может себе этого позволить, слишком опасная у него работа. Так или иначе, скоро разразится война, и сейчас нужно помнить только о долге и свято выполнять задания Джеймса Мэдисона.
Мысль о близкой войне заставила вспомнить Вескотта и снова призадуматься над тем, почему все же тот так стремился соединить Шелби с Оливией. Возможно, и опекун и девушка связаны с англичанами. Идея, конечно, бредовая, но отвергать ее легко не следует. Нужно все хорошенько обдумать и осторожно расспросить мадемуазель Оливию Сент-Этьен, когда она появится.
Сэмюэль взглянула на старинные часы на каминной полке. Полночь. Оливия серьезно запаздывала. Полковник встал, направился к входной двери и выглянул наружу. Стояла прохладная ясная ночь, небо усыпано яркими звездами. Вокруг тишина, что неудивительно в районе, где живут благопристойные люди, рано ложащиеся спать. Куда же, черт побери, подевалась Оливия?
* * *
Батист Лакруа жестоко страдал с перепоя, но это бы еще ничего. Беда была в его напарнике Сильвестре Робаре. Батист обнаружил, что тот мертв. Видимо, великан-лодочник перестарался вчера в драке с двумя охотниками из французской части Канады.
Батист тупо глядел на валявшееся в сточной канаве тело Сильвестра. Нижняя челюсть у напарника была практически оторвана, ухо отгрызено, и на щеку свисал выдавленный глаз.
– И что прикажешь мне теперь делать, дружище? – заплетаясь языком, спросил у трупа Батист. – Ведь я обещал месье Лисе подыскать члена команды, а ты, гад, взял и помер. Придется найти тебе замену, а то не видать мне денежек. Черт побери! Мари с меня шкуру спустит, если я не раздобуду монету, чтобы оплатить обратную дорогу в Новый Орлеан.
Батист обхватил руками голову, готовую вот-вот расколоться от боли, и попытался сосредоточиться. Возможно, какой-то выход подвернется с рассветом? Первые лучи восходящего солнца уже посеребрили широкие просторы прерий Иллинойса на противоположном берегу реки. Батист подполз к телу напарника, поднатужился, взвалил его на плечо, встал, пошатываясь, и побрел к зарослям кустарника в четверти мили от берега. Он счел своим долгом унести Робара подальше от того места, где пьяные лодочники могут надругаться над трупом или его переедет грузовая телега.


Оливия осторожно продвигалась по прибрежному району, направляясь к горам звериных шкур, видневшимся у пристани в конце Маркет-стрит. В предрассветной дымке стоявшие возле берега килевые суда казались низкорослым зимним лесом – мачты торчали, как голые деревья. Все пространство вокруг больших посудин заполняли более мелкие – плоскодонки и каноэ, готовые, казалось, в любой момент сорваться с места и доставить путника в любую точку вниз или вверх по реке.
Многие из этих судов со временем отправятся в Новый Орлеан, где живет Шарль Дюран, брат матери Оливии. Когда родители девушки приехали в Америку, он не пустил их на порог, как и все семейство матери во Франции, которое отреклось от нее после ее брака. Помнится, отец плюнул на крыльцо особняка Дюрана и поклялся, что никогда не станет ничего и ни у кого просить. Тогда Оливия гордилась поступком отца, но сейчас была вынуждена искать у дяди помощи.
Теперь она не могла себе позволить такой роскоши, как гордость. Шарль должен ее принять, иначе ей просто некуда будет деться, и об этом даже не хотелось думать. На мгновение в памяти всплыли магические губы Сэмюэля Шелби и его белозубая улыбка, но Оливия решительно тряхнула головой, отгоняя наваждение. Нет, впредь она никогда не поддастся обаянию его улыбки и не ответит на его страстные поцелуи, потому что Сэмюэль оказался предателем. И она никогда не разделит с ним постель в той роли, которую он ей уготовил, – в роли игрушки, которую, пресытившись, можно выбросить.
В данный момент нужно решить, как преодолеть огромное расстояние до Нового Орлеана вниз по реке. Одинокой женщине нечего и помышлять о путешествии в обществе грубых мужчин, да и оплатить проезд все равно нечем. Покидая дом Эмори Вескотта, Оливия всерьез подумывала о том, не украсть ли у опекуна деньги в отместку за то, что он выменял ее на кобылу, но вспомнила, как он заботился о ней раньше, хотя и не обязан был этого делать, и решила уйти с пустыми руками. Кроме того, если бы он обнаружил пропажу денег, то мог заявить судье и Оливию стали бы разыскивать как воровку, а уж в этом случае Шарль Дюран имел бы все основания полагать, что его племянница пошла по стопам своего непутевого отца.
Вот если бы в Новый Орлеан отправлялась какая-нибудь приличная семья, Оливия могла бы предложить свои услуги в качестве гувернантки или даже служанки в обмен на оплату проезда или просто попросить убежища, в конце концов. Но девушка не слышала, чтобы кто-то из знакомых собирался в путь в ближайшее время, а ей приходилось спешить – опекун наверняка вскоре снарядит за ней погоню. Впрочем, после того разоблачения на скачках ни одна приличная семья не протянет ей руку помощи и даже не возьмет в услужение. Ей не просто откажут, а могут даже силой удержать, чтобы вернуть под опеку Эмори Вескотта.
Оливии не к кому было обратиться за помощью, и полагаться приходилось на собственные силы. Положение казалось безнадежным, но, если даже девушка не пошла целиком в своего отца, она унаследовала от него инстинкт самосохранения и должна была найти выход.
Вчера, по возвращении домой и все еще находясь под впечатлением подслушанного разговора Вескотта с Шелби, Оливия сразу начала готовиться к побегу. Прежде всего, нужно было изменить свою внешность, и девушка избрала наряд, который помогал ей играть роль жокея в последние годы. На дне нижнего ящика платяного шкафа хранились несколько пар широких брюк и просторных рубашек – привычного маскарада для участия в скачках. Их-то и решила надеть Оливия, чтобы никто ее не узнал. Но улизнуть из дома следовало под покровом темноты, пришлось ждать, вести беседу с «дядюшкой», притворяться вежливой. Когда девушка почувствовала, что с минуты на минуту торговец готов заговорить о своем мерзком предложении, она сослалась на головную боль и заперлась у себя в комнате. К тому моменту, когда Вескотт хватился ее за ужином, Оливия уже много часов как перестала существовать, а вместо нее у причала появился чумазый паренек по имени Олли.
Однако шататься по узким улицам прибрежного района Сент-Луиса с наступлением темноты было опасно даже для юноши. Из широко распахнутых дверей питейных заведений несло табачным дымом и винными парами, доносились звуки разухабистых песен, которые ревели пьяными голосами французы, и гремели страшные ругательства англосаксов, схватившихся в очередной драке. Оливия разыскала подвал в заброшенном доме на Сэконд-стрит и там заночевала. На рассвете она пошла к пристани в конце Маркет-стрит, где рассчитывала наняться в команду одной из плоскодонных лодок с грузом пушнины, отправлявшихся в Новый Орлеан.
Вскоре выяснилось, что найти работу непросто. Работать на тяжелых лодках могли только крепкие и сильные мужчины, и, когда предлагал свои услуги хрупкий юноша, ему отвечали смехом и гнали прочь. После десятка безуспешных попыток Оливия начала терять надежду, и в каждом встречном ей стали мерещиться агенты опекуна, готовые ее схватить и отволочь назад. Девушка почти совсем отчаялась, когда внимание ее привлекла бурная сцена между смуглым испанцем и изрядно помятым французом. Оливия незаметно приблизилась, чтобы лучше слышать.
– Ты обещал, Батист, что найдешь мне крепкого мужика, а его нет. Значит, денег не получишь, – кричал испанец, изъяснявшийся на английском с таким акцентом, что понять его можно было с большим трудом.
– Месье Лиса! Войдите в мое положение, – молил француз. – Мне позарез нужны деньги, чтобы вернуться в Новый Орлеан, или моя Мари убьет меня.
Оливия поняла, что темноглазый испанец с кустистыми бровями – это не кто иной, как Мануэль Лиса, купец из Нового Орлеана, о котором не раз упоминал Вескотт. Лиса не так давно начал закупать меха в Сент-Луисе, на чем заработал кучу денег и нажил немало врагов, и о нем ходили самые противоречивые слухи. Набравшись храбрости, девушка подошла к французу, отступившему с убитым видом в сторону, когда испанец, махнув рукой, удалился.
– Я невольно подслушал ваш разговор, – небрежно бросила Оливия по-французски, вытерла грязные ладони о штаны и лихо засунула большие пальцы за пояс.
– Ну и что? – язвительно спросил Лакруа. У него немилосердно трещала голова с похмелья и не было никакого желания слушать лепет чумазого мальчишки.
– Я ищу работу, – пояснила Оливия и не моргнув глазом соврала: – У меня есть опыт. Я не раз ходил на плоскодонных судах от Нового Орлеана до военных фортов на Миссури.
– Да ты не сможешь шест поднять, – рассмеялся француз. – И вообще, у тебя молоко на губах не обсохло.
Оливия постаралась припомнить все, что случалось слышать от опекуна, когда он рассказывал о своих походах по реке, набрала в грудь побольше воздуха и затараторила:
– Мне доводилось тянуть лямку по горло в студеной воде и разбирать завалы. Когда наша лодка застряла у преграды, кого, как не меня, послали залезть на дерево с веревкой, чтобы можно было поднять и перетащить судно. А сплавиться вниз до Нового Орлеана – это мне вообще раз плюнуть.
В налитых кровью глазках француза засветился интерес. Паренек, видно, и впрямь бывалый. Правда, он почему-то решил, будто Лиса держит путь в Новый Орлеан, хотя в действительности он отправлялся вверх по Миссури. Но не беда. Купец уже набрал основную команду, и мальчишке тоже дело найдется. С тяжелой работой сопляк, конечно, не справится, но сможет нарубить дров и принести воды, когда разобьют лагерь.
– Ладно, – неожиданно согласился Лакруа, – пошли со мной. Только держи язык за зубами, пока я буду вести переговоры с хозяином.
Спустя час Батист Лакруа получил деньги за мальчишку и сразу же оплатил проезд до Нового Орлеана, где его с нетерпением ждала грозная супруга. А Мануэль Лиса, правда, после серьезных колебаний, принял в свою команду юношу по имени Олли в качестве помощника кока. Естественно, «юноша» не ведал, что судно направляется в сторону, прямо противоположную той, куда он намеревался держать путь.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100