Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Из огнестрельной раны в груди тонкой струей текла кровь и капала на землю, образуя небольшую лужицу. Курьера удалось выбить из седла с первого выстрела, хотя тот гнал лошадь галопом.
Ричард Буллок опорожнил кожаную сумку, прикрепленную позади седла, разложил перед собой ее содержимое и принялся изучать бумаги, не забывая чутко прислушиваться. Если кто-то появится на дороге, его тоже придется прикончить как нежелательного свидетеля. Но этого хотелось бы избежать – Ричард не любил лишней траты сил.
Наконец на глаза попался нужный документ, и убийца с довольной улыбкой сунул его во внутренний карман. Теперь можно никуда не спешить. Теперь у Летиции и Ричарда хватит времени, чтобы завершить начатое дело. Теперь старый друг Сэмюэля Шелби Том Джефферсон не получит письма и не успеет дать ход прошению о разводе до того, как полковник отправится в долгое и опасное путешествие на Дальний Запад.


Летиция пребывала в отличном настроении и не переставала улыбаться, а это всегда настораживало Сэмюэля. Он ожидал слез и мольб, а то и угроз обрушить на его голову гнев всемогущего сенатора Соамса. Вместо этого супруга сохраняла выдержку и полное спокойствие и с неподдельным интересом, словно бы забавляясь, наблюдала, как Шелби отдает Тоби распоряжения упаковать в сундуки немногочисленные пожитки и отправить на склад возле устья Потомака, принадлежавший старому приятелю Шелби.
– Интересно, какой новый дьявольский план созрел в ее голове? – мрачно пробормотал полковник, прилаживая седельные мешки к своей вьючной лошади. И пока он занимался этим делом, из памяти выветрились злые желтые глаза жены и на смену им появились манящие изумрудные, чуть раскосые глаза, волнующие кровь. «Забудь о ней, глупец, – приказал себе Шелби. – Думай только о поручении президента».
Полковнику предстояло далекое путешествие, но эта перспектива лишь радовала его. Вначале путь лежал через Аппалачские горы по диким местам, где не ступала нога человека, через всю Пенсильванию к приграничному городу Питтсбургу, оттуда он должен был на плоскодонке спуститься по реке Огайо, затем вновь по суше преодолеть обширные территории, населенные индейскими племенами, где опасность подстерегает буквально на каждом шагу. Конечный пункт – Сент-Луис, лежащий на другом берегу широкой и могучей Миссисипи.
Со времени своей первой поездки в Санта-Фе в 1806 году Шелби буквально бредил Дальним Западом. Особенно его интересовал Сент-Луис – единственный большой город, расположенный в центре обширной равнины великой реки, протянувшейся на тысячу миль через Североамериканский континент. Этот город служил воротами на пути к нетронутым богатствам, лежащим на диких пространствах. Практически ничего не было известно о том, что находится за пределами Сент-Луиса. Знаменитая экспедиция Мерривезера Люиса и Уильяма Кларка к побережью Тихого океана и обратно в Сент-Луис принесла кое-какие результаты, но это была лишь капля в море. Сэмюэль Шелби твердо знал, что будущее Соединенных Штатов неразрывно связано с продвижением на Запад, и у него начинало учащенно биться сердце и захватывало дух при мысли о том, что на его долю выпала возможность принять участие в строительстве этого будущего.
По правде говоря, не последнюю роль играли и соображения личного плана. Очень хотелось вновь повидать сестру. Казалось, Лизе повезло с мужем, испанцем Сантьяго Куинном, и она была счастлива. И все же Шелби не переставал удивляться, что его сестра вполне довольна своей жизнью на слабо заселенной территории Нью-Мексико, принадлежащей испанцам. В особенности учитывая то, что Лиза тоже в свое время работала тайным агентом президента и рисковала головой в интересах Вашингтона. Но Лиза была глубоко убеждена, что еще при их жизни над Санта-Фе взовьется американский флаг. Возможно, она права, думал Шелби, которого в данный момент больше волновала неспокойная ситуация в долине Миссисипи, чем перспектива развития событий в Нью-Мексико.
К тому времени, когда полковник достигнет Сент-Луиса, туда должны прибыть Лиза и Сантьяго. Испанец ежегодно снаряжал торговый караван, проделывавший путь от Санта-Фе до Сент-Луиса и обратно, хотя местные испанские власти запрещали торговать с американцами. Но у них не хватало сил и средств для охраны границы между испанскими и американскими владениями, которая простиралась на тысячи миль.
Торговые операции с американцами приносили Сантьяго немалый доход, и Шелби намеревался войти в долю, поскольку считал этот бизнес не только прибыльным, но и перспективным. При каждой новой встрече его сестра вместе с мужем уговаривали полковника стать их компаньоном, и теперь можно было смело дать согласие. Он сжег за собой мосты, и путь назад, в Вашингтон, отрезан. Развод пройдет все инстанции до конца года, и в этом плане Шелби возлагал большие надежды на Джефферсона, пользовавшегося огромным влиянием в законодательном собрании Виргинии.
Мысль о разводе вновь растревожила душу воспоминанием об Оливии Сент-Этьен. Тиш ненавидела неудобства провинциальной жизни, а Оливия, напротив, прожила долгие годы на Миссисипи. Сейчас она ждала его в Сент-Луисе. Перспектива новой встречи одновременно и радовала и пугала. Полковник не испытывал ни малейшего желания попадать из огня да в полымя. Женитьба на Летиции Аннабелле Соамс безусловно должна была послужить хорошим уроком.
Летиция подкупила Шелби молодостью, красотой и хорошими манерами. Однако вскоре произошла резкая перемена, и застенчивая виргинская красавица превратилась в злую ведьму, оказавшуюся способной убить ребенка в собственном чреве. Что, возможно, и к лучшему. Летиция совершенно не годилась для роли матери.
«Кстати, а выйдет ли мать из Оливии?»– неожиданно задался вопросом Шелби и сразу прогнал эту опасную мысль. Он вскочил в седло и тронул коня, которого недавно сам выбрал для дальней поездки из немногочисленного табуна, оставшегося на плантации. Одновременно с заявлением о разводе полковник отправил старому другу отца Тому просьбу организовать продажу поместья и всей мебели. Конечно, свою часть от вырученных денег получит Летиция, а все, что останется, Шелби намеревался вложить в качестве своей доли в торговую фирму Куинна. Не приходилось сомневаться, что супруга, всю жизнь купавшаяся в роскоши, будет смеяться, узнав, сколь мизерная сумма ей причитается при разводе, но Шелби при всем желании не мог выделить больше.
Интересно, богата ли Оливия? На балу она была в дорогом туалете, да и экипаж ее стоил недешево, но за все платил ее опекун. Помнится, по дороге в Вашингтон она описывала свои детские годы и не скрывала, что на смену пиршеству приходило полуголодное существование. Ее семья ни в чем себе не отказывала, когда отцу везло в карточной игре, но едва удача ему изменяла, приходилось тайком бежать из гостиниц, чтобы не платить за номер. Подобное существование вполне могло развить в молодой девушке тягу к жизни в окружении роскоши.
О чем бы ни думал Шелби, его мысли неизменно возвращались к огненно-рыжей француженке, покорившей его воображение. Нет, забыть ее просто невозможно, и незачем гнать приятные воспоминания. Признав свое поражение, полковник успокоился и расплылся в улыбке. В Сент-Луисе они увидятся снова. Так что надо смириться с неизбежностью происходящего и больше не терзаться. В конце концов, он теперь не зеленый юнец, каким был, когда встретил Летицию. Он присмотрится к этой Оливии Сент-Этьен, возможно, переспит с ней раз-другой, а потом попросту выкинет ее из головы. И уж, во всяком случае, никогда больше не женится ни на Оливии, ни на любой другой женщине.
К концу первого дня путешествия Шелби остановился на ночлег в грязной придорожной гостинице. Сколоченное из грубо отесанных бревен сооружение, по сути, играло роль форта на необжитой территории Мэриленда. Обстановка была крайне примитивной, но все же у полковника имелась кровать и крыша над головой, чего он будет лишен, пока не достигнет Питтсбурга.
На ужин подали вполне съедобную жареную свинину, а затем Шелби перебрался из просторной общей столовой на второй этаж в свою конуру, которую снял на одну ночь. Сбросив на пол дорожную сумку, полковник с большим сомнением осмотрел тощий матрац. Его беспокоило, как бы он во сне не потревожил раненую руку. Рана заживала быстро, но пуля оставила столь глубокую борозду, что пришлось наложить почти десять швов. Врач снял швы на прошлой неделе, но плечо все еще побаливало.
Приготовления ко сну прервал шорох за тяжелым кожаным пологом, служившим дверью. Полковник откинул полог и увидел большеглазую невысокую девушку, давеча прислуживавшую в баре. Судя по внешности и акценту, темным волосам и здоровому румянцу щек, ее родители прибыли в Америку из Германии, скорее всего с юга страны. Девушка прижимала к пышной груди высокую кружку с пенящимся светлым пивом.
– Я подумала, что вам не помешает холодненькое… а может, что-нибудь и погорячее, – сказала она, хитро сощурив глаза, облизнула губы и вполне откровенно колыхнула грубой хлопчатобумажной юбкой.
Шелби колебался лишь мгновение. Хотя он уже очень давно не знал женщины, эта его нисколько не привлекала. От девушки исходил запах свиного жира, и, несмотря на ее молодость, зубы уже были гнилые.
– Благодарю за лестное предложение, но я провел весь день в седле и очень устал, а завтра мне рано вставать, – вежливо ответил Шелби, роясь в кармане в поисках монеты, чтобы отблагодарить девушку.
– Но хоть пива-то вы выпьете? – спросила девушка с надеждой в голосе. – Это поможет быстрее заснуть.
Полковник принял кружку и вручил девушке монету, заметив с брезгливостью грязь под ее сломанными ногтями, когда она протянула руку за деньгами и спрятала монету за вырезом платья перед тем, как уйти.
Поставив на пол пивную кружку, Шелби сел на кровать и принялся стягивать сапоги, невольно прислушиваясь к храпу постояльцев, разместившихся в соседних номерах по обе стороны длинного коридора. Высвободив одну ногу, полковник отхлебнул из кружки, нашел пиво недурственным и подумал, что немного спиртного действительно поможет быстрее заснуть. Потом обратил внимание на второй сапог, перепачканный грязью, и выругался. Искать чистильщика сапог в этих диких местах, естественно, было бессмысленно, и следовало привыкать к отсутствию комфорта и благ цивилизации, сказал себе полковник с улыбкой. Второй сапог поддавался с трудом, и, когда Шелби удалось его наконец стянуть, сапог отлетел и сбил пивную кружку. Струганный из досок пол жадно впитал влагу.
Шелби обозвал себя растяпой, но переживать не стал: невелика потеря. Он поднялся и, мягко ступая ногами в носках, прошел к умывальнику, где на шаткой деревянной подставке размещались видавший виды таз и кувшин с чистой водой. Полковник быстро помылся, юркнул под стеганое одеяло и почти моментально уснул. Во сне ему привиделись зеленые кошачьи глаза и огненно-рыжие волосы.
Проснулся он несколькими часами позже – от скрипа отодвинутого в сторону тяжелого кожаного полога. Особенности его опасного занятия приучили Шелби спать вполглаза, даже когда он смертельно уставал, и никогда не ложиться в постель, не имея под рукой оружия.
Полковник вгляделся в полумрак комнаты, слабо освещенной проникавшими через щели в бревенчатой стене лучами луны. Правой рукой он нащупал пистолет, лежавший возле кровати. В тот момент, когда пальцы коснулись рукоятки, над горлом сверкнуло лезвие кинжала.
Не успев схватить пистолет, Шелби увернулся от удара и крепко сжал кисть нападавшего. Не давая опомниться противнику, полковник вскочил на ноги и повалил его на пол. Они покатились к стене, работая кулаками. Непрошеный гость был меньше ростом, но проявил недюжинную силу и изворотливость. Он пытался высвободить руку с кинжалом, которую удерживал Шелби, а тот свободной рукой колотил противника в грудь.
Видимо, его удары угодили в цель, и нападавший издал стон, но в ту же секунду раненую руку Шелби будто обожгло огнем. Противник впился ногтями в едва затянувшуюся рану, разодрав рубец, и от острой боли, пронзившей все тело, полковник едва не ослабил свою хватку, но сцепил зубы и несколько раз ударил руку с кинжалом об пол. Ладонь разжалась, и оружие отлетело в дальний угол комнаты.
Шелби попытался нанести решающий удар, однако незнакомец вывернулся, кувырком ушел в сторону, вскочил на ноги и скрылся за кожаным пологом. Подобрав с пола пистолет, Шелби бросился в погоню, но в коридоре уже никого не было. К тому времени, когда полковник скатился вниз по узкой лестнице, пробежал через пустынный бар и выскочил во двор через полуоткрытую входную дверь, глазам его предстала смутная фигура верхом на коне, исчезающая в лесу.
Пускаться в погоню ночью по незнакомым леситым холмам было опасно и скорее всего бесполезно. К утру ночной гость будет уже на полпути к Вашингтону. К тому же давала о себе знать раненая рука, поврежденная в схватке. Он ощущал, что рана начала кровоточить. Надо немедленно промыть и перевязать ее. Если рана воспалится, это может помешать ему продолжить путь.
Поднимаясь по лестнице, полковник прикидывал, кто мог бы с таким упорством желать его смерти. Шелби не сомневался, что вторую попытку предпринял тот же человек, который стрелял в него на Пост-Оак-роуд несколько недель назад. Иначе откуда бы незнакомец знал о недавно зарубцевавшейся ране на руке?
Кандидатов на роль убийцы насчитывалось немало. Шелби нажил массу врагов по всей Америке, действуя в качестве агента президента. Вполне можно допустить, что на него напал один из бывших сподвижников Алленворти, пожелавший отомстить полковнику за то, что тот сумел убедить флибустьера перейти на сторону властей. Шелби перебрал в уме десятки вариантов, в том числе и заговор жены и ее сводного брата, но отмел последний как совершенно немыслимый. Ричард, конечно, предан Летиции, но не до такой же степени, чтобы она могла заставить его, рискуя жизнью, шнырять по захолустным гостиницам с кинжалом в руках.


– Опять неудача! Либо Шелби живуч как кошка, или ты ни на что не годишься! – бушевала Летиция. Грохнув бокалом об стол, она вскочила и в ярости заметалась по гостиной. Был ранний вечер, и хозяйка дома только что вернулась со званого чаепития, устроенного в честь жен высших офицеров.
Летиция несколько раз прошумела юбками мимо Ричарда, молча стоявшего у двери в спальню. Лицо его заливала багровая краска, глаза сузились в щелки.
– Шелби отчаянно везет, – наконец выдавил из себя Ричард. – Видимо, он не стал пить пиво, куда я подсыпал снотворного. Едва я вошел в комнату, он тут же на меня навалился. Нам еще повезло, что он меня не узнал. В противном случае, моя обожаемая, он бы уже возвратился домой и задал тебе пару неприятных вопросов. – Ричард задумчиво сплел под подбородком тонкие пальцы. – Придется мне плыть в Новый Орлеан, а затем вверх по реке добираться до Сент-Луиса. Одно утешает: нам некуда спешить. Заявление о разводе уничтожено. Так что я могу спокойно планировать новую попытку в Сент-Луисе. Ведь говорят же, что самому богу не дано переплыть Миссисипи. – Тонкие губы искривились в холодной улыбке. – Кто знает, какая смерть может ожидать полковника в столь опасном путешествии?
Слушая его, Летиция расстегнула длинный ряд крохотных перламутровых пуговиц, сбросила жакет, отцепила крючок на поясе верхней бледно-коричневой, в тон жакету, юбке, и та соскользнула к ее ногам, укрыв их мягким шелком. Летиция поглядела на Ричарда, наблюдавшего за ее действиями горящим взглядом.
Конечно, неудачника следовало бы наказать и не подпускать к себе, но, увидев его в плотно обтягивавших стройные ноги кожаных брюках, пахнущего потом и лошадью, Летиция невольно возбудилась. Она привыкла к Ричарду, одетому с иголочки и непременно опрысканному лучшим одеколоном. Сейчас перед ней стоял совсем другой человек, мужественный и энергичный. «Почти как Сэмюэль, – дразняще мелькнуло в голове. – Будь ты проклят, муженек! И что мне с тобой теперь делать?»
И еще одна мысль шевелилась у нее в подсознании с момента, когда Ричард рассказал о второй неудачной попытке убить Сэмюэля. Летиция никак не могла поймать и высказать затаившуюся мысль. Вздохнув, она накинула на плечи фиолетовый атласный халат, завязала пояс и прошла в спальню. Буллок следовал за ней по пятам.
– Знаешь, дорогой мой Ричард, – раздумчиво сказала Летиция, – я решила прибегнуть к абсолютно новой стратегии. Как ты справедливо заметил, в нашем распоряжении масса времени, поскольку это грязное дело о разводе отодвигается в неопределенное будущее.
– К какой новой стратегии? – спросил он охрипшим голосом, не сводя по-тигриному желтых глаз с роскошных форм сводной сестры.
Теперь настал черед Летиции тонко улыбнуться и дать ему знак приблизиться, что она и проделала, вскинув руки и позволив распахнуться полам халата. Сквозь бежевые кружева прозрачной сорочки стали видны темные набухшие соски.
– Ты провел в седле слишком много времени, мой дорогой, – проворковала Летиция.
– Я готов еще долго скакать, – прорычал Ричард, схватил ее за волосы, из которых посыпались шпильки, прижал к себе и жадно поцеловал. Едва не прокусив ей губу, он повернул Летицию лицом к кровати и поставил на колени, отбросил полу халата и, разорвав нижнее белье, обнажил пышный розовый зад. Пока Ричард выбирался из своих узких кожаных брюк, он то осыпал поцелуями, то больно щипал нежную кожу, а Летиция постанывала и содрогалась в нетерпении. Как только ему удалось высвободиться из брюк, он сразу же вошел в нее. Летиция вскрикнула и упала грудью на кровать.
Ричард не жалел себя, приговаривая:
– Вот так надо скакать.
Вдруг он с силой шлепнул Летицию ладонью по ягодицам. Та завопила от боли.
– Ничего, обожаемая, так надо. Хороший всадник обязан время от времени прогуляться хлыстом по крупу своей кобылы, чтобы она знала свое место. – Он рассмеялся, когда женщина застонала, но не перестала двигаться в такт его движениям. – А иногда, – продолжал Ричард, не сбавляя темпа, – приходится пустить в ход и шпоры. – С этими словами он сунул руку меж ее ног и пребольно ущипнул женщину за бедро. Летиция зарылась головой в сбитые простыни, чтобы приглушить всхлипы, порожденные болью… и наслаждением.
* * *
В 1811 году весна пришла в Сент-Луис рано. Уже в первых числах марта набухли коробочки хлопка на плантациях и у берега реки стало можно спрятаться от солнца в тени раскидистых ив. Теплый ветер, прилетавший из бескрайних прерий на Западе, приносил сладкий запах молодой травы.
Легкий аромат полевых цветов доносился через широко распахнутую стеклянную дверь в просторный зал, где Сантьяго Куинн расположился в стороне от толпы вальсирующих пар. Он думал о том, что вскоре его люди в Санта-Фе начнут готовиться к долгому путешествию в Сент-Луис. А хозяину в этом году пришлось остаться на зиму в американском городе со своей женой Элизой, или Лизой, как продолжал называть сестру ее упрямый брат-американец.
В этот момент сама Лиза весело щебетала в кругу поклонников, не сводящих с нее восторженных глаз. За светской, казалось бы, пустой болтовней супруга Куинна не забывала выуживать из собеседников весьма ценную информацию, что с улыбкой отметил следивший за ней Шелби. Он был благодарен Куиннам за то, что по его просьбе они согласились прийти на бал, хотя чувствовали себя крайне неуютно в праздничных нарядах в толпе и духоте и с большим удовольствием остались бы вечером дома с детьми.
Семья Куиннов проводила в городе всего несколько месяцев в году, но их знали и уважали, наперебой приглашали в гости, так что они могли представить Шелби всем гражданам, пользовавшимся влиянием в обществе. Полковник также надеялся нащупать нить, которая выведет его к британскому агенту, сеявшему смуту среди племен местных индейцев. Шелби стало известно, что у таинственного англичанина есть единомышленник, занимающий в городе высокое положение. Он-то и передал иностранному шпиону информацию об оборонительных сооружениях Сент-Луиса.
Но вот Лиза взяла под руку Сэмюэля, и они направились в сторону Сантьяго. «Одного поля ягоды, – глядя на них, невольно подумал он. – Что брат, что сестра. Шпионы». В прошлом Куинн приходил в ужас от мысли о тайных занятиях супруги, но это было давно, когда она активно работала на американскую разведку. Сейчас, можно считать, Лиза вышла из игры и целиком посвятила себя воспитанию детей, возложив задачу борьбы с негодяями, угрожавшими безопасности американской республики, на плечи Сэмюэля.
Куинн поднес к губам хрустальный бокал с шампанским, не отрывая глаз от жены и как бы произнося тост в ее честь. Их взоры встретились, она радостно улыбнулась в ответ – и в комнате будто полыхнула молния. «Между ними существует какая-то необычная связь, неразрывный контакт. Они понимают друг друга без слов», – с завистью подумал Сэмюэль.
Он до сих пор не мог до конца раскусить Сантьяго Куинна, сына ирландского наемника и знатной испанки. Однако Лиза была счастлива с этим темноволосым пройдохой, и в конечном итоге только это имело для Шелби значение. Хотя, если он действительно намерен выйти в отставку, когда отпадет угроза войны, и стать компаньоном Сантьяго, уже сейчас пора налаживать отношения с шурином и добиваться взаимопонимания.
– Как всегда, все они плясали под Лизину дудку, – поделился Шелби своими наблюдениями с Куинном. – Между прочим, почтмейстер Истон и редактор местной «Газетт» мистер Чарльз твердо уверены, что индейцам не следует разрешать жить так близко от города.
– Я как-то никогда не думал, что уважаемого гражданина вроде Джеймса Роджерса можно считать источником опасности. И не представляю себе, как его жена, белая женщина, станет снимать с кого-нибудь скальп, – заметил Сантьяго, внимательно изучая Сэмюэля из-под полуприкрытых век.
– Джемми Роджерс – из племени шони, они уже целое поколение живут в мире с поселенцами в районе Миссури. Шони вообще стали полностью цивилизованными, – вмешалась в разговор Лиза, сознававшая, что ее муж всего лишь поддразнивает Сэмюэля.
– Чего не скажешь о Текумсехе, вожде северных шони, – спокойно возразил Шелби. Куинн по матери-испанке был наследником какого-то титула, но относился к нему с презрением и отдавал предпочтение странному прозвищу, под которым был известен по всему торговому пути от Санта-Фе до Сент-Луиса, – Белый Апачи. Сантьяго провел юношеские годы среди племени апачей и не доверял ни одному правительству бледнолицых, даже тому, которому хранила верность его жена.
– Да, – согласился Сантьяго. – Текумсех настроен враждебно, но только в последнее время. Ненависть к Соединенным Штатам у него возникла после того, как ваше правительство не раз нарушило свое слово. Да и допекли поселенцы, старающиеся прибрать к рукам как можно больше земли.
– Не спорю, у него есть веские основания для недовольства, но подозреваю, что свою роль сыграли и наши британские соседи на севере, которые усиленно разжигают антиамериканские настроения, – сухо сказал Шелби, не желая тем не менее ввязываться в спор.
Прислушиваясь к разговору, Лиза прикидывала все «за» и «против» возможности скорой войны не только на море, но и здесь, на американской границе.
– Я уверена, – сказала она, – что этому ястребу, молодому Уильяму Генри Гаррисону, не терпится разделаться со всеми живущими на севере племенами, вступившими в союз с Британией.
– Это его проблема, а моя задача – выяснить, кто поставляет виски и оружие индейцам в бассейнах Миссури и Миссисипи. Если все племена в этом регионе вступят в союз с Британией, вода в реках станет красной от крови. Кстати, Мануэль Лиса вроде бы считает, что английским агентом может быть шотландец по кличке Рыжий, – проговорил Сэмюэль, следя за реакцией Куинна на его слова.
– Роберт Диксон действительно британский агент, но он никогда не забирался так далеко на юг, – ответил Сантьяго. – И, насколько мне известно, никогда не вступал в контакт с осагами. Лиса, кстати, придерживается того же мнения. Не будем забывать, что он был назначен специальным агентом из Вашингтона, чтобы их контролировать.
– Да, все так, – подтвердила Лиза, – и такое же задание получил Пьер, брат нашего любезного хозяина. – Она кивнула в сторону элегантного Огюста Шуто, снискавшего широкую популярность в Сент-Луисе в роли радушного хозяина.
– Осаги – самое многочисленное племя в этом регионе. Если мы их потеряем, то одновременно утратим поддержку сау, сиу и кау, – озабоченно заметил Сэмюэль. – Поскольку твои торговые караваны проходят по их территории, это должно тебя беспокоить.
– Тебя тоже, – ухмыльнулся Куинн. – Ведь ты, помнится, намеревался вложить все свои сбережения в мою фирму.
– Осаги всегда были нашими верными союзниками, – вставила Лиза. Она знала, что ее муж поддерживает с этим племенем особо дружественные отношения. – Вождь Похуска принес клятву на верность американскому правительству, – добавила Лиза, как бы поставив точку в споре.
– Вождь Похуска достиг преклонных лет, – не успокаивался Шелби. – Как его молодые соплеменники – горячие головы? Мне кое-что рассказывали, к примеру, о таких воинах, как Пожиратель Змей и Дух Огня, – добавил он, переводя глаза с сестры на ее мужа.
Тот пожал плечами:
– Могу дать добрый совет. Если поселенцы не будут захватывать индейские земли и бледнолицые перестанут обстреливать индейских женщин, собирающих ягоды в лесах, то вожди племен смогут сохранить мир.
Казалось, Шелби не удалось переубедить, и его сестре пришлось немало потрудиться, чтобы примирить спорящих.
За этой сценой ревниво наблюдала с другого конца зала Оливия Сент-Этьен. Прикусив губу, она следила за тем, как незнакомая красавица с черными как смоль волосами ведет оживленную беседу с Сэмюэлем и фамильярно касается рукой его плеча. Оливия узнала третьего участника разговора, высокого мужчину по имени Сантьяго Куинн, торговца из Санта-Фе, компаньоном которого был испанец Мануэль Лиса, один из ведущих купцов Сент-Луиса. Однако Оливии прежде никогда не попадалась на глаза эта на редкость красивая брюнетка. В каких бы она ни была отношениях с полковником, можно было не сомневаться, что они весьма близкие друзья.
Вот уже несколько недель Оливия с нарастающим нетерпением высматривала Шелби среди пассажиров паромов, переправлявших путешественников через бурные воды Миссисипи. В конце концов она уже почти отчаялась и начала думать, что Сэмюэль просто подшутил над влюбленной девицей, пообещав увидеться вновь.
Лишь на прошлой неделе Оливия оставила свой наблюдательный пост на вершине холма, откуда открывался вид на причал в конце Маркет-стрит. Район у причала пользовался дурной славой. Склады, где хранились кожи и меха, распространяли страшную вонь, а в шумных тавернах толклись толпы сквернословов-янки, бродяг-французов и даже пестро раскрашенных индейцев. Естественно, Оливию не могли узнать, поскольку она появлялась здесь в переодетом виде, но все равно она многим рисковала: пристань – опасное место для одинокой женщины. И наконец Оливия решила, что ждать и надеяться бесполезно.
Ее раздумья прервал скрипучий женский голос:
– Надо полагать, милочка, вас интересует, кто этот молодой и красивый американец?
Оливия вздрогнула, осознав, что смотрит на Сэмюэля до неприличия пристально. Повернувшись к женщине, вкрадчиво шептавшей ей на ухо по-французски, она узнала первую даму города, законодательницу салонов мадам Шуто, мать Огюста. В маленьких темных глазках старухи, окруженных складками кожи, обожженной горячим солнцем Миссури, светился живой интерес. Всю свою долгую жизнь эта женщина постоянно возилась в саду и ухаживала за пчелами. Она была очень богата, но не боялась делать то, что ей нравится, без оглядки на общественное мнение.
– Я знаю, кто он, – призналась Оливия. – Мы познакомились с полковником Шелби, когда мой опекун брал меня с собой в Вашингтон.
Морщинистое лицо дамы расплылось в широкой улыбке, и обнаружилось, что у старухи не хватает нескольких зубов. Лукавые глазки зажглись огнем любопытства.
– Понимаю. Значит, вы хотите знать, кто эта женщина, с которой беседует граф Аранда, – заключила старуха, упомянув испанский титул Сантьяго Куинна.
Торговца из Санта-Фе считали в Сент-Луисе человеком таинственным, и о нем ходили самые разные слухи, но он нисколько не интересовал Оливию.
– Так эта дама – тоже испанка?
– Нет, американка, как и ее брат, но должна отметить, что по-французски говорит безупречно, как на родном языке. Она – Элиза Куинн, жена графа Аранды и сестра полковника Шелби.
– Так это его сестра! – вырвалось у Оливии. Она не сумела сдержать радости, что не прошло незамеченным, и старуха довольно хмыкнула.
– Да, сестра. А сам полковник – человек исключительных достоинств – молод, силен и дьявольски хорош собой. Он меня совершенно очаровал. – И мадам Шуто многозначительно взглянула сначала на Оливию, затем на Сэмюэля.
Матушка Огюста Шуто отличалась самостоятельностью суждений и решительностью действий. Ее выдали замуж в возрасте пятнадцати лет за человека втрое старше, но с самого начала она поняла, что связала жизнь с существом никчемным, ни на что не пригодным, и совершила поступок, немыслимый в обществе Нового Орлеана восемнадцатого столетия. Вместе с маленьким сыном Огюстом она вернулась в католический монастырь, где воспитывалась, но задержалась там недолго.
Она покинула монастырь, встретив и полюбив блестящего искателя приключений Пьера Лакледа, основателя Сент-Луиса. Они открыто жили как муж и жена, но не могли обвенчаться, поскольку католическая церковь не признает развода. С тех пор она родила четверых детей и последовала за Лакледом, когда он отправился вверх по реке и заложил поселение у слияния Миссури и Миссисипи.
Когда Оливии поведали бурную биографию мадам Шуто, она испытала почти родственные чувства к этой женщине: за плечами у обеих лежала весьма необычная жизнь.
– А давно ли полковник в нашем городе? Я надеялась… – Оливия осеклась, сознавая, что ставит себя в глупое положение из-за человека, который, вполне вероятно, и думать о ней забыл.
– Как мне дали понять, он приехал только вчера, – поспешила успокоить девушку мадам Шуто. – Полагаю, поскольку вы уже знакомы, вам следует подойти и приветствовать его в нашем городе, – добавила она с улыбкой и слегка подтолкнула Оливию в сторону Сэмюэля, который в этот момент прощался с Лизой и Сантьяго.
«Почему бы и нет? В худшем случае он будет холоден и отвернется, как сделал на балу у Фелпсов». – И, собравшись с духом, Оливия направилась к Сэмюэлю через весь зал. Как по мановению волшебной палочки, расступилась густая толпа болтающих и смеющихся гостей, образовался широкий проход, и Сэмюэль повернулся и увидел девушку. В тот же миг ярко вспыхнули неистовые голубые глаза. Он узнал ее, но не сдвинулся с места, а со своей невероятно манящей улыбкой на губах стал наблюдать за приближением Оливии.
Что означает эта улыбка? Рад ли он встрече – или возмущен смелостью Оливии, почти выходящей за рамки приличий? Выяснить это можно было лишь одним способом. Продолжая скользить вперед по сверкающему паркету, девушка еще выше вскинула упрямый подбородок, хотя ее сердце того гляди грозило выскочить из груди. Интересно, слышит ли Сэмюэль, как гулко бьется ее сердце?






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100