Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Оливия решительно вошла за Шелби в темное помещение. Полковник принялся разматывать шарф, которым была перевязана рана. Он делал свое дело спокойно и уверенно. Рука его не дрогнула и в тот момент, когда лицо исказила гримаса боли. Расстегнув затем пуговицы форменного кителя, он быстро вынул из рукава здоровую руку и стал осторожно высвобождать раненую. Наблюдая за этой сценой, Оливия будто приросла к полу хижины и не могла отвести глаз от батистовой сорочки, оказавшейся под кителем. Тонкая ткань плотно охватывала широкие плечи и мягко облегала мускулистый торс. Не успела девушка осмыслить происходящее, как он начал снимать и сорочку. Это уже было чересчур.
– Что вы делаете? – воскликнула Оливия, и на последнем слове ее голос сорвался.
– Чтобы остановить кровотечение, нужно добраться до раны, а для этого необходимо обнажить руку, – рассудительно заявил он, продолжая стягивать безнадежно испорченную сорочку.
Она-то вообразила, будто видела достаточно сквозь тонкий батист, но вскоре поняла, что жестоко ошибалась. Под покрытой бронзовым загаром кожей заиграли мощные мускулы, когда полковник небрежно швырнул сорочку на грубую деревянную скамью возле стола. Грудь Шелби густо заросла черными волосами, спускавшимися узкой дорожкой вниз и исчезавшими под пряжкой пояса, который перехватывал тонкую талию. Оливия была готова позволить своим глазам путешествовать еще ниже, но ее отвлек тяжкий стон, вырвавшийся из плотно сжатых зубов полковника.
Сэмюэль невольно чертыхнулся, когда попытался согнуть раненую руку:
– Кровотечение усилилось. Если его быстро не остановить, я могу потерять сознание и истечь кровью прежде, чем вы доставите сюда врача. Боюсь, придется мне все же воспользоваться этой нижней юбкой.
– Какой юб-бкой? – запинаясь, промямлила она и сразу же сообразила, что сказала глупость.
– Надеюсь, вы не собираетесь упасть в обморок сейчас, когда со стрельбой давно покончено? – поинтересовался Шелби. Он говорил легким тоном, шутливо, но явно чувствовал себя скверно, и на лбу выступила испарина, хотя к вечеру заметно похолодало. – Я бы, конечно, попробовал поискать здесь кусок материи, пригодной для повязки, но весьма опасаюсь, что, даже если найду что-нибудь подходящее, могу схлопотать заражение крови, – добавил полковник, улыбаясь глазами.
Оливия вышла из оцепенения. У него вся рука залита кровью, а она не нашла лучшего занятия, как пялиться на его обнаженную грудь, будто никогда прежде ничего подобного не видела! Впрочем, если быть точной, ей действительно ни разу в жизни не случалось видеть обнаженную мужскую грудь. Непослушными руками Оливия попыталась оторвать кусок от нижней юбки, но плотная ткань не поддавалась.
– Простите. Позвольте мне, – попросил он с наигранной галантностью, опустился перед ней на колени и взялся здоровой рукой за край снежно-белой ткани. В другой руке сверкнул клинок длинного кинжала. Шелби надрезал прошитый край и с помощью девушки оторвал полоску длиной около ярда, чтобы хватило на повязку вокруг руки.
– Оторвите, пожалуйста, еще кусок примерно такой же длины, – попросил он и окунул раненую руку в ведро с холодной водой, которое прихватил с собой и поставил на стол. Сквозь стиснутые зубы прорвалось злое шипение, когда рука погрузилась в воду, но больше он не издал ни единого звука, тщательно промывая рану.
Оливия стояла рядом с кусками ткани наготове, чувствуя себя совершенно беспомощной. Ее слегка мутило от вида воды, густо окрашенной кровью. Безупречной формы плечо Шелби изуродовала глубокая борозда, пересекавшая бицепс. Девушка шумно сглотнула и придвинулась ближе, когда Сэмюэль вынул руку из ведра.
– Я сделаю повязку, – предложила Оливия.
Он вытянул руку и позволил девушке наложить ткань. Шелби ощущал дрожь, сотрясающую тело Оливии и передающуюся рукам.
– Затяните как можно туже, чтобы остановить кровотечение. О-ох! Вот так хорошо, – проговорил он, придерживая конец повязки на ране.
– Я же делаю вам больно! – жалобно воскликнула Оливия и отпустила повязку.
– Да нет же! Вернее, да, но ничего не поделаешь. Придется потерпеть, черт возьми! Ваша задача – обмотать ткань вокруг руки и завязать как можно туже. Только и всего.
С этими словами Шелби начал сам обматывать руку. Оливия тоже снова взялась за повязку. Ее тонкие прохладные пальцы случайно дотронулись до его тела – и сердце бешено забилось в груди девушки.
Теперь они трудились вместе, и время от времени их руки соприкасались. Шелби чувствовал ее шелковистую кожу, и ноздри щекотал исходивший от девушки аромат жасмина. Он наблюдал, как она закусила губу, когда пришла пора завязать узел. У нее были мягкие розовые губы, и ему нестерпимо хотелось их поцеловать. «Совсем с ума сошел, дурень, – пронеслось в голове Шелби. – Женатый человек, а туда же. Да и ничего я о ней не знаю. Кто она? Девчонка, француженка и наверняка вконец избалованна». В общем, вроде бы имелось достаточно причин для того, чтобы держаться от нее подальше, но оказалось, что этого мало. Во время бешеной езды в коляске у девушки растрепались волосы, и сейчас огненно-рыжая прядь то и дело нежно задевала запястье полковника с внутренней, особо чувствительной стороны.
И, забыв об осторожности, Сэмюэль обхватил здоровой рукой шею девушки, притянул ее к себе и прошептал:
– За столь блестяще выполненную работу положено вознаграждение. – И, склонив голову, он провел губами по нежным губам, так его манившим.
Оливия ощутила, что буквально тает от прикосновения к его горячей и твердой груди. Прижав ладони к его жестким волосам, перебирая их пальцами, она подняла лицо, встречая его губы. Их поцелуй был жадным и страстным – и одновременно робким и нежным. Шелби сначала коснулся ее рта, потом прижался плотнее и кончиком языка обвел ее губы, исторгнув у Оливии вздох наслаждения, и лишь тогда проник в теплую глубину ее рта.
Десятки сжигаемых любовью пылких юношей падали к ее ногам, но никто никогда не целовал ее так. Оливия чувствовала, как под ее ладонями учащенно пульсирует его сердце и как отзывается в том же ритме ее собственное. Она испытывала острое удовольствие, зарывшись пальцами в курчавую поросль на его груди, но требовательные губы Сэмюэля увлекали и манили, обещали несказанное наслаждение. Кончик его языка дразняще входил в ее рот, ласкал губы изнутри, вступал в схватку с ее языком, отступал и снова переходил в атаку. Как бы со стороны до нее дошел жалобный тягучий стон, будто плакал потерявшийся котенок, и лишь спустя несколько секунд Оливия осознала, что этот звук исходит из ее груди.
Оливия с готовностью откликалась на ласки Сэмюэля, но в ее поведении проглядывало странное изумление и восторг – словно эта казавшаяся столь опытной красавица испытывала подобное впервые. Но Шелби сейчас был не в состоянии разбираться в этом. Его сжигало желание, не знающее преград, исключающее осторожность. Слишком давно он не знал женщины. По мере того как обострялась вражда с Летицией, постепенно исчезло взаимное влечение. Два года назад, узнав, что жена посещает пользующегося дурной славой врача, который специализируется на абортах, Шелби дал зарок больше не входить в ее спальню. С той поры он не испытывал к жене ничего, кроме отвращения и неприязни. Когда же природа требовала своего и ему становилось невмочь, он обращался к тщательно отбираемым профессионалкам. Но после этого Сэмюэль терзался столь острыми, мучительными угрызениями совести, что новых встреч искал очень редко и старался забыться в напряженной и опасной работе.
Его непонятное влечение к Оливии Сент-Этьен – настоящее сумасшествие. Девушка явно происходила из хорошей семьи, получила должное воспитание и могла рассчитывать выйти замуж за достойного человека, хотя и вела себя несколько неосмотрительно. Для такой женщины не могло быть места в жизни Шелби. Но почему же его влекло к ней с такой неодолимой силой?
Под мягким покровом ткани рука Сэмюэля сама собой нащупала сладостную выпуклость небольшой груди и охватила ее ладонью. Когда он стал ласкать пальцем твердый сосок, девушка застонала и еще крепче прильнула к нему всем телом, горячо отвечая на охватившую обоих безумную страсть. Шелби погрузил пальцы в пышные шелковистые волосы Оливии и намотал на кулак огненные пряди.
«Если сейчас же не остановиться, – пронеслось в голове Шелби, – я овладею ею прямо здесь, в этой хижине, на грязном, прогнившем насквозь полу, на глазах у наблюдающего за нами вонючего пса. Я слишком долго не знал женщины и поэтому совсем сошел с ума. Только этим можно объяснить мое поведение».
Выругавшись, полковник откинул голову, опустил руки и отстранился, но ему тут же пришлось придержать девушку за плечи – она едва стояла на ногах. Он ощутил дрожь в ее теле и поймал удивленный взгляд. Ее широко раскрытые глаза приобрели цвет темно-зеленых вод пруда, затененного деревьями. В ее взоре читалась немая мольба, столь страстная, что Шелби невольно испытал испуг. «Почему?» – вопрощали ее глаза, и, ни секунды не задумываясь, он ответил:
– Я хотел вас поцеловать с первого мгновения, как увидел. Не отрицайте, вы хотели того же, – поспешил добавить Сэмюэль, удивленный выражением боли на ее лице и ощущением собственной вины.
Стыд охватил Оливию. Щеки пылали. Она подняла руки, прижала ладони к горящему лицу и отступила назад. Боже милосердный! Что она почти позволила этому мужчине?
– После того, что случилось, я вряд ли имею право что бы то ни было отрицать. – Голос у нее срывался, звучал хрипло, как бы издалека. Девушка все еще не пришла в себя. Ее по-прежнему обжигал исходивший от Шелби жар и неодолимо влекло к нему. Его взгляд проникал в душу, и она чувствовала себя обнаженной, как и он, полностью в его власти.
Сэмюэль не мог не ощутить ее беззащитности, и боль, как от пощечины, заставила его отвернуться. Шелби опустил голову и поднял со скамьи свою перепачканную кровью сорочку. Она уже ни на что не годилась: полковник отшвырнул ее и попытался всунуть раненую руку в рукав плотного кителя.
Заметив, какого труда ему стоит эта несложная операция, Оливия приблизилась и помогла втиснуть перевязанную руку в ссохшийся от крови рукав. Надев китель, Сэмюэль стал застегивать пуговицы. Девушка сделала шаг назад, их взгляды встретились и застыли. Покончив с пуговицами, полковник опустил руки. Вид у него был хмурый, но он не отвел глаз.
– Приношу свои искренние извинения, – холодно проговорил Шелби. – Вы спасли мне жизнь, а я повел себя безобразно.
– Вы не сделали ничего, что я бы вам не позволила, – честно призналась девушка, по-прежнему глядя на Сэмюэля.
– Мадемуазель Сент-Этьен, между нами возникло нечто весьма необычное… волнующее… и опасное, – неуверенно начал Сэмюэль, стараясь как-то выразить обуревавшие его чувства и одновременно не сказать лишнего.
– Да, видимо, вы правы, – согласилась Оливия с печальной улыбкой и, немного подумав, добавила: – Поскольку я все равно уже вела себя со смелостью, приличествующей разве что уличной девке, наверное, могу пойти и чуть дальше. Не кажется ли вам, что после всего случившегося между нами вы можете звать меня просто Оливия?
И сразу же стало легче на душе, когда в ответ на ее слова лицо Шелби, до того жесткое и настороженное, озарилось лучезарной улыбкой.
Оливия! Какое чудесное имя! И подходит ей как нельзя лучше.
– В вас нет ничего общего с уличными девками, но смелости вам и впрямь не занимать. И пожалуйста, Оливия, зовите меня Сэмюэль. – Ее имя сорвалось с языка и прозвучало как песня. Кажется, полковник был окончательно покорен. – Думаю, нам нужно поскорее вернуться в город. Ваши родные наверняка места себе не находят от беспокойства.
Они вышли из хижины и направились к экипажу. Обдумывая последние слова Шелби, Оливия пришла к выводу, что он обладает редкой способностью выуживать информацию, при этом ничего не говоря о себе.
– У меня нет родных, Сэмюэль, – сказала она, – только опекун Эмори Вескотт, торговец из Сент-Луиса. Он приехал в столицу по делам.
– Из Сент-Луиса? – переспросил Шелби, застигнутый врасплох совпадением.
Оливия уловила его удивленный тон и повернула голову.
– Да, там мы и живем, но время от времени дядюшка Эмори берет меня с собой, когда отправляется в деловую поездку.
– Даже опекун, который разрешает вам разъезжать в одиночку по глухим сельским дорогам, наверняка будет волноваться, если вы не вернетесь домой до наступления темноты, – заметил Шелби, помогая девушке взобраться в фаэтон.
– Только не сегодня, – живо возразила Оливия. – Он еще не вернулся из Мэриленда… ему должны там заплатить по счетам должники. Дядюшка заметит мое отсутствие только в одном случае – если я не появлюсь к пятнице в полной готовности к возвращению домой. И не забывайте – это я должна доставить вас домой, ведь экипаж мой, а вы всего лишь пассажир. Так что давайте поторопимся, чтобы вы оказались дома до наступления темноты.
– Вы проявляете столь трогательную заботу о моей репутации! Как я могу вам отказать? – ответил Шелби с улыбкой.


Город окутала темнота, и стало довольно морозно, когда экипаж подъехал к красивому трехэтажному кирпичному зданию в георгианском стиле, которое сенатор Уортингтон Соамс преподнес своей обожаемой «красавице Тиш» в качестве свадебного подарка. Сэмюэль ненавидел эту подавляющую своей помпезностью громадину.
Оливия окинула особняк ошарашенным взглядом.
– У вас великолепный дом. Я видела такие, пожалуй, только в Лондоне, – проговорила она, удивляясь, как Сэмюэль может содержать подобный дом на полковничье жалованье.
Шелби не спешил с ответом. Хотелось бы знать, чем вызвано ее замечание? Простым любопытством или желанием выведать размеры его состояния? Дочь французских эмигрантов, естественно, не купалась в роскоши и знала цену деньгам. В разговорах со случайными знакомыми полковник весьма неохотно признавался, что роскошный дом со всей обстановкой – это свадебный подарок тестя, и меньше всего хотелось обсуждать эту тему с Оливией Сент-Этьен. Кроме того, хотя на пути к столице они много и достаточно откровенно беседовали, Шелби не удосужился сообщить, что женат. А что, если бы он был свободен? Как бы он поступил в этом случае? Неужели связался бы с этой шальной французской девицей, которая притягивала его, как огонь костра промокшего пса?
– Дом как дом. Он мне даже не принадлежит, – коротко сказал Шелби и взял ее руку, дабы поцеловать на прощанье. Но едва его губы коснулись пахнувшего жасмином шелка кожи, уже не было сил отпустить ее руку.
Оливия нежно сжала пальцами его кисть, их глаза встретились – и взгляды были гораздо красноречивее слов. Сам того не желая, Сэмюэль вдруг выпалил:
– В этом месяце меня переводят в Сент-Луис. Возможно, мы снова увидимся.
– Сент-Луис не очень большой город, – с улыбкой заметила Оливия, – и вам вряд ли удастся от меня спрятаться. Мне доставит большое удовольствие выследить вас.
У окна, скрытая брюссельскими кружевными занавесками, Летиция Соамс Шелби наблюдала, как Сэмюэль прощается с незнакомой девушкой. Заслышав их смех, Тиш нахмурилась и пробормотала:
– Какие нежности! Хотелось бы знать, кто эта рыжая потаскушка?
Стоявший рядом мужчина вгляделся в темноту и негромко выругался, когда свет факела, который вынес подбежавший к коляске лакей, упал на огненно-рыжие волосы Оливии. – Это та девка, которая помогла Шелби унести ноги! – воскликнул мужчина. – И тот же экипаж – очень дорогой легкий фаэтон и великолепная упряжка.
Летиция повернулась к собеседнику с выражением презрения, исказившим ее аристократическое лицо, лишив его кукольной красоты, которая обычно привлекала общее внимание.
– Ты хочешь сказать, что потерпел неудачу из-за этой потаскухи? Тебе помешала одна из шлюх Сэмюэля? – спросила Тиш, гневно сверкая глазами и не считая нужным скрывать возмущение. Она нервно провела рукой по соблазнительному бедру, просвечивавшему сквозь тонкий бледно-голубой муслин платья.
Женщина отошла от окна и двинулась в глубь комнаты. Ричард Буллок не мог отвести взора от ее пышных форм. Свои «домашние» наряды Летиция всегда заказывала из самых прозрачных тканей; она надевала эти платья лишь ради Ричарда, когда оставалась с ним одна в доме. Он облизнул пересохшие губы и уставился на нее обожающим взглядом. В молчании прошло несколько секунд. Наконец он ответил:
– Не знаю, кто это, но, судя по тому, как лихо она управляла упряжкой на Пост-Оак-роуд, эта дамочка знает толк в лошадях.
Ричард пытался оправдаться, и это не вызывало сомнений. Летиция молча смотрела на него, накручивая на тонкий палец длинную золотистую прядь, упавшую на грудь.
Люди часто замечали, что они похожи, как брат и сестра, потому что у обоих были светлые волосы и золотистые глаза. На самом деле Ричард приходился Летиции лишь сводным братом. Уортингтон Соамс овдовел, когда дочери исполнилось двенадцать лет, и женился на вдове с восьмилетним сыном. Он надеялся, что она принесет ему наследника, который продолжит род Соамсов и займет место отца в сенате. В общем, Летиция и Ричард были родственниками лишь по браку родителей, но росли вместе и получили равное воспитание.
Когда новая жена умерла, так и не сумев подарить сенатору наследника, Соамс переключил все амбиции на дочь. Он ни в чем ей не отказывал, «красавица Тиш» получала все, что желала, – в том числе получила и капитана Сэмюэля Шеридана Шелби, который оказался самой большой ошибкой ее жизни. Теперь Летиция вознамерилась исправить эту ошибку с помощью Ричарда.
– Не морочь мне голову. Можешь забыть об этом ничтожестве в коляске. Лучше объясни, почему ты не пристрелил Сэмюэля.
– Я загнал его в угол. Более того, ранил, пустил кровь. Ему негде было спрятаться, но вдруг из-за поворота вылетела эта проклятая коляска. Уверяю тебя, Тиш, никто не знает об этой старой заброшенной дороге, кроме Шелби. Не понимаю, откуда девка взялась. Если бы не она, я бы его прикончил.
– Видно, ты его крепко зацепил, – немного милостивее заметила Летиция, припомнив увиденное в свете факела темное пятно на левом рукаве мужа.
– Остается надеяться, что у него будет заражение крови и он все равно умрет, – угрюмо сказал Ричард, наблюдая за тем, как Летиция позирует перед высоким зеркалом, занимавшим почетное место в ее будуаре. Никто не знал, что Буллок вхож в личные апартаменты хозяйки дома, только молодая чернокожая служанка-рабыня, которая выросла вместе с Летицией на прибрежной плантации, принадлежавшей сенатору Соамсу.
– Мы не можем оставить его смерть на волю случая, – возразила Летиция.
– Не сердись, моя прелесть. Ты же знаешь, я могу стерпеть что угодно, кроме твоего гнева, – взмолился Буллок, подходя ближе. Он был тонок, как хлыст, и казался хрупким, но в совершенстве владел шпагой, отличался быстротой и хитростью на дуэлях и никогда ничего не прощал никому – кроме своей сводной сестры. Она одна могла говорить ему и делать с ним все, что хотела.
Летиция внимательно посмотрела на его узкое лицо с правильными, почти женственными чертами, неожиданно шагнула вперед и прижалась пышной грудью к атласному жилету Ричарда, от которого исходил слабый аромат духов. Он яростно впился в ее губы и вцепился пальцами в золото ее волос. Летиция слегка повела бедрами и довольно хохотнула, ощутив его растущее возбуждение. Потом внезапно отпрянула и вновь обернулась к зеркалу. Ричард встал рядом с ней, и оба с удовольствием принялись рассматривать отражение двух совершенных фигур с золотистыми волосами.
Он наклонился и осыпал ее шею жадными поцелуями, прикусывая кожу и оставляя на ней красные следы зубов. Ей нравилось, когда Ричард причинял ей боль в постели. Из ее горла вырвался протяжный стон, что придало сил любовнику, уже не владевшему собой, но едва он рванул тонкую ткань ее лифа, Летиция схватила его за руку.
– Нет, нет, не сейчас, – задыхаясь проговорила она. – Мы не можем себе этого позволить, когда он в доме. Слишком опасно. Он может войти в любую минуту и убить тебя.
– Он два года не показывался в твоих апартаментах, – запротестовал Ричард.
– Но он ранен. И долг жены обязывает меня ухаживать за ним, – насмешливо сказала она, заметив, как вздрогнул Ричард при слове «жена».
Буллок просто бесился при напоминании о том, что Летиция делила постель с другим мужчиной. Она соблазнила сводного брата, когда ей было семнадцать лет, а ему всего тринадцать, и с тех пор многому его научила, сумела превратить слепое юношеское обожание во всепоглощающую страсть, неразрывно связавшую обоих. Еще в раннем возрасте Летиция поняла, что любовным утехам нужно предаваться не только ради собственного удовольствия. Их можно также использовать как действенное оружие, что всегда срабатывало с Ричардом, но не имело успеха в отношениях с Сэмюэлем.
Имя мужа всколыхнуло воспоминания. Летиции никогда не забыть, какое впечатление произвел на нее высокий и красивый молодой человек в форме капитана, когда они встретились впервые. Темноволосый, широкоплечий и мужественный, он был полной противоположностью бледному и несколько женственному Ричарду. Но со временем она горько разочаровалась в муже. Он был хорош только в постели. Летиция вновь стала перебирать в уме подробности вчерашней стычки с Шелби. Они с Ричардом ездили тогда к портнихе забирать платье, специально сшитое к балу у сенатора Дауни. А Сэмюэль только что вернулся домой, несколько месяцев пробыв в отлучке, выполняя очередное дурацкое секретное задание президента.
Произошел еще один из их бесконечных споров все на ту же тему – о нежелании Сэмюэля задуматься над своим политическим будущим. Стараясь повлиять на мужа, Летиция дошла до того, что обнажила грудь и попробовала соблазнить его. И что же? Он отверг ее – холодно и решительно! Именно тогда она поняла, что в их жизни пробил час радикальных перемен.
Она вспомнила пробежавший по спине холодок тревоги, когда Сэмюэль сказал: «Нам следует серьезно поговорить… о самом главном. Посему советую тебе снова облачиться в твое изумительное платье и присесть, а я наполню бокалы. Думаю, нам обоим не помешает добрый глоток бренди».
Голос его звучал спокойно, а лицо было непроницаемо, когда он вручил ей бокал, чуть не доверху наполненный бренди. А она-то все тешила себя далеко идущими планами и была уверена в своем супруге. Храбрый и благородный Сэмюэль, такой блестящий офицер! Идеальный материал, из которого можно изготовить кандидата в президенты, конечно, при определенной обработке и под руководством жены и ее многоопытного отца!
Пытаясь сообразить, что скрывается за внезапной суровостью мужа, Летиция нервно облизнула губы и с показной небрежностью заметила:
– Только не говори, будто подыскал мне на смену во Флориде испанскую сеньориту – или дочь английского отставного офицера.
Отхлебнув из бокала, Сэмюэль с тяжелым вздохом заговорил:
– Пока я продирался через вонючие болота, у меня было достаточно времени, чтобы обдумать сложившееся положение. Боюсь, нам уже не найти общего языка. В свое время я взял в жены милую девушку, которая, на мой взгляд, могла стать верной подругой солдата…
– Не говори глупостей! Это нечестно! Я действительно могла бы стать верной женой настоящего солдата, но отнюдь не подругой какого-то шпиона, который рыщет в пограничных районах под чужим обличьем.
– К сожалению, именно в этом качестве я лучше всего способен служить моей стране. Нам не избежать войны и вскоре придется сражаться с Наполеоном либо, возможно, с Британией и ее союзницей Испанией. А Британия и Испания владеют землями на наших северных, южных и западных границах. Там зреет угроза, и там я могу принести пользу – пусть это не доставит мне ни почестей, ни славы.
И Летиция поняла – все полетело кувырком, и положение нельзя исправить, даже пустив в ход все деньги и влияние Уортингтона Соамса. Неужели Сэмюэль каким-то образом узнал о любовной связи жены с Ричардом? Но нет, это невозможно – Летиция вела себя крайне осторожно. Голова ее буквально лопалась от разноречивых мыслей, но тут Сэмюэль снова заговорил:
– Тиш, по-моему, нет смысла подслащивать горькую пилюлю. – Следующие его слова прозвучали в притихшей комнате как звон колоколов: – Я намерен просить Тома Джефферсона подать от моего имени заявление о разводе.
Решение Сэмюэля развестись с ней потрясло Летицию до глубины души. Если это случится, ее жизнь будет кончена, разбита. Никуда не деться от стыда и позора. В обществе ее будут чураться. И навсегда придется забыть о достижении цели, к которой ее с детства готовил отец, – стать когда-нибудь женой президента Соединенных Штатов. Именно в этот момент Летиция решила: Сэмюэль должен умереть.
– Я мог бы убить его прямо сейчас, в его собственной спальне, – раздался за спиной Летиции вкрадчивый шепот Ричарда, прерывая тревожные мысли женщины.
– Нет, нельзя, – возразила Летиция. – Этот его Тоби постоянно при нем. Надо хорошенько подумать и разработать новый план. К сожалению, после первого неудачного покушения он теперь будет настороже. Сам понимаешь, тайный агент президента не смог бы прожить столько лет, если бы не был способен позаботиться о своей безопасности. Он весьма опасный противник.
– Да, но ведь я тоже не менее опасен, моя прелесть… – самодовольно промурлыкал Ричард.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100