Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

25

– Вы абсолютно уверены, доктор? – С мертвенно бледным лицом Оливия сидела во врачебном кабинете Альбера Фрея, отказываясь поверить новости, которую еще два месяца назад восприняла бы с ликованием. – Ведь меня по утрам не тошнит и нет никаких иных симптомов…
– Далеко не всех беременных женщин, дорогая, тошнит по утрам, – мягко улыбнулся врач, француз родом из Эльзаса. – Вы молоды, у вас крепкий организм и отменное здоровье, так что в период беременности у вас не будет никаких неприятностей.
– Если не считать отсутствия мужа, – без обиняков заявила Оливия.
От Сэмюэля за все это время не пришло ни единого письма, и трудно было избавиться от подозрения, что он ее забыл и бросил. Оливии было не до соблюдения приличий.
Лунообразное красноватое лицо врача приобрело багровый оттенок, Фрей промолчал и ласково похлопал пациентку по руке. Мадемуазель Сент-Этьен щедро жертвовала на больницу и сама провела здесь немало часов, ухаживая за больными сиротами, которых подбирали на улицах монашки. Фрей восхищался добротой и великодушием этой женщины. Если бы только можно было ей помочь! Но как?
– А отец ребенка – он находится вне пределов Нового Орлеана? – осторожно спросил врач.
– Да. Впрочем, если бы он и был здесь, то все равно не смог бы на мне жениться. – Оливия встретилась взглядом с врачом. Прочитав в его глазах не осуждение, а сочувствие, она добавила: – У него уже есть жена.
Пожилой врач задумчиво почесал густые седые бакенбарды:
– А, понятно. И у вас, насколько знаю, нет родных, к которым вы могли бы обратиться за помощью?
– Мои родители умерли раньше дядюшки Шарля, а все остальные родственники погибли во времена Большого Террора во Франции, когда я была еще ребенком. Единственный родной мне человек живет в лесной хижине близ Миссури. Он бы принял меня с распростертыми объятиями, я уверена, но после новых подземных толчков путешествие по Миссисипи сопряжено с большой опасностью. Никто не соглашается сопровождать меня, хотя я предлагала немалые деньги.
Женщина держалась стойко, не билась в истерике, но по лицу было видно, что она в полном отчаянии. Фрей прекрасно знал, что скажет новоорлеанское общество, когда станет известно о беременности незамужней девицы Сент-Этьен. Даже колоссальное состояние Дюрана не спасет ее от всеобщего остракизма.
– Может быть, – нерешительно начал врач, – я мог бы помочь… то есть если вы решите избавиться от ребенка…
Когда до нее дошел смысл его слов, Оливия тут же, словно защищаясь, обхватила живот руками:
– Нет! То есть я, конечно, благодарна вам за заботу, но…
Врач улыбнулся с облегчением:
– Значит, вы хотите родить ребенка от этого человека?
Доброта и участие врача так растрогали Оливию, что она разрыдалась.
– Да, да, я очень хочу этого ребенка. Это все, что мне от него осталось. – Она промокнула слезы носовым платком. – Право, не знаю, что со мной. Я никогда не плачу.
– Повышенная чувствительность – признак беременности, – улыбаясь одними глазами, пояснил доктор. – Видите, а мы думали, будто у вас нет никаких симптомов. А теперь, – продолжал он, вставая и отечески похлопав женщину по плечу, – я попрошу Луизу приготовить настоящего крепкого кофе, и мы вместе с вами обдумаем, как поступить, чтобы было хорошо и вам, и вашему будущему ребенку.
Вскоре Оливию устроили в уютной гостиной за чашкой ароматного французского кофе, любимого напитка всех без исключения жителей Нового Орлеана. Вокруг гостьи хлопотали доктор Фрей и его незамужняя сестра Луиза, прилагавшие все усилия к тому, чтобы Оливия чувствовала себя как дома в светлой небольшой квартирке, расположенной над врачебным кабинетом.
– А теперь расскажите мне о молодом человеке, отце вашего будущего ребенка, – попросила Луиза, после того как заставила гостью отведать сладкого пирога. Мадемуазель Фрей была довольно устрашающего вида, высокая дама с пышной грудью и плечами гренадера, массой седых волос, уложенных короной надо лбом. Но в темных глазах ее искрился смех и доброта, она часто и громко хохотала. Оливии довелось трудиться с ней бок о бок в больнице, и она считала, что Луизе следовало давно выйти замуж и заиметь дюжину собственных детей, которых она могла бы любить так же страстно, как больных сирот.
Последние два месяца Оливия была обречена фактически на одиночество и полное молчание, поскольку ее окружали чужие люди, для которых она представляла интерес лишь как наследница Дюрана, да застенчивые слуги, с которыми она обменивалась только короткими фразами. Так что впервые за долгое время Оливию готовы были внимательно выслушать добрые люди, относившиеся к ней с искренней симпатией. Слова сами полились из уст, и Оливия без утайки рассказала все. Когда она дошла до описания картины прощания с Сэмюэлем, голос сорвался.
– Я… боюсь, что с ним стряслось что-то страшное, у него очень опасная работа, и его могли убить.
– Полной уверенности нет и быть не может, – возразила Луиза. – Ведь прошло всего два месяца, а почта работает из рук вон плохо. Вы сами говорили, что он постоянно в пути. И ваши и его письма могли просто затеряться.
Оливия покачала головой:
– Но не все же. Я отправила массу писем. Кроме того, мы договорились держать связь через губернатора Клейборна. Если бы Сэмюэль был жив, он бы обязательно мне ответил. Я даже пыталась снестись с его сестрой в Сент-Луисе, но и она молчит. Губернатор заверил меня, что регулярно получает почту из Вашингтона, но писем от Сэмюэля там нет.
Доктор Фрей принялся расхаживать по комнате, задумчиво поглаживая бородку.
– И все же пока, на мой взгляд, его рано хоронить. А если президент отправил полковника за границу?
– Это возможно, – кивнула Оливия, готовая, подобно утопающей, ухватиться за соломинку.
– Однако нашу проблему это не решит, – вмешалась практичная Луиза. – Все равно вначале он должен получить развод. Даже будь полковник здесь, он не смог бы сейчас на вас жениться.
Взглянув на сестру, доктор несмело предложил:
– В нашем городе немало достойных молодых людей из хороших семей. Может быть…
– Нет! Ни за что! Даже если найдется человек, который изъявит готовность на мне жениться и усыновить моего ребенка, все равно моим мужем может быть только Сэмюэль. Пока хоть малейший шанс, что он жив… – Оливия в отчаянии затрясла головой. – Нет, даже если узнаю, что его нет в живых.
– В таком случае, – бодро проговорила Луиза, – нам просто придется изобрести для вас мужа.
Оливия и доктор Фрей ошеломленно уставились на нее.
– Хотел бы я знать, какой дьявольский план созрел в твоей голове, Лулу?
Луиза подняла густые темные брови и любовно оглядела брата. Он не называл ее Лулу со времен далекого детства.
– Я предлагаю предельно простое решение проблемы. Оливии требуется временный муж, который не станет обременять ее необходимостью выполнять супружеские обязанности, но сохранит ее репутацию, дав ей свое имя. Если полковник жив и получит развод, Оливия моментально овдовеет и выйдет замуж за отца своего ребенка. Отличная мысль! – продолжала Луиза, довольная своей изобретательностью. – Требуется муж, способный умереть молодым. Думаю, на эту роль как нельзя лучше подойдет какой-нибудь испанский офицер… Подождите секунду… Некий молодой человек с титулом, из богатой и знатной семьи, а службу он проходит, скажем, в Испанской Флориде. Итак, мы отправляемся в Пенсаколу. С сеньорой Вальдес мы не виделись уже много лет, путь не близкий, и мне, естественно, не помешает общество молодой особы, любительницы путешествий. Скажите, Оливия, почему бы нам с вами не совершить поездку во Флориду?
Начав понимать, куда клонит Луиза, Оливия воспряла духом. Улыбнувшись, она сказала:
– Однажды мне довелось проделать долгий путь по Миссисипи, да еще во время землетрясения. Думаю, небольшое путешествие морем до Флориды пойдет мне на пользу.
– Дон Рафаэль Обрегон! – торжественно провозгласила Луиза. – Мне нравится это имя! А вам, дорогая?
– Я выйду замуж за таинственного дона Рафаэля в Пенсаколе, затем трагически овдовею и укроюсь в поместье в Байю-Бьенвеню, оплакивая безвременную кончину любимого мужа, – подхватила Оливия.
Доктору оставалось только восхищенно покачивать головой, слушая, как дамы воодушевленно разрабатывают свои планы. По мнению Фрея, мужчины в подметки не годились слабому полу, когда речь шла о необходимости выстоять и выжить в самой невероятной обстановке.


Все утро губернатор Уильям Клейборн провел как в аду. Его кабинет до отказа забили плантаторы-креолы, крайне возбужденные перспективой грядущей войны с англичанами. Они требовали, чтобы американская армия встала на защиту их интересов и раз и навсегда положила конец преступным действиям давнего врага, чьи корабли бороздят воды Мексиканского залива, словно это внутреннее море Англии. Кое-как убедив визитеров в том, что ситуация находится под контролем, насчет чего сам губернатор весьма сомневался, и позволив им несколько выпустить пар, губернатор в конце концов отправил всех восвояси.
Обстоятельства вынуждали Клейборна обдумывать каждое слово в разговоре с именитыми гражданами Нового Орлеана, так как в Конгрессе рассматривался законопроект о предоставлении Луизиане статуса штата. После его одобрения те же самые темпераментные плантаторы займут места в законодательном собрании нового штата и в случае чего смогут вообще отравить жизнь губернатору. Клейборн устало потирал голову, когда раздался стук в дверь и в кабинет вошел секретарь.
– Что нового, Дарси? Еще одна делегация плантаторов или на этот раз капитан испанского судна с жалобой на пиратов, обобравших его до нитки?
– Нет, ваше превосходительство, ничего неприятного, – улыбнулся секретарь, державший кипу бумаг. – Всего лишь несколько документов на подпись, в том числе призывы к общественности насчет поимки пирата Жана Лафита, прошение о помиловании Энрике Салазара, ордер на арест Поля Шмита, несколько заказов на поставки и ряд бумаг на выплату жалованья.
Клейборн просмотрел первый документ, гласивший, что американские власти должны немедленно конфисковать товары, закупленные на доходы от незаконных операций Лафита, и поставил витиеватую подпись.
– Этого мерзавца пора хорошенько проучить, – процедил сквозь зубы губернатор, вычеркнул несколько строк из следующей бумаги, написанной каллиграфическим почерком Дарси, и ощутил начало очередного приступа головной боли.
С тех пор как во время эпидемии желтой лихорадки умерла креолка, вторая жена Клейборна, которую он очень любил, губернатор остался в полном одиночестве и чувствовал себя отвратительно. Однако не следовало поддаваться слабости, и Клейборн со вздохом принялся разбирать гору бумаг, размашисто подписывая их в том месте, где указывал Дарси. За последние месяцы, с тех пор как у него начал работать этот энергичный и толковый молодой человек, Клейборн привык во всем полагаться на своего секретаря.
Вкратце поясняя содержание каждого документа, Дарси открывал последнюю страницу и предлагал губернатору поставить подпись, работа кипела, и вскоре с документами было покончено.
– На сегодня достаточно, ваша светлость. Почему бы вам не отправиться домой? Час уже поздний, с остальным я сам управлюсь.
– Благодарю вас, Дарси. Думаю, стакан доброй мадеры перед сном мне не помешает, надо будет пораньше лечь спать, – не заставил себя долго уговаривать губернатор, встал и направился к двери, а секретарь принялся аккуратно раскладывать бумаги на письменном столе.
Когда Клейборн укатил домой, Дарси вынул из общей кипы документов одну страницу, адресованную полковнику Сэмюэлю Шелби, перечитал и холодно усмехнулся. «Никак не ожидал, что получится так легко, – удовлетворенно пробормотал секретарь. – Будем надеяться, что полковник не примет слишком близко к сердцу известие о замужестве своей французской шлюхи. Ему отнюдь не обязательно знать, что она уже успела овдоветь и ныне живет затворницей в своей загородной резиденции, никого не принимая. Впрочем, полагаю, об этом губернатору не следует информировать Шелби… а также о том, как возлюбленная изливает душу в своих письмах к полковнику. Бедняжка все клянется в вечной любви и умоляет Шелби вернуться к ней и ее новорожденному ублюдку. Откуда ей знать, что все ее послания, не дойдя, обращаются в пепел».
Золотистые глаза секретаря зловеще сверкали в свете свечи, но в тени оставалось бледное лицо с правильными, почти женственными чертами. Эдмонд Дарси выглядел в точности как падший ангел. Правая рука сатаны.


После встречи с Джеймсом Мэдисоном полковник Сэмюэль Шелби вышел из боковой двери, которой пользовались лишь в том случае, если посетителю, по мнению президента, не следовало попадаться на глаза посторонних. С тех пор как в это здание въехал хозяином Томас Джефферсон, много людей, начиная с послов иностранных держав и кончая политическими оппонентами, выскальзывали через этот черный ход после аудиенции с президентом. Сэмюэль шел до длинному извилистому коридору с мрачным видом, но его тяготили отнюдь не проблемы войны и мира, которые он только что обсуждал с главой американской администрации.
Возле двери в свои личные апартаменты полковника поджидала Долли Мэдисон. Она сразу приметила, что мыслями Сэмюэль был далеко, скорее всего за тысячи миль от столицы, в Новом Орлеане.
– Знаю, что на границе с Канадой сложилась очень тревожная обстановка, но мне почему-то кажется, что тебя гораздо больше волнует ситуация в районе, находящемся значительно южнее. – Супруга президента по-матерински чмокнула Сэмюэля в щеку, потянула его за собой и тщательно прикрыла дверь.
Вернувшись в Вашингтон, полковник рассказал Долли Мэдисон, что добивается развода с Летицией, так как встретил девушку, на которой хочет жениться, и она ждет его в Новом Орлеане. Оливия Сент-Этьен должна быть воистину исключительной особой, сделала вывод жена президента, поскольку Сэмюэль нарушил собственное правило, согласно которому никогда и никому не поверял своих тайн, в особенности сердечных, и все свои проблемы решал самостоятельно. Долли порадовалась за своего любимца, но сейчас в его глазах вновь погас живой огонек и на лице опять застыла прежняя маска циничности. Долли была уверена, что за этой маской скрывается глубокое страдание, и хотела узнать его причину в надежде помочь или на худой конец просто посочувствовать.
Она провела полковника в гостиную, усадила на кушетку вдали от любопытных глаз и чутких ушей прислуги, отпустила горничную и скомандовала:
– Теперь выкладывай, почему у тебя такой задумчивый вид. И не потчуй меня ссылками на военную ситуацию. Мой муж мне и так все уши прожужжал рассказами о сокрушительном поражении наших войск, когда генерал Хэлл сдал форт Детройт англичанам.
– Мне никогда не удавалось вас обмануть, – улыбнулся Шелби, но улыбка тут же погасла, и на лицо его набежала тень. – Развод мне больше не нужен. На этот раз Летиция и вправду отдала богу душу.
Долли ахнула:
– Как это случилось?
– В точности не знаю. Вчера повстречался мне Уортингтон Соамс и накинулся на меня, как разъяренный бык, топал ногами и кричал, будто я нанес его драгоценной дочери смертельное оскорбление, подав на развод. Сенатор обвинил меня в том, что я не могу оставить ее в покое даже в могиле и пытаюсь втоптать в грязь славное имя Соамсов.
– Но ты мне рассказывал, что однажды они уже якобы похоронили ее и она воскресла.
– На этот раз все без обмана. Сенатор был вне себя – небрит, глаза покраснели от слез, словом, явно убит горем. Летиции нет в живых, в этом можно не сомневаться. Ее застрелили в Сент-Луисе, когда я отправился в погоню за Вескоттом. Соамс не мог связно мыслить и говорить, так что о деталях я могу только догадываться, но, очевидно, в дом забрались грабители. Тело Летиции переправляют в Виргинию и похоронят в семейном склепе.
– Возможно, сейчас об этом рано говорить, но мне кажется, теперь ты вполне мог бы вызвать Оливию в Вашингтон. – Она запнулась.
Сэмюэль взглянул ей в глаза, и от этого взгляда Долли похолодела. Нет, его подавленное настроение вызвано отнюдь не кончиной Летиции Соамс.
– Не стану лицемерить и утверждать, будто меня печалит смерть Летиции, но я не могу звать сюда замужнюю женщину. Забавно, не правда ли? Вначале мы не могли соединить свои судьбы из-за меня, а теперь – из-за нее.
– Погоди. Но почему? Ты уверен, что она замужем? Она сама тебе сообщила? – Долли было горько смотреть, какая мука исказила черты Сэмюэля, на миг сбросившего свою маску.
– С момента, когда я покинул Новый Орлеан, я не получил от Оливии ни единого письма, хотя сам отправил больше десятка. О ее замужестве меня известил губернатор Клейборн, выразил сочувствие и тому подобное. Видимо, Оливия сочла неудобным писать сама и попросила губернатора. – Не в силах усидеть на месте, полковник вскочил на ноги и начал метаться по комнате, изливая душу в довольно несвязных, отрывочных фразах.
За долгие годы супружеской жизни Долли Мэдисон в совершенстве овладела искусством выслушивать собеседника до конца, задавая наводящие вопросы. Иным путем невозможно было разговорить застенчивого мужа, который крайне неохотно делился своими сокровенными мыслями даже с близкими. Не спуская глаз с Сэмюэля, Долли налила в два бокала шерри из графина, стоявшего на столике грушевого дерева, и молча вручила напиток полковнику. Тот рассеянно принял бокал.
– Ее мужа зовут дон Рафаэль Обрегон, испанский граф или нечто в этом роде. Я так и думал, что ее в конце концов потянет к своим, к титулованным особам. Ведь ее родители тоже аристократы – барон и баронесса, из древнего рода. А что я? Сын бедного плантатора из Виргинии. Естественно, когда она была бедна и жила почти без надежды войти даже в высший свет Сент-Луиса, то и я ей годился. Или воображал, будто годился. Но когда во время плавания по Миссисипи я узнал о наследстве ее дяди, у меня сразу возникло это… – полковник помолчал, подыскивая слова, – предчувствие, нет, скорее даже уверенность, что такая женщина не для меня. Потом, выяснив размеры дюрановского состояния и увидев, как перед Оливией буквально стелется весь высший свет Нового Орлеана, я понял, что просто не смогу жить, придавленный тенью ее богатства. И одновременно не имею права просить ее отказаться от наследства.
– Но сама она предлагала это сделать, так? – Долли почему-то не сомневалась, что так оно и было.
В ответ он хрипло рассмеялся, допил шерри и поставил бокал на изящный столик.
– Да, предлагала, но… тогда мы оба… простите мне некоторый цинизм, полагали, что она, возможно, беременна. Вероятно, пока она этого опасалась, то готова была расстаться и с богатством, и с положением в обществе. Но, как вы помните, на прощание я мог обещать ей лишь одно – начать процесс о разводе. Мы могли пожениться только через год или даже позже, если, конечно, меня бы вообще не убили. – Он тряхнул головой, пытаясь отогнать мысль о постигшем его горе и разочаровании.
– И, оставшись в Новом Орлеане, молодая, красивая и богатая, окруженная толпой воздыхателей, она поддалась соблазну, даже не сочтя нужным самой написать тебе об этом, – заключила Долли, рассерженная обидой, нанесенной ее любимцу. Но в ее сердце все же теплилась надежда, что случившееся – результат досадного недоразумения.
– Если бы мы переписывались обычным путем, я бы, конечно, мог предположить, что все наши письма затерялись. Но я своими глазами видел мешки с почтой, привезенные спецкурьерами Клейборна, там были документы и личная переписка – но ни слова от Оливии… пока она не попросила губернатора уведомить меня о ее замужестве.
– Сэмюэль, мне очень жаль, – сказала Долли, подошла к полковнику и сжала его руку. – Ты заслуживаешь гораздо лучшего. – Ей было неловко задавать следующий вопрос, но она все же решилась: – Что ты будешь делать теперь? – В Сэмюэле чувствовалось невероятное напряжение, чреватое неизбежным взрывом.
– Я получил назначение в армию Гаррисона в Индиане, – ответил Сэмюэль с улыбкой, которая затронула только губы; глаза его остались холодны как лед. – Похоже, после моего успеха с осагами я считаюсь в военном ведомстве лучшим специалистом по военной стратегии индейцев – вождя Текумсеха и конфедерации племен шони. Мне поручено пробраться через позиции англичан в Канаду.
Долли побледнела:
– Это же равносильно самоубийству! Просто невозможно!
– Не только возможно… но я должен это сделать. Мы уже понесли неисчислимые потери на море. Наш флот более чем в двадцать раз уступает британскому – и по личному составу, и по вооружениям. Мы не имеем права потерпеть поражение на суше, иначе англичане прорубят коридор от Канады по Миссисипи вплоть до Мексиканского залива. Я обязан выполнить задание.
– Береги себя, Сэмюэль. Не рискуй излишне лишь потому, что сейчас жизнь тебе опостылела, обещай! Я тебя не отпущу, если ты мне в этом не поклянешься, – потребовала Долли.
Сэмюэль невольно улыбнулся, и на этот раз в его улыбке проглянуло былое обаяние.
– Ах, Долли, ну почему я не встретил вас до того, как судьба свела вас с Джемми? – Он поднес ее пальцы к губам и нежно поцеловал.
– Чрезвычайно лестно для столь старой замужней дамы, но от меня ты этим не отделаешься. Так ты даешь мне слово – никакого безумного геройства с опасностью для жизни?
– Даю. Обещаю не рисковать больше, чем обычно. – И Сэмюэль с поклоном удалился.
После его ухода супруга президента глубоко задумалась. Она хотела разобраться в мотивах, побудивших Оливию изменить Шелби. Богатый жених, человек того же круга, что и она? Перспектива беззаботного существования в отличие от жизни, сопряженной с риском, которую, учитывая его род занятий, мог предложить Сэмюэль? Нет, все это не годилось, так как не совпадало с образом девушки, описанной Долли полковником.
Но был еще вариант – если девушка забеременела. Одна, в чужом городе, вокруг ни друзей, ни родных, отец будущего ребенка находится в отлучке за тысячу миль, к тому же женат и не может дать свое имя новорожденному. Решится ли она в таком случае выйти замуж за первого попавшегося мужчину, который согласится взять в жены беременную?
Зная Оливию только понаслышке, Долли не могла с уверенностью ответить на этот вопрос. Однако другого объяснения поступка девушки она не видела. Итак, возлюбленная Сэмюэля действительно ждет ребенка.


Жестоко ошиблись «ястребы» в Конгрессе Соединенных Штатов, предрекавшие, что американские войска одним мощным броском вторгнутся в Канаду и легко захватят Квебек. В течение трех лет с начала боевых действий успехи и поражения попеременно сопутствовали обеим сторонам, война затянулась и требовала все новых кровавых жертв, просвета не просматривалось. Вопреки ожиданиям американских военных и населения, жители Канады стойко сражались плечом к плечу с англичанами против вторгшихся в страну янки. Хотя отдельные американские каперы наносили существенный урон британскому флоту, англичанам удалось установить блокаду всего Атлантического побережья. Под нестихающий гром пушек представители двух государств вяло поговаривали об условиях мира, в то время как в Вашингтоне и Лондоне требовали от генералов решительной победы, дабы укрепить свою позицию за столом переговоров.
Сэмюэль провел больше года в районе канадской границы, собрал немало ценной информации и тем самым способствовал некоторым успехам своей армии. В октябре 1813 года в битве у Темзы конфедерация племен шони потерпела поражение, а сам великий вождь Текумсех геройски погиб на поле брани. Таким образом, угроза союза между англичанами и краснокожими на севере отпала. После чего Шелби получил новое задание: его направили на юг, где отдельные индейские племена, вступившие в союз с Англией и Испанией, устроили кровавую бойню на границе Флориды и территории Миссисипи. Свободно владея испанским языком, полковник выдавал себя за официального представителя Мадрида и заполучил сведения первостепенной важности. Чтобы передать их Мэдисону и Монро, он поспешил осенью 1814 года назад, на свою территорию.
После побега из тюрьмы в Пенсаколе Шелби посчастливилось украсть лошадь, и он решил двинуться к территории Миссисипи, где, по его сведениям, американцы сконцентрировали свои силы, чтобы покончить с восстанием индейцев. Избранный маршрут проходил по заболоченной, практически непролазной местности вдоль побережья Мексиканского залива, где кишмя кишели ядовитые змеи, попадались крупные хищники – медведи и пумы, и чаще всего приходилось прорубать дорогу сквозь густые цепкие заросли, ведя коня в поводу. Полковник не спал третьи сутки и едва держался в седле, когда выехал на вершину небольшого холма и увидел внизу извилистую ленту еще одной реки.
Сэмюэль придержал взмыленного коня, прислушался, взял подзорную трубу и осмотрелся, а потом достал карту. «Видимо, река Таллапуса», – решил Шелби. Он знал, что неподалеку должны располагаться индейские селения, поддерживавшие восставших соплеменников, и их следовало обойти стороной.
Размышления полковника прервал орудийный залп, треск мушкетов и воинственные кличи краснокожих. Шелби тронул коня, поскакал на звуки разгоравшегося сражения и вскоре наткнулся на американского ополченца, одетого, как и Сэмюэль, в кожаные брюки и рубашку, изрядно поношенные и местами протертые до дыр.
– Кто у вас здесь командует? – спросил полковник.
– Генерал Энди Джексон. Крепкий Орешек собственной персоной. А ты кто такой? – Ополченец с подозрением оглядывал незнакомца.
Шелби не раз доводилось встречаться с представителями вооруженной милиции, как называли местное ополчение, народом нахальным и воинской дисциплине не обученным, за что англичане прозвали их «грязнорубашечниками». Они неохотно выполняли приказы и могли в любой момент разбежаться по домам, зато не было в мире более грозной силы, если уж они всерьез решали воевать.
– Я полковник Шелби, регулярная армия, с важным донесением для генерала Джексона. Где его можно найти?
Высокий темноволосый всадник говорил и держался с большим достоинством, и ополченец, воздержавшись от пререканий, ответил:
– Вон там. Тот, что самый тощий. – Он ткнул пальцем туда, где в отдалении какой-то офицер отдавал приказы подчиненным сорванным от крика голосом.
Сэмюэль осторожно проехал мимо строя ополченцев к небольшой палатке, кое-как водруженной на склоне холма. Возле палатки стоял раскладной стол, на котором были разбросаны карты и прочие бумаги. При ближайшем рассмотрении генерал Эндрю Джексон оказался высоким и худым как скелет человеком с резкими чертами лица. Его военной выправке мог бы позавидовать сержант строевой службы, и даже густая шапка седых волос на голове, казалось, стояла по стойке «смирно». Заметив Шелби, генерал пригвоздил его к месту грозным взглядом голубых глаз, мечущих искры, и прорычал:
– А ты кто такой?
Джексон с явным неудовольствием оглядел грязную одежду и давно небритое лицо незнакомца, хотя его собственный внешний вид оставлял желать лучшего после многодневных непрерывных боев.
Сэмюэль отдал честь и представился:
– Полковник Сэмюэль Шелби, регулярная армия, сэр.
– По вашему виду этого не скажешь.
– Я выполнял особое задание военного министерства, генерал.
– Далеко же вас занесло от штаба, – ядовито заметил Джексон, на которого явно не произвела никакого впечатления ссылка на больших начальников.
– Я только что прибыл из Испанской Флориды, и мне необходимо срочно передать важную информацию в Вашингтон. Я был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы могли мне ссудить лошадь и боеприпасы.
– Лошадей и боеприпасов мне самому не хватает, – отрезал генерал, приподняв лохматую бровь. Он готов был, казалось, просверлить полковника насквозь своими жгучими голубыми глазами.
Усилием воли Шелби подавил вспышку гнева. Он понимал, насколько некстати свалился на голову Джексона в разгар боя.
– Генерал, при всем уважении к вам я вынужден настаивать на своем. То, что мне удалось узнать о планах англичан, еще до конца года может изменить весь ход войны. Дело в том, что Наполеон потерпел полное поражение, и войска Англии и ее союзников вступили на территорию Франции.
– Ну и что? Мне в высшей степени наплевать на европейцев, и по мне они могут рвать друг другу глотки до скончания века. Поскольку вы только что из Флориды, то должны понять выражение, довольно точно характеризующее мое положение, – я по самую задницу увяз в трясине, кишащей аллигаторами. В данный момент мои войска отражают нападение нескольких тысяч дикарей, жаждущих крови. Так что, полковник, планы генерального штаба Великобритании интересуют меня даже меньше, чем судьба корсиканского бандита Бонапарта.
Такое узколобое отношение к вопросам большой политики не удивило Шелби, которому не раз случалось выслушивать сходные речи из уст офицеров. В особенности тех, кто получил чин генерала, служа в местной милиции, как это произошло с Эндрю Джексоном, в прошлом неприметным политиком из захолустного штата.
– К сожалению, британские планы несут нам гораздо большую опасность, чем вы себе представляете, – ответил Сэмюэль генералу, стараясь не выдавать нарастающего раздражения. – Англичане намерены атаковать Новый Орлеан со своей базы на Ямайке. Их войска уже концентрируются в Карибском бассейне. Вам может быть абсолютно безразлично положение в стране в целом, но если мы не подготовимся к их нападению, то солдаты в красных мундирах еще до конца года поплывут вверх по Миссисипи.
Джексон задумался, почесывая подбородок и уставившись на Шелби, который не дрогнул под его пристальным взглядом.
– Надеюсь, вы сможете доказать, что говорите правду?
– Конечно, – заверил его Сэмюэль, доставая из-за пазухи небольшую кожаную сумку. – Я получил доказательства из самого надежного источника, из рук самого верного союзника Англии в Новом Свете – испанского губернатора Флориды. – Шелби вынул из сумки письма, которыми обменивались англичане и испанцы, и показал их Джексону. Генерал не знал испанского и смог прочитать только послания английских офицеров, расквартированных на Ямайке, но и этого было вполне достаточно.
– Вы получите коня, полковник, и десяток солдат в качестве сопровождения. Прошу только подождать до конца боя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100