Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Рано утром Сэмюэль спешился у дверей особняка Паркеров, где обитала Летиция. По приезде в Сент-Луис она посчитала скромный дом на Плам-стрит, арендованный мужем, недостойным того, чтобы его могла почтить своим присутствием дочь всемогущего сенатора Соамса, и предпочла воспользоваться гостеприимством Паркеров. Огромное двухэтажное здание было построено богатым выходцем из Бостона для своей амбициозной супруги. Паркеры с радостью приняли гостью из Вашингтона и ввели ее в великосветское общество Сент-Луиса. Сэмюэль был несказанно рад, что законная супруга пренебрегла его домом, иначе она бы сразу узнала о существовании Оливии. Тиш, о которой со дня венчания в церкви Сент-Франсуазы Шелби не мог думать о как о своей жене, вызывала в нем лишь чувство раздражения.
Шелби хмуро постучал в дверь. Преисполненный чувства собственного достоинства дворецкий проводил полковника в гостиную и отправился докладывать миссис Шелби о возвращении мужа. Сэмюэль полагал, что Летиция наверняка все еще нежится в постели, где, по его мнению, следует находиться всем цивилизованным людям в восемь утра. Полковник стал нетерпеливо мерить шагами гостиную в ожидании неизбежной бурной сцены.
К его удивлению, Летиция не заставила себя долго ждать и через пятнадцать минут спустилась вниз. На ней был бледно-лиловый парчовый халат и мягкие ковровые туфельки, по плечам в тщательно продуманном беспорядке рассыпались серебристые локоны.
– Дорогой! Я почти отчаялась снова увидеть тебя. Мы здесь пробыли почти четыре месяца, а от тебя ни слова. Я уже начала опасаться, что ты погиб. – Летиция вихрем пролетела по заставленной антикварной мебелью гостиной и театрально протянула навстречу мужу руки. Когда же он сделал шаг назад, явно не намереваясь заключать ее в объятия, Летиция с укором сказала: – Так-то ты меня встречаешь, после того как я, рискуя жизнью и здоровьем, преодолела тысячи миль и забралась в эту дикую глушь?
– Для мертвой женщины ты выглядишь на редкость здоровой и жизнерадостной. Интересно, как тебе удалось воскреснуть? – ядовито полюбопытствовал полковник.
– Ах, ты сердишься, дорогой, – с лукавой гримаской сказала Летиция и сделала шаг вперед, слегка распахнув халат изящным движением плеча. – Это злополучное письмо – ужасная ошибка. Я действительно собиралась сесть в лодку, которая потом перевернулась и затонула. К счастью, я передумала. Папенька был безутешен, когда ему сообщили, и под впечатлением этого известия написал тебе письмо. К сожалению, его отправили до того, как стало известно, что меня в лодке не было. Вот тогда я и решила сама приехать в Сент-Луис.
Глядя на законную супругу, Сэмюэль не мог не восхищаться ее актерским мастерством. Живая мимика, театральные жесты, слезы на глазах – все это выглядело убедительно и могло растопить сердце самого жестокосердного человека. Старик Соамс постоянно попадался на эту удочку. Как и Ричард, как и Сэмюэль – в первое время после свадьбы. Сейчас же он мог совершенно спокойно наблюдать за тем, как Летиция ломает руки и облизывает губы, не сводя с мужа огромных глаз, полных страстной мольбы.
– Мы провели в разлуке достаточно много времени, чтобы обдумать свое поведение. Я… я хотела доказать тебе, что способна измениться и смогу научиться жить на Диком Западе, создать здесь дом. Ты считал, будто потерял меня навсегда, я тоже боялась за твою жизнь. Должна сказать, твоя сестра и этот иностранец, за которого она вышла замуж, не спешили сообщить мне, куда ты уехал и когда тебя можно ждать назад. Они вообще со мной не разговаривали.
Полковник застыл в позе стороннего зрителя, расставив ноги, скрестив руки на груди и насмешливо вскинув бровь.
– Похоже, в мое отсутствие ты вела отнюдь не монашеский образ жизни. Лиза говорит, что за эти месяцы ты стала самой модной дамой на местных балах. Ты успела побывать на приемах у всех видных семей города, пока я скитался по диким местам.
– Естественно. Надо же было познакомиться со всеми твоими друзьями и деловыми партнерами. Раз уж мы решили здесь обосноваться…
– Ничего подобного мы не решали, – возразил Шелби, подчеркнув слово «мы». – Еще в Вашингтоне я тебе объявил, что наша совместная жизнь закончилась еще три года назад.
– Ты не смеешь так со мной поступать! – воскликнула Летиция и чуть было не топнула ногой, но вовремя сдержалась, вызвав вместо этого на глаза слезы. – Я сделала все, как ты хотел, приехала в Сент-Луис, жизнью рисковала во время путешествия по этой адской реке, где кишмя кишат дикари. Я отказалась от чудесного дома в Вашингтоне, разбила сердце бедному папеньке, бросив его там. И все это ради тебя, Сэмюэль, только ради тебя.
– Слишком поздно, Тиш. И ты тоже это прекрасно знаешь. Ведь именно поэтому ты придумала ложь насчет своей смерти, верно? Ты хотела выиграть время, чтобы добраться до Сент-Луиса и обманом снова проникнуть в мою жизнь, прежде чем мое прошение о разводе начнут рассматривать в законодательном собрании Виргинии. Разве я не прав?
Летиция страшно побледнела, сжав кулаки, чтобы не вцепиться острыми ногтями в ненавистное ухмыляющееся лицо мужа. Как он сумел догадаться? С каких пор ему удается так легко разгадывать ее тайные планы и удается быть к ней настолько безразличным, что дело приняло столь катастрофический оборот?
Она проглотила подступивший к горлу сгусток желчи и картинно расплакалась.
– Как ты можешь быть таким жестоким? Мне теперь некуда деться. Наш развод разрушит папенькину карьеру. Он лишит меня наследства.
– Твой отец никогда не лишит наследства свою драгоценную красавицу Тиш, даже если у тебя вырастут рога и хвост и ты примешься разгуливать голышом по Пенсильвания-авеню, – презрительно обронил Сэмюэль, мысленно поздравив себя с тем, что стойко выдерживает натиск и одна за другой терпят провал хорошо отрепетированные сцены, обильно политые лживыми слезами. – Между прочим, у тебя всегда остается Ричард, в любой момент готовый тебя утешить. Если не ошибаюсь, он тоже здесь?
– Ты всегда его ненавидел, – обвинила мужа Летиция, злобно сверкнув глазами.
– Буллок готов тебе во всем повиноваться, и в этом плане мы с ним резко расходимся, – пожал плечами Шелби. – Я рекомендую, чтобы он отвез тебя обратно к папеньке! Я же намерен довести дело о разводе до конца.
В словах Сэмюэля прозвучала не подлежащая сомнению твердая решимость. И Летиция, прищурившись, перешла в наступление.
– Это все из-за нее, не так ли, из-за этой потаскушки-француженки, которую ты прихватил с собой в верховья Миссури. Из-за девки, на которой ты воображал, будто женился!
Летиция довольно усмехнулась, видя, что Сэмюэль никак не реагирует на ее слова. Она давно убедилась – ее муж всегда сохраняет внешнее спокойствие, если задеты его действительно серьезные чувства. Да, Ричард был прав, будь оно все проклято. Шелби потерян для нее навсегда.
– И что, по-твоему, тебе известно, Тиш? – осторожно осведомился полковник.
– Мне все известно. Один из именитых граждан, с которым меня здесь познакомили, оказался опекуном этой дурочки. Мистер Вескотт был весьма встревожен ее отсутствием. Представь себе его ужас, когда он узнал, что девица вступила в брак с женатым мужчиной – с моим мужем, – закончила со злобным торжеством Летиция.
Сэмюэль весь внутренне сжался, но ничем не выдал своего состояния, что стоило ему неимоверных усилий.
– Полагаю, Тиш, ты вряд ли надолго задержишься в Сент-Луисе, – начал он медленно и без всякого выражения. Необходимо было выиграть время, выпроводить Летицию в Вашингтон, чтобы она не смогла навредить Оливии. – Откровенно говоря, меня удивляет, как ты выдержала здесь все эти месяцы.
– Ты прав. Теперь, когда я воссоединилась с супругом и его миссия выполнена, я действительно надеюсь, что мы оба благополучно вернемся в лоно цивилизации. – Она злорадно подчеркнула слова «мы оба».
– А если я не стану играть роль послушного мужа? – предположил Шелби.
– Дорогой Сэмюэль, в этом случае все исключительно просто. Самым бессовестным образом я воспользуюсь сведениями, которые предоставил в мое распоряжение безутешный господин Вескотт, и оповещу весь мир, что Оливия Сент-Этьен вышла за тебя замуж и вы жили как муж и жена, считая меня мертвой… каковой, как видишь, я определенно не являюсь.
– Эту ситуацию я просто жажду исправить, дорогая, – язвительно заметил полковник.
– О нет, дорогой, этого ты не сделаешь. Ты слишком благороден, чтобы снизойти до убийства.
– Зато ты не такова, Тиш, не правда ли? – Шелби осенила страшная догадка. – Как и твой верный пес Ричард.
Летиция изобразила полное непонимание:
– Не знаю, о чем ты. Мое единственное желание – видеть своего мужа рядом, живым и невредимым. И насколько могу судить, мои мечты сбылись. Я не ошибаюсь, Сэмюэль?
– Ошибаешься, Тиш. Мы оба загнаны в угол и вынуждены искать компромисс. Договоримся так: я не подаю на развод, а ты оставишь в покое репутацию Оливии. Когда ты хочешь вернуться в Вашингтон?
– Думаю, на той неделе. Надо упаковать вещи, и еще предстоит бал, который завтра устраивают Паркеры. Надеюсь, ты не откажешься сопровождать меня? – Она кокетливо посмотрела на мужа. – Видимо, теперь мне следует перебраться в уютный домик, который ты здесь арендовал.
– Не смею причинять тебе лишних хлопот. Тебе там вряд ли понравится. Ведь ты привыкла к сонму слуг, а мой дом совсем крохотный, и там нет для них места, не говоря уже о том, что негде разместить твоего любимого брата.
– Прекрасно. Но не вздумай опозорить меня в глазах света тем, что станешь открыто спать со своей французской шлюхой. Я отомщу, и жестоко, клянусь тебе.
Сэмюэль вплотную приблизился к жене, намотал на кулак прядь серебристых волос, задрал ее голову и, глядя прямо в глаза, жестко сказал:
– Не смей никогда больше угрожать мне или Оливии, Тиш. Мы заключили с тобой соглашение. Я ничем не запятнаю репутацию Оливии. И ты тоже лучше даже не пробуй это сделать. С этими словами он отпустил женщину и вышел вон, оставив Летицию кипеть от ярости.


– Я же говорила тебе, что мне безразлична моя репутация. Не позволяй ей разрушить нашу жизнь, – умоляла Оливия.
Сэмюэль перестал метаться по библиотеке в доме Куиннов и присел на кушетку рядом с девушкой.
– У меня нет иного выбора, Ливи, и у тебя тоже. Если я не вернусь с ней в Вашингтон, ее отец использует этот факт против нас с тобой. Останься я здесь, в суде это будет расценено как свидетельство того, что я бросил законную супругу на произвол судьбы. Если я хочу хоть когда-нибудь избавиться от нее, мне надо бороться с сенатором Соамсом на его территории и ни в коем случае не допускать, чтобы бракоразводный процесс сопровождался скандалом.
– Ты обещал, что никогда к ней не вернешься, а теперь она путем шантажа принуждает тебя к этому, и ты поддаешься. – Оливия понимала, что выглядит вздорной упрямицей, но ничего не могла с собой поделать.
– Я поступаю так, как вынужден поступить. Ты знаешь, что я к ней ни за что даже пальцем не прикоснусь, – терпеливо уговаривал ее Сэмюэль.
– И ко мне тоже… даже пальцем, пока не распутается этот проклятый клубок, – безутешно отозвалась Оливия.
– Бракоразводный процесс может занять целый год. – Шелби с тревогой и неуверенностью посмотрел на девушку. – И я не имею права…
Сердце ее обливалось кровью, она схватила его руки и стала целовать мозолистые ладони.
– Сэмюэль, иногда ты соображаешь хуже глупой курицы. – Ты имеешь все права на меня. И я буду тебя ждать, как бы долго это ни продлилось.


Когда Сэмюэль покинул дом Куиннов, в библиотеку вошла Лиза. Оливия стояла у окна, погрузившись в тяжелые раздумья.
– Не надо печалиться, девочка, – сочувственно сказала Лиза. – Если хочешь, давай все обсудим.
Оливия оторвалась от окна, повернулась, и долго сдерживаемые слезы хлынули ручьем.
– Я так его люблю и страшно боюсь потерять, – всхлипывала девушка. – Не будь он таким упрямым и излишне благородным, она не смогла бы разлучить нас.
– Упрямое благородство во всем действительно является одним из недостатков моего братца. Однако ни одна из нас не стала бы любить его и вполовину столь сильно, будь он иным человеком, – мягко возразила Лиза, припомнив эпизод из далекого прошлого. – Однажды он рисковал жизнью, спасая мою репутацию. Уверена, что и ради тебя он готов на это. Не горюй, Оливия, все со временем уладится, – добавила Лиза, моля бога, чтобы она оказалась права.
– А тем временем они будут изображать мужа и жену. Чего она рассчитывает добиться таким образом?
– Честно говоря, я никогда не могла понять Летицию Соамс. – Лиза покачала головой. – В ней скрывается нечто… темное и злое под этой прекрасной оболочкой. – На мгновение перед глазами почему-то всплыло красивое лицо Ричарда Буллока, и Лиза поежилась, но постаралась отогнать дурные мысли. Сейчас надо было как-то утешить Оливию. – Сэмюэль теперь знает ей истинную цену и сумеет с ней справиться. А пока следует подумать о тебе. Нельзя допустить, чтобы ты сидела взаперти наподобие какой-то отшельницы. Рекомендую пройтись по магазинам. Лучшего лекарства не придумаешь.
Их беседу прервал легкий стук в дверь, и вошедший слуга обратился к мадам Куинн:
– Мадам, там господин желает увидеться с мадемуазель Сент-Этьен. Месье Вескотт, ее опекун.
Лиза повернулась к Оливии:
– Ты не обязана общаться с ним, если не хочешь.
– Нет, почему же? Я не боюсь с ним встретиться, – ответила Оливия. – Пожалуй, это даже доставит мне удовольствие.
В гостиной Эмори Вескотт стоя ожидал возвращения слуги, мысленно повторяя речь, которую приготовил заранее. Он не думал, что Оливия пожелает его видеть, но решил пока идти простым путем, не прибегая к хитрым уловкам. Возможно, удастся убедить девушку с помощью приманки в виде поездки в Новый Орлеан. Особенно теперь, когда первая супруга Шелби столь своевременно прекратила любовную историю Оливии.
– Добрый день, мистер Вескотт.
Холодность приветствия заставила его резко обернуться и взглянуть на девушку.
– Какой же я тебе «мистер Вескотт», Оливия? Полно тебе. А куда подевался твой «дядюшка Эмори»? – И Вескотт двинулся навстречу, намереваясь по-отцовски прижать Оливию к груди.
Оливия отступила в сторону, но не сделала ни шагу назад.
– Его больше нет. Дядя никогда бы не стал продавать свою племянницу, как обычную шлюху. Должна сказать, что восхищена вашей наглостью. Подумать только – прийти сюда, словно бы вы не пытались сбыть меня с рук Сэмюэлю в обмен на кобылу.
Лицо Эмори Вескотта приобрело кирпичный оттенок.
– Послушай, Оливия. Я не потерплю, чтобы со мной в таком тоне разговаривала дочь Жюльена Сент-Этьена. Я взял тебя в свой дом, когда твой отец умер в нищете. За тобой долг благодарности, девочка моя.
– Возможно, я задолжала вам за свое содержание; со временем я возмещу эти затраты. Но благодарность? От этого увольте, после того как вы попытались вернуть свои затраты на меня таким своеобразным способом.
– Однако после всего этого ты по своей воле связалась с Шелби, – напомнил разозлившийся Вескотт. – Я своими глазами видел, как вы с Шелби обнимались, меня не проведешь.
Оливия почувствовала себя оскорбленной, представив, как за ней шпионит и подглядывает этот мерзкий тип. Вескотт, с торжеством заметив ее смущение, продолжал:
– Он даже устроил эту комедию с венчанием в глуши, верно? Жаль только, полковник оказался двоеженцем. Если в городе прослышат о твоей скандальной связи с Шелби, можешь поставить крест на своей репутации. Поэтому я и пришел сюда, чтобы снова взять тебя под свою защиту.
– Я не нуждаюсь в вашей защите.
– Осмелюсь возразить. Ты распущенная девчонка, и тебе нужна твердая рука. Ты должна быть благодарна…
– Наша беседа закончена, – холодно прервала его Оливия. – Убирайтесь отсюда. Причем немедленно!
– Ах ты, неблагодарная…
– Вы уйдете сию же минуту, или я продемонстрирую вам кое-какие приемы, которым я научилась у Микайи Джонстона. Они вам не понравятся, уверяю вас. – Оливия медленно вынула из рукава небольшой острый кинжал. – Первый урок Микайи – всегда быть при оружии. Хотите познакомиться со вторым?
Эмори Вескотт подскочил на месте и попятился к двери. Его трясло от бессильной ярости, лицо побагровело, глаза обратились в щелки. Уже на пороге он прошипел:
– Ну, мерзкая сучка, ты мне за это заплатишь.
Когда он исчез, Оливия опустилась на стул и спрятала кинжал в рукав, дрожа с головы до ног.
– Не расслабляйся, держись молодцом. Неплохо ты с ним управилась, – похвалила девушку Лиза, входя в комнату. – Даже у меня не получилось бы лучше, хотя с кинжалом я тоже умею обращаться, если верить знатокам. – При каком-то воспоминании легкая улыбка тронула ее губы, Лиза взяла стул и села рядом с Оливией. – Я не хотела за тобой шпионить, просто немного беспокоилась. Вескотту нельзя доверять. Я это чувствовала с первой минуты знакомства с ним.
– Сэмюэль считает, что именно Вескотт поставлял Парди оружие и виски.
«Значит, мой братец, из которого лишнего слова клещами не вытащишь, делится с ней секретной информацией», – удивилась про себя Лиза и спросила напрямик:
– Что ты знаешь о секретной работе Сэмюэля для армии?
– Ты имеешь в виду задания президента Мэдисона? – наивно переспросила Оливия.
– Да-а, он раскрылся перед тобой до конца, – сухо заключила Лиза.
– Не совсем так, – улыбнулась в ответ девушка. – Сам-то он почти ничего не раскрывал. Я сама догадалась, интуитивно.
– Самый лучший способ разобраться в мужчине, – с усмешкой заметила Лиза.
Поговорили о Сэмюэле и мужьях вообще, Лиза поделилась воспоминаниями детства, рассказала о шалостях и проказах младшего брата; за беседой не заметили, как быстро бежит время, а когда спохватились, оказалось, что день клонится к вечеру и теперь нечего и думать о походе по магазинам, который Лиза пообещала Оливии.
* * *
На противоположном конце города состоялся разговор иного порядка. В особняке Паркеров в отведенных для нее апартаментах нетерпеливо притопывала ногой Летиция, сурово глядя на Ричарда. Он только что проник незамеченным в ее спальню по черной лестнице, бросил на столик бобровую шапку и сейчас стягивал перчатки.
– Где ты был? Я ждала тебя вчера всю ночь… всю долгую ночь провела одна-одинешенька в этой громадной кровати, – жалобно промурлыкала Летиция.
– Прости, детка, но у меня существуют и мои собственные дела тоже, – беспечно отозвался Ричард, уходя от ответа на вопрос. Он медленно провел тонким бледным пальцем по груди Летиции, прикрытой легкими кружевами, ущипнул за сосок и довольно усмехнулся, когда женщина вздрогнула.
Усилием воли Летиция заставила себя отступить на шаг и не поддаться соблазну.
– Позднее, – сказала она неожиданно охрипшим голосом, – у нас будет для этого время позднее. – Ей стоило немалого труда отстраниться, ее влекло к Ричарду, и хотелось вновь испытать жгучее прикосновение к груди.
– Как прошла встреча с Шелби? – поинтересовался Буллок, наливая себе дорогого шерри из запасов Паркеров, стоявшего, как всегда, на столике из грушевого дерева между окнами.
– Хорошо, насколько это можно было ожидать, – ответила Летиция, не вдаваясь в подробности.
– Надо понимать, что твое трогательное предложение помириться было с презрением отвергнуто? – съязвил Буллок, не сводя с Летиции сверкающих глаз, чуть прикрытых тяжелыми веками. – Я предупреждал, что вся эта идиотская затея с мнимой гибелью и приездом сюда только разъярит его еще больше. Тебе не следовало унижаться перед ним, надо было просто разрешить мне убить Шелби, и все.
– Ты уже дважды пытался и потерпел неудачу, – холодно напомнила она.
Ричард вспомнил безуспешную попытку прошлой ночью, но промолчал. Совсем не хотелось признаваться, что промахнулся и в третий раз.
– Ничего, в следующий раз я его прикончу! – надменно заявил Буллок.
– Нет, ты ничего не станешь предпринимать без моего разрешения. Он согласился сохранить наш брак и вернуться со мной в Вашингтон… но существует одно препятствие.
– Ты имеешь в виду эту девицу Сент-Этьен? На мой взгляд, просто красотка. Неудивительно, что твой муж поспешил на ней жениться, прежде чем ты успела охладеть в своей предполагаемой могиле, – не преминул уколоть любовницу Буллок.
– Да она просто никто, жалкое ничтожество! – в ярости прошипела Летиция, но тут же взяла себя в руки, расправила складки розового домашнего халата и добавила: – Я уже составила с Эмори Вескоттом план, как от нее избавиться. Как только мы уберем ее с дороги, Сэмюэль сразу приутихнет и будет делать то, что ему говорят.
– Позволь с тобой не согласиться, детка. Если я тебя знаю… а знаю я тебя неплохо… ты вернула мужа, с помощью шантажа угрожая навредить рыжей девице. Если ты убьешь ее, то лишишься единственного способа воздействия на Шелби.
На этот раз она дала себе волю и набросилась на Ричарда, выставив острые ноготки, но он знал, что этим кончится, и был готов отразить атаку. Буллок сжал ее кисти, завел за спину и жадно впился губами в пышную грудь, сбил в сторону тонкое прикрытие из кружев и стал больно кусать соски. Летиция застонала от боли и наслаждения.
– Летиция, обожаемая, я пылаю страстью и в конце концов несомненно буду гореть из-за тебя в аду… но все равно это меня не остановит, – прохрипел Ричард, и они опустились на ковер, срывая друг с друга одежду.


«Недурственная подделка», – думал Эмори Вескотт, любуясь плодами своих рук. Перед ним лежало письмо, адресованное Сэмюэлю Шелби и написанное рукой Оливии Сент-Этьен. У опекуна нашлось немало образцов ее почерка, оставалось лишь тщательно его скопировать. Для Вескотта это не составило большого труда, поскольку за долгие годы он приобрел огромный опыт, фальсифицируя всевозможные счета и расписки.
– Можно даже сказать, что у меня большой талант к фабрикованию поддельных документов. – И Вескотт довольно ухмыльнулся.
Теперь предстояло как-то выманить Оливию из-под опеки мадам Куинн, не спускавшей глаз с девушки. К счастью, муж мадам Куинн, этот проклятый испанец, отправился за тридевять земель на переговоры с осагами.
Удовлетворенно улыбаясь, Вескотт подумал, что нет худа без добра. Если в чем-то не повезет, значит, ожидает успех в другом месте. Провал попыток англичан натравить индейцев на американцев ничего не значил для торговца. С контрабандой виски можно смело распрощаться навсегда, так как сейчас появилась возможность прибрать к рукам колоссальное состояние Дюрана, которое унаследовала Оливия. Американцы и англичане могут сколько угодно убивать друг друга, хоть до последнего солдата, могут заодно перебить и всех дикарей. Эмори Вескотту нет до них никакого дела, поскольку скоро, очень скоро он будет жить как король в Новом Орлеане.
Торговец вложил письмо в конверт и адресовал Шелби, скрупулезно копируя почерк Оливии. Когда полковник прочтет это послание, у него пропадет всякое желание волочиться за девушкой и он перестанет путаться под ногами, мешать планам Вескотта. Но вначале необходимо завлечь в ловушку Оливию. Сегодня Шелби будет на балу у Паркеров, против воли сопровождая законную супругу. Оливия наверняка страдает по этому поводу. А что, если Шелби пошлет ей записку с просьбой встретиться после бала? Конечно, Оливия постарается улизнуть от Куиннов, чтобы повидаться с возлюбленным.
«Думаю, ипподром на холмах у реки должен всколыхнуть у тебя теплые воспоминания, Оливия», – пробормотал Вескотт. Место уединенное, достаточно удаленное, пустынное и как нельзя лучше отвечает всем планам Вескотта. Оливия в самом скором времени окажется на борту лодки, плывущей в Новый Орлеан. Шелби между тем будет оплакивать потерю своей непостоянной возлюбленной. Ухмыляясь, Вескотт взял еще один лист бумаги и занялся изготовлением второй фальшивки.


Когда Сэмюэль вернулся домой на Плам-стрит, первое, что бросилось в глаза, была черная кожаная сумка, содержавшая донесения из форта Беллефонтейн, которую посыльный оставил на столе. Заниматься делами не хотелось. Полковник плеснул немного бренди в бокал, сел в кресло, медленно обвел взглядом комнату и вспомнил, как радостно оглядывала Оливия скромную обстановку, когда он перенес ее через порог на руках. Ей все нравилось, и неудивительно – ведь девушка была счастлива, живя в крохотной хижине Микайи Джонстона. Шелби потер виски и поморщился, стараясь отогнать бередившие душу воспоминания. Сейчас нужно было думать о настоящем, искать выход из круто изменившейся ситуации. Увы, Летиция жива. Оливия не может считаться его законной женой.
Что бы ни говорили в свете и какое бы решение ни принял суд, Ливи навсегда останется его единственной и истинной женой. Пока оставалось радоваться хотя бы тому, что Оливия в безопасности под присмотром Лизы, а Летиция предпочла скромному дому на Плам-стрит роскошный особняк Паркеров. «Однако предстоит долгий путь в Вашингтон, когда не будет возможности избавиться от ее общества», – вспомнил Шелби, криво усмехнулся и подлил в бокал бренди.
«Почему бы и нет? Время – половина четвертого ночи», – оправдывался перед собой полковник. Почти весь вечер и часть ночи он провел при полной парадной форме, как и приличествует супругу Летиции Соамс Шелби. Пообщавшись с ней несколько часов, Сэмюэль лишний раз убедился в том, что Тиш требует от него невозможного. Она отказывалась видеть его таким, какой он есть, и рассматривала лишь как способ проникновения в Белый дом.
С бокалом бренди в руке полковник подошел к письменному столу, на котором лежали недописанные донесения, касавшиеся Стюарта Парди и его преступной связи с Эмори Вескоттом. Все, что Сэмюэль подробно описал на словах в резиденции губернатора в тот первый вечер по возвращении, теперь следовало изложить на бумаге. Шелби слишком долго откладывал это дело.
«А ведь масса людей свято верят, будто шпионы ведут увлекательную жизнь, полную приключений, – усмехнулся про себя Шелби. – Да шпион скорее задохнется в бумажной пыли, чем погибнет от пули». С этой мыслью он разложил документы, поступившие из Вашингтона, решив заняться собственным донесением позднее.
Вести из столицы были неутешительные. Президент Мэдисон созвал конгресс раньше срока, дабы начать подготовку к военным действиям. Полковник мысленно порадовался, что может сообщить хоть какую-то хорошую новость в столицу относительно обстановки на территории племени осагов. Это приобретало особое значение в свете грозного развития событий в Индиане, где молодой и горячий губернатор Уильям Генри Гаррисон, он же командующий силами ополчения, спалив селение шони у Профетстауна, вынудил индейцев перейти на сторону англичан. Отряды Гаррисона понесли тяжелые потери в битве возле Типпенканоэ-Крик, после чего наступило временное затишье. Однако вскоре все должно измениться. Как только вернется вождь Текумсех, он сумеет перегруппировать силы шони и их союзников, и начнется общее восстание индейцев, озлобленных и непокоренных.
«Проклятый глупец! – обругал Шелби Гаррисона, раздраженно отбросив бумаги. Запустив руки в густую шевелюру, он погрузился в тяжелые размышления. – Поскольку войны не миновать, Летиция из кожи выскочит, но добьется, чтобы меня послали на фронт. Если бы не Ливи, я бы, пожалуй, согласился, лишь бы сбежать от дражайшей супруги».
Полковник осушил бокал, обмакнул перо и принялся за донесение для президента Мэдисона, которое теперь можно не отправлять с курьером, а передать из рук в руки. Он просидел над бумагами довольно много времени, увлекся и вначале не услышал легкого стука в дверь. «Кто там?» – спросил Шелби и потянулся к пистолету, лежавшему рядом с бумагами. Время было явно не подходящее для визитов.
С улицы раздался голос Лизы, и Сэмюэль тотчас бросился к входной двери и впустил в дом сестру, продрогшую в сырости окутавшего город густого тумана, первого признака приближающейся зимы.
– Что случилось? – с тревогой спросил Шелби, сознавая, что должно было произойти действительно нечто из ряда вон выходящее, раз сестра оказалась в его доме в такой час.
– Оливия пропала, – выдохнула Лиза, быстро оглядела комнату и уставилась на брата. – Я надеялась найти ее здесь, но теперь вижу, что ошиблась.
– Что значит «пропала»? Ее что, похитили из твоего дома?
– Нет. Сама вскочила на лошадь и ускакала одна. Я видела, как она выскользнула из конюшни за домом.
– Но куда она могла отправиться среди ночи?
– Понятия не имею, – призналась сестра дрогнувшим голосом. – Я увидела, как она уехала, совершенно случайно. Иначе я бы узнала об этом только утром. Так получилось, что куда-то запропастился котенок Орлины, и она стала плакать и звать его. Я обыскала весь дом и в тот момент, когда проходила мимо окна на кухне, увидела, что кто-то открывает дверь конюшни. К тому времени, как я добралась до задней двери, было уже слишком поздно. Я не могла ее остановить. Конечно, я окликнула Оливию, но она меня скорее всего не слышала.
– Все это похоже на какую-то ловушку. – Шелби потемнел лицом.
– Я боюсь того же… Должно быть, проделки Вескотта, но непонятно, как он сумел ее выманить из дома? – Свой вопрос Лиза адресовала не столько брату, сколько самой себе.
– Я тоже не понимаю, но черт меня побери, если немедленно этого не выясню, – пообещал Шелби, засовывая за пояс пистолет и хватая ружье, висевшее над письменным столом. – Оставайся здесь, Лиза, и жди меня. Как только что-нибудь узнаю, вернусь. Да и Оливия может сюда приехать.
– Хорошо, – кивнула Лиза. – Я только скажу кучеру, чтобы сообщил дома, где я нахожусь.
Наступило хмурое, промозглое утро, как бы предвещая плохие новости. Лиза вскипятила кофе, потянулась за чашкой, и в этот момент с улицы послышался стук копыт. Она подбежала к парадной двери и с огорчением обнаружила за ней не Сэмюэля и не Оливию, а юношу лет четырнадцати– пятнадцати, разлохмаченного и веснушчатого. Он спешился и поднялся на крыльцо, держа в руке запечатанный конверт.
– Я ищу полковника Шелби, – важно сообщил паренек.
– Я его сестра, мадам Лиза Куинн, так что письмо можешь отдать мне, – сказала Лиза, открывая сумочку и протягивая юноше серебряную монетку.
Паренек мгновение колебался, потом улыбнулся и взял монету.
– Кто поручил тебе передать письмо? – спросила Лиза, открыв ладонь, на которой сверкнула еще одна монета.
– Одна леди вроде вас, мэм. Очень красивая.
– Как она выглядела, а?
– Да как я и говорю, красивая и хорошо одета. Еще у нее рыжие волосы, по-настоящему рыжие.
– А где она тебя нашла?
– Вчера поздно вечером в пивной «Сова и медведь». Она велела передать письмо полковнику сегодня утром.
– Она была одна?
– Нет, с ней еще был мужчина, пожилой джентльмен. Но приказывала мне эта леди.
– Опиши мне, пожалуйста, мужчину.
К этому времени паренек начал проявлять явное беспокойство из-за настойчивых расспросов Лизы. Не сводя глаз с монеты, он начал пятиться с крыльца, опасаясь оказаться замешанным в какую-то неприятную историю.
– Мужчина… Он вроде бы большой, плечистый, с густыми седыми волосами. Одет не хуже той леди. Я решил, что это ее отец.
Лиза задумчиво кивнула, бросила монетку, парень поймал ее на лету, прямо с крыльца прыгнул в седло, пришпорил коня и умчался прочь. Лиза не сдвинулась с места, внимательно изучая письмо. На душе было тяжело. Судя по тому, что сказал паренек, он выполнял поручение Оливии и Вескотта, никаких сомнений быть не могло. Но как они оказались вместе? Лизе не терпелось вскрыть конверт. А если оно содержит новости, требующие немедленных действий, и удастся помешать Вескотту принудить Оливию вернуться к нему? Ведь по доброй воле девушка ни за что бы не последовала за ним. Лиза была в этом уверена.
Лиза уже почти решилась сломать печать, когда в комнату вошел Сэмюэль. Под глазами его пролегли темные тени, лицо осунулось, щеки обросли щетиной, сделав Шелби похожим на пирата.
– Вот письмо от Оливии, – сказала Лиза. – Я допросила посыльного – она была с Вескоттом. Он принуждает ее сделать что-то страшное, Сэмюэль, я это чувствую! – Она протянула письмо, и Шелби взял его непослушными пальцами, но даже не попытался вскрыть.
– Их видели, когда они всходили на борт лодки. Они отчалили, как только взошла луна, – глухо проговорил Шелби. – Я разговаривал с человеком, который все организовал по поручению Вескотта. Он заверил меня, что дама проследовала на борт по доброй воле.
Лиза глядела на Сэмюэля с болью и состраданием. Его столько раз в жизни предавали, и он научился не верить женщинам, пока не встретил и не полюбил Оливию. Лиза видела, что новое разочарование заставило брата вновь спрятать свои чувства за непроницаемой маской, которую он носил уже несколько лет. Все это Лизе было слишком знакомо, ибо когда-то и она носила подобную маску, подавляя в себе все эмоции.
И Лиза положила руку брату на плечо:
– Сэмюэль, все не так, как нам представляется. Я знаю, Оливия любит тебя и по своей воле не сделала бы этого. Давай прочитаем, что она пишет – или что ее заставили написать, – а потом решим, как поступить. Садись – а я принесу кофе.
Сэмюэль устало опустился на стул, быстро пробежал глазами письмо, потом отбросил его в сторону и обхватил голову ладонями. Лиза подняла лист бумаги и прочитала:


«Дорогой Сэмюэль!
Когда ты прочтешь это, я уже буду в пути к Новому Орлеану. Дядя Шарль пригласил меня пожить в его доме. При нынешних обстоятельствах я считаю это наилучшим выходом из невыносимой ситуации. Дядя Эмори был столь добр, что согласился сопровождать меня. Если тебе удастся разорвать свой брачный союз с Летицией, надеюсь, мы еще увидимся.
До свидания, с любовью, Оливия».
– Он допустил несколько ошибок, – сказала Лиза.
– Это почерк Оливии, – возразил Сэмюэль.
– Похоже, – согласилась сестра, – но в письме она называет его «дядя Эмори». Я невольно слышала их последний разговор, пожалуй, даже не разговор, а резкий спор. Оливия презирает его и особенно подчеркнула, что никогда больше не назовет его дядей. Кроме того, письмо подписано «Оливия», а не Ливи. Разве я подписала бы письмо тебе «Элиза»?
Полковник слушал сестру с нарастающим интересом.
– Нет, Лиза, не подписала бы, – согласился он. – Что еще?
– Насчет Шарля Дюрана, ее родного дяди… если она его единственная наследница, а он уже в преклонном возрасте или тяжело болен…
– Вескотт уничтожит его и даже Ливи, если таким путем сможет прибрать к рукам чужое состояние.
– Именно это и пришло мне в голову, – с тревогой заключила Лиза.
– Теперь все ясно… У меня к тебе просьба. Я не успел закончить доклад президенту, но ты знаешь обстановку не хуже меня и сможешь завершить работу. Присмотри за тем, чтобы бумаги дошли по назначению. Я уже договорился с капитаном лодки, направляющейся в Новый Орлеан, и где-то через час мы отплываем.
Шелби встал из-за стола, направляясь в спальню – упаковать вещи перед дальней дорогой.
Лиза улыбнулась брату, чувствуя, как у нее несколько отлегло от сердца.
– Значит, ты с самого начала собирался отправиться за ней вдогонку?
Лицо его омрачили страх и неуверенность, но в неистовых синих глазах светилась любовь.
– У меня нет выбора, ведь я люблю ее, Лиза.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100