Читать онлайн Сладкое безумие, автора - Хенке Ширл, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкое безумие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкое безумие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Сладкое безумие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Пейн, единственный сын Долли Мэдисон, не оправдал ее ожиданий и отдалился от матери. Вероятно, поэтому она взяла под свое крыло Сэмюэля, когда он начал работать в качестве специального агента на Томаса Джефферсона, давнего друга своего отца. Блистательная супруга Джеймса Мэдисона всегда выступала в роли хозяйки на мероприятиях, которые проводились от имени президента, и она же была общепризнанным арбитром во всех спорах насчет социального статуса обитателей столицы еще до того, как ее муж поселился в Белом доме.
«Нет ни одного мужчины в возрасте от восемнадцати до восьмидесяти лет, который не поддался бы очарованию Долли Мэдисон», – подумал Шелби, наблюдая за тем, как жена президента уверенно шествует по направлению к нему, по пути обворожительно улыбаясь и обмениваясь приветствиями с гостями, традиционно заполнявшими по средам ее знаменитый салон. Сама Жозефина Бонапарт не могла бы собрать в своем доме столь блистательное общество и, уж конечно, не шла ни в какое сравнение с неподражаемой Долли.
– Наконец-то ты здесь, Сэмюэль. Должна признаться, я до смерти беспокоюсь всякий раз, как ты отправляешься выполнять очередное опасное задание. Жизнь солдата так подвержена всяким случайностям, – проговорила она, на мгновение притянула Шелби к себе, а потом отстранила, дабы любовно осмотреть с ног до головы.
В свои сорок три года супруга президента была на редкость красивой женщиной. Ее темные волосы еще не тронула седина, молодо сияли ясные голубые глаза, цвет лица поражал свежестью. Одетая в модное муслиновое платье коричневого оттенка и соответствующего цвета тюрбан с кокетливо покачивающимися страусиными перьями, Долли была выше своего малорослого мужа, но все же ей приходилось задирать голову, чтобы взглянуть в глаза Шелби.
– Как видите, Долли, я вернулся из поездки живым и невредимым, и даже без единой царапины, – ответил он, сверкнув белозубой улыбкой.
– Да, вижу, что цел, не говоря уже о том, что красив до неприличия. Уверена, с тех пор, как ты вновь появился в Вашингтоне, все незамужние красавицы не знают покоя, да и некоторые замужние тоже, – добавила она со смехом.
– Пора, видно, ввести меня в курс всех последних сплетен, – в тон ей отозвался Шелби и подчеркнуто любезно предложил Долли руку.
– Ладно. С чего начнем? – весело согласилась та и повела Сэмюэля сквозь толпу гостей к дальней двери, по пути делясь разными мелкими новостями светской жизни. Но едва они оказались в пустынном коридоре, беззаботное выражение слетело с ее лица: – Надеюсь, у тебя есть новости? Что сказал вчера посол?
– Мягко говоря, он был крайне немногословен, против обыкновения, – сухо признал Шелби. – Его британские друзья в Канаде сообщили ему нечто отрезвляющее. Они ожидают, что Америка объявит войну.
– Боюсь, подобного развития событий следовало ожидать, – ирландские голубые глаза Долли сверкнули, – хотя Джемми все еще надеется избежать конфликта.
– Насколько мне известно, «ястребы» в Конгрессе оказывают на него усиленное давление. Именно поэтому я привез из Британской Флориды для беседы с президентом некоего флибустьера по имени Алленворти. Кстати, не вернулся ли новый государственный секретарь? Ему следует послушать этого Алленворти. Сейчас вся южная граница напоминает пороховой погреб, да и в районе Миссисипи очень неспокойно.
– Мистер Монро только что вернулся и будет присутствовать на вашей встрече. Ты мне сообщишь, где она состоится? – спросила она.
Шелби вынул из нагрудного кармана клочок бумаги и передал Долли:
– Алленворти категорически возражает против Вашингтона. Он будет ждать нас в указанном на бумаге месте. Прошу прощения за то, что доставляю неудобства президенту и господину Монро.
– Мне кажется, – в глазах Долли заплясали чертики, – Джемми даже получает удовольствие от всей этой секретности. – Ее лицо посерьезнело, и она притронулась к рукаву Шелби пухлой бледной рукой: – Как поживает Летиция, Сэмюэль?
Шелби грустно усмехнулся, припомнив вчерашнюю стычку с женой, но решил, что вдаваться в подробности не имеет смысла.
– Наша жизнь превратилась в сплошной кошмар, и вряд ли что-нибудь изменится, – сказал он. – Теперь я окончательно в этом убедился.
Шелби пересек небольшую гостиную, где они нашли прибежище, подошел к окну и молча уставился на улицу. Он стоял, выпрямив спину, лицо его приняло жесткое выражение, не позволявшее судить о страшной боли, сжимавшей грудь. Супруга президента искренне сочувствовала молодому человеку, такому гордому и независимому – и такому одинокому. Слишком часто женщины причиняли ему боль, неудивительно, что он им не доверяет. Долли приятно было сознавать, что она относится к тем немногим, кого Сэмюэль глубоко уважает.
– Наверное, это прозвучит не к месту, Сэмюэль, но, по-моему, Тиш просто не та женщина, которая тебе нужна. Возможно, другая…
Перед его мысленным взором встало волшебное видение: пара раскосых зеленых кошачьих глаз в обрамлении огненных волос, но он тряхнул головой, прогоняя наваждение.
– Нет. После этого моего неудачного романтического, так сказать, приключения я не склонен предполагать, что вообще существует женщина для меня. Разве что, конечно, вы сами решитесь бросить президента и бежать со мной куда глаза глядят, – пошутил он, намеренно переводя беседу в более легкий тон.
– Ах ты, льстец! Я же тебе в матери гожусь, – рассмеялась в ответ Долли и сразу прикусила язык, вспомнив, что ветреная и избалованная француженка, мать Сэмюэля, бросила мужа, когда сын был еще ребенком, и вернулась в Париж, забрав с собой любимую старшую дочь. Хотя с той поры брат и сестра воссоединились, сердце отца было разбито, и он медленно угас. – Сэмюэль, я не хотела…
– Я понимаю, Долли. И горько сожалею, что вы не приходитесь мне матерью. – И он поднес ее руку к губам, на что Долли ответила трепетной улыбкой.
– А я сожалею, что ты не мой сын, – проговорила она, и их глаза встретились, выражая полное взаимопонимание.
– Я собираюсь продать свою плантацию, – сменил тему Шелби. – После смерти отца я себя чувствую там не в своей тарелке.
– Я уверена, Элханан не стал бы возражать, – мягко заметила Долли. – Ведь за последние годы ты там практически и не бывал. Все время в разъездах.
– Я думаю пустить корни на Западе. Надеюсь начать новую жизнь в Сент-Луисе.
– В Сент-Луисе? Не там ли твоя сестра с мужем основали торговую фирму?
– Вы никогда ничего не забываете. Действительно, Сантьяго каждый год отправляется из Санта-Фе для торговли с американцами. Теперь, когда подрос их младший сын и его можно брать с собой, Лиза обычно путешествует вместе с мужем. Я не виделся с ними три года, с крестин моего тезки.
– Могу себе представить, как ты ждешь встречи с сестрой, но, Сэмюэль, дорогой… – в ее голосе зазвучали тревожные нотки, – что касается мужа твоей сестры…
– Не волнуйтесь, Долли, – успокоил он. – Мы уже помирились. Сантьяго Куинн – хороший человек, и Лиза с ним счастлива. Он стал неплохим бизнесменом и деньги гребет лопатой, но ему требуется компаньон, которому можно доверять. Так что я намерен войти в долю и займусь обустройством склада их фирмы в Америке.
– Но это же прекрасно! – радостно всплеснула руками Долли. – Для тебя это будет означать начало совсем иной жизни, хотя нам с Джемми тебя будет очень не хватать.
– Это все дело будущего. Я не собираюсь подавать в отставку в ближайшее время. Во всяком случае, пока на горизонте маячит призрак войны.
– Как всегда, долг для тебя превыше всего, Сэмюэль, – серьезно проговорила Долли. – Джемми будет рад этому, но мне бы не хотелось, чтобы ты жертвовал своим счастьем.
Прежде чем он успел ответить, в дверь тихо постучали.
– Это Тоби. Дает знать, что гости меня хватились, – пояснила Долли, дружески похлопав Шелби по руке. – Я передам Джемми твою бумагу с указанием места встречи, как только гости разойдутся. Думаю, к вечеру мой муж и мистер Монро смогут встретиться с тобой и твоим флибустьером.
– Пожалуй, вам лучше пойти одной. Я появлюсь попозже и постараюсь смешаться с толпой. В конце концов, нельзя же допустить, чтобы о супруге президента пошли сплетни. Как вы думаете?
– Ах ты, льстец, – ласково промурлыкала она и выплыла из комнаты.


Когда Сэмюэль возвращался после тайной встречи за городом, солнце клонилось к закату, но было еще тепло. Он остался доволен итогами беседы с Джеймсом Мэдисоном и Джеймсом Монро, недавно назначенным на пост государственного секретаря. Обуреваемый амбициями, Монро во многом был полной противоположностью президенту, который отличался слабым здоровьем и нелюбовью к публичным выступлениям. Но госсекретарь, как и его шеф, обладал острым умом прирожденного аналитика.
Они подробно расспросили Алленворти и из полученной информации заключили, что подтверждаются их наихудшие опасения: на границах Соединенных Штатов возникла угроза столкновения с испанцами и англичанами. Американские поселенцы, стремившиеся завладеть новыми территориями, вынашивали планы повсеместного расширения границ, хотя нельзя было сбрасывать со счетов и провокационные действия со стороны европейских соперников Америки. Сэмюэль дополнил рассказ флибустьера, прочитав Мэдисону и Монро письма, полученные от сестры.
Лиза по-прежнему проявляла живейший интерес к политике, несмотря на то, что теперь была обременена заботами о большой семье. Задолго до того, как Шелби стал агентом разведки, его сестра уже тайно работала на Томаса Джефферсона. Она отлично справлялась со своими обязанностями и, хотя сейчас большую часть времени жила на испанской территории, свято блюла интересы Соединенных Штатов. А главное – Лиза обладала удивительной способностью добывать нужную информацию и по собственной инициативе начала наводить справки, как только по Сент-Луису распространились слухи о необычной активности англичан среди индейцев племени осагов.
Невольно улыбнувшись, Сэмюэль попытался представить себе, как реагировал на расспросы Лизы ее надменный муж-испанец. Тем не менее усилия Лизы принесли плоды, и на основе полученных сведений президент решил провести расследование. Складывалось впечатление, что война с Великобританией и ее союзницей Испанией почти неизбежна. Достаточно серьезной была внешняя угроза на Восточном побережье и со стороны Мексиканского залива, но одновременно враги Америки не оставляли попыток создать внутреннюю напряженность, подстрекая к восстанию индейские племена в долине Миссисипи. Ни одна нация не может выиграть войну на два фронта. Перед полковником Шелби была поставлена задача любыми способами добиться, чтобы Соединенные Штаты не были вынуждены вести такую войну.
В воздухе витал запах приближающейся весны, хотя на полях вокруг еще лежал отпечаток зимы. По левую сторону изрытой ямами широкой дороги тянулся высокий и густой кустарник. Вдали парили на большой высоте две чайки, и жалобно поскрипывала ветвями на свежем ветру раскидистая ива.
Когда придет время отправиться в Сент-Луис, погода должна улучшиться. Эта мысль приободрила Сэмюэля, и на душе полегчало от сознания, что Летиция и все ее родственники окажутся от него далеко. Полковник распрямил грудь и глубоко вздохнул, откинув голову. Это непроизвольное движение и спасло ему жизнь, когда прямо у виска просвистела пуля.
Годы тренировок мгновенно сработали – Шелби инстинктивно среагировал на опасность и припал к правому боку коня. Но прежде чем полковник успел пустить лошадь в галоп, прозвучал второй выстрел. Лошадь упала на колени. Шелби высвободил ноги из стремян и, оттолкнувшись от смертельно раненного животного, прыгнул в сторону. Приземлился неудачно, сильно ударившись правым плечом и головой о твердую холодную землю. Конь едва не придавил его, падая, потом несколько раз дернулся в предсмертных судорогах и затих. Шелби поспешил укрыться за трупом лошади после того, как третья пуля слегка задела его щеку, и стал лихорадочно искать более надежное убежище и путь к отступлению. Одновременно безуспешно пытался вытащить из чехла ружье, намертво прижатое к земле трупом коня.
Вскоре полковник понял, что достать ружье не удастся, а его пистолеты в этих условиях были почти бесполезны: нападавший находился на слишком большой дистанции. К счастью, стрелял, кажется, один и тот же человек, но перезаряжал с удивительной быстротой. Приметив слабое движение в кустах, Шелби выстрелил без особой надежды на успех, выругался и достал второй пистолет.
Наступила тишина. Ни звука, ни шороха. Шелби снова заворочался, и тотчас щелкнул новый выстрел. На этот раз пуля вспорола левый рукав и прошлась огнем по руке. Значит, нападавший обходит его слева, и вскоре труп коня уже перестанет служить ему укрытием. Полковник осмотрелся и принял решение. Спастись можно только одним путем – перебежать на противоположную сторону дороги и упасть в кусты, откуда пришла первая пуля. Если, конечно, противник не предугадал его намерений и не вернулся на исходную позицию.
Шелби тряхнул головой, чтобы прояснить мысли, и изготовился к броску, не обращая внимания на жгучую боль в раненой руке. В это мгновение обманчиво идиллическую тишину разорвал стук копыт. По мере приближения стал слышен и грохот колес, и наконец из-за поворота вылетел экипаж, который вскачь несли резвые кони.
Навес фаэтона мешал разглядеть человека, управлявшего лошадьми, но, поравнявшись с Шелби, возница придержал упряжку и прокричал высоким голосом:
– Прыгай! Скорее!
Шелби единым махом взлетел в экипаж, наполовину распростершись на полу, как раз в тот момент, когда снова прозвучал выстрел и над его головой просвистела пуля. Возница хлестнул лошадей, и они дружно рванули вперед. Шелби схватился за край фаэтона и с трудом взобрался на сиденье. Раздался еще один выстрел, но пуля пролетела поверху, никому не причинив вреда, и экипаж понесся в сторону столицы.
– Вы пачкаете кровью новую бархатную обивку, которой так гордится дядюшка Эмори, – произнес мягкий женский голос с легким иностранным акцентом.
– А, опять старая знакомая, – отозвался Шелби и, изогнув темную бровь, взглянул на свою спасительницу.
– Опять? Мы с вами вообще незнакомы, – довольно резко оборвала его Оливия, вспомнив, как непростительно грубо он поступил на балу у Фелпсов, неожиданно повернувшись к ней спиной и демонстративно удалившись.
– Действительно, нас не представили, – признал Шелби, помимо воли польщенный тем, что девушка его отметила и запомнила и, видно, не могла простить, что он не уделил ей должного внимания. Надо полагать, эта кошечка привыкла видеть мужчин у своих ног. – С учетом того, что прекрасная леди только что спасла мне жизнь, остается лишь назвать себя… Полковник Сэмюэль Шеридан Шелби к вашим услугам, дорогая. – Он довольно ухмыльнулся, заметив, что двусмысленность его слов заставила девушку залиться румянцем.
– Я вам не «дорогая», – резко возразила Оливия, стегнув вожжами лошадей, и без того скакавших галопом. – Возьмите мой шарф и перевяжите руку. Мне бы не хотелось, чтобы вы потеряли сознание и вывалились из экипажа до того, как мы оставим вашего убийцу-неудачника далеко позади.
Шелби послушно снял с ее шеи толстый шерстяной шарф и крепко стянул кровоточащую рану на руке. С нарастающей скоростью мимо проносились придорожные кусты, сливаясь воедино, но, когда фаэтон встал на два колеса на очередном крутом повороте, а потом лихо выправился, полковник не удержался и взмолился:
– Пожалуйста, осторожнее, мы рискуем перевернуться.
– Мне доводилось управлять и лучшими, и худшими в мире экипажами. Всегда езжу на большой скорости, но до сих пор ни разу не перевернулась, – ответила Оливия, очень довольная собой, и язвительно добавила: – Это для вашего сведения, «мой дорогой».
– Ваша скромность может сравниться только с вашей красотой, – сухо заметил Шелби, разглядывая девицу в профиль. Чертовски решительная особа с упрямым подбородком и плотно сжатыми губами. Приходилось признать, что с упряжкой она управлялась отлично. – Окажите мне, если вас не затруднит, любезность и сообщите свое имя. В конце концов, мне необходимо блюсти традиции. Ведь по обычаю жизнь спасенного до конца его дней принадлежит спасителю.
– Никогда не слышала о таком обычае, – откликнулась Оливия, в ней поневоле проснулось любопытство. Она натянула вожжи, и лошади перешли с галопа на легкую рысь.
– Как же, это весьма распространенная традиция среди некоторых индейских племен Дальнего Запада.
– А вы бывали на Западе? – заинтересовалась девушка, живо повернулась и впервые взглянула прямо на Сэмюэля. На правом виске у него темнела ссадина, все лицо было перепачкано грязью и, несмотря на холод, залито струями пота. И все же он выглядел таким красивым и мужественным, что у нее перехватило дыхание. А потом он улыбнулся, и Оливия была окончательно покорена. Его улыбка излучала больше света, чем самая огромная люстра в Белом доме.
– Да, мне случалось бывать на Западе, и я довольно долго жил среди индейцев разных племен. Довелось познакомиться и с обитателями большой горной цепи, которая делит континент на две части.
– Вы говорите так, будто путешествовали вместе с Люисом и Кларком, – воскликнула Оливия, не отрывая от спутника горящих любопытством глаз.
Сэмюэль понял, что рассказал о себе неизмеримо больше, чем следовало. Обычно полковник был крайне немногословен в обществе малознакомых женщин, какими бы привлекательными они ему ни казались.
– К сожалению, мне не выпала честь участвовать в той знаменитой экспедиции. Просто у меня были кое-какие дела по ту сторону Миссисипи. Но вы мне так и не сказали, как вас зовут. Одно мне уже ясно: вы француженка. – И он уставился на Оливию глазами такой пронзительной синевы, что она поспешила отвести взор.
Его взгляд будто жег кожу, и девушка помимо воли реагировала на него совсем не так, как ей хотелось. Лицо пылало жаром, а румянец плохо сочетается с рыжими волосами. Черт бы этого Шелби побрал! Почему она не может ощущать себя естественно в его присутствии?
– Меня зовут Оливия Патриция Сент-Этьен. И, похоже, на сегодня я поневоле тоже к вашим услугам.
Вот именно! Так ему и надо, наглецу. Если бы только ей еще набраться смелости и ответить взглядом на его взгляд. И она заставила себя посмотреть в эти сверкавшие синие глаза, в которых при упоминании ее фамилии на долю мгновения мелькнул холодок. Но тут же на смену ему пришла улыбка, и Оливия решила, что ей просто показалось.
– Счастлив познакомиться, мадемуазель Сент-Этьен.
– Откуда вы узнали, что я француженка? – спросила она, все еще пытаясь понять, не ошиблась ли, приметив холодок в его глазах при упоминании имени Сент-Этьен.
– Хотя вы свободно говорите по-английски, в вашей речи проглядывает легкий французский акцент, – пояснил Шелби. Он не имел ни малейшего желания просвещать мадемуазель Сент-Этьен насчет своей матери-француженки.
– Нет ли у вас причин испытывать неприязнь к моим соотечественникам, господин полковник?
– Во всяком случае, не к прекрасной даме, только что спасшей мне жизнь, – галантно возразил он.
Оливия всегда распознавала фальшь в голосе собеседника – сказывалось воспитание отца, неудачливого игрока, который умел лучше подбирать слова, нежели выигрышные комбинации в покере. И девушка решила перейти в открытое наступление, дабы выяснить, как много готов рассказать ей Сэмюэль либо уточнить, что он пытается скрыть.
– Скажите, а почему вас пытались убить? И кто это мог быть, по-вашему?
– Понятия не имею, – пожал плечами Сэмюэль. – Возможно, просто грабитель. За моего коня могли дать большие деньги.
– Конечно же! Именно поэтому грабитель первым делом пристрелил лошадь, чтобы беспрепятственно оттащить ее на живодерню, – съязвила Оливия и бросила на Шелби уничтожающий взгляд.
– Наверное, просто дрогнула рука, – нашелся Шелби. – Первым выстрелом он чуть не снес мне полчерепа. Лошадь упала в тот момент, когда я пытался ускакать и натянул поводья. К счастью для меня, грабитель оказался не очень метким стрелком.
– Судя по тому, как из вас хлещет кровь, не такой уж он плохой стрелок, – резко заметила она. Ее шерстяной шарф уже приобрел темно-красный цвет, особенно бросавшийся в глаза по сравнению с мертвенной бледностью, проступившей сквозь загар на лице полковника.
– Не извольте беспокоиться. Обещаю не падать в обмороке из экипажа и не пугать ваших лошадей, – ответил он с мрачной усмешкой. – Я бывал в худших переделках, а это пустяк, царапина.
– Для пустяковой царапины слишком обильное кровотечение, – возразила Оливия. – Как вам удается сохранять спокойствие, сознавая, что вы можете умереть от потери крови?
– Практика, дорогая мадемуазель Сент-Этьен, – небрежно бросил Шелби, не подавая вида, как ему плохо. Нестерпимо горела рана на руке, и каждая новая рытвина на дороге отдавалась болью в голове. Хотелось поскорее прилечь и забыться, но приходилось сидеть прямо и держаться из последних сил.
Возле бедной фермерской хижины на подъезде к Вашингтону Оливия придержала лошадей. У дороги возвышался сруб колодца, и рядом стояло замшелое дубовое ведро.
– Думаю, вам следует промыть раны и надо остановить кровотечение, прежде чем вы перепачкаете всю обивку. Заодно поинтересуемся, не могут ли хозяева фермы снабдить нас бинтами. А если нет… – Оливия взбила пышные нижние юбки и закончила: – Придется использовать подручный материал.
Шелби высоко оценил ее напускную бодрость: он заметил, как девушка побледнела, взглянув на его окровавленную руку.
– Настал ваш черед пообещать, что не упадете в обморок под ноги лошадям, – поддразнил он ее.
Оливия презрительно фыркнула, спрыгнула на землю и стала высматривать обитателей фермы. С ветхого крыльца на девушку уставилась с подозрением лохматая желтая собака, грозно оскалив зубы.
– Никого не видно, – со вздохом заключила Оливия и повернулась к Сэмюэлю, который тоже вылез из коляски.
Полковник решительно направился к колодцу и здоровой рукой достал воды. Затем приподнял ведро, наклонился, облил себе голову и вновь опустил ведро в колодец.
Оливия молча наблюдала за ним. Шелби тряхнул головой и пригладил ладонью мокрые волосы. Во все стороны разлетелись жемчужные капли, радугой сверкая на солнце. Девушка почувствовала, как учащенно забилось сердце при виде тонких блестящих струек воды, стекавших по его мужественному подбородку и исчезавших за воротом мундира. «Я веду себя неразумно, очень неразумно, – подумала Оливия. – Да, он необыкновенно хорош собой и обаятелен. Но что я знаю о полковнике Шелби? Ясно одно: он замешан в какой-то тайной интриге и кто-то вознамерился его прикончить, но больше мне ничего не известно». Тем не менее приходилось признать, что ее неудержимо влекло к этому таинственному человеку.
– Черт побери! Потерял шляпу. А шляпа абсолютно новая. Да и мундир тоже теперь безнадежно погублен, – ворчал полковник, осматривая окровавленную, перепачканную грязью и местами порванную одежду.
– Вам… вам следовало бы поскорее промыть и перевязать рану на руке. В противном случае будет погублен не только ваш мундир, – заметила она, облизнув внезапно пересохшие губы.
– Всенепременно, но не здесь, не снаружи, – рассеянно проговорил он, поднял ведро и отвязал от веревки. – Солнце уже садится, и становится прохладно… и к тому же место очень открытое.
Значит, опасность не миновала. Оливия бросила быстрый взгляд на дорогу, а потом увидела, что Шелби направился к двери хижины.
– А если никого нет дома? – полюбопытствовала она.
В ответ на нерешительность, прозвучавшую в ее голосе, он обернулся, вскинул бровь и объявил:
– Мы войдем в дом в любом случае. Мы же не собираемся их грабить. Нам просто ненадолго нужна крыша над головой, чтобы сделать повязку… если, конечно, вы не передумали и по-прежнему готовы пожертвовать своей нижней юбкой.
Шелби выжидательно смотрел на Оливию. Она приблизилась к нему, как бы принимая брошенный вызов, но, когда полковник собрался было открыть дверь, девушка, запинаясь, проговорила: – Но это неприлично… нам нельзя оставаться наедине… я имею в виду – в помещении…
Сэмюэль откинул голову и расхохотался:
– Вы сама осторожность, крошка моя, но сейчас уже поздно думать о правилах хорошего тона. Вначале вы совершенно одна, без сопровождения, появляетесь ниоткуда и лихо спасаете мне жизнь. Потом вы правите лошадьми с удалью бывалого кучера, и мы летим по ухабам с бешеной скоростью, рискуя в любую минуту свернуть шею. А теперь вы вдруг начинаете разыгрывать из себя бонтонную светскую даму.
Его насмешка едва не заставила Оливию топнуть ногой от злости.
– Для человека, которому я недавно спасла жизнь, вы позволяете себе слишком много грубостей, месье полковник. – Гнев усилил французский акцент девушки.
Сэмюэль подметил и это, и сверкнувшее в ее глазах изумрудное пламя.
– Примите мои извинения, мадемуазель… но вы мне так и не объяснили, почему оказались в одиночестве на этой пустынной дороге, – не преминул добавить он, повернулся и вошел в явно брошенный обитателями дом. Собака на крыльце подняла голову, но, видимо, решив воздержаться от дальнейших демонстраций протеста, встала и шмыгнула внутрь за Шелби.
Оливия минуту постояла, обуреваемая сомнениями. Ее так и подмывало вскочить в коляску и умчаться в город, оставив с носом надменного полковника. Но нельзя же бросать раненого; кроме того, ее неудержимо влекло к этому человеку. Никогда прежде она не испытывала такого чувства к мужчине. «Дурочка», – обругала себя девушка и направилась к двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладкое безумие - Хенке Ширл

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728Эпилог

Ваши комментарии
к роману Сладкое безумие - Хенке Ширл



Эта книга не имеет никакого отношения к индейцам.
Сладкое безумие - Хенке ШирлМарина
5.02.2013, 17.04





Очень понравился этот захватывающий роман!его стоит прочесть тем, кому нравятся Дикий Запад,приключения, погони, индейцы, противостояние главных героев.
Сладкое безумие - Хенке ШирлJane
29.01.2015, 11.11





Прочла с большим удовольствием.Для тех, кто любит романы про Дикий Запад!
Сладкое безумие - Хенке ШирлНаталья 67
18.07.2015, 22.36





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Мне роман понравился, несмотря на то, что автора частенько "заносило" из-за буйной фантазии. Много страсти, приключений, интриг... 8 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлНюша
22.07.2015, 23.18





Роман отличный, интересно разворачиваются события, правда иногла их слишком уж много, этих событий. А так - ну прям как сериал посмотрела , вот промится на экран эта книга. 9 баллов.
Сладкое безумие - Хенке ШирлКудесса
25.07.2015, 21.21





Не в восторге, но один раз прочесть можно.
Сладкое безумие - Хенке ШирлЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
31.10.2016, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100