Читать онлайн Рай земной, автора - Хенке Ширл, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рай земной - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рай земной - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рай земной - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Рай земной

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

– Что вы хотите этим сказать? Я сражусь и ним негодяем убийцей! Почему вы защищаете его? – кричал Аарон на Романа.
Вчера вечером, когда он проснулся после своего мучительного сна, Магдалена сказала ему, а Франсиско убедил Аарона, что Гусман вернется в поселок к середине следующего дня. Когда Лоренцо не появился, Аарон стал расспрашивать людей и выяснил, что касик посадил его в тюрьму и приставил к нему тяжеловооруженную охрану.
– Я продержу его там, пока ты не окрепнешь к сражению, – o?ветил Ролдан.
Глаза Аарона сузились, лицо ожесточилось:
– За этим стоит Магдалена. Она боится за мою жизнь и упросила тебя оградить меня от этого мерзавца.
Ролдан пожал плечами, не отрицая, но и не признавая обвинения.
– Когда меня это устроит, то, пожалуйста, рубите друг друга в кровь.
– А когда тебя это устроит? – выкрикнул Торрес.
– Возможно, завтра на рассвете. Это тебе подходит? – равнодушно спросил касик.
– Hет! Каждый час, что он дышит, оскорбляет род Торресов.
Ролдан посмотрел на Аарона: каждый мускул его напряженного тела излучал ярость.
– Ты бы лучше приберег свой гнев до завтра и сосредоточил его на Лоренцо Гусмане. – Он подождал, пока Аарон согласно кивнул ему, и повернулся, чтобы уйти, а потом тихо добавил: – Не бойся. Этот дурак скоро сдохнет.
Похоже, ты уверен в исходе поединка, – произнес Аарон, всматриваясь в прищуренные глаза.
Ролдан ухмыльнулся:
– Я видел его на дуэли при дворе и видел, как ты сражался с полудюжиной мавров, каждый из которых был равен Гусману. И все же не будь слишком доверчивым. Он умеет пользоваться клинком и при этом коварен.
Аарон прижался плечом к косяку двери бохио вождя и задумчиво сказал:
– Не только он коварен, Франсиско. Ты ведешь опасную игру, восставая против короны. Даже???? не нравятся Колоны, они являются представителями диктаторской власти на Эспаньоле.
Может, мне надо разрешить тебе, чтобы ты вернул мне их расположение? предположил Ролдан, понимая, чего добивается Аарон.
– Ты спас Магдалену, и я буду ходатайствовать перед Кристобалем, чтобы он простил тебя, – ответил Аарон. Если ты в свою очередь исправишься. – Он выжидающе смотрел на дородного кастильца.
– Идея реформации с недавних пор приходила мне в голову, – сказал Франсиско. Он уселся на резной стул касика и провел своей большой мозолистой рукой по гладкому дереву, потом задержал ладонь на украшенной золотом резьбе и взглянул на Аарона. – Давай посмотрим, что нам принеси завтрашний день. Потом еще поговорим. Не будь суровым с Магдаленой. Торрес. Она очень побит тебя, Аарон.
– Я и так уже был достаточно суров с моей женой. Она хочет, чтобы я был вне опасности. Я не буду, обвинять ее за то, что она попросила тебя об этом благодеянии.
Алия оглянулась на мерцающие огни поселка. Оранжевое пламя плясало и пробивалось сквозь щели в тиковых стенах хижин подобно обрывкам солнечных нитей. Сгущающиеся сумерки джунглей быстро поглотили ее. Длинные эбеновые волосы и темная кожа смешались с шепчущими что-то пальмами и низко свисавшими лианами, ниспадающими на густую траву. Это хорошо. Никто не видел, как она ушла, и никто не пошел ей вслед. Она шла на свидание, а глаза ее горели, как у кошки, в ночной мгле.
Когда она добралась до поляны, взошла луна. Алия протяжно свистнула и подождала. – Тишину нарушало, лишь жужжание насекомых. Потом вдруг мускулистые пальцы взяли ее за плечи и развернули.
– Ты пришла поздно, – прошипел Бехечио. Алия опустила густые ресницы и прикрыла сверкавшие глаза:
– Мне пришлось разделить обед с этой свиньей Ролданом и только потом удалось ускользнуть незамеченной.
– Еду и что еще? – спросил мускулистый темнокожий человек. Его грубое лицо исказила горечь.
– Сегодня больше ничего, но ты же знаешь, он берет меня. – Она сделала непристойный жест, потом с вызовом посмотрела на него. – Я ненавижу его.
Бехечио был ненамного выше Алии, но из-за широкой груди и мошной талии он казался грузным по сравнению с мягким, округлым телом женщины. Ты говоришь, что ненавидишь белых мужчин, а у самой белый ребенок, – обвинил он ее. Теперь ты моя жена. Никто не смеет прикоснуться к тебе, кроме меня.
Она примиряюще положила руку на его широкую гладкую грудную клетку:
– Ни один мужчина, но ты всегда можешь, мой господин, когда пожелаешь.
– Что слышно о Золотом и его женщине? Мой человек сказал мне, что он здесь. Когда-то ты добровольно пошла к нему.
Алия подняла голову и откинула назад длинную гриву волос. Прекрасные черты ее лица исказились от ненависти.
– Когда-то это было моим правом. Теперь я хотела бы, чтобы ты убил его и отдал его костлявую красноволосую жену мне в рабыни. Ты сделаешь это для меня, Бехечио, муж мой? – сладко спросила она.
– Да, я убью его, но думаю, что женщину сделаю своей рабыней, – задумчиво произнес Бехечио.
– Нет! – Она топнула ногой по ковру из мха, устилавшему жирную землю.
По лицу его расползлась жестокая улыбка.
– Значит, тебе не понравилось, что у меня будет белая женщина, а ты сама ложилась с двумя белыми мужчинами. И сейчас в тебе может расти младенец этого узурпатора, – Улыбка его исчезла.
Ты знаешь, что это было, частью плана. Мне придется оставаться с Ролданом, если мы хотим, чтобы у нас все получилось. Я смогу освободиться от его семени так же просто, как поступала с остальными… если это будет необходимо, – беспечно добавила она. Потом их взгляды встретились, и она спросила: – Как прошло сражение на севере? Пришел ли Каонабо к нам на помощь, чтобы вытеснить белых к морю?
Выражение ревности на лице Бехечио быстро сменила ярость.
– Эта вероломная собака, которую ты называешь братом, присоединился к нашему врагу! Он правит большим количеством таинцев, чем остальные вожди, и все же присоединился к белым. Каонабо и наш друг взяты в плен. С севера помощь нам не придет.
– Тогда не будем больше ждать. Я слышала, что Аарон говорил о битве, но мне удалось не много узнать. Как только мы убьем Ролдана и всех белых здесь, то двинемся на север. Я заставлю моего брата, правителя Марьены, понять справедливость нашего дела, – поклялась она страстно.
– Белые люди не будут больше убивать нас своими болезнями и заставлять нас копать их проклятый желтый металл! – воскликнул, возвышая голос, Бехечио. – А ты уверена, что нужна Гуаканагари и он примкнет к нам?
– Да, но я буду с тобой заодно, если ты не станешь прикасаться к белой женщине. Отдай ее мне, когда мы завладеем поселком, – взмолилась она.
– Я подумаю об этом, ответил он. Его мужское тщеславие было удовлетворено ее ревностью. Ему никогда не приходило в голову спрашивать, ревновала ли она к нему или Аарону.
– Когда мы нападем? – Сейчас, когда знаем, что с севера нам помощи ждать нечего, мы должны поторопиться.
– Мои воины готовы. На рассвете трое самых хитрых заползут внутрь и своими беджуко задушат охранников. Возвращайся в поселок и жди. Ты должна следить, чтобы никто не поднял тревогу, пока мы не вернемся.
– Я сделаю еще лучше, – похвасталась она. Шайка без главаря плохо дерется. Я убью Ролдана, пока он спит.
Бехсчио кивнул и улыбнулся ей:
– Пусть будет так. Я присоединюсь к вам на рассвете.
Лоренцо Гусман расхаживал по камере, вдыхая влажный предрассветный воздух.
– Что я тут делаю в этом адском кошмаре? – бормотал он себе под нос, прихлопнув москита, намеревавшеюся высосать маленькую порцию влаги, которая еще оставалась в истекавшем потом теле Гусмана. Когда он в следующий раз увидит Алонсо Хойеду, то убьет этого напыщенного маленького павлина! Послать его к этому варвару – армейскому товарищу Торреса!
Он вздрогнул, думая о надвигающейся схватке. Это будет битва насмерть. Торрес знает, что он был соратником Вальдеса. Он не только похитил жену этой свиньи, но и нес ответственность, за гибель рода Торресов.
– Посмотри только, что принесли мне все мои усилия! – с горечью прошипел он. Противник, ожидающий примитивного поединка гладиаторов, чтобы успокоить зрителей обилием пролитой крови под рев горстки варваров! Я для них забава, в этой Богом проклятой дыре!
Пералонсо наблюдал, как его товарищ расхаживает и бормочет, ругается и истекает потом. Он заговорил, лежа на жесткой койке, стоявшей в углу их грязной темницы:
– Ты всего лишь теряешь силу в этом бесполезном страхе. Направь свою ярость на врага. Ты считался хорошим фехтовальщиком. Таков и Торрес, но он будет ослеплен яростью отмщения. Примени к нему холодную решимости, и ты сможешь одержать над ним верх.
Гусман остановился.
– Тебе хорошо говорить, ведь не ты предстанешь перед клинком.
– Я сижу вместе с тобой в этой отвратительной колониальной тюрьме, не гак ли? Было безумием похищать эту женщину и бежать сюда! Я только хочу…
Речь Гуэрры была прервана на полуслове: снаружи раздался глухой стук в дверь. Он припал к земле. Что здесь происходит? – нервно прошептал Гуэрра, вставая на ноги, а Лоренцо icm временем ждал возле единственного входа. Таинец-раб Хойеды проскользнул в комнату. На лице его была широкая улыбка. Он поклонился, кусок гибкой веревки беджуко был намотан вокруг его коричневого кулака.
– Пошли, – просто сказал он, потом добавил на ломаном кастильском: – Я помогу вам убежать. Скоро все белые будут… – он показал веревку, поясняя свои слова.
Гусман и Гуэрра последовали за ним мимо задушенных охранников, которые лежали у их камеры.
Чутье Ролдана было тонко отточено за годы сражения с маврами на полях битвы и в уличных поединках со своими соотечественниками.
Лежа в гамаке, он открыл глаза, но не двигался. В комнате кто-то был. Он выругался про себя, что из-за необыкновенно душной ночи ему пришлось спать в более прохладном, но узком гамаке из пеньковых веревок. Его меч и кинжал лежали в другом углу комнаты, возле приподнятой койки. Он был в ловушке, связан, как боров, которого собирались заколоть!
Вся комната была погружена во мрак. Близился рассвет. Он прислушался, но ничего не услышал. Потом он уловил запах фруктового „мыла“ и ванильный аромат леопардовой орхидеи. Алия!
Она приблизилась к гамаку, высоко подняв нож, смутно вырисовываясь во тьме. „Это расплата за все то время, что ты елозил на мне, целая свинья, жирная и грязная, как гнусные визжащие животные, которых ты принес, чтобы загрязнять нашу землю!“ Она стояла возле гамака, готовая вонзить нож в его горло. И тут она увидела, как сверкают его широко раскрытые глаза: он смотрел на нее в изумлении. Выругавшись, она опустила лезвие быстрым вер ним движением.
Реакция Ролдана была поразительно быстра для человека его комплекции. Одна мускулистая рука поднялась, чтобы отвести клинок, и сильно ударила ее по запястью. Нож вылетел у нее из ладони. Алия нагнулась за ним. А Ролдан вылез из узкого гамака. К тому времени, пока он высвободился. Алия вновь взяла свое оружие и подбежала к нему, при этом крича как полоумная. Он пытался схватить ее за запястье, но слепая ненависть придавала ей сил. Она сражалась, она повернулась влево, а он тем временем выгнул ей руку. Она держала кинжал под таким углом, что он ударил ее по груди и вонзился в живот.
Аарон находился в беспокойном полусне. Что-то неладно. Услышав крик, он в тот же миг соскользнул с койки и разбудил Магдалену. Она села. Протирая глаза, а он натянул рейтузы и достал пояс для меча.
– Что случилось? – охваченная дурными предчувствиями, Спросила она. – Еще не светает. Ты ведь не можешь сейчас сражаться с Лоренцо.
– Меня не волнует этот мерзавец. Я слышал женский крик. Он донесся из покоев Ролдана.
– Но я думаю, мы здесь, в поселке, в безопасности, – сказала она с бравадой, которой не испытывала.
Может, это всего лишь любовная размолвка, – сказал он, сверкнув белозубой улыбкой в темноте. – Оставайся здесь, пока я не вернусь.
С этими словами он ушел. Магдалена почувствовала странное ощущение неловкости, которое проникло в комнату. Она встала и завернулась в кусок льняной ткани и надежно закрепила ее выше груди. Эта ткань послужит ей, пока они не вернутся в Изабеллу.
– Я слишком расстроена дуэлью, – прошептала она, пытаясь стряхнуть напряжение, державшее ее в плену.
Аарон побежал к бохио касика. Там уже кружились несколько людей Ролдана. Это были подвыпившие ночные стражники: никто из них не был чересчур бдительным. Они толпились возле двери в большой зал. Аарон быстро растолкал их и остановился, застыв в изумлении. На полу лежала Алия, а голова ее покоилась на колене Ролдана. Они оба были в крови, что бежала из свежей раны на животе.
– Я не могу остановить кровотечение, – тихо сказал Франсиско.
– Как эго случилось? – спросил Аарон и опустился на колени возле касика.
– Она пыталась убить меня. Мы боролись, а потом ее кинжал обернулся против нее же, – ответил Ролдан. Он выглядел озадаченным и явно сожалел о случившемся.
Алия услышала голос Аарона, сознание ее прояснилось, пелена боли отпустила ее. Она устремила на пего глаза, протянула одну руку и вцепилась в него с поразительной силой, пачкая его обнаженную руку своей кровью.
Я подарила тебе прекрасного сына, а ты все равно женился на этой бесплодной куче костей, и все из-за ее драгоценной белой кожи.
– Алия, пожалуйста, не надо…
Нет! Я илу к земи моих предков. Из мира духов я вернусь и прокляну эту рыжеволосую суку, но знай же, белый человек, – еле выдохнула она, ибо красная пена показалась у нее на губах, – я проклинаю тебя этими словами… Ты думаешь, твой сын мертв… Наваро жив. – Она уставилась на Аарона и с удовлетворением проследила, как он побледнел в призрачном предутреннем свете.
Я видел его прах… Голос Аарон сорвался. Где…
– Я отослала его прочь. Ты никогда не найдешь его, этого младенца со смешанной кровью. Таких сейчас много, как ракушек на берегу. Твой сын для тебя все равно что мертвый. Попробуй получить сына от твоей холодной белой жены, Аарон… если она сможет тебе его… – Она кашлянула, потом глаза ее закатились и потускнели. Она стала неподвижной.
Аарон, дрожа, протянул руку и коснулся ее щек, потом нежно закрыл ей глаза.
– Я представить себе не мог силу ее ненависти… Отослать собственно! о сына с чужестранцами…
Это страшная, дикая женщины. Как могла мать сделать такое? – сказал Роддан, опуская чело Алии на пол.
Аарон прошел через комнату и взял кусок материи, чтобы обернуть тело Алии. Он посмотрел на неподвижное тело и тихо сказал:
– Я найду тебя, Наваро, мой сын. Я обыщу каждую деревню, каждый берег таинцев на Эспаньоле, пока не найду тебя!
Ролдан стиснул его плечо. В этот момент рассветную тишину нарушил дикий хор воплей. Один из кастильских солдат с криком ворвался в бохио:
Таинцы Бехсчио напали на нас! Их сотни!
– Иди! – воскликнул Ролдан, а Аарон тем временем бросился к двери. Он обратил внимание на людей, беспорядочно собиравшихся перед бохио.
– Похоже, моя любовница навлекла на нас большие несчастья. Ее муж Бехечио не такой подлый трус, каким я считал его, когда он сбежал с Ксарагуа. – Сказав это, он вышел из бохио, подняв меч. Потом отдал короткие распоряжения собравшимся людям и пошел к ограде поселка, где собрались толпы индейцев, прорезавших большую дыру в тяжелом соломенном ограждении с помощью похищенных мечей.
Как умно распорядились эти дикари толедской сталью, пробормотал Аарон, рассекая одного из воинов почти пополам.
Магдалена слышала тревожные крики и звуки сражений, доносившиеся с западной стороны поселка. Схватив кинжал, она выбежала из хижины и стала тихо прокрадываться по улицам к большому бохио Ролдана, надеясь разыскать мужа. Вдруг из тени шагнули двое мужчин. Магдалена поняла, что это враги, и вытащила кинжал, как только один из них протянул к ней руку.
– Ну, что у нас тут? Еврейская ведьма! – прорычал Лоренцо, как только на руке его показалась кровь от кинжала Магдалены. Он быстро подошел к ней слева, а Пералонсо сзади, но на этот раз Магдалена уже знала, как они действуют. Она уклонилась от его тяжелого меча, задевшего ей плечо. Это был болезненный отраженный удар, но он не задел ей голову. Не тратя времени на крик, она проскользнула между двумя бандитами и бросилась на узкую тропинку между хижинами, по-прежнему погруженную в густые предрассветные тени.
– За ней! С помощью ее мы убежим! заорал Лоренцо и бросился вслед за добычей. Гуэрра поспевал за ним.
Магдалена повернула за угол, потом за другой, блуждая среди скопления хижин, пока окончательно не сбилась с дороги. Вокруг нее крики сражений будоражили жителей. Она столкнулась с мужчинами, впопыхах собиравшими оружие, спотыкалась о женщин и детей, которые прятались в тенях, объятые ужасом.
– Как пройти к бохио касика? – обращалась она на таинском к одной женщине, присевшей на землю возле двери хижины и утешавшей плачущую девчушку.
Женщина указала туда, откуда Магдалена прибежала, но из-за исполненного ужаса взгляда женщины Магдалена усомнилась, правильно ли та указала направление. Она не знала, куда бежать, поэтому быстро промчалась окольным путем, моля Бога не встретиться с Гусманом и Гуэррой.
Вдруг перед нею возник таинский воин в полном вооружении: с копьем, кинжалом и дротиками. Своим длинным копьем он преградил ей дорогу. Она увернулась, но попала в руки Лоренцо и его приспешника. Таинец убежал, а двое кастильцев приближались к ней с двух сторон. Она стояла на земле, размахивая кинжалом из стороны в сторону, отгоняя их прочь.
– Господи, Аарон, где ты?
Повсюду вокруг поселка таинские воины Бехсчио пробивали себе дорогу сквозь соломенные ограждения и падали под ударами людей Ролдана и их таинских союзников. Шипенье дротиков смешалось с лязгом клинков. Кастильцы быстро наладили свои арбалеты и одну за другой пускали стрелы, которые со смертельной скоростью и точностью настигали свои жертвы. Таинские женщины визжали, хватали детишек и убегали в поисках укрытия, а мужчины вопили от страха и упоения битвой, они вступали в хаотические схватки по всей огромной перенаселенной деревне.
Вскоре закружился дым из сухих соломенных крыш хижин. Стена поселения, несмотря на предусмотрительное пропитывание влагой, начала тлеть в нескольких местах. Сверкание золотисто-оранжевого солнца на восточном горизонте опередило багровые всполохи в деревне. Оранжевое пламя и багровая кровь смешались, покрывая зеленовато-коричневый мир, который был столицей Ролдана.
Аарон пробивал себе дорогу по улицам, заполненным вражескими воинами, стремительно удиравшими жителями деревни, размахивавшими мечами солдатами. Мимо него просвистел дротик. Он едва сумел увернуться, спрятавшись между двумя хижинами. Таинский воин набросился на него со своим копьем, но Аарон парировал удар и обратил его на руку воина. Потом быстро освободил себя и бросился бежать к хижине, где он оставил Магдалену. Он бежал, не оглядываясь и не обращая внимания на кровавую бойню.
Добежав до хижины, он влетел в нее, выкрикивая имя Магдалены. Но никто не откликнулся поверх криков мужчин, женщин, детей, гула сражения и рева пламени. Он быстро оглядел комнату, но не нашел следов насилия. Его жена была борцом. Никто бы не забрал ее отсюда без отчаянной драки, но это мало утешало его, ибо означало, что она где-нибудь на улице и пытается разыскать его среди неожиданно развязавшейся битвы.
Ругаясь, он повернулся и побежал на тропинку, ведшую к бохио Ролдана. Он пробирался гораздо медленнее, чем по пустынным улицам. И пока он резал и наносил удары, всевремя выкрикивал ее имя. Наконец один из таинских охранников Ролдана, голова которого сильно кровоточила от ужасной раны, бросился к нему и закричал:
– Ты ищешь свою женщину?
Ты видел ее? – спросил Аарон. Сердце его замерло от страха.
– Двое мужчин, которых держал в тюрьме мой касик, убежали. Я бросился за ними вслед и видел, что они схватили ее. Они пошли в ту сторону, где мой господин держит огромных зверей…
– Лошадей? – с нарастающим ужасом произнес Аарон.
Эти ублюдки поймали Магдалену и собираются убежать с ней, если он не остановит их! Он взмолился, чтобы у Гусмана не хватило ума обратить в паническое бегство всех лошадей, оставив его пешим. Этот гнедой, на котором он прискакал сюда, был очень выносливым, – если он еще был там!..
Воины Бехечио не станут приближаться к обнесенному забором загону, где кастильцы держали своих лошадей. А из дружественных таинцев лишь несколько человек не испытывали смертельного страха перед лошадьми.
Он пробивал себе дорогу, размахивая мечом направо и налево, и шел по деревенской площади в сторону загона. Когда он пришел туда, из груди его вырвалось рыдание: ворота были раскрыты, языки огня лизали забор. Загон был пуст…
Он схватил за шиворот находящеюся поблизости солдата как раз в тот момент, когда тот ударил мечом индейца.
– Ты видел двух белых людей, которые тащили рыжеволосую женщину – мою жену?
Воин покачал головой. Аарон отпустил его и продолжил поиски, хватая врагов и друзей и расспрашивая их на таинском и кастильском.
„Единственная женщина в Ксарагуа – и никто не видел ее!“ Он совсем отчаялся, но тут один из капитанов Ролдана вприпрыжку подбежал к нему. Он задыхался, был весь в крови.
– Твоя жена с двумя белыми людьми, которых дон Франсиско держал в заточении! Я видел, как они поскакали на юг по дороге, ведущей в залив, где стоят каравеллы.
Быстро кивнув, Аарон спросил:
– Ты не знаешь, не осталась ли хоть одна лошадь в деревне?
Услышав отрицательный ответ, Аарон выругался, моля Бога, чтобы с ним был сейчас его верный андалузец Барб. Никто не смог бы забрать его боевого коня, если бы он, хозяин, позвал его. А Рубио, видимо, не много запомнил из того, чему он учил его.
Аарон пробирался к открытому месту возле стены поселка, которая еще не была объята огнем, и пролез в дыру, а потом осторожно пошел прочь из возбужденной деревни. Люди Ролдана уже обратили в бегство воинов Бехечио.
Аарон шел по дороге, ведущей к берегу, по которой никогда раньше не ходил. Далеко ли отсюда море? Примут ли корабли на борт Лоренцо и его пленницу? Где мог раздобыть Гусман моряка, чтобы гот довез его на шлюпке до корабля?
Он задавал себе эти путающие вопросы, то и дело насвистывал, призывая Рубио, своего большого коня.
Он был уже готов распроститься с надеждой и бросился бежать за своими врагами, но тут услышал храп, а потом мягкий топот копыт. Возле излучины реки на поляне слонялись с полдюжины лошадей Ролдана и бесцельно паслись. Освободившись от ужасающих запахов крови и дыма, они бросились бежать без оглядки.
Он снова посвистел, и оторвался от своих приятелей, направляясь на зов хозяина. Одежда Аарона была испачкана кровью, у него самого было несколько неглубоких порезов и небольших ран. Гнедой замешкался, и Аарон тихонько запел знакомую мелодию, пока лошадь не успокоилась, неуверенно обнюхивая хозяина.
Аарон положил крепкую руку на гриву лошади, потом медленно перешел на левую сторону и одним быстрым, ловким движением вскочил на нее. Как хорошо, что жара джут лей приучила его ездить без седла! Но скакать без седла это совсем другое дело. Лошадь пятилась назад, металась из стороны в сторону, в общем, сопротивлялась этому странному, новому упражнению, но решимость Аарона все же взяла верх.
Он заставил себя успокоиться и сосредоточить внимание на шаге большою гнедою коня, показывая ему направление запутанными а гриве руками и помогая ногами, которыми он ударял животное по обоим бокам. Наконец ему удалось вывести Рубио на тропу, которая вела к морскому берегу.
Магдалена сидела в холодной, липкой грязи, руки и ноги ее закоченели, а все тело было исцарапано и побито от быстрой ужасной скачки по густо заросшей извилистой тропе, которая вела к тайной бухте, где на утреннем приливе покачивались каравеллы Роддана.
Дважды ей почти удавалось убежать. Она, конечно же, замедляла их продвижение. Один раз тем, что завела свою лошадь в густой кустарник, и тогда им пришлось высвобождать ее оттуда. В другой раз она пыталась освободиться тем, что пинала и толкала Гуэрру, пытаясь столкнуть его с лошади. Но она едва не убилась, когда ее кобыла поскользнулась в грязи, и Магдалена пролетела несколько ярдов в воздухе. К счастью, земля в джунглях, как мягкая подушка, и она приземлилась, не ударившись о деревья. Но кобыле повезло меньше: она сломала ногу, и Гуэрра перерезал мечом глотку бедному животному.
Гусман покончил с ее верховой ездой и, связав по рукам и ногам, перекинул ее через седло. Ей было ужасно неудобно, но она знала, что лошадь будет идти гораздо медленнее с двумя ездоками на спине. Она все отдала бы за тот миг, когда Лоренцо сбросил ее на землю, как мешок с мясом. Отсюда, с этого выступа, были видны сигнальные огни каравелл.
Таинец. Хойеды бежал сквозь джут ли более прямым путем, чем могли пробраться лошади. Он прибыл на место раньше их и собрал прутья для костра. И теперь он терпеливо ждал, подготовив небольшую кучку сухих веток. Рядом с доброжелателем стояло ведро со смолой возле глубокой, заполненной золой черной ямы. С этого места подавались дымовые сигналы, которые должны были привлекать внимание находившихся на большом расстоянии каравелл. Тогда с них спускали шлюпки и посылали к узкой ленте влажного песчаного берега.
Гуэрра перерезал путы, чтобы кровь смогла циркулировать в руках и ногах Магдалены, но при этом стоял, возвышаясь над ней и угрожая целым арсеналом оружия, захваченного у мертвых солдат в деревне.
Гусман приказал таинцу Хойеды налить липкую смолу на небольшую деревянную дубинку, затем достал кремень и стал высекать искры. Индеец при этом отпрыгнул, пребывая в благоговейном ужасе от волшебного способа, которым белые люди добывали огонь. Неровные языки пламени быстро заполнили мглу предрассветного неба лавинами черного дыма, сообщая утреннему дозору, что Ролдан послал им срочную весть.
– Думаешь, они поверят нам, когда мы скажем им, что деревня захвачена дикарями Бехечио? – спросил Пералонсо, не спуская глаз с Магдалены.
Конечно. Ты только посмотри на нас: мы изрезаны, обожжены, все в царапинах после нашего побега. По какой же еще причине нам пришлось бы без предупреждения вернуться всего через несколько дней после того, как мы приходили к заливу в последний раз? – 2Лоренцо с мрачным удовлетворением заметил, как одну из шлюпок начали спускать на воду.
– А с ней что мы будем делать? Она выдаст, что мы убежали от касика, как только ей предоставится возможность, – заявил Гуэрра.
Лоренцо посмотрел на полуобнаженную женщину, сидевшую на земле. Волосы се, разметавшиеся по плечам, горели, как темный огонь.
– Я думаю, мы должны убить ее. Жаль, что нам так и не пришлось воспользоваться ею! – пожав плечами, сказал он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рай земной - Хенке Ширл



Нудно как то, дочитала по привычке, не захватил сюжет....
Рай земной - Хенке Ширлмаруся
12.09.2014, 20.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100