Читать онлайн Огонь в крови, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Огонь в крови - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Огонь в крови - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Огонь в крови - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Огонь в крови

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

После ухода Иверса Джесс с потрясенным выражением лица обернулся к Лиссе:
— Я ведь не собирался ни на какие танцы. У меня и вечернего костюма нет.
Так и знала, что ты попытаешься улизнуть под этим предлогом. Пойдем, у меня для тебя небольшой сюрприз.
Лисса ловко пробралась через забитый посетителями зал ресторана к лестнице, ведущей в номер. Джесс неохотно плелся сзади. Свежевыглаженный фрак висел в шкафу.
— Клер сняла мерки с твоей одежды. Она великолепная портниха. Ну, что ты думаешь? — взволнованно спросила Лисса, с таким нетерпеливым ожиданием в глазах, что Джесс не нашел в себе сил отказаться.
— Я попросила ее сшить и шелковую сорочку и выбрала галстук, но если тебе не нравится каштановый цвет, есть и темно-синий, и…
— Каштановый вполне сойдет, Лисса, — мягко ответил Джесс, забирая у нее костюм. Лучшего подарка он в жизни не получал… разве что, кроме того случая, когда богатая молодая вдова в Нью-Ормане купила ему золотые карманные часы. Но Джесс решил, что рассказывать об этом жене — по меньшей мере невежливо.
Моя жена…
Волна чувств неожиданно нахлынула на Джесса, когда он коснулся тонкой темно-серой шерстяной ткани. Подкладка была из серебристой парчи, в тон жилету, а работа была попросту великолепной. Настоящая одежда богатого скотовода, уважаемого столпа общества.
Джесс серьезно поглядел на Лиссу и хрипловато пробормотал.
— Фрак… танцы… балы для членов Ассоциации… Ты пытаешься ввести меня в мир, полностью мне недоступный, и боюсь… именно из-за того, что я из себя представляю, этот мир закроет ворота и для тебя.
Лисса покачала головой и погладила его по щеке.
— Дорогой муженек, твое благородство начинает действовать мне на нервы. Либо нас примут вместе, либо не желаю иметь с ними ничего общего, — решительно заявила она.
Джесс охотно вступил бы в спор, но крик Джонни из соседней комнаты заставил их забыть обо всем. Джесс готовился к празднику, словно осужденный к казни. Самому ему было все равно, если бал закончится неприятной сценой. Жизнь изгоя приучила его к изоляции от светского общества. Но Лисса была частью этого привилегированного круга, и Джесс знал: теперь этот круг закроется и для нее.
Джесс стоял в дверях ванной, наблюдая за Лиссой, прижимавшей к груди сына. Каждый раз, глядя на эту сцену, он словно старался сохранить в памяти прекрасные воспоминания до конца дней своих. Хотя кожа и волосы Джонни были гораздо темнее, чем у матери, он мог вполне сойти за белого, особенно на Востоке, если, конечно, получит образование и оденется как джентльмен. Эта тревожная мысль преследовала Джесса с той минуты, как он согласился попробовать пожить в «Джей Бар».
Предчувствие неминуемого несчастья надвинулось на Джесса.
Мое время с ними истекает, и лишь я один понимаю это…
В начале вечера Лисса вынула специально приготовленный наряд, понесла его в комнату Клер и попросила маленькую горничную помочь ей одеться. Она хотела удивить Джесса и сейчас вертелась перед зеркалом, критически разглядывая свое отражение.
— Что ты думаешь, Клер? — нерешительно спросила она, разглаживая низкий вырез. Цвет и в самом деле был необычным.
— По-моему, вы там будете красивее всех, — призналась Клер, придирчиво оглядывая свою работу. Она сама сшила это платье, еще когда служила у мисс Дербин, но хозяйка еще не надевала это великолепное создание из мягкого переливающегося шелка.
— Вот… позвольте мне…
Клер взяла у Лиссы тяжелое литое колье из золота, застегнула на стройной шее госпожи. Золотые гребни того же узора, что и колье, скрепляли искусно уложенные блестящие локоны; так что только тонкие выбившиеся прядки вились на лбу, красиво падали на уши и щеки.
— Идите, покажитесь мужу. Лисса нервно кивнула.
— Сначала дай мне поцеловать Джонни. Уверена, что он проспит весь вечер? — спросила она, становясь на колени у колыбельки.
— Если проснется, я покормлю моего ягненочка кашкой. Не беспокойтесь, пожалуйста.
Клер не могла отвести от хозяйки очарованного взгляда.
— Лучше не заставляйте хозяина ждать. Набрав в грудь побольше воздуха, чтобы придать себе мужества, Лисса открыла дверь, вышла в гостиную и задохнулась, глядя на Джесса. Тот стоял у окна, не подозревая о ее приходе.
Белоснежный воротничок рубашки резко оттенял иссиня-черные волосы. Покрой фрака цвета древесного угля и жилета из серебристо-серой парчи идеально подчеркивали ширину плеч и стройность фигуры. Даже среди самого изысканного общества Сент-Луиса и Чикаго ей не приходилось видеть столь элегантного мужчину.
Почувствовав ее присутствие, Джесс обернулся, оценивающим взглядом смерил ее всю, от высокой прически до переливающегося наряда, с шелковистым соблазнительным шорохом льнущего к каждому изящному изгибу. Оттенок платья представлял нечто среднее между золотым и зеленым цветами, словно молодой листок в солнечных лучах. Большинство женщин этот цвет просто старил бы, но Лисса, с ее загорелой кожей, золотистыми глазами и темно-рыжими волосами выглядела словно принцесса из волшебной сказки.
Она нерешительно стояла в дверях, готовая мгновенно исчезнуть, остро ощущая его, испытующий взгляд.
Подойдя к жене, он коснулся золотого колье, погладил бархатистую шею.
— Ты невероятно прекрасна, — все, что смог сказать Джесс, поднося к губам ее руки.
— И ты тоже. Фрак идет тебе еще больше, чем я воображала. Все женщины будут вешаться тебе на шею, — весело улыбнулась Лисса.
— Чем меньше внимания я буду привлекать, тем лучше, — настороженно ответил Джесс, — но тем не менее, хочу поблагодарить тебя — за фрак и Клер — за прекрасное умение шить.
Лисса пробежала руками по его груди и, наткнувшись на какой-то странный предмет, замерла:
— Что…
Распахнув фрак, Джесс показал кольт тридцать восьмого калибра, в свисавшей с плеча кобуре.
— Знаю, в оперном зале не очень то одобряют револьверы, но я никогда никуда не выхожу без оружия, Лисса.
— Уверена, что на этот раз револьвер не понадобится, — воскликнула Лисса. убеждая скорее себя, чем его.
Один взгляд в эти холодные серые глаза заставил ее понять — всякие протесты бесполезны, — он навсегда останется человеком, живущим под защитой оружия.
Добравшись до угла Семнадцатой и Хилл-стрит, они увидели длинный ряд модных экипажей, из которых выходили пассажиры — дамы в сверкающих шелках всех цветов радуги и джентльмены в темных вечерних костюмах строгого покроя. Джесс нанял маленький кабриолет — от «Метрополитен-отеля» было совсем недалеко. Он помог Лиссе спуститься, и они наконец подошли к трехэтажному кирпичному чудовищу, открывшемуся с большой помпой в мае прошлого года.
Строители оперного зала хвастались, что в нем может разместиться тысяча человек, но ежегодный праздник, устраиваемый Ассоциацией, обычно проходил в роскошном зале на втором этаже, названном «Лайбрери-холл».
Не успели Лисса и Джесс пройти через главный вход, как за их спиной поползли шепотки; присутствующие награждали их оскорбленными взглядами исподтишка. Леди в дорогих драгоценностях обменивались преувеличенно вежливыми приветствиями, скотоводы с жесткими лицами пожимали мозолистые ладони друг друга, но ни один человек не подошел к Джессу и Лис-се — каждый знал, кто они. Некоторые отводили глаза или просто отворачивались. Многие скрытно глазели на пару, поднимавшуюся по широким ступенькам в большую залу.
— Уверена, что хочешь пройти через это? — вполголоса спросил Джесс Лиссу.
— Уйти и доставить этим змеям удовольствие? Лисса негодующе фыркнула и тут же улыбнулась мужу.
Тот хмуро уставился на солидную матрону в кричащем пестром шелковом платье, рассматривавшую его в лорнет.
Старая ведьма, словно обжегшись о взгляд этих глаз цвета кипящей ртути, едва не уронила претенциозное стеклышко, когда они появились в переполненном зале. Оркестр играл зажигательный вальс.
— Немного элегантнее, чем скрипки и гитары на танцах в «Джей Бар», правда? — спросила Лисса, казалось ничуть не обеспокоенная плохо скрытой неприязнью окружающих.
— А вот и Ивере! — воскликнула она, быстро оглядев комнату. Когда они пересекали пол из полированного клена, мужчины и женщины расступались, словно Красное море, перед евреями, спасавшимися от конницы фараона.
Джесс кивнул Сайрусу Иверсу и Джейми Макферсону. С ними был еще один скотовод, Нобл Уинтроп. Все трое приветствовали Джесса и смущенно поклонились Лиссе.
Эти трое были если не дружелюбны, то, по крайней мере, вежливы. Потом неприветливый шотландец, покончив с предварительными любезностями, бесцеремонно обратился к Джессу.
Намек на библейский исход евреев из Египта.
— Сай сказал, вы хотите послать ковбоев на осеннее клеймение.
— Да. И мы ожидаем к себе ковбоев со всех окрестных ранчо, — ответил Джесс. — А что, возникли какие-то проблемы?
Макферсон пожал плечами: — И главная — Лем Мэтис.
— Мэтис сделает так, как велят крупные скотоводы, — спокойно заметил Джесс.
Макферсон оттянул тесный воротничок сорочки в том месте, где над ним нависли складки красноватой кожи.
— «Эмпайр Ленд» и «Кэттл» пришлют своих ковбоев.
Взгляд Джесса остановился на Сае.
— «Даймонд Е» тоже с вами. Ивере повернулся к Уинтропу.
— Нобл управляет «Секл Даблю», это почти на границе территории.
— Я тоже согласен, — вставил Уинтроп.
На обветренном лице Иверса неожиданно появилась лукавая ухмылка.
— Знаешь, думаю, стоит передать это Лему, чтобы увидеть его физиономию! Интересно, что он скажет?
— Так и сделаю, — кивнул Джесс. — Весьма обязан. Сайрус Ивере поднял стакан и показал им в сторону ряда изысканно накрытых столов у дальней стены, где обслуживали гостей.
— Я тут недавно видел, как Лем шагал вон туда. Чета Роббинсов пожелала собеседникам приятно провести вечер и направилась к Мэтису, занятому разговором с компанией мужчин и женщин.
— Бедняжка Деллия, она, наверное, вне себя из-за того, что пришлось пропустить бал, — шепнула Лисса мужу.
Ей повезло еще, что отец вовремя перехватил, все что мог, — ответил Джесс. — По-моему, лучше будет, если я отправлюсь повидать Мэтиса утром, поскольку с клеймением все улажено.
— Прекрати пытаться защищать меня, Джесс. Мне пришлось схлестнуться с Мэтисом один на один перед тем, как умер папа.
Она представила злорадную физиономию Лемюэла в тот день, когда ее вынудили подписать ненавистное прошение о разводе.
Джесс почувствовал, как вздрогнула Лисса.
— Тогда, наверное, не следует…
— Следует. Я хочу сказать ему, Джесс.
В голосе Лиссы звенел металл, подбородок был упрямо выдвинут вперед.
Когда Роббинсы подошли к небольшой группе, Мэтис, замелив их, раздвинул губы в деланной улыбке, скорее напоминающей оскал:
— Как! Да это новый владелец «Джей Бар» со своей супругой!
— По законам штата Вайоминг за замужней женщиной сохраняется право на личную собственность, «Джей Бар» по-прежнему принадлежит Лиссе, — ответил Джесс.
— Конечно, конечно!
Мэтис обвел собравшихся ироническим взглядом, словно приглашая посмеяться над сальным анекдотом.
— Хорэйс Уоттсон и миссис Уоттсон, их дочь, мисс Эммелайн, Джейк Мурхед и миссис Мурхед. Да вы всех знаете, мисс.
. Он тут же поправился, правда, немного слишком подчеркнуто:
— Миссис Роббинс и ее муж Джесс.
Мужчины довольно вежливо кивнули, но Луэлла Уоттсон гордо выпрямилась, словно грязный щенок только сейчас, отряхнувшись, забрызгал ее новое платье из тафты. У Эммелайн был такой вид, будто она вот-вот потеряет сознание.
— Думаю, нам не мешает подышать свежим воздухом, — объявила Луэлла.
Люси Мурхед в изумлении глазела на Джесса, не в силах скрыть откровенно-похотливого выражения в глазах.
— Да, воздух — именно то, что нам нужно.
— Пойдем, Эммелайн! — добавила Луэлла, буквально вцепившись жилистой рукой в дрожащую девицу.
Мужчины, тут же извинившись, последовали за дамами. Напряжение между Мэтисом и Роббинсом возрастало с каждым мгновением.
— Я видел, как вы говорили с Саем и Джейми. Джесс улыбнулся:
— Поскольку именно вы президент Ассоциации, я посчитал себя обязанным дать вам знать, что «Джей Бар» будет участвовать в клеймении на территории всего округа.
На широком лбу появилась морщина, но Мэтис тут же постарался стереть ее и злорадно ухмыльнулся.
— Но насколько мне известно, на «Джей Бар» сейчас так мало людей, что вряд ли вы сумеете выделить ковбоев для посылки на другие ранчо.
— С тех пор, как вернулся Джесс, все изменилось, — вмешалась Лисса. — Мы сможем послать достаточно представителей.
Выражение физиономии Мэтиса едва заметно изменилось, как только он перевел взгляд с вызывающе хмурившейся Лиссы на непроницаемое лицо-маску своего смуглого соперника.
— На этот раз собираетесь остаться, Роббинс? Джесс почувствовал, как застыла и напряглась Лисса, но прежде чем она успела сказать что-то, слегка сжал ее руку и ответил:
— Это касается только меня и моей жены.
И не произнося больше ни слова, повернулся, по-хозяйски обнял Лиссу за талию и увел.
Они подошли к другому концу длинного ряда столов, уставленных чашами с пуншем, разнообразными деликатесами, среди которых не последнее место занимало вечно любимое блюдо скотоводов — свежие устрицы.
Толпившиеся возле огромной чаши с пуншем гости постепенно расступались. Джесс взглянул на негра, разливавшего напитки, сделал ему знак. Тот, с широкой улыбкой, осветившей черное лицо, наполнял хрустальные стаканы до краев и с поклоном передал Джессу.
— Мы добились того, за чем пришли, Лисса. Можно уходить, — сказал он, с гримасой отвращения глотнув пузырящуюся сладкую жидкость.
— Как, покинуть бал и лишить Люси Мурхед всех ее фантазии? — шепнула она в ответ. — Она пожирает тебя глазами с той минуты, как мы переступили через порог.
Джесс невесело хмыкнул. Собственно говоря, почти все дамы в этом зале — молодые, красивые, и даже незамужние исподтишка бросали на него восхищенные взгляды. Он давно привык к постоянному, хотя и тщательно скрываемому вожделению «порядочных» белых женщин.
— Запретный плод сладок, — сухо заметил он. — Подойди я хотя бы к одной, она тут же в оскорбленном негодовании удалится.
Лисса заметила, как сжались челюсти и сузились глаза Джесса: верные, хотя и не всем видимые признаки раздражения. Только сейчас она поняла, что неприятие обществом на самом деле ранило его гораздо больше, чем казалось. Именно поэтому Джесс считал, что, оставаясь, вредит ей.
Я учусь читать его мысли…
Поставив полупустой стакан на стол, она сказала:
— Самое меньшее, что мы можем показать им — как прекрасно умеем танцевать.
Горькая улыбка коснулась губ Джесса.
— То есть желаешь показать им, что наемник-полукровка вообще способен танцевать?
— Я уже знаю, как прекрасно ты танцуешь. Помнишь наш вальс на ранчо, в лунном свете? Теперь я хочу танцевать с тобой на людях, показать всем, как горжусь тем, что стала твоей женой.
Лисса выглядела такой желанной и одновременно упрямой, стоя здесь, с распахнутыми, ожидающими глазами и умоляюще протянутыми руками, что Джесс не смог устоять.
— По-моему, ты делаешь огромную ошибку, Лисса, — покачал он головой, но, отставив стакан, обнял ее за талию как раз в тот момент, когда оркестр вновь заиграл вальс.
И когда они, красивые, стройные, закружились по залу, взгляды всех собравшихся были невольно прикованы к великолепной паре.
— Все женщины бешено мне завидуют, — выдохнула Лисса.
— Только по ночам, Лисса. Любая из них скорее предпочла умереть, чем позволить кому-нибудь застать ее наедине со мной при свете дня, а тем более пригласить на танец.
— Думаю, тут тебя ждал бы сюрприз… но не стоит подвергать мои слова испытанию — я очень ревнива.
Джесс сжал ее чуть сильнее, и Лисса едва заметно улыбнулась.
Эммелайн Уоттсон, стоявшая на другом конце комнаты, в крайнем волнении энергично обмахивалась веером:
— Не могу поверить, — дрожащим голосом призналась она матери, — что мистер Мэтис и другие джентльмены из Ассоциации могли допустить это!
Джералдина Кэмерон, жена молодого ранчеро из округа Олбэни, подслушала их и хихикнула:
— «Джей Бар» — самое большое ранчо в этих местах. Ассоциация не может выставить хозяина, будь он даже настоящим индейцем! Так или иначе, выглядит он неплохо!
— Стыдитесь, Джералдина! — прошипела миссис Уоттсон. — Лучше, чтобы ваш муж не слыхал подобных вещей!
Но Джералдина лишь улыбнулась и закатила глаза:
— У меня и свои мозги есть, при чем тут муж? Луэлла, прищурившись, уставилась на этих двоих, с таким изяществом и грацией скользивших по отполированному кленовому полу. Присутствующие с жадным любопытством наблюдали за разгорающимся непристойным скандалом.
— Пойдем, Эммелайн! На этот раз мне и в самом деле необходимо подышать свежим воздухом!
Пока мать с дочерью пробирались сквозь толпу в другой, полупустой зал, к ним присоединилась Джулия Крид.
Когда музыка смолкла, Джесс, сдержанно поклонившись Лиссе, повел ее к выходу.
— Удовлетворена? — спросил он сквозь стиснутые зубы, оглядывая неприязненные лица окружающих. Ему совсем не улыбалось открытое столкновение, которое могло бы унизить Лиссу.
Лисса сожалеюще улыбнулась: ей очень хотелось протанцевать всю ночь со своим красавцем-мужем, но она прекрасно сознавала его правоту.
— Думаю, самое мудрое — это уйти вовремя, — покорно согласилась она.
Муж и жена направились через длинный коридор к парадной лестнице.
— Подожди здесь, Лисса, сейчас принесу из гардероба твой шарф, — сказал Джесс и быстро зашагал туда, где оставил шелковую шаль жены.
Лисса медленно пошла к концу коридора и уже хотела свернуть за угол, но, услыхав голоса, замерла: говорила Джулия Крид, первая сплетница в городе:
— Я точно знаю, произошел жуткий скандал! Конечно, Сайрус Ивере старается его прикрыть, но всем уже все известно!
— Или будет известно… с твоей помощью, — сухо вставил ее муж.
Но Джулия ничуть не смутилась:
— Эта дурочка Криделлия действительно собиралась сбежать с отъявленным пьяницей, Дней Брюстером. Сай успел поймать их на вокзале как раз вовремя и увезти Деллию. Говорят, та была вся в слезах.
— Вообразите только, выскочка, ни цента в кармане, ни положения, ни приличной семьи, пытается жениться «а девчонке, только чтобы наложить грязные лапы на „Даймон Е“, — негодующе заявил Хорэйс Уоттсон.
— Ну уж что касается меня, это и вполовину не так отвратительно, как омерзительный скандал, который мы вынуждены наблюдать весь вечер, — эта потаскушка Джейкобсон выставляет напоказ своего дикаря, да еще в одежде респектабельного ранчеро! — злобно процедила Луэлла Уоттсон.
— Да уж, — немедленно перебила Джулия, — при всех своих недостатках, Брюстер, по крайней мере, хотя бы белый!
— Не говоря уже о том ублюдке, которого выродила Лисса Джейкобсон — будто мы все не в состоянии подсчитать месяца? Деллия, конечно, дура набитая, но по крайней мере порядочна! Богобоязненная девушка строгой нравственности! — кипя праведным негодованием, добавила Луэлла.
— Белый или нет, мне все равно невыносимо видеть, как ничтожество использует женщину, чтобы заполучить землю ее отца, — раздался зычный голос судьи Спрэга.
Джесс, вернувшись с шалью Лиссы, молча стоял за спиной жены, слушая змеино-злобные реплики, заставившие ее замереть у стены. Наконец он, по-прежнему безмолвно, закутал ее в мягкий шелк, словно желая и не умея защитить ее от жестокости.
Он привык иметь дело с оружием и людьми, не останавливавшимися перед насилием, но как справиться с мерзкими ведьмами и напыщенными стариками?!
— Порядочное общество — тот враг, с которым я никогда не смогу бороться, Лисса. Ни ради себя, ни даже ради тебя, — пробормотал он.
Лисса нервно сглотнула и высоко подняла голову: Дай мне руку, Джесс. Покажем этим гнусным старым лицемерам, что нас не так-то просто сломить, пусть сдохнут от зависти!
Пожалуйста, не позволяй им разлучить нас!
Джесс сделал, как просила жена, и они оба завернули за угол. Маленькая группа сплетников немедленно рассеялась при виде входящих в зал людей. Некоторые гости, как и Роббинсы, собирались уезжать.
Лисса намеренно пренебрежительным взглядом окинула Уоттсонов. Кридов и, наконец, старого судью Спрэга, чье морщинистое лицо от смущения пошло красными пятнами. Хорэйс Уоттсон нервно заерзал, когда наемник со сверкающими серебристыми глазами подошел ближе, но Джесс не удостоил его ни малейшим вниманием to подвел Лиссу к широкой лестнице.
В этот момент на площадке появился высокий мужчина, за ним бежали два запыхавшихся швейцара. Несколько женщин охнули при виде Янси Брюстера, в грязной порванной одежде, с распухшим, покрытым синяками лицом — очевидно, люди Сая Иверса неплохо потрудились над ним.
— По-моему, все-таки ковбои Иверса довели дело не до конца, — шепнул Джесс, инстинктивно поняв, на кого обратится ярость Брюстера. Тот, стряхнув с себя одного из швейцаров, направился к чете Роббинсов. Джесс толкнул Лиссу себе за спину.
— Ну и ну! Поглядите-ка на эту разряженную обезьяну, одетую совсем как белый, — ощерился Брюстер.
Джесс, стоявший в десяти шагах, ощутил резкий запах виски:
— Тебе стоило уехать этим поездом, Янси, — бросил он, не сводя взгляда с руки Брюстера, потянувшейся к армейскому кольту.
— И оставить все, ради чего я трудился?! Позволить продолжать грязнить Лиссу твоим прикосновением так, что ни один белый не захочет ее?! Дерьмо! А мне пришлось довольствоваться этой пучеглазой сучкой Иверса!
— Заткнись, Брюстер, у тебя всегда был грязный язык, — бросил Джесс, стараясь подобраться ближе к пьяному и попытаться обезоружить его, прежде чем случайная пуля ранит кого-нибудь из собравшихся.
— Деллия мне ни к чему, но, черт возьми, «Даймонд Е» почти ничем не хуже «Джей Бар».
Нагло прищурившись, он взглянул на Лиссу.
— А тут ты подвернулся, любовничек-мексикашка! Разинул свою пасть и протрепался старому Иверсу! Испортил еще и это! Не хватает того, что ты трахаешь…
— Достаточно, Брюстер!
Голос Джесса зазвенел, словно осколки разбитого стекла. Он подошел достаточно близко к взбешенному Брюстеру, и окружающие, привлеченные шумом, поспешно отхлынули назад.
— Роббинс безоружен, — громко сказал кто-то, перекрывая тихий гул голосов.
— Такие, как он, всегда могут позаботиться о себе, — ответил другой.
Сайрус Ивере, стоявший в дальнем конце бального зала протолкнулся через толпу.
— Янси, сукин сын! — заорал он. — Я убью тебя за это!
Но Брюстер был целиком поглощен Джессом Роббинсом, с одержимостью пьяного, помешанного на мести.
— Держитесь подальше, Ивере, — предупредил Джесс, когда старик наконец вырвался на открытое пространство.
Брюстер мерзко выругался и выхватил револьвер, но, прежде чем успел нажать на курок, карманный кольт Джесса отрывисто пролаял дважды. Обе пули вонзились в грудь здоровяка. Оружие выпало из ослабевших пальцев Брюстера, обмякшее тело рухнуло на пол, покатилось по пологим ступенькам и, гротескно изогнутое, осталось неподвижно лежать у подножия лестницы.
Лисса, дрожа, прильнула к мужу, наблюдая за приближающимся Лемюэлом Мэтисом и Сайрусом Иверсом.
— Крайне обязан, Роббинс, — мрачно сказал Сайрус.
— Я послал за начальником полиции, — самодовольно объявил Мэтис.
— Ну что же, объясните все сами, когда он появится. Мне нужно увести жену от всего этого.
Обняв Лиссу, Джесс направился к боковой лестнице, ведущей к выходу на Хилл-стрит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Огонь в крови - Хенке Ширл



Пне понравилось! Приятная книжка, дочитала до конца) даже всплакнула немного)))
Огонь в крови - Хенке ШирлNasty
26.09.2011, 22.14





Книга очень тяжело читается.Главный герой просто сволочь. соблазнил,сделал ребенка и бросил на следующий день после свадьбы,через год вернулся на месяц и опять бросил на два года,а главная героиня просто дура унижается перед ним и протащилась через всю страну с годовалым ребенком чтобы его найти,ждет полгода его возвращения а он опять ее прогоняет и только в конце говорит как он ее любит ,жить без нее не может уходил ради ее блага.Чушь полная.Жаль потраченного времени.
Огонь в крови - Хенке ШирлНаталья
19.01.2012, 19.48





Такая скукотища.Мне не понравился данный роман.
Огонь в крови - Хенке ШирлНИКА*
17.01.2013, 8.05





роман отличный, мне понравился.
Огонь в крови - Хенке Ширлг
1.08.2013, 12.17





Кому верить?
Огонь в крови - Хенке ШирлПолли
13.08.2014, 13.47





Роман не понравился, главная героиня ничего из себя не представляет, такая своевольная разбалованная дочка богатого папочки вешается на героя,бегает за ним, практически предлагает ему себя, а потом удивляется его пренебрежительному отношению.
Огонь в крови - Хенке ШирлJane
28.01.2015, 22.56





А мне главная героиня наоборот понравилась, даже показан ее характер в развитии. Сначала - избалованная девчонка, потом - повзрослевшая женщина, очень даже неплохо, я бы посоветовала для чтения
Огонь в крови - Хенке ШирлИрина
14.03.2015, 21.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100