Читать онлайн Гордость и целомудрие, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и целомудрие - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и целомудрие - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и целомудрие - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Гордость и целомудрие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Покидаете Англию?! Джосс… — Он приподнял ее лицо и снял с носа очки. От слез ее глаза припухли и покраснели, а сама она показалась Алексу на удивление бледной. Он никогда не видел Джоселин Вудбридж в таком отчаянии. А ведь она держала себя в руках даже в те минуты, когда узнала о гибели своего горячо любимого отца. — Что случилось? — ласково спросил Алекс, увлекая свою приятельницу из шумной конторы в тесный кабинет, где работал Бертрам Терлоу.
— Берти, вас не затруднит, если мы с мисс Вудбридж ненадолго останемся тут вдвоем? — обратился Алекс к тучному пожилому человеку, корпевшему над огромным гроссбухом.
— А? Что такое? — Терлоу поднес слуховую трубу к уху, спрятанному под завитками растрепанного старого парика. Когда Алекс прокричал свою просьбу еще раз, его партнер нехотя вылез из-за стола, сгреб в охапку бумаги и вышел, бурча что-то неодобрительное по поводу нравов нынешней молодежи.
Алекс отвел Джосс в дальний угол, где пылились два забытых кресла для посетителей. Она как раз собиралась сесть, но молодой человек остановил ее, убрал с сиденья стопку пожелтевших от времени бумаг и стряхнул пыль, после чего предложил:
— Ну вот, присядьте и объясните мне все по порядку. — Он вернул своей необычной гостье очки и устроился в кресле напротив.
Джосс первым делом избавилась от непрошеных слез и водрузила очки на нос, чтобы поскорее увидеть столь дорогое ей лицо.
— Мне ужасно стыдно за свое поведение, Алекс. Мистер Терлоу наверняка решил, что я сбежала из сумасшедшего дома, когда я без спросу явилась в вашу контору и заявила, что непременно должна вас повидать. Дворецкий у Кэрузерзов сказал, что вы почти не ночуете дома, и я просто не знала, где вас искать. — Она глубоко, прерывисто вздохнула, стараясь подавить рвавшиеся из груди рыдания.
— Но скажите, почему вы захотели бежать из Англии? — растерянно спросил Алекс.
— Боже упаси, ничего подобного не хотела! Но у меня нет выхода. Этот мой дядя Эверетт…— при одном упоминании его имени бедняжку передернуло от злости, — намерен силой выдать меня замуж! Свет еще не видел такого жуткого, отвратительного мезальянса!
— Мезальянса? Вы хотите сказать, он нашел вам жениха? — Алекс вздрогнул. Было очевидно, что у Джосс нет никаких перспектив найти приличного ухажера, и, видимо, старый граф воспользовался испытанным средством: предложил какому-нибудь разорившемуся пэру кругленькую сумму, лишь бы сбыть с рук непокорную девицу. — И кто же это?
— Сэр Сесил Ярдли, — с отвращением произнесла она.
— Ярдли? — Алекс решил, что ослышался. Насколько он знал, этот старый жирный прохвост давно разменял седьмой десяток, потерял все зубы и к тому же промотал все деньги, гоняясь за молоденькими куртизанками. Поговаривали также, что сэр Сесил весьма горяч нравом, скор на расправу и болен дурной болезнью.
— Именно он. Граф уверяет меня, что этот вонючий старый греховодник спит и видит, как бы успеть обзавестись наследником своего бесценного титула до того, как отдаст концы. Между прочим, он уже пережил двух жен, так и не родивших ему здорового ребенка.
— Это потому, что он давно болен сифилисом, Джосс. Возможно, от этой же болезни умерли и его жены. — Девушка побледнела еще больше, и Алекс поспешил добавить: — Не бойтесь! Я не позволю выдать вас замуж против воли!
Джосс что было сил вцепилась в подлокотники кресла, иначе она непременно кинулась бы на грудь своему избавителю. Как ни утешительно было слышать столь доблестное обещание из его уст, им еще предстояло найти подходящее решение этой проблемы.
— Увы, мой друг, ваше мнение вряд ли кого-то интересует, ведь моим опекуном официально считается граф Сатингтон, и с его положением и властью нельзя не считаться. Он уже дал мне понять совершенно ясно, что не в моих силах помешать этой отвратительной сделке. Когда я отказалась выйти за виконта и сказала, что буду искать себе другое жилье, он лишь рассмеялся и ответил, что отец воспитал меня законченной идиоткой. А потом посадил меня под замок, чтобы спокойно устроить все дела с Ярдли!
— Но как же вам удалось убежать?
— Моя спальня на втором этаже. Я вылезла из окна, дошла по карнизу до террасы, по шпалерам винограда спустилась вниз и тихонько вышла через задние ворота, — призналась она.
— Но ведь это же опасно! — Алекс побледнел, вспомнив, какой неловкой была Джосс в тот день, когда он вез ее в город после дуэли.
— А что мне оставалось делать? И закон, и общество — все на его стороне! Мне следует немедленно скрыться, чтобы навсегда покинуть страну или хотя бы дождаться, пока граф умрет.
Алекс пришел в ужас, попытавшись представить себе Джосс совсем одну в дальнем незнакомом порту… Стараясь не поддаваться панике, он старательно массировал переносицу и судорожно пытался придумать более приемлемое решение.
— Я мог бы отправить вас к своим родителям в Саванну. Теперь, когда Полли тоже покинула родное гнездо, они будут только рады обзавестись еще одной дочкой…
— Я не могу злоупотреблять вашей дружбой! К тому же меня наверняка настигнут везде, ведь мой след отыскать легко. Он не дурак и знает о нашей дружбе. Как только меня хватятся, первым делом будут искать здесь. Нет, мне следует скрыться в совершенно неожиданном месте. Я подумала, может быть, в Индии…
— В Индии? — грозно переспросил Алекс. — Да вы хоть малейшее представление имеете, о чем говорите? Или, может, вы уже бывали в Индии?
— А вы? — Джосс упрямо цеплялась за свою безумную идею, как утопающий за соломинку.
— Да, когда я мальчишкой тайком отправился в плавание на одном из наших кораблей! Индия полна опасностей и ловушек даже для хорошо вооруженного взрослого мужчины. И уж точно это не место для одинокой молодой белой женщины! Вы не успеете сойти на берег в Калькутте, как будете проданы в какой-нибудь гарем!
— Ну, тогда куда-нибудь в Америку, но не к Блэкторнам: в Бостон или в Нью-Йорк? Слухи о войне все крепнут. Боже упаси нас от нового кровопролития, но если будут разорваны дипломатические связи…
Алекс рассеянно слушал Джосс, откинувшись в кресле и спрятав подбородок в ладонях. У него только что зародилась смутная идея… честно говоря, безумная идея… или не совсем? Черт побери, если бы не этот Драмм с его дурацкими намеками на их отношения… И тем не менее идея оказалась не так уж плоха!
Нет, он еще не окончательно рехнулся, чтобы пойти на этот шаг! Но зародившаяся недавно мысль не давала ему покоя.
Он так задумался, что даже Джосс обратила внимание на его рассеянный вид и прервала свое перечисление известных ей диких и удаленных от Англии частей света. Она глубоко вздохнула и робко коснулась его руки:
— Алекс, что с вами? Я вовсе не хотела перекладывать на вас свои проблемы! Пожалуй, мне следует взять себя в руки и вернуться к графу. Может, мне удастся уговорить Ярдли? В конце концов, если он не передумает, я всегда могу подлить ему яду в вечерний чай перед брачной ночью. Или просто проломлю ему голову кочергой.
— Нет, Джосс. — Алекс встрепенулся, подался вперед и схватил ее за руку. — Вам не придется иметь дело с Ярдли! У меня возникла мысль, как разрешить и вашу проблему, и мою…
Джосс ничего не могла с собой поделать: она тонула в этих дивных карих глазах, смотревших на нее с таким сочувствием… О чем, бишь, он говорит? От волнения ей стало трудно дышать.
— Вашу проблему, Алекс?
«Ну, сейчас или никогда!» — подстегнул его внутренний голос.
— Вам известно, как настойчиво мои родственники намекают на то, что мне пора жениться.
— Вы хотите сказать, что они нашли для вас невесту? — Джосс старалась не подавать виду, как больно слушать ей эти слова. Перед глазами возник неясный образ роковой красавицы из колоний. Нет, это невыносимо!
— Ну что вы, Джосс! Моим родителям такое и в голову не могло прийти!
— Но… если они не вынуждают вас жениться силой, то в чем же состоит ваша проблема… и какое отношение это может иметь к тем трудностям, с которыми столкнулась я? — Джосс не знала, что и подумать.
Алекс выпустил на миг ее руку и со смущенной улыбкой взъерошил себе волосы.
— Да, пожалуй, разобраться во всем этом не так уж легко, и я… Ох, Джосс, несмотря на все ваши молитвы, я остался прежним шалопаем. Мне нравится мой образ жизни, ночные кутежи и игра в карты и даже… некоторые другие удовольствия, которые не принято обсуждать при дамах!
Джосс кивнула, прикусив губу. Она не знала, плакать ей или смеяться над признаниями ее бесшабашного ангела-хранителя.
— Но вернемся к моим родным, — спотыкаясь на каждом слове, продолжил Алекс. — Я чувствую себя виноватым оттого, что заставляю их волноваться. Полли вышла замуж и больше с ними не живет, и теперь они все внимание обратили на меня. И я… как бы это сказать… ну, в общем, мне нужно найти жену — но не настоящую жену! — Он торопливо выпалил последние слова, и снова его речь стала неуверенной и прерывистой. — Мне просто нужно жениться для вида, чтобы мои родители перестали переживать из-за того, что я не желаю остепениться.
У Джосс зародилось некое смутное подозрение, но оно казалось столь чудовищным, что девушка решительно выбросила эти непотребные мысли из головы. Вместо этого она нервно облизнула губы и сказала:
— Продолжайте.
Алекс с тоской подумал о том, что Джосс из-за своих дурацких принципов нарочно строит из себя святую простоту и вынуждает его высказаться до конца, хотя давно обо всем догадалась. Если бы не эти проклятые очки, он по крайней мере мог бы увидеть, как она относится к его предложению!
— Ну, в общем, Джосс, я понимаю, как смешно это звучит, но я мог бы жениться на вас… то есть, конечно, жениться только на словах, для виду. — И он торопливо добавил: — Вам требуется защита от дядиного произвола. А что может быть лучшей защитой, чем замужество? И Ярдли не видать вас как своих ушей!
Вот сейчас, сию минуту, недра земные разверзнутся под ней и поглотят недостойную грешницу. А как же иначе? Ведь оправдались самые ужасные догадки! «Я понимаю, как смешно это звучит, но я мог бы жениться на вас…» Она застыла на месте, ни жива ни мертва, тогда как Алекс, ее милый, ее бесподобный коварный ангел, нервно метался по тесному кабинету. Стиснув до боли кулаки и спрятав руки в складках платья, она слушала, как Блэкторн развивает свою мысль.
— Мой дядя в два счета достанет разрешение на брак. У него достаточно влиятельных друзей в правительстве. Как только наш брак будет заключен по всем правилам, графу ничего не останется, как кусать локти, Джосс. А как только о нашем браке станет известно моим родителям, они оставят меня в покое. Это выручило бы нас обоих. — Джосс по-прежнему молчала, и Алекс продолжал: — Вам никто не помешает работать хоть в больнице, хоть в приюте — словом, заниматься всем, чем душе угодно. — Он наконец нашел в себе силы остановиться и посмотреть ей прямо в глаза.
Джосс боялась шелохнуться. Ну как прикажете ему отвечать?
— Алекс, нам негде будет жить. Вряд ли Кэрузерзы захотят делить с нами свой особняк! — Она тут же ужаснулась собственным словам. Как у нее язык повернулся обсуждать подобную гнусность?!
— Поскольку я работаю постоянно, мне полагаются определенные проценты от прибыли. Как это ни странно, но они уже возросли настолько, что перекрывают выигрыши за карточным столом! — Он нервно рассмеялся. — Я все равно собирался обзавестись собственным жильем. Не далее как на прошлой неделе я присмотрел приличный особняк в районе Чепел-стрит. Комнаты на втором этаже можно будет отдать в ваше полное распоряжение. Но в любом случае последнее слово остается за вами, Джосс.
— А вы займете первый этаж. — Эта фраза никак не походила на вопрос. Да и о чем было спрашивать? Джосс могла не сомневаться, что Алекс собирается жить по-прежнему, а значит, делить постель со своими любовницами, в то время как она будет терзаться от ревности и одиночества в своей клетке наверху.
— Даю слово чести, что вам никогда не придется воочию столкнуться с моими недостойными выходками. — Он улыбнулся так, что у Джосс стало тесно в груди, и театральным жестом прижал к сердцу красивую загорелую руку.
«А ты никогда не догадаешься о том, как я тебя люблю!» Разве она сможет так жить?
«Разве ты настолько глупа, чтобы отказаться от единственной возможности провести с ним всю оставшуюся жизнь?» — подзуживал ее внутренний голос. Джосс отдавала себе отчет в том, что такая возможность бывает лишь раз в жизни. Но нужно иметь немалую отвагу, чтобы не упустить свой шанс. И она задумчиво произнесла:
— Я даже не знаю, Алекс…
— Черт побери, Джосс, — он тут же пошел в атаку, почувствовав, что она колеблется, — разве вы не понимаете…
Она не успела и рта открыть, чтобы выразить свой отчаянный протест, как услышала крики:
— Обыщите весь склад! Переверните все вверх дном, пока не найдете ее!
— Это граф! — охнула Джосс, затравленно озираясь, как будто в этой убогой комнатушке можно было найти укрытие. Алекс выскочил в контору.
— Берти! Во что бы то ни стало помешай графу сюда войти! Скажи, что не видел сегодня ни мисс Вудбридж, ни меня! Это очень важно! — прокричал он в слуховую трубу своего компаньона.
Когда совершенно ошарашенный Терлоу кивнул в знак того, что все понял, Алекс вернулся в кабинет и запер дверь на задвижку.
— Быстро за мной! — шепнул он, хватая за руку Джосс.
Оказалось, что здесь был еще один выход, наполовину загороженный высоким стеллажом, забитым бумагами. Через него беглецы вернулись в помещение склада. Алекс увлек Джосс за собой с такой силой, что едва не вывернул ей руку. Он уверенно лавировал между бочонками с патокой и ящиками с китайским фарфором, направляясь к шаткой лесенке, по которой можно было подняться на чердак. Джосс едва поспевала за ним, задыхаясь от напряжения.
— Куда мы бежим? — спросила она, с опаской уставившись на ненадежные ступени ветхой стремянки.
— Если мне не изменяет память, на крыше есть слуховое окно, — ответил Алекс, уже добравшейся до середины лестницы.
— Хорошо, если она не изменяет. В противном случае вам не миновать Ньюгейта, — пробормотала Джосс, прежде чем набралась отваги доверить свой вес этому хлипкому сооружению. Она даже не могла воспользоваться помощью Алекса, поскольку одной рукой должна была опираться на ступеньки, а другой держала подол платья. Слава Богу, ее привычка носить простые башмаки на низком каблуке помогла ни разу не зацепиться за ступени.
— Вот они! Там, наверху, ваша милость! — вскричал кто-то из команды графа.
Джосс в панике не обратила внимания на то, что последняя ступенька немного выше остальных, споткнулась и полетела головой вперед, куда-то в пыль и паутину. Алекс успел поймать ее и почти волоком потащил в дальний угол, к слуховому окну. Оно оказалось совсем узким и было расположено слишком высоко. Алекс с трудом распахнул перекошенную раму и спросил:
— Вы могли бы вылезти следом за мной и удержаться на водосточной трубе?
— Разве у меня есть выбор? — пропыхтела Джосс, пропуская между ног подол юбки и подтыкая его под пояс таким образом, чтобы получилось некое подобие шаровар. Она видела, как это делали поломойки, работавшие в доках.
— Хорошая девочка, — усмехнулся Алекс, протискиваясь в окно. Он без труда добрался до водосточной трубы и на полметра спустился вниз, чтобы не мешать Джосс. — Если вы не удержитесь, я постараюсь вас поймать или хотя бы смягчить падение, — пообещал он, чтобы воодушевить свою спутницу.
Но Джосс была так напугана высотой, что пропустила мимо ушей его неловкую попытку ее подбодрить. Стараясь не смотреть вниз, она вцепилась в ржавую водосточную трубу, как пиявка. Увлекаемая собственным весом, Джосс то сползала, то соскальзывала вниз, но была остановлена уверенной рукой, поддержавшей ее под зад.
Внезапно безо всякого предупреждения, кроме невнятного ругательства, он был вынужден убрать руку, чтобы не свалиться самому. Как только Алекс перестал подпирать ее ягодицы — между прочим, они оказались на удивление округлыми и тугими, — она испуганно всхлипнула и стремительно заскользила вниз. Стоило ее ногам нащупать первую попавшуюся опору — а ею оказались плечи и голова все того же Алекса Блэкторна, — Джосс стиснула бедра со всей силой отчаяния. Она и не подозревала, что обладает столь развитыми мышцами в этой части тела, однако пустила их в ход, ни секунды не раздумывая, поскольку спасала собственную жизнь.
Когда Джосс упала ему на плечи всем своим весом, Алекс крякнул и чертыхнулся от неожиданности. Он едва не свалился с проклятой трубы, а до булыжной мостовой оставалось еще добрых двадцать футов свободною полет?.. Когда ее ноги обхватили его шею, Алекс растерялся. Но тут подол ее платья выскочил из-под пояса и плюхнулся ему на лицо. Благополучно лишившись возможности видеть и тем более дышать сквозь весь этот ворох юбок, Алекс судорожно хрипел и кашлял, инстинктивно пытаясь сделать глубокий вдох. Это только усугубило его положение, так как он нечаянно втянул в рот край самой тонкой нижней юбки.
Ему оставалось лишь одно: как можно скорее спуститься на землю, пока он не свалится и не свернет себе шею. Или пока Джосс не свернет ему шею, свалившись с него. Или пока он не потеряет сознание от удушья.
— Они хотят удрать в переулок! — крикнул кто-то у них над головой.
Глухо чертыхаясь, Алекс постарался ускорить свой спуск.
— Долго нам еще? — прошипел он, перед каждым словом отплевываясь от муслина.
— Я слишком боюсь высоты, чтобы смотреть вниз! — И Джосс с отчаянием обреченной зажмурила глаза. При этом она не отдавала себе отчета в том, что нижняя половина тела инстинктивно повторяет движения верхней, а значит, ее ноги еще сильнее стиснули шею несчастной жертвы. С языка Алекса сорвалось весьма неинтеллигентное выражение.
Почувствовав, как водосточная труба вздрагивает оттого, что кто-то из преследователей выбрался за ними из слухового окна, Блэкторн решил рискнуть и просто прыгнул вниз.
Они приземлились на голые булыжники, Джосс оказалась сверху. К счастью, им пришлось пролететь не более десяти футов. Но Джосс угодила каблуком по самой чувствительной точке мужского тела.
— Алекс, вам плохо? — с тревогой вскричала она, как только освободила от своих юбок изрядно позеленевшую физиономию милого друга.
— Лучше… не… бывает… — прокряхтел он, катаясь по земле. От боли у него перед глазами бешено мелькали алые звезды.
Их внимание привлекли двое мужчин, проворно спускавшихся по трубе. Джосс была вынуждена оставить полуживого Алекса и ухватилась за конец трубы в надежде оторвать ее от стены и лишить преследователей опоры. Последний крюк, на котором держалась труба, давно расшатался, и труба ходила ходуном у Джосс в руках. Джосс обхватила ее и стала раскачивать в надежде совсем вырвать крюк из кладки. Вскоре она с радостью услышала протяжный скрип и скрежет: крюк подался, нижний кусок трубы оказался у нее в руках, а верхняя секция обрушилась заодно с поимщиками.
Они свалились друг на друга точно так же, как за минуту до этого Джосс с Алексом, только лететь им пришлось намного дальше. Пока люди графа приходили в себя, охая и корчась от боли, Джосс дернула Алекса за руку:
— Бежим!
Тряся головой в надежде хоть немного очухаться и стараясь не обращать внимания на острую боль в паху, он кое-как выпрямился и заковылял за Джосс, крепко сжимая ее руку. За первым же поворотом переулок вывел их на более оживленную улицу, где им без труда удалось нанять экипаж.
Алекс со стоном рухнул на потертую плюшевую скамейку и посмотрел на Джосс:
— Надо же, как удачно, что мы женимся только для виду, а то я не скоро смог бы исполнить свой супружеский долг!
Джосс, несмотря на уязвленную девичью скромность, постаралась во всех подробностях припомнить обстоятельства их падения. От стыда она стала красной как рак.
— Ох! — воскликнула она, прижав к лицу руки в перчатках, испачканных ржавчиной. В итоге на перчатках оказалась еще и паутина. Но разве ее нынешний непристойный вид мог сравниться с тем, что она вытворяла несколько минут назад, вися на водосточной трубе? — Алекс, я обнимала моими… моими ногами вашу голову! Боже мой, я готова умереть от стыда!
Несмотря на свое незавидное состояние, Алексу все же хватило сил лукаво ухмыльнуться и ответить шуткой:
— Честно говоря, моя дорогая Джосс, главный урон моему здоровью нанесли не эти объятия.
— Как вам не совестно, Алекс? Пощадите хотя бы мою девичью чувствительность! — возмутилась она. Впрочем, в подобной ситуации вряд ли было уместно беспокоиться о том, как сохранить достоинство.
— Мой бесподобный синий чулок! Слава Богу, в вас гораздо больше чувства, чем чувствительности! — Довольно ухмыляясь, он окинул взглядом ее чумазое лицо и покрытые паутиной волосы. Где-то по пути она потеряла шляпку, и растрепанный узел волос сполз на самую шею. Прыгнув с трубы, они угодили в глубокую лужу, и от ее мокрого платья исходил отчетливый запах сточной канавы. Джосс оставалась верна себе.
«И я действительно ее люблю!» — вдруг подумал Алекс. Он тут же поспешил уверить себя, что эта привязанность не имеет ничего общего с физическим влечением, но Джосс оказалась гораздо забавнее, чем любая из его сестер. Он вообще не встречал таких, как она. И никому на свете — даже Драмму — он не мог бы доверить те тайны, что доверял Джосс.
— По-моему, из нас выйдет превосходная пара, Джосс!
— Но я еще не дала согласия на ваше скандальное предложение, — строго напомнила она. — Вы понимаете, на что идете? А вдруг вы передумаете? Что, если в один прекрасный день вы влюбитесь в женщину, которую захотите сделать своей женой? — вопрошала она, играя в адвоката дьявола. — Куда вы денете меня?
— Можете не бояться. Я не собираюсь влюбляться в какую-то одну женщину. Я слишком привык к разнообразию, к бесконечной смене лиц и не собираюсь менять своих пристрастий, — ответил он с сатанинской ухмылкой.
А Джосс с болью подумала о том, что и она когда-нибудь может влюбиться. Но Алекс почему-то даже в мыслях не допускает такую возможность. Какой спокойной и устоявшейся была ее жизнь до той роковой встречи в порту! Джосс занималась своим делом, выбросив из головы девичьи мечты о муже и детях. Но Алекс снова разбередил в ее душе ненужные грезы. Грезы, ставшие для нее, Джоселин Вудбридж, самой тяжкой пыткой.
— Послушайте, Джосс, — начал он, вырвав ее из задумчивости, — если вас смущает то, что я могу передумать и пожалеть о том, что сделал, что нам мешает расторгнуть брак? При этом я дам вам столько денег, что вы ни от кого не будете зависеть. И я обещаю, что никогда не посягну на ваше… словом, не стану к вам приставать.
Джосс стало совсем тошно. Как она сможет дать ему развод после долгих лет, прожитых бок о бок? Но внутренний голос звучал все громче, повторяя: «Разве ты не готова пожертвовать жизнью ради каждого мига, проведенного возле него?»
— Ну же, Джосс, смелее! — воскликнул он, помогая ей выйти из кареты. — Каково будет ваше слово?
— Очень хорошо, Алекс. Я выйду за вас, — сдавленно ответила девушка. Что она делает? Открывает двери в рай на земле или срывает крышку с ящика Пандоры? Алекс в восторге наградил ее братским объятием.
— Я так и знал, что вы оцените мой план по достоинству! Идемте же ошарашим Драмма! — И он подхватил Джосс под руку.
— Драмма? — От неожиданности она встала как вкопанная. Только теперь Джосс обратила внимание на то, куда они приехали. Конечно, она слышала, какой адрес назвал Алекс кучеру, но в тот момент ей было все равно, куда ехать, — лишь бы скрыться от погони.
— Мы не можем вернуться к дяде Монти, а знакомство с моей новой подружкой вряд ли обрадует вас обеих… так что остается лишь Драмм!
Хотя недавние рассуждения о разводе и любовницах отнюдь не улучшили ее настроения, Джосс хватило духу пошутить:
— Представляю, как он обрадуется! Хотела бы я посмотреть, какое у него будет лицо, когда вы познакомите его со своей невестой?
— Чего же мы ждем? — Он подставил локоть, и рука об руку молодая пара направилась в дом.
Драмм застыл на месте, позабыв о том, что коньяк из бутылки перелился через край его чашки с послеполуденным чаем. Он не мог оторвать взгляда от мисс Джоселин Вудбридж, без пяти минут миссис Александр Блэкторн, с чинным видом сидевшей на роскошной греческой кушетке в его уютной гостиной. Несмотря на попытки привести себя в порядок, она скорее походила на одну из крыс, слегка придушенную ее собакой, чем на счастливую невесту. Кое-как закрепленная на макушке копна грязных волос напоминала засаленный колтун. Бледное лицо было измазано грязью, а очки, как всегда, перекосились. Бесформенное коричневое платье как будто жевала корова. Оно свисало с нее мокрыми складками, похожее на парус корабля, угодившего в штиль.
Кто бы мог подумать, что Алекс женится на ней? Драмм все еще пребывал в ступоре, пока Алекс с воодушевлением выкладывал ему свой сумасшедший план. Но при этом маленький денди не утратил природной наблюдательности, и бросавшаяся в глаза разница в поведении этой «молодой пары» внушила ему весьма серьезную тревогу. То, как она ела глазами Блэкторна всякий раз, когда считала, что ее не видят…
На протяжении этих двух лет он не испытывал ничего, кроме легкого любопытства по поводу природы столь странной дружбы между Алексом и дочкой священника. И хотя Драмм никогда не упускал случая пошутить над его влюбленностью в женский ум, он не предполагал, что эти шутки могут иметь столь серьезные основания.
Джосс с трудом выносила его присутствие и скрывала свою неприязнь к Драмму исключительно ради Алекса. Драмм нисколько в этом не сомневался и не обижался. Он тоже готов был терпеть ее ради Алекса и со временем даже проникся некоторым уважением к ее недюжинному уму. Но женитьба всегда становится испытанием для мужской дружбы. Если Драмм все еще не мог понять, что за чувства испытывает к Джосс Алекс, он больше не сомневался по поводу обратного. Джоселин Вудбридж была по уши влюблена в его друга. Тем временем Алекс отправился к дяде, чтобы с его помощью получить разрешение на брак, и Драмм остался вдвоем со своей странной гостьей.
— Вы так на меня уставились, будто я вот-вот зарычу и вцеплюсь в вас, как Пок в жирную крысу, — не выдержала Джосс. Алекс уже давно ушел, а они так и сидели, не зная, что сказать друг другу. Гостья пригубила остывший чай и выжидательно посмотрела на Драмма.
— Интересная идея, но из представителей животного мира я скорее сравнил бы женщину с паучихой, проворно плетущей сети для беспомощной жертвы, — ответил он.
— Так вот кем вам представляется Алекс — беспомощной жертвой?
— А почему бы и нет? — Он небрежно пожал плечами.
— Но ведь это он сделал столь немыслимое предложение, а не я! Оно устраивает его не меньше, чем меня… если не больше, — добавила Джосс вполголоса, подумав о том, сколько любовниц пройдет через его постель, ничуть не смущаясь присутствием законной жены в спальне на втором этаже.
— Да-да, но все же роль супруга достанется не вам, а ему. Мисс Вудбридж, вам не доводилось слышать про паучих, пожирающих своих мужей?
— Могу вас заверить со всей откровенностью, мистер Драммонд, что постараюсь удержаться и не сожрать Алекса в обозримом будущем, — в тон ему ответила Джосс.
— Хотелось бы вам верить… — В холодных зеленых глазах маленького денди читалось откровенное недоверие. Джосс с большим трудом удержалась от того, чтобы не поежиться под этим неподвижным взором василиска.
— Мистер Драммонд, почему вы меня так не любите?
— Как это ни странно, я как раз собирался задать вам тот же вопрос. Вы всегда лезете напролом? Возможно, именно эта ваша черта так привлекает Алекса. Колонисты по большей части не отличаются деликатностью.
— Вы так и не ответили на мой вопрос, — напомнила Джосс.
Ее все сильнее раздражала игра, затеянная этим странным типом. Но Драмм вдруг вздохнул, и его лицо разительно переменилось: суровая, надменная маска исчезла без следа.
— Мисс Вудбридж, к моему собственному удивлению и смущению, я не могу не признаться, что больше не испытываю к вам неприязни. Я мог бы поразить вас еще больше, доказав, что у нас с вами много общего, но не стану торопить события. — Драмм вернулся к своему обычному томному насмешливому тону. — На данный момент довольно и того, что мы с вами будем просто взаимно вежливы. Но со временем — кто знает? — он на секунду прервался, чтобы взять понюшку табака, — мы могли бы даже подружиться.
Джосс старательно обдумала это поразительное заявление и кивнула.
— Я до сих пор не поблагодарила вас за то, что вы спасли Алексу жизнь.
— Он просто оказался в ту ночь не в форме, — снисходительно ухмыльнулся Драмм. — Сначала выпил лишнего, а потом сорвал слишком большой куш в игорном доме. Ну и, конечно, расслабился — иначе он разделался бы с теми мерзавцами сам, без моей помощи. — Что толкает мужчин на такие глупости?
— Как вино, женщины и карты? — Драмм пожал плечами. — Это наша звериная натура, моя дорогая. Его образ жизни… полагаю, вы от него не в восторге?
— Он постоянно подвергает себя ненужной опасности. Чем же тут восторгаться?
— Осмелюсь предположить, что женщины вас возмущают больше всего? — процедил Драмм, внимательно следя за ее реакцией.
— Ночные кутежи и азартные игры — грех не менее тяжкий, — насторожилась Джосс.
— Ответ, достойный добропорядочной юной методистки, — добродушно усмехнулся Драмм, — однако под ним кроются более нежные чувства к нашему бесшабашному приятелю, нежели религиозное рвение.
— Он мой друг, так же как и ваш.
— Совершенно верно, моя дорогая, — кивнул он. — Как всегда, вы абсолютно правы…
К вечеру явился Алекс с Монтгомери Кэрузерзом и англиканским священником. Преподобный отец и без того чувствовал себя неловко, а вид растрепанной невесты и жениха в грязном, оборванном платье только усилил его желание как можно скорее закончить церемонию и убраться отсюда подобру-поздорову. Джосс с Алексом стояли перед ним и повторяли слова брачных обетов с тревожной сосредоточенностью, тогда как Монти и Драмм исполняли обязанности свидетелей.
Драмм, против обычного, следил за новобрачными с открытым интересом, позабыв о своих, томных манерах. Да и барон Рашкрофт, с порога заявивший, что этот брак станет отличным щелчком по носу зазнавшемуся старому графу, не в силах был скрыть свое любопытство.
Как только все положенные слова были произнесены и молодые были объявлены мужем и женой, священник поспешил откланяться. Монти поздравил свою новоиспеченную родственницу, поднеся к губам ее руку. Затем хлопнул по спине Алекса и спросил у Драмма, как тот отнесется к предложению навестить игорный дом «Уайтса». Драмм ответил, что зеленое сукно зовет его, как сладкоголосая сирена.
Алекс остался наедине с Джосс после долгого дня, наполненного беготней и суматохой. Чувствуя странную неловкость, он сказал:
— Пока Монти хлопотал насчет разрешения на брак, я успел снять тот дом на Чепел-стрит, о котором говорил утром. При желании мы могли бы сразу же перебраться туда.
— Я уверена, что он мне понравится, Алекс. — Кажется, ее голос дрогнул? Господи, только не это! — Я не приучена к роскоши. Наши с отцом комнаты всегда казались мне самым уютным местом на земле. Я вполне полагаюсь на ваш вкус.
— Ну что ж, миссис Блэкторн, в таком случае не отправиться ли нам на новую квартиру?
Алекс подал ей руку, и у Джосс от волнения закружилась голова. Что она натворила? Она не выдержит, она утонет в этих бездонных темных очах… Ведь они смотрели на нее с такой заботой и теплотой… Но Джосс следовало держать себя в руках и помнить, что он любит ее исключительно платонически, как друга.
«Но ведь это ваша первая брачная ночь!» — отчаянно кричал внутренний голос, пока они рука об руку спускались с крыльца в чудесную весеннюю ночь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордость и целомудрие - Хенке Ширл



не плохо, немного приключений,немного любви и страсти
Гордость и целомудрие - Хенке Ширлварвара
1.03.2012, 17.58





Очень-очень даже не плохо....правда были пару страниц которые меня утомили, но роман мне очень понравился...читайте не пожалеете
Гордость и целомудрие - Хенке Ширлkatolina100
1.02.2013, 13.12





мне настолько понравился Драммонд,что за хотелось у знать его судьбу...но продолжения я не нашла...жаль
Гордость и целомудрие - Хенке Ширлkatolina100
1.02.2013, 13.23





Очень классный роман)10/10.
Гордость и целомудрие - Хенке ШирлОльга
24.03.2013, 3.45





Я не люблю читать про американцев. Но бросить читать не смогла. Захватило. Хороший женский роман. 10 баллов.
Гордость и целомудрие - Хенке Ширллена
5.02.2014, 17.50





хороший роман хоть и не захватывает
Гордость и целомудрие - Хенке Ширлкатя
20.11.2014, 15.10





Знавала я нескольких женщин, подобных гл. героине. Общее у них было то, что воспитывались они отцами после смерти матерей в первые годы жизни. Это и было причиной того, что они были какие-то забубенные, и выглядели как чучело. Чувствуется отсутствие женского влияния. И все-таки даже некрасивая женщина должна быть ухоженной и прилично одетой. Конечно, мужчина может полюбить умную дурнушку, но быстро убежит к красивой, пусть и глупой.
Гордость и целомудрие - Хенке ШирлВ.З.,67л.
10.12.2015, 15.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100