Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Колин проснулся с пульсирующей болью в голове. Проклятое виски. Зря он злоупотребил им накануне. Он попытался перевернуться, но почувствовал, как что-то больно упирается в спину. Пошарив сзади, он вытащил свернутый ремень с револьвером. Что за чертовщина? Он рывком повернул голову и увидел спящую на соседней половине кровати женщину. Этого еще не хватало.
Перед глазами закружились звезды. Издав громкий стон, он опустил револьвер на кровать между ними, разбудив тем самым Мэгги. Она резко села и уставилась на распростертого мужа сузившимися глазами.
Мягкий пружинный матрас прогнулся, и Колин вновь застонал. Затем он несколько пришел в себя, потому что смог выдать порцию ругательств, в которых утверждалось, что ее родители занимались сексом с различными животными.
— Если ты хочешь стать богатой вдовой, почему бы тебе не взять этот револьвер и не пристрелить меня из чувства милосердия? — прохрипел он, с усилием поднимаясь на локте, глядя на нее налитыми кровью глазами и потирая спину.
Мэгги пожала плечами.
— Я вовсе не собиралась убивать тебя. Я просто не хотела, чтобы ты в пьяном бесчувствии навалился на меня и раздавил.
Он посмотрел на нее, потом на револьвер.
— И вообще я для начала вытащила патроны, — добавила она нежно.
Колину ненавистны были ее самодовольная улыбка, приторный тон голоса и даже цвет каштановых волос, так ярко отливающих в утреннем свете, что глазам стало больно.
— Так, значит, мне еще и заряжать предстоит.
— Если только руки не очень трясутся. Смотри, не прострели себе ногу. Впрочем, для начала тебе еще надо попасть в барабан патроном.
— Для женщины, стоящей перед лицом смерти, ты что-то чересчур храбро выглядишь, — сказал он, разматывая ремень с кобуры.
— Для мужчины, который был среди пионеров территории Аризоны, ты чересчур трусоват.
Он рывком поднял голову, уставился на нее и тут же сморщился от волны боли, прокатившейся внутри черепа.
— Трусоват? — тихо и угрожающе спросил он.
— А разве нельзя было по-другому провести со мной ночь, кроме как напиваться в дым? Я полагала, что у нас цивилизованный договор относительно того, как мы проводим ночь. Или тебя что-то не устраивает в нашем договоре? Ты хотел меня, но не как жену.
— Да, меня кое-что не устраивает! Ты чуть не изувечила меня. И потом, я буду пить, когда захочу и сколько захочу. Еще ни одна женщина не говорила мне «нет», и ты таковой не будешь.
— Да, Колин, я сказала тебе «нет», но когда ты ночью ворвался в номер, ты вовсе не был похож на человека, который готов придерживаться условий договора. И именно поэтому ты напился.
Она почти угодила в точку, и от этого он пришел в ярость. Он просидел несколько часов с Блэйком и Розой, пытаясь не думать о том, как проведет ночь наедине с Мэгги Уортингтон. Нет, с Мэгги Маккрори, собственной женой. Не прикоснуться руками к ее упоительному телу! Она была права. Он оказался трусом, пытавшимся утопить похоть в бутылке. И теперь он ненавидел ее за то, что она догадалась об этом. Эта женщина была кем угодно, но только не дурой.
Он оглядел ее взглядом, откровенно выражающим похоть и презрение.
— Только евнух не захотел бы тебя, Мэгги, а я далеко не евнух. Зато я человек слова. Ради Иден я соблюдаю наше соглашение.
Чтоб мне сдохнуть!
Мэгги выдержала его сердитый презрительный взгляд, затем вздохнула и отвернулась в сторону.
— Иден романтизирует нас, Колин. Ей необходимо верить, что мужчина и женщина могут любить друг друга.
Он поднял бровь.
— Ты хочешь сказать, что в ее присутствии мы должны себя вести так, словно наслаждаемся медовым месяцем? Но с точки зрения нашего решения развестись после того, как будущему ее не будет ничего угрожать, согласись, это жестокий фокус.
— Мы и не должны разыгрывать из себя влюбленных по уши, просто держаться, как подобает цивилизованным людям, — сказала она, пытаясь рассуждать здраво.
— После того как ты чуть не сделала меня инвалидом, я не могу просто так ощущать себя цивилизованным человеком, — ответил он, переворачиваясь, потирая спину и свешивая ноги с кровати.
— Ты сам начал. Ворвался пьяный как сапожник и глядел на меня как на…
Как на шлюху, которой заплатил.
Он отбросил простыню, подошел к своей одежде и встряхнул брюки. Затем повернулся к ней. Она продолжала сидеть на постели, натянув на себя покрывало и вцепившись в него.
— Я больше не хотел бы оскорблять твои тонкие чувства, Мэгги. «Зеленая корона» — большое богатое ранчо. У тебя будет отдельная спальня. И дверь между ней и моей спальней можешь закрыть на засов, если хочешь спать спокойно. — Он оделся быстрыми экономными движениями. — И я буду вести себя цивилизованно, если ты хочешь, ради Иден. — С этими словами он вышел из комнаты.
Звук закрываемой двери разнесся эхом в пустоте комнаты. Отдельные спальни и цивилизованность. Но почему же это прозвучало так пугающе, так опустошающе? Неужели именно этого требовала ее гордость, когда он был вынужден попросить ее остаться и помочь им? Озадаченная и несчастная, Мэгги встала и принялась готовиться к новой роли хозяйки «Зеленой короны».


Прескотт, неделю спустя
— Я не уверен, что разрыв помолвки действительно является разумным поступком, мама, — осторожно сказал Эдвард Стэнли, размешивая сахар в кофе и пробуя его. Его темные глаза внимательно следили за властной женщиной.
Софи Стэнли стояла в оконной нише и созерцала открывающийся из окна великолепный вид на столицу. Внизу лежал Прескотт, расположенный в широкой тенистой долине. Между деревянными строениями и кирпичными зданиями возвышались кедры и ели. Устроители города распланировали его по прямым, перпендикулярно пересекающимся улицам, рассчитанным на английский вкус, хотя по-прежнему среди населения преобладали мексиканцы. Софи нравился Прескотт, но мысленно она устремлялась к более высокой цели — к Вашингтону.
Тонкая хрупкая женщина, вдова Стэнли, когда нужно, внушала уважение и заставляла к себе прислушиваться. Несмотря на свои шестьдесят шесть лет, она сохранила прямую как шомпол осанку. Седые, прямые, откинутые назад волосы обрамляли худенькое лицо с изящными чертами и проницательными холодными голубыми глазами. Это была оса в образе женщины, и все в столице остерегались ее жала.
Пока она стояла совершенно неподвижно, уставясь в окно, Эдвард по ее спине понял, что она напряжена. И знал, что сейчас она заговорит. Как любой «единственный поздний ребенок, Эдвард Стэнли всегда был чувствителен к переменам настроения матери. Отец умер, когда он был еще малышом. Эдвард вырос, унаследовав внешность отца и волю матери. В отличие от Софи у него были каштановые волосы и карие глаза. Среднего телосложения, он был строен. Многие женщины находили его лицо с квадратной челюстью красивым. Он усиленно работал над образом серьезного молодого человека.
— Жена Симпсона уже распустила слух по всему Прескотту. Даже приехавший из Тусона Джеб Сеттлер подтвердил, кто Колин Маккрори нанял какого-то полукровку с револьвером для поездки в Сонору. Поразмысли, Эдвард. Они преследовали Иден и этого мерзкого Ласло, с которым она сбежала.
— Но Идеи вернулась домой в «Зеленую корону» с отцом и его новобрачной. Колин сказал, что они ездили в Юму встречать миссис Маккрори. Возможно, произошло просто недоразумение. Колин Маккрори один из богатейших и влиятельных людей территории. И ты сама ни перед чем не останавливалась, чтобы добиться моей помолвки с Идеи.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что это я виновата в том, что эта маленькая дурочка сбежала с охранником? — Ее слабый голосок был спокоен, холоден и угрожающ.
Эдвард сделал еще один глоток кофе, уже окончательно остывшего, и отставил чашку.
— Ну, разумеется, нет, мама.
— Значит, ты должен написать Колину Маккрори и недвусмысленно указать, что будет лучше, если мы без особого шума расторгнем помолвку.
— Не хотелось бы мне иметь врага в лице Колина Маккрори, — задумчиво сказал Стэнли.
— После того как вся эта скандальная история распространится, у него будет столько проблем, что о тебе он вспомнит в последнюю очередь, — фыркнула Софи.
На красивом мальчишеском лице Эдварда невольно появилась лукавая улыбка.
— Представляю, что чувствует Мария Уиттакер. Она, наверное, готова убить Маккрори. Или его новую жену.
Софи бросила на сына сокрушенный взгляд. Мужчины иногда бывают такими вульгарными.
— Она сглупила, позволив увлечь себя в постель до того, как вытащила из него предложение о браке. — Отбросив мысль об обманутой Марии, она постучала костлявым пальцем по щеке. — Интересно, чем эта таинственная дамочка увлекла Колина? Видит Бог, он столько лет уклонялся от брачных уз.
— Нисколько не сомневаюсь, что ты выяснишь это, мамочка, — сухо сказал Эдвард.


У Эд Фиббз был нюх на новости, и сейчас она принюхивалась, сидя за своим письменным столом в захламленной редакции «Аризона майнер». Впрочем, «письменный стол» — слишком громкое название для старой развалюхи, приютившейся в углу узкого помещения. Она делила этот длинный стол с наборщиком, который складывал тут свои коробки и промасленные тряпки.
Морщась от резкого запаха, она постукивала карандашом по блокноту перед собой и озабоченно щурилась.
— Сегодня вечером Люсиль Гесслер устраивает чайную церемонию, посвященную прибытию в Прескотт новой жены Колина Маккрори, — говорила она боссу, Клементу Элгрену.
Клемент, справедливо прозванный Толстяк Элгрен, подняв седые брови, щурил на нее из-за письменного стола близорукие глаза.
— А я думал, что ты ненавидишь чайные церемонии и прочие дамские забавы, — сказал он с подозрением.
Продолговатое лицо Эд с выступающими скулами и резко очерченным носом было сейчас воплощением хитрости.
— Но разве это не новость, когда самый богатый и убежденный холостяк территории привозит домой таинственную новую жену после того, как последнее время он общался с Марией Уиттакер?
Клемент хмыкнул. «Общался» было, пожалуй, наиболее вежливым определением того, что затевала интриганка Мария, но Клемент не стал придираться.
— Ты перестань носиться с этой историей о войне Маккрори с торговцами из Тусона. Я еще раз говорю тебе, держи свой нос подальше.
Он поднялся на ноги, выпрямившись во все свои пять футов, грозный только благодаря толщине. Один городской остряк сказал: «Он настолько толст, что у него даже профиля нет».
Эд прекрасно изучила грубоватую манеру сварливого старого газетчика, который в прошлом месяце предоставил ей работу, в которой она отчаянно нуждалась.
— Я напишу только о чае, — невинно ответила она. — Люсиль Гесслер устраивает такие церемонии в пику Софи Стэнли, претендующей на роль властительницы общества Прескотта. Интересно, кто из них победит, — лукаво добавила она, поскольку этот результат ее как раз заботил меньше всего.
— Ты лучше посмотри, нельзя ли что-нибудь раскопать об этой девице Маккрори, пока будешь там. Что-то не верится мне в эту сказку о том, что она была в Юме, наблюдая за брачной церемонией, которая свершилась в одну минуту.
Если у него будет информация о Колине Маккрори, то Пенс Баркер щедро отблагодарит. Клемент посмотрел на эту долговязую женщину, действующую ему на нервы. Слишком уж она шустра для женщины, прямо не ходит, а носится, покушаясь на его права как репортера, так и редактора, пишущего о политике в столице территории.
— Все это выглядит подозрительно, хотя и слухи, которые распространяет старая Элда Симпсон о том, что ее дочь Луиза помогала сбежать Иден с неким телохранителем, тоже выглядят как чистое безумие. — Эд любила разыгрывать роль «адвоката дьявола» перед Толстяком Элгреном.
— Да, но вот Эдвард Стэнли придерживается другого мнения. Он быстренько разорвал помолвку с высокородной и богатенькой дочкой Маккрори, — едко сказал он. — И зачем вообще молодой сообразительный высокопоставленный чиновник Стэнли, с его политическим будущим, собирался породниться с семьей любителей апачей.
— Может быть, из-за денег? Или из-за политического влияния Маккрори в Вашингтоне? — продолжала поддразнивать Эд.
Он еще раз хмыкнул, раскрасневшись.
— Ты оставь Стэнли в покое. И в политику не лезь. Это мое дело. — Он перекатился с пятки на носок, и половые доски жалобно заскрипели.
Эд невинно моргнула своими живыми серыми глазками.
— Я всего лишь собираюсь написать о чайной церемонии. И мне действительно интересно, как одевается миссис Маккрори.
Элгрен бросил на нее предупреждающий взгляд, затем повернулся и отправился за письменный стол. Прежде чем выйти из кабинета, Эд Фиббз торжествующе ухмыльнулась ему в спину.


Мэгги мало была озабочена тем, что она наденет на чайную церемонию. Не больше, чем Эд Фиббз. Главной ее заботой со дня прибытия в Прескотт оставалась Иден, которая сейчас, сидя у окна отеля, ковыряла цыпленка на тарелке, так и не съев ни кусочка.
— Я позволю тебе не завтракать при условии, что на обед ты съешь все, что я подам, — стараясь говорить строго, сказала Мэгги.
— Я просто не в силах вновь высиживать в ресторане перед лицом этих шушукающихся людей, — слабо отозвалась Иден.
Мэгги подавила циничную улыбку.
— Они шушукаются не о тебе, а обо мне, — интересуются моим таинственным прошлым.
— Все решат, что ты идеально подходишь отцу. Еще бы. Мы спим в разных спальнях и общаемся, как вежливые незнакомцы. Интересно, не такую ли жизнь представляла себе Иден совместно с Эдвардом Стэнли. Если такую, то не удивительно, что она сбежала с Джудом Ласло!
— И перестань размышлять об Эдварде Стэнли. Мужчина, который прислал записочку о разрыве помолвки и не набрался мужества сказать об этом с глазу на глаз, ничего не стоит, — негодующе сказала Мэгги, все еще возмущенная тем жестоким и трусливым способом, которым обошлись с Иден. — Он сделал вывод, основанный на слухах.
— Да не делал он никакого вывода, я и не сомневаюсь. Делала его мать. Софи Стэнли не потерпит и намека на скандал. Она убеждена, что Эдвард будет сенатором Соединенных Штатов, а в один прекрасный день, может быть, и президентом, — холодно уже говорила Иден. Мысли о Софи как о свекрови всегда бросали ее в озноб.
— Ни один человек с таким отсутствием инициативы никогда не станет президентом, — решительно сказала Мэгги. — Иден, ты не смеешь позволять таким, как Софи Стэнли, командовать в этом мире. Если ты сейчас не выстоишь против нее и ее друзей, то остаток жизни проведешь в затворничестве. Молодая женщина, которая не побоялась положить многоножку в ботинок Джуда Ласло, не может быть такой трусливой. Наоборот, она невероятно мужественная — ведь она готова была пожертвовать собственной жизнью ради спасения жизни отца.
— И которая сама же все это и устроила, всю эту опасную ситуацию.
Посмотрев на решительное лицо Мэгги, Иден вздохнула и взяла кусочек с тарелки.
— Вы, молодая леди, настолько исхудали, что вам надобно дважды пройтись по улице, чтобы наконец от вас стала падать тень. Съешь все.
Несмотря ни на что, Иден улыбнулась.
— Что бы я делала без тебя, Мэгги? Вот ты у нас по-настоящему мужественная.
— То-то же. Мы еще покажем этим старым городским клушкам, на что способны женщины Маккрори. Заканчивай еду, а я пока приготовлю тебе платье для чайной церемонии. Зеленое канифасовое, я полагаю?
Час спустя женщины Маккрори выходили из экипажа перед показущным домом Люсиль Гесслер, окруженным призовыми розовыми розами «Баронесса Ротшильд». Мэгги надела льняной голубой ансамбль с оборчатой белой блузкой, сложный и вычурный по сравнению со скромным девическим канифасовым платьем Иден.
— Выше голову. Уж у тебя опыт в лавировании среди этих чашек побольше моего, — сказала Мэгги, пока они шли к парадному крыльцу, на котором елейно улыбалась Люсиль.
Чрезмерное радушие не скрывало острого любопытства, сквозившего в ее живых карих спаниэлевых глазках, в то время как она осматривала обеих женщин.
— Я так взволнована уготованной мне ролью представить вас обществу Прескотта, миссис Маккрори. Вы просто обязаны нам поведать, как вам удалось покорить этого неуловимого негодника Колина.
Мэгги, отделываясь полуответами, на ходу улыбаясь, завязывая одновременно беседы с полудюжиной женщин в шумной гостиной Гесслеров, по возможности старалась включить в общий разговор и Иден. Мэгги ощущала неявную ненависть части женщин, которым представляли новую хозяйку «Зеленой короны». Впрочем, они были достаточно хорошо воспитаны, чтобы не обсуждать вслух бродившие вокруг слухи.
По мере того как Мэгги принялась расписывать историю о знакомстве с Колином в прошлом году, во время его деловой поездки в Сан-Франциско, в комнате становилось все тише. К этому моменту в помещении находилось уже по крайней мере две дюжины леди, попивающих чаек и пробующих выпечку повара Гесслеров, умудрившегося приготовить непропеченные птифуры и слойки с кремом.
От парадного вестибюля не сводила глаз со спины Мэгги эффектная женщина с иссиня-черными волосами в фуксиновом платье. Бледное лицо было столь же совершенной лепки, как у скульптур Микеланджело. И столь же холодным. Она двинулась по людной комнате, сопровождаемая волной шепота. Женщина остановилась перед Мэгги, изобразив на тонких губах улыбку, в то время как серо-голубые глаза оставались холодными как лед.
— Вы, должно быть, новая жена Колина. А я — Мария Уиттакер. Колин и я были друзьями почти пятнадцать лет. Я не представляю, что буду делать без него, ведь мой муж умер два года назад.
Итак, это та самая женщина, о которой меня предупреждала Идея, кисло подумала Мэгги, возвращая холодную, отстраненную улыбку.
— Я разделяю скорбь о вашей потере, миссис Уиттакер, — сладкозвучно сказала Мэгги.
Она заметила, как Люсиль Гесслер теребит в руках носовой платок, так что даже оборка отрывалась.
— Ваш брак явился полной неожиданностью для всех в Прескотте, — сказала Мария, игнорируя насмешку Мэгги и продолжая в том же наступательном тоне. — И, насколько я знаю, Колин ни разу не упоминал о вас.
— Мой муж, миссис Уиттакер, как вам должно быть известно после стольких лет дружбы, — молчаливый шотландец, который советуется только сам с собой.
— В самом деле. Я так сомневаюсь, что он и с Иден посовещался относительно своих планов. — Она с насмешливой озабоченностью обратилась к Иден:
— Довелось ли тебе до венчания в Юме встречаться с твоей мачехой?
Иден порозовела под взглядом всех, находящихся в комнате, и потерянно стала отыскивать ответ на коварный вопрос, но тут вмешалась Мэгги:
— Следует отметить, что Иден была поражена решением отца, как и все вы, но только отнеслась к этому с гораздо большей радостью, — сказала она и подмигнула девушке.
Глаза Марии засверкали яростью.
— Но ведь у Иден были совсем другие планы до того, как она вернулась вместе с вами и Колином в «Зеленую корону».
— Я так понимаю, что вы имеете в виду наши отношения с Эдвардом Стэнли. Да, помолвка разорвана, и я радуюсь этому событию, — со спокойной решимостью сказала Иден.
Мэгги готова была расцеловать ее.
— Как и ее мачеха, — сказала Мэгги, пародируя манеру Марии выражаться.
Отмахнувшись от Марии взмахом подола и оставляя ее в разгневанном состоянии, Мэгги повернулась к взволнованной хозяйке.
— Вы должны мне показать ваши знаменитые розы, Люсиль. — Взяв под руку падчерицу, она добавила:
— Иден мне столько о них рассказывала.
Они двинулись по гостиной, по дороге знакомясь с другими женщинами, собравшимися в небольшие группки, и дошли до боковой двери, ведущей в розовый сад Люсиль.
После их ухода разговор вновь превратился в негромкое жужжание, хотя группа сторонниц Марии обменивалась резкими негромкими репликами.
— Никто не знает, откуда она взялась… Вероятно, деньги Колина…
— Эта девица сбежала с обычным охранником. И кого они хотят одурачить сказкой про Юму?
— И я не обвиняю Эдварда Стэнли. С Иден Маккрори все кончено.
Эд Фиббз с живейшим интересом наблюдала за стычкой и последствиями и пришла в восхищение от находчивости женщин Маккрори. Боже, как же она ненавидела этих кумушек, обожающих посудачить за спиною. Возможно, если она подаст хронику о новой миссис Маккрори в выгодном свете, ей удастся побольше разузнать и о самом молчаливом шотландце. Попытка того стоила, а уж за всю историю семейства Маккрори Эд была готова заключить сделку с дьяволом.
Она подождала, пока закончится осмотр роз, и когда троица подошла к крыльцу, спустилась к ним по ступенькам навстречу.
Мэгги увидела высокую мужеподобную женщину в бесформенном коричневом платье, поношенных туфлях, которая приближалась к троице с выражением «а, наплевать» на длинном насмешливом лице.
— О, привет, дорогая. Леди, вы не будете против знакомства с мисс Фиббз? Она у нас работает в газете, — осуждающе сказала Люсиль Гесслер.
Эд протянула Мэгги большую костлявую ладонь для решительного рукопожатия.
— Пожалуйста, зовите меня просто Эд. Мое полное имя — Эсмеральда Дусетт Фиббз. — Она закатила глаза. — И вот я вас спрашиваю, на кого я больше похожа: на Эсмеральду или на Эд?
Иден подавила смешок. Мэгги инстинктивно почувствовала симпатию к этой простой, без претензий женщине с немыслимым именем и пронзительным голосом, хотя она и насторожилась в присутствии газетчицы, которой наверняка захочется покопаться в ее прошлом и в том, что произошло с Иден. С другой стороны, удачная подача новостей в прессе может помочь Иден пережить бушующий вокруг ее имени поток слухов.
— Пусть будет Эд, но только тогда зови меня Мэгги.
Эд признательно улыбнулась.
— Я бы хотела сделать интервью с тобой, Мэгги. Ведь тебе только что удалось захомутать самого закоренелого холостяка на территории Аризоны. Это грандиозная новость, ведь он столько лет ускользал из тенет вдовы Уиттакер!
Мэгги громко рассмеялась.
— Что ж, я думаю, у нас с тобой что-нибудь получится. Мы не уедем из города до середины завтрашнего дня, пока за нами не приедет Колин, чтобы сопроводить в «Зеленую корону». Десять часов утра в нашем номере в отеле устраивает?
Иден встревоженно посмотрела на нее, но Мэгги мягко и успокаивающе пожала ей руку. В настоящий момент им пригодится любой союзник. И она надеялась отыскать такого в Эд Фиббз.


Когда они вечером уезжали от Гесслеров, Мэгги чувствовала, что Иден на грани нервного срыва после отчаянных попыток изобразить, что все нормально, несмотря на все кружащиеся вокруг слухи. Мария и многочисленные ее сторонницы, холодно распрощавшись, уехали гораздо раньше, оставив званый вечер Люсиль. Остальные женщины разбились на маленькие взволнованные группки, откуда доносилось перешептывание и долетали взгляды в сторону Иден и Мэгги.
Мэгги попрощалась и поблагодарила измученную хозяйку, которая чуть ли не в клочья уже истерзала свой носовой платок. Они сели в экипаж и направились в отель.
— Я же говорила, что ничего не получится. Я — пария, и, если хоть еще раз появлюсь в городе с тобой или отцом, у тебя не останется шансов войти в общество Прескотта, — тихо сказала Иден.
— Ерунда, — резко возразила Мэгги. — Эта ведьма Уиттакер использует тебя как средство нападения на меня. Всегда есть любители сплетен. Но в них хорошо то, что они ждут не дождутся, когда наступит очередной скандал, и, когда тот происходит через несколько недель, они уже ничего не помнят о предыдущем. — Под измученным и недоверчивым взглядом Иден Мэгги начала размышлять, что бы такое придумать, чтобы отвлечь девушку от грядущей вечерней депрессии.
Когда они добрались до платной конюшни, Мэгги осенило.
— Почему бы нам не вернуться в отель пешком? До него всего лишь несколько кварталов, а по дороге, мне кажется, нам должен встретиться шляпный магазин.
— Неплохая мысль, — сказала Иден без большого энтузиазма.
Они шли по Элакон-стрит, рассматривая витрины магазинов и разглядывая потоки людей, снующих по этой суетливой столице. Бранились возницы, понукая мулов, запряженных в тяжелые повозки, груженные чем угодно, от кухонной утвари до рулонов миткаля. Поднимая клубы пыли, пролетали дилижансы. Проходили мужчины в грубых рубашках с заплатками на локтях и чиновники в опрятных костюмах. Тут и там шествовали парами леди под небольшими зонтиками от солнца, растрепанные жены пьянчужек в сопровождении оборванных детей обходили магазины.
Попадавшиеся навстречу мужчины приподнимали шляпы, застенчиво улыбались деревенские женщины, и лишь несколько лощеных пожилых леди делали вид, что не замечают эту пару, шествующую по другой стороне улицы. Что ж, во всяком случае, восприятие смешанное. И как раз в тот момент, когда Мэгги показала на один зонтик с оборками, который хорошо бы подошел к дневному платью Иден, та увидела в стекле витрины отражение и остолбенела. Мэгги услыхала язвительность в тоне некой седовласой дамы и сразу поняла, кто она такая.
— У нее еще хватает нахальства показываться в Прескотте после того, как она обошлась с тобой таким постыдным образом.
— Мама, я прошу тебя, — взмолился низкий мужской голос.
Мэгги обернулась, чтобы наконец посмотреть на этих легендарных Стэнли. Женщина прямо как вышла со страниц «Спящей красавицы» в образе злой королевы, и, как ни странно, облик юноши с серьезным и смущенным выражением лица вполне бы подошел сказочному принцу, его волнистые каштановые волосы и темные глаза были особенно хороши. Но чего-то в нем не хватало. Стержня. Характера.
Мэгги оглядела мать и сына отработанным холодным надменным взглядом. Ей бы очень хотелось, чтобы Иден повернулась и смерила их таким же взглядом; и Мэгги была вознаграждена, когда Иден встретила взгляд бывшего жениха с высоко поднятой головой. Эдвард порозовел, решительно взял мать под руку, одновременно приподнимая шляпу перед Мэгги и Иден, и увозя Софи от скандальной перебранки.
Матрона, со своей стороны, отворачиваясь, с презрением приподняла подол платья, словно боялась запачкаться о какие-то отбросы. Мэгги увидела, как стойкость оставила девушку, и слезы, сдерживаемые весь день, показались наконец на глазах.
Она смахнула их взмахом ресниц и скорбно сказала:
— Какая же я была дура, решив, что Ласло такой волнующий, а Эдвард такой унылый. Ну почему же я была так слепа, Мэгги?
Мэгги взяла ее под руку, и они медленно пошли в сторону отеля.
— А мне кажется, если бы Эдвард был действительно достойным человеком, ты бы не обратила внимания ни на Ласло, ни на любого другого мужчину. Брак со Стэнли мог бы оказаться ужасной ошибкой.
Не дойдя до очередного угла, они услыхали шум потасовки, собачий вопль от боли, ругательства какого-то пьяницы.
Здоровенный шахтер с пшеничной бородой и кустистыми бровями угрожающе таращился на Волка. Одетый в грубые хлопчатобумажные штаны и клетчатую фланелевую рубашку, мужик был на полголовы выше своего соперника, а плечи у него были пошире, чем рукоять киркомотыги, привязанной к нагруженному сверх меры мулу. Распластавшаяся между ними большая рыжая дворняжка жалобно скулила. Из уголка пасти сочилась кровь.
— Ах ты краснокожий сукин сын! Это мой пес, и я как хочу, так с ним и обращаюсь. Ты, небось, хотел бы его себе забрать, а? Грязные апачи едят собачатину, да, полукровка?
— Я хотел бы, чтобы ты не забил несчастное животное до смерти. И я не позволю тебе сделать это, и не важно, чья это собака, твоя или губернатора территории, — угрожающе и тихо отвечал Волк. Его черные глаза метали искры смертельной злобы.
— Он добивается, чтобы этот дурачина шахтер вытащил свой револьвер, — сказала Иден, изумленная тем, что невозмутимый и независимый Волк Блэйк вступился за собаку.
— Наверное, он тоже себя ощущает бездомным дворняжкой, парией, — ответила Мэгги, посматривая на шахтера. — Но вот проблема для Волка — у шахтера нет револьвера.
И не успела Мэгги решить, как бы предотвратить потасовку, Иден уже рванулась вперед, бросилась на колени между мужчинами, положила голову раненого животного на подол и принялась его ласково поглаживать.
— Ну, ну, все хорошо. — Она вымазалась об окровавленную пасть. Несколько клыков были выбиты, очевидно, ударом сапога шахтера, угодившего точно в десну.
— И что вы возитесь с этим выродком, мисс Маккрори? — злобно спросил шахтер.
— Оставь леди в покое. Забирай своего мула и двигай, пока не нарвался на неприятности. — Волк аккуратно втиснулся между Иден и раздраженным гигантом.
— А ты уже нарвался, ублюдок апачей. Шахтер нанес мощный свинг, но лишь задел щеку Блэйка, который ловко увернулся под рукой неуклюжего громилы.
К тому времени, как Мэгги помогла Иден отнести раненого пса в сторону от места потасовки, вокруг уже собралась толпа, люди привычно держали пари.
— Ставлю двадцать на Уиллиса.
— Принимается. А я думаю, что полукровка его одолеет.
Блэйк нанес несколько сильных и быстрых ударов по корпусу здоровяка. Толпа распалялась. Большинство поддерживали шахтера, хотя находились и те, кто выступал за спасителя собаки, несмотря на то, что тот имел в своих жилах примесь крови апачей. Ведь он демонстрировал большое умение уличного драчуна, противопоставляя ловкость, скорость и хладнокровие грубой силе.
Схватка складывалась в его пользу, пока шахтер не отшатнулся в сторону мула и не выхватил из поклажи киркомотыгу. Блэйк тут же отпрыгнул назад, а бородатый гигант злобно усмехнулся, обнажив длинные желтые зубы.
— Ну, теперь ты мой. — Он махнул инструментом, и сверкающий конец просвистел в каком-то дюйме от тела Блэйка.
Иден отчаянно вцепилась в руку Мэгги.
— Боже мой, нельзя же допустить, чтобы Волка убили! Стреляй же. Волк!
Мэгги горько пожалела, что оставила в отеле свой кольт калибра 32, который, как правило, носила с собой. Она метнула на Идеи проницательный взгляд. Похоже, она проявляет тревогу о судьбе Волка, сама не сознавая этого.
Волк понимал, что, если человек с кровью апачей в жилах убьет белого на территории Аризоны из-за собаки, его запросто повесят за убийство, — даже если покойник и размахивал киркомотыгой, словно разрабатывал жилу. Дождавшись очередного выпада. Волк поднырнул под смертельную стальную дугу и ударом сшиб шахтера на землю.
Набросившись сверху на здоровяка. Волк ухватил его за запястье и вывернул киркомотыгу у того из руки. Крепко прижав прочную дубовую рукоять к его горлу, он стал надавливать все сильнее, налегая всем весом, пока шахтер не захрипел и не засучил ногами.
Так продолжалось с минуту. Лицо шахтера побагровело, затем приобрело сливовый оттенок, и он потерял сознание.
Волк отбросил инструмент в пыль и поднялся. Он обернулся к женщинам, поднимая шляпу, слетевшую с головы во время драки.
— Похоже, мне суждено в вашем присутствии, мисс Иден, все время участвовать в скандалах.
В его голосе слышалось сожаление, но не извинение.
Она засмотрелась в эти призрачные темные глаза, не в силах почему-то отвести взгляд, пока собака вновь жалобно не заскулила.
— Очень любезно с вашей стороны, что не позволили ему и дальше мучить это несчастное создание, — сказала она, продолжая одной рукой поглаживать мягкую шерстку. — Ей здорово досталось. Как вы думаете, мы сможем отнести ее к ветеринару? Это в паре кварталов отсюда.
— Я думаю, я управлюсь, — сказал Волк, опускаясь на колени рядом с Иден.
Какая она маленькая и хрупкая, как тоненький серебристый лунный лучик. Он протянул руки, чтобы поднять собаку, и Идеи ахнула, коснувшись его темной руки своей бледной.
— О, вам тоже досталось.
Его руки с изящными длинными пальцами могли бы принадлежать какому-нибудь джентльмену, если бы не индейский цвет кожи. От этого прикосновения между ними проскочила горячая искра, поразившая Иден своей сексуальной наполненностью.
— Вы только посмотрите на свои суставы, — выдохнула она. И их глаза встретились вновь.
— Так всегда бывает, когда врежешь малому, который в два раза больше тебя, — сказал Волк, стараясь вырваться из очарования ее близости.
Ему до боли хотелось ощутить шелковистость ее кожи.
Их привел в чувство голос немало позабавленной Мэгги.
— Иден, позволь Волку отнести собаку. А ты покажешь ему дорогу к ветеринару. Волк ведь такой же новичок в Прескотте, как и я. Если вы вдвоем управитесь, я отправлюсь в мой номер, чтобы переварить эти птифуры Люсиль Гесслер. Надеюсь, Волк, ты доставишь Иден в целости обратно в отель?
— Я уж постараюсь больше не ввязываться ни в какие потасовки, — сказал он, глядя на Мэгги понимающим взглядом.
Порозовев, Иден отпустила руку Волка и поднялась, отряхивая платье. Толпа стала постепенно расходиться, и вскоре они остались вдвоем.
— Заведение ветеринара дальше по улице, за следующим углом. Будем надеяться, что док Уоткинс не уехал к какой-нибудь жеребой кобыле.
— Во всяком случае, его нет в «Зеленой короне», — ответил Волк, осторожно неся пса. — Колин послал меня сопровождать вас с миссис Маккрори домой.
— А ты тут же ввязался спасать этого пса-беднягу. — Робкая улыбка осветила лицо Иден. — Вот уж не думала, что у людей, подобных тебе, такое нежное сердце.
— Почему? — тихо спросил он. — Потому что я апач?
— Может быть, потому, что ты такой колючий и необузданный, — резко ответила она, обиженная таким выпадом. Да и что ожидать от наемного охранника? И тут она увидела, как осторожно он несет пострадавшего пса. — Но, может быть, ты такой только с людьми… а с животными добрый.
— Животные платят добром за доброту. А по собственному опыту, мисс Иден, я знаю, что у людей так не водится, — ответил он голосом, скрывающим глубоко запрятанную боль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100