Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Барт Флетчер разъяренно вышагивал по тебризскому ковру в своем кабинете, каждый раз видя перед собой пустынную улицу внизу, когда проходил мимо большого окна. Наконец он налил себе приличную порцию славной доброй мадеры. Привезти этот напиток через Богом забытые пустыни стоило целое состояние. Сладкий терпкий ароматный напиток прокатился по языку и устремился в горло.
Вообще-то он нарушал собственные правила. Управляя салуном, Барт никогда не позволял себе выпивать ранее пяти часов пополудни. И вот сегодня сорвался, когда, вернувшись от этого зубодера в Хермосилло с еще дергающей болью челюстью, он обнаружил, что Мэгги еще вчера уехала вместе с Колином Маккрори. Барт сделал еще один длинный глоток и выругался.
И все из-за Джуда Ласло. Эмилио уже поведал, что этот отъявленный головорез появился в городе. Мэгги быстро с ним разобралась. Невольная улыбка появилась на лице Флетчера. Его Мэг всегда умела постоять за себя.
— Однако разъезжать вместе с Маккрори и каким-то головорезом-полукровкой — занятие чересчур веселое, — пробормотал он, осушая бокал.
Ее затянувшееся отсутствие тревожило его. Ласло — это дело одно, а вот что касается Маккрори… Господи, да он не вспоминал об этом мошеннике уже лет двадцать. Один из очаровательной коллекции негодяев Джереми Нэша, людей, по сравнению с которыми Аттила Бич Божий — славный малый, которого не зазорно пригласить на чашку чая. Группа наемных убийц Нэша разбежалась в начале шестидесятых, большинство умерли или покинули Мексику. И вот Маккрори вернулся, да еще и втянул в свои дела Мэгги. Это заставляло Флетчера нервничать.
Мэгги. Прекрасная умница Мэгги, с фарфоровыми голубыми глазами, в которых тонул мужчина, и с телом таким совершенным, что не устоял бы и турецкий султан. Мэгги, с ее мягким чувством юмора и добрым сердцем, правда, добрым не к тем мужчинам, которым нужно от нее нечто совершенно определенное. Ее так легко было растрогать историей какого-нибудь разорившегося старателя, и она вникала во все мелочи — от бездомных кошек до уже давно закончивших работу старых больных шлюх. Но ее собственная личная жизнь была вне досягаемости, а душа закрыта на замок после того, как тот чертов южанин жиголо предал ее.
Быть ее наставником — горькая радость. Как страстно она училась, с какой жадностью поглощала знания об огромном окружающем мире, который был далеко отсюда, от этой убогой жизни, которую она была вынуждена вести. Он обучал ее искусству и литературе, истории и естественным наукам; и даже несколько лет назад, когда рудники процветали и доходы были особенно велики, взял ее с собой в Европу. И по-прежнему продолжал надеяться, до сих пор, что она-таки разделит с ним его ложе.
— Глупец, — сказал он сам себе, глядя в зеркало на высокую подтянутую элегантную фигуру и худощавое красивое лицо, обрамленное серебристо-светлыми волосами, аккуратно подстриженные усики и бородку клинышком. В ясных холодно-голубых глазах отразилась насмешка, когда он поднял бокал.
— За Мэг.
Увидев, что он пуст, Барт наполнил его и выпил. В горячем полуденном воздухе витали дурные предчувствия, сопровождаемые звуком копыт с улицы. Свора собак подняла лай на приближающийся отряд, с глухим топотом несущийся по густой рыжей пыли. Пока отряд спешивался, Флетчер уже оказался у парадной двери «Серебряного орла». Его взгляд метнулся от Мэгги к стоящей рядом с ней девушке, изящной блондинке, очень юной, бледной и крайне взволнованной.
— Барт, ты вернулся, — приветственно окликнула Мэгги.
— То же самое я могу сказать и тебе, Мэг. Где же это ты пропадала? Я ничего не мог добиться от Эмилио.
— Это долгая история, и прежде всего я хотела бы организовать для Иден ванну и комнату для отдыха. — Она успокаивающе улыбнулась девушке. — Иден, этот чопорный джентльмен — мой компаньон, Бартли Веллингтон Флетчер.
— К вашим услугам, мисс…?
— Маккрори, Иден Маккрори, — сказала Мэгги, в то время как Барт галантно поклонился. — А эти грозные джентльмены — ее отец, Колин, и Волк Блэйк, — добавила она, когда два запыленных наездника поднялись на ступени крыльца парадного входа салуна.
Оставив мужчин знакомиться, Мэгги и Иден скрылись наверху.
Колин рассматривал высокого худощавого англичанина, компаньона Мэгги. Интересно, были ли они любовниками? Вероятно. Эта мысль беспокоила его, но больше всего огорчал тот факт, что он вообще думает об этом. Да какая разница, с кем спала Мэгги Уортингтон? Как бы там ни было, он обязан на ней жениться. Женщина назвала цену, и он должен расплачиваться. В конце концов, он обязан ей за Иден.
Волк наблюдал, как два крупных пожилых джентльмена оценивают друг друга, с осторожностью и неприязнью, как гризли весной.
— Итак, вы тот самый Колин Маккрори, ищущий пропавшую дочь, — сказал Флетчер в сдержанной английской манере.
— Она вовсе не пропала — с картавостью шотландца ответил Колин и мгновенно ощутил враждебное отношение к себе, которое восходило еще к предкам этого англичанина.
— Чертовски здорово, что вам удалось вернуть ее. Также я рад видеть в целости и невредимости Мэгги. — Он помолчал, трогая бородку. — Мне только не нравится, что ее вовлекли в это опасное предприятие.
Колин пожал плечами.
— Она сама настояла.
Флетчер отвернулся от Колина к полукровке и улыбнулся.
— Я думаю, джентльмены, вы не будете возражать против ванны?


— Это просто несерьезно, Мэг.
Барт Флетчер уставился на Мэгги в потрясенном изумлении. Они сидели друг против друга за столом в кабинете наверху.
— Очень серьезно, Барт. Ты знал, что последние пару лет я хочу уехать отсюда. Да ты и сам говорил, что собираешься заканчивать с этим делом. Ты говорил, что Фернандо Гомес желает приобрести «Орла».
— Но почему именно сейчас? — Его глаза сузились в ледяные щелочки. — Это связано с тем шотландцем? Он чем-то поманил тебя, Мэг? — Он обошел стол и положил свои тонкие изящные руки на ее плечи.
Мэгги тихо рассмеялась и повернулась.
— Скорее, я его. Я нужна Иден. Ей пришлось пройти через ад.
— Ах, Мэгги, Мэгги, извечная мать всех страждущих, желающая тем самым восполнить трагическую потерю собственного ребенка. Но ведь Иден Маккрори уже почти взрослая женщина.
— Если бы моя дочь была жива… ей было бы ровно столько же лет.
Он пожал плечами, намереваясь выяснить, какая же все-таки связь между нею и Колином.
— Но ведь ее отец должен что-то сказать по поводу твоего возвращения в Штаты в их компании.
Холодная улыбка коснулась ее губ, не тронув глубины глаз.
— Он согласен, Барт. — Она потрогала жемчуг, висящий на шее. — Когда мы приедем в Тусон, Колин и я поженимся.
Он чуть не выронил графин с мадерой. Не оборачиваясь, чтобы она не увидела выражения его лица, он сказал:
— Понятно.
Мэгги видела, как напряглись его плечи, пока он наливал им по бокалу мадеры, но когда он повернулся, на лице была маска опытного картежника. Опустившийся сын баронета, он с позором был изгнан из семьи и страны и научился скрывать свои чувства. От всех, кроме Мэгги Уортингтон.
— Должен тебе сказать, дорогая Мэгги, от таких новостей мне нехорошо, совсем нехорошо. Твоя недоступность в течение семи лет… А если бы я предложил тебе выйти за меня замуж? — Он пригладил бороду и со значением посмотрел на нее.
Она отпила вина, покачала головой.
— Ты был слишком хорошим другом, чтобы мы испортили наши отношения сексом, Барт.
— И после стольких лет целомудренной жизни ты вдруг влюбляешься в какого-то невежественного шотландского пастуха? Черт побери, Мэгги, я просто не могу в это поверить.
— Он не невежественный. На самом деле он прочитал все эти книги. — Она жестом обвела комнату. — И я вовсе не влюблена в него. Можешь не сомневаться.
Она почувствовала, как непрошеная краска бросилась ей в лицо. Барт усмехнулся.
— Зачем же ты затеваешь все это, если не влюблена в него?
Она покрутила в пальцах свои жемчуга. Эти совершенно подобранные камни Барт подарил ей на день рождения в прошлом году. Опустив руку, она гордо подняла голову.
— Я хочу воспользоваться возможностью начать все сначала. Добиться уважения. И кто лучше меня поможет Иден пройти через трудное время? Так что там я буду на своем месте.
Он погрозил ей пальцем, как учитель непослушному ребенку.
— Ты по-прежнему избегаешь темы Маккрори. Но это смешно, если ты действительно увлеклась этим молчаливым шотландцем в пыльном одеянии. — Он скорчил гримасу отвращения. — Кроме того, я тоже пытался начать все сначала.
Мэгги не смогла удержаться от улыбки.
— Ты бы не смог измениться, даже если бы захотел, Барт. Да и не нужно тебе меняться. Ты меня устраивал таким, и я всегда буду у тебя в долгу…
— Черт побери, только не надо разводить передо мной сантименты, Мэг! Если Колин Маккрори это то, что тебе нужно… — Он пожал плечами и изобразил пренебрежительную улыбку. — Я надеюсь, он по достоинству оценит твои тяжкие труды ради «приданого».
Она перестала улыбаться.
— Он оценит это, Барт, поверь мне.


Хотя еду приходилось готовить на скорую руку и повар ворчал, ему все же удалось со всем управиться и даже зажарить несколько жирных каплунов, зарезанных сегодня днем. Мэгги выставила великолепный веджвудский фарфор на стол в апартаментах Барта. Это помещение единственное подходило для устройства небольшой вечеринки.
Странной вечеринки, подумала она, видя напряженные выражения лиц собравшихся за столом. Иден, бледная и замкнутая, с трепетом взирала на Барта, но, как ни странно, чувствовала себя с ним спокойнее, чем с отцом, которым всегда восхищалась. Колин и Барт присматривались друг к другу, как жеребцы, готовые схватиться за стадо кобыл. Лишь Волк чувствовал себя естественно, с отстраненным любопытством наблюдая за происходящим. Мэгги случайно заметила, как он задержал взгляд черных глаз на Иден, но как только девушка посмотрела в его сторону, он тут же изобразил равнодушие.
Мэгги не сразу решилась включить его в список приглашенных на вечер, понимая, как Иден должна себя чувствовать в присутствии наемника с револьвером, пусть он и выступает в роли спасителя. Но Мэгги нравился этот спокойный юноша, чье прошлое, как и у нее самой, было исполнено боли. Он знал, как вести себя за столом, а может быть, имел способность быстро подмечать, что делают остальные, и так же быстро учиться.
Мэгги предупредила Барта, чтобы тот не затрагивал за столом тему относительно видов Идеи на замужество. Поэтому тот, истощившись в рассказывании забавных анекдотов о детстве его в Англии и о путешествиях по разным странам, наконец спросил:
— Итак, мистер Маккрори, вы скотовод?
— Животновод. Развожу коров и вывожу новые породы лошадей. — Больше Колин не счел нужным добавлять.
Барт обратился к Волку:
— А вы, мой юный друг, продолжите ли работу на мистера Маккрори теперь, когда это опасное приключение завершено?
— Я нанят для охраны лесопильного завода, — ответил Волк, подобно Колину, не пускаясь в подробности.
— Так еще и лесоразработки… Чем же еще ваш отец занимается, мисс Маккрори?
Его простодушная улыбка и английское обаяние немного отвлекали Иден от собственного несчастья и от тревожащего присутствия Волка Блэйка. Она была благодарна ему за это.
— Отец немного интересуется горнорудной промышленностью. Он владеет рядом станций и финансирует строительство железных дорог на территории Аризоны, — ответила она.
Мэгги была ошеломлена его богатством. Она-то полагала, что он обычный ранчер, возможно, процветающий, но такого она и представить себе не могла… Она почувствовала, как сверлят ее глаза Колина. Он наверняка думает обо мне, как об охотнице за состоянием.
Флетчер, поглаживая бородку, тоже поглядывал на Мэгги.
— Итак, Мэг, имела ли ты хоть отдаленное представление о том, насколько прочно положение нашего гостя?
Она чуть ли не с мольбой посмотрела на него, затем опустила взгляд.
— Нет.
— Что ж, мы тоже неплохо были устроены, с какой стороны ни посмотри. И все благодаря тебе. Не знаю, как я справлялся без тебя, дорогая.
— Ты всегда справлялся, Барт. И будешь справляться, — спокойно ответила она.
— Превосходный рислинг, — вмешался в разговор Колин, поднимая бокал за ножку и любуясь золотой игрой напитка на просвет. — А прошлым вечером мисс Уортингтон угощала меня свежими устрицами и шампанским. Так что дела у вас действительно идут неплохо. Ваш бизнес явно процветает.
При этом он глядел в глаза Флетчера, но интересовала его реакция Мэгги. Интересно, сообщила ли она Флетчеру, что покидает его? Этот человек, похоже, играет роль брошенного любовника.
— Представляю, какой удар нанесет по вашим делам, мистер Флетчер, отъезд Мэгги, если она поедет с нами в Тусон. Я всегда буду ей благодарна за поддержку, — подчеркнуто сказала Иден, игнорируя завуалированные намеки на столь непочтенное прошлое Мэгги.
Колин выругался про себя. Ему чертовски не хотелось, чтобы дочь узнала об этом отвратительном соглашении с Мэгги Уортингтон относительно женитьбы. Нет, надо расплатиться с ней, и чем быстрее, тем лучше. Привязанность Иден к мадам росла на глазах. Он даже не хотел, чтобы она провела с ними и две недели предстоящего путешествия до Тусона.
— Я примирюсь и с более скромным положением… когда уеду отсюда, — сказала Мэгги, поднимая бокал. — За новую жизнь на территории Аризоны.
Все присоединились к тосту, лишь Колин на секунду замешкался, наблюдая, как Барт касается бокала Мэгги с той интимностью, которая сложилась за годы их совместного сотрудничества. Но наконец и он с неохотой чокнулся с ее бокалом. Зазвенел хрусталь, пальцы их на мгновение соприкоснулись, И словно молния сверкнула между ними. В комнате внезапно наступила тишина. Взгляды их встретились. Нежные голубые глаза и жесткие золотистые пытались разгадать мысли друг друга… и не могли.
Колина потряс ее взгляд. На что рассчитывает эта женщина? Он решил, как только все улягутся спать, тайком прийти в ее апартаменты и обсудить их абсурдное соглашение. Да, эта женщина имеет свою цену, и он готов заплатить. Лишь бы избавиться от нее.


Мэгги мгновенно отозвалась на стук в дверь, словно ждала. Она уже сменила элегантное платье для ужина на скромный темно-голубой халат. Она пригласила Колина войти, сказав:
— Иден уже спит.
Они прошли в гостиную, располагавшуюся на втором этаже южного крыла дома, и закрыли за собой дверь.
В маленькой и такой типично женской комнате стояли канапе с витыми ножками и стол между двумя окнами. Дополняли обстановку обои нежного абрикосового цвета и пушистый восточный ковер богатых зеленых и коричневых оттенков.
Она предложила присесть, он отказался, оставшись стоять посреди комнаты, чьи размеры только подчеркивали его высокую мускулистую фигуру.
Мэгги радовалась, что Колин пришел. Перед утренним отъездом они должны были переговорить с глазу на глаз.
— Я подлила в молоко Иден немного снотворного снадобья. Так что она хорошо отдохнет ночью.
Колин сузил глаза, отчего выражение его сурового лица стало еще жестче.
— Снотворное снадобье, травки для абортов. Есть ли пределы твоим медицинским талантам?
Она напряглась, но не отвела глаз от его вызывающе циничного взгляда.
— Иден травки не понадобились. Месячные закончились у нее три дня назад. Она в безопасности. Плечи его обмякли, и он отвел взгляд.
— Слава Богу, но что, если… — он с трудом выговорил, — если кто-нибудь из этих ублюдков болел сифилисом?
— Она имела дело только с Ласло, а он был здоров.
Он вскинул голову.
— А откуда ты…
— Он регулярно посещал нашу Генриетту. А я заставляю моих девушек осматривать своих клиентов. — Она ощутила, как между ними возникла стена раздражения, но решила сразу расставить все точки над «i». — И уж коли мы затеяли обсуждение столь деликатной темы, то хочу тебя уверить ради твоего спокойствия, что я тоже не больна сифилисом.
— То есть твой английский любовник здоров. Хотя он несколько изможден, судя по лицу…
— Но он не мой любовник! — яростно сказала она, проклиная Флетчера, затеявшего сантименты за столом.
— Ну еще бы, — поднимая одну бровь, не без иронии сказал Колин. — Наверное, именно поэтому ваши личные апартаменты находятся по соседству: по ночам вы встречаетесь в кабинете и сверяете счета?
Ее пальцы вцепились в спинку канапе. Если она сейчас встанет, то бросится на него, чтобы сшибить эту холодную и жесткую улыбку с его красивого лица.
— Но у нас разные спальни, потому что мы спим порознь. Барт не является и никогда не был моим любовником. И, вообще, у меня не было ни одного мужчины с… — Она затихла, борясь с нахлынувшими воспоминаниями.
Разговор был для нее унизителен, Колин видел это по раскрасневшимся щекам, по напряженному положению тела, по жилке, которая забилась на горле. Он ощутил необъяснимое и страстное желание протянуть руку, коснуться бледно-золотистой кожи и ощутить, как порывисто ее дыхание.
Проклятье! Он же совсем не за этим пришел сюда.
— Мне совершенно нет никакой нужны знать о твоем здоровье. Если даже брак и будет иметь место, он будет без брачных отношений.
Его слова пролетали по комнатке с тяжестью кирпичей.
— Если. — Она впилась в него взглядом. — Ты хочешь сказать, что нарушишь свое слово с тем же сожалением, с каким шотландец переходит границы Англии? Недаром ты назвал меня англичанкой!
— Я не нарушаю моего слова, — защищаясь, сказал он, опираясь о спинку изящного кресла.
Они расположились в этой маленькой комнатке как два соперника, каждый используя мебель как щит.
— А что же именно ты делаешь?
И почему ей так трудно дышалось? Какую же власть этот человек имеет над ней, что слова его так ранят?
— Я делаю тебе деловое предложение. Как ты, вероятно, поняла за ужином, я действительно состоятельный человек. И я благодарен тебе за помощь с Иден.
— И теперь, когда ты получил ее обратно, ты боишься, что я буду действовать на нее разлагающе. Кто знает, через что ей пришлось пройти, так теперь еще я сделаю из нее шлюху, — огрызнулась она.
— Я не это имею в виду, — сказал он, играя желваками. — Ты хочешь покинуть этот город, изменить образ жизни. Мне все это понятно. Так вот, как только я доберусь до банка в Тусоне, я вышлю тебе десять тысяч золотом.
Она кивнула, выражая презрение каждой черточкой лица.
— Десять тысяч. Такова цена за твою дочь. Что ж, ты действительно заботливый отец. Стало быть, она стоит столько же, сколько… давай прикинем… как стадо хороших коров или как один из твоих пересадочных пунктов для дилижансов.
— Не забывай, золотом.
— Если бы мне нужны были только деньги, Колин, я бы взяла пятнадцать тысяч у Барта и уже была бы на пути в Сан-Франциско. Там бы я открыла настоящее увеселительное заведение и сколотила бы целое состояние!
— Так что же ты хочешь, Мэгги? — Он не мог понять. Проклятье, у этой женщины есть деньги. Так что же ее удерживало в глуши все эти годы?
Мэгги отвернулась от него и медленно подошла к двери.
— Можешь быть уверен, ты мне не нужен, — тихо сказала она, открывая дверь. — Будем считать, наша сделка расторгнута. Ты не сдержал обязательств. Я не предъявляю претензий. Иден в безопасности, и это самое главное. А деньги твои мне не нужны.
Колин хотел что-то сказать, но не мог. Он ощутил вину и совершенное замешательство. А он не любил таких ситуаций. Безмолвно прошел он мимо нее, вдохнув слабый аромат лилий. Она решительно закрыла за ним дверь. Шаги его гулко звучали, когда он шел к своей комнате в конце холла и размышлял, не совершил ли он роковую ошибку.


На следующее утро Иден проснулась рано и немного полежала, уставясь в потолок комнаты в апартаментах Мэгги. Иден надеялась, что в этом частном жилище никто из клиентов не пользовался этой постелью. Одна мысль о том, чем занимаются женщины с мужчинами в этом доме, заставила ее содрогнуться; вспомнился Джуд.
Она села, стряхивая с себя остатки глубокого сна.
— Чтоб он умер медленно и мучительно, — прошептала она яростно и отбросила покрывало. Она завершила утренний туалет и расчесывала шелковые пшеничные волосы, пока они не заблестели. Прошлым вечером Мэгги помогла ей вымыть голову прекрасным душистым мылом и добавила лимонного сока в воду для ополаскивания.
Мэгги. Как ей дальше жить без нее? Мэгги так и не рассказала о своей судьбе, о том, что заставило ее жить подобным образом. Но Иден благодарила судьбу, которая послала ей Мэгги Уортингтон, женщину опытную, чтобы понять ее, и сострадательную, чтобы посочувствовать.
С Мэгги в роли буфера Иден могла бы общаться с отцом. И даже набралась бы мужества и рассказала бы ему правду, о Джуде. Все равно, как только они вернутся, всплывет и то, что она солгала Айлин, и та история, которую они для прикрытия сочинили с Луиз Симпсон. Иден представила себе обращенные на нее злые золотистые глаза отца. Ей лишь несколько раз доводилось быть свидетелем отцовского гнева, поскольку тот в большинстве случаев сдерживал свой темперамент, да и мало находилось охотников между «Зеленой короной» и Сан-Карлосом перечить отцу. И уж сама-то она ни разу в жизни не была причиной этой холодной всесокрушающей ярости.
, Теперь придется. Она закрыла лицо ладонями, но слез не было. Она их все выплакала прошлым вечером в объятиях Мэгги. Может быть, Мэгги удастся что-нибудь придумать, если Иден наберется мужества рассказать своей более опытной подруге о своем грехопадении. Хотя… отец был столь недружелюбен за ужином по отношению к Мэгги. Возможно, из-за ревности к мистеру Флетчеру.
Однако что за странная мысль мелькнула у нее в голове? Иден никогда не задумывалась над тем, почему ее отец не женился вторично. Многие годы он водил дружбу лишь с респектабельными почтенными вдовами. Последнее время ему наливала чашку чая Мария Уиттакер, но Иден была уверена, что отец ей ни за что не поддастся. Мария ей не нравилась. Мэгги же, — это совсем другое дело. Иден ощутила почти мистическую тягу к Мэгги Уортингтон, словно Мэгги была ей мать, которую Иден не помнила.
Улыбка осветила ее лицо. Вот было бы здорово: если бы отец, этот закоренелый холостяк, влюбился в Мэгги и женился на ней. Возможно, со временем он бы простил дочь за поступок, который стоил ей чести, а ему мог стоить жизни.
Впервые со времени побега с Джудом Ласло Иден улыбнулась, выходя на цыпочках, чтобы не разбудить Мэгги, в холл. Она надеялась отыскать в кухне что-нибудь съедобное. В желудке урчало от голода. Вечером она была слишком взволнована, чтобы как следует поесть за ужином.
Она вышла на ведущую вниз парадную лестницу и осмотрела пустынный в этот час салун. Где-то там, дальше к черному входу, должна находиться кухня. Она стала спускаться по лестнице. Вдоль одной стены тянулась огромная стойка бара, сделанная из орехового дерева. В дальнем конце зала в беспорядке стояли карточные столики. На них стояли стулья, пол под ними был чисто выметен.
Иден еще не приходилось бывать в настоящем салуне, и любопытство взяло верх над голодом. Она подошла к бару и уставилась на ярко раскрашенные бесстыдные картинки обнаженных женщин в самых откровенных позах. На лицах натурщиц отражалась полнейшая апатия.
Увлеченная зрелищем, она услыхала, как к ней подошел Сет Броди, только тогда, когда тот оказался уже рядом.
— Так, так, и чем это ты занимаешься здесь, милашка? Первый раз вижу, чтобы девушки Мэгги поднимались в такую рань. — Он потер пьяные красные глаза. — А я вот с самого утра праздную. Как только попадаю с шахты в город, так и праздную, без сна.
Иден посмотрела на бородатое лицо и вдохнула перегар дешевой мексиканской водки из сока алоэ. Грязные космы свисали на глаза. Он таращился на нее так, словно она была ведром холодного пива посреди пустыни Сонора. Двигаясь удивительно проворно, он сгреб ее, не дав отскочить.
— Я не одна из девушек…
— Рассказывай, милашка. Кому ты морочишь голову. — Похотливая усмешка искривила его губы. Она безуспешно пыталась вырваться. — Ну, ну, пойдем-ка к тебе в комнату да и развлечемся там.
— Отпустите меня, — задыхаясь, сказала Иден, уклоняясь от вонючего рта. Господи, она была практически парализована от отвращения, так что даже не могла набрать воздуха в грудь, чтобы закричать.
— Делай, что тебе леди говорит. — Тихий голос прорезал теплый утренний воздух, как острый нож — шелк. В дверях черного хода стоял Волк, небрежно положив ладонь на кобуру револьвера. — Ну…
Броди ослабил хватку и уставился на соперника.
— Думаешь, я уступлю белую женщину какому-то полукровке, — презрительно сказал он, прикрываясь Иден, как щитом, и свободной рукой незаметно хватаясь за кольт «Таер конвершн», с которым он никогда не расставался.
— Волк, берегись! У него револьвер, — вскрикнула Иден. Вырвавшись из рук этого животного, она потеряла равновесие и упала на полк.
Блэйк видел, как здоровила выхватил оружие, и в мгновение ока выхватил револьвер, но не сразу выстрелил, боясь попасть в Иден, так что два выстрела прозвучали почти одновременно. Пуля Броди угодила в стену, в нескольких ярдах от головы Волка. Тот же сразил пьяного шахтера наповал, отбросив выстрелом к стойке. Броди, уже мертвый, соскользнул в сидячее положение.
— Поднимайся и возвращайся к себе в комнату, — тихо сказал Волк, поднимая Иден с пола.
Он ощутил, как она сжалась, когда его руки коснулись ее ладоней. Может быть, пьяный шахтер ей приятнее полукровки. Как и большинству белых женщин.
— П-пусти меня, — прошептала она, по-прежнему едва дыша от ужаса.
— Это опасный городок. Вы в Соноре, леди. Тут одной нельзя разгуливать, — сердито сказал он. И тут же увидел, как на него смотрят испуганные глаза раненого оленя. Он отпустил ее руки. — Не смотрите на него, — сказал он, когда она устремила испуганный взгляд на убитого.
— Вы убили его, — глупо сказала она. Ну, разумеется, он должен был это сделать, чтобы его не убили и спасти ее. Такие люди, как Волк Блэйк, всегда оказываются в баре посреди стрельбы из-за одиноких женщин.
И тут же в помещение набежали люди. По лестнице слетел Колин, за ним Мэгги и Барт. Увидев убитого, Колин Маккрори убрал револьвер в кобуру. Он глянул на Блэйка, ожидая объяснений.
— Она спустилась вниз очень рано и, к несчастью, наткнулась на, этого пьяницу. — Волк указал на Броди. — Я находился во дворе, готовил упряжь к нашему отъезду, когда услышал шум.
Идеи посмотрела на отца и Мэгги и бросилась в успокаивающие объятия женщины.
— Я отведу ее наверх, пока вы уберете Броди. От него всегда были одни неприятности, — сказала Мэгги, заметив изумление в глазах Колина, который тут же отвел взгляд.
— Если ты все приготовил, то, может быть, нам выехать сразу, как только Иден будет в состоянии, — сказал Колин Волку.
— А как же вещи Мэгги? Не может же она поехать вот так, все бросив. Я помогу ей собраться, — вмешалась Иден.
Волк, наблюдая за молчаливым обменом взглядами между Мэгги и Колином, не двинулся с места, ожидая окончательного разбирательства.
— Мэг, неужели планы изменились? — спросил Барт со своего наблюдательного пункта на верху лестницы.
— Да, изменились, — спокойно ответила она, ощущая, как Иден напряглась в ее руках. — Я остаюсь. Я еще не решила, действительно ли территория Аризоны подходящее для меня место.
— Но как же так! — выпалила Иден. — Мэгги, ты так нужна мне! Я думала, ты… — Она всхлипнула. (Я думала, ты выйдешь замуж за моего отца и поможешь мне загладить мой проступок.) Я думала, ты мне друг. Пожалуйста, не бросай меня. — Из золотистых глаз потекли слезы.
У нее глаза отца. Мэгги проглотила ком в горле.
— Иден, я не могу…
— Если вы не возражаете, давайте это обсудим в более интимной обстановке, — сказал Колин.
В помещение уже набились заспанные шлюхи и слуги-мексиканцы, ротозейничали заскочившие по пути на работу мелкие торговцы. Колин, вслед за двумя женщинами, поднялся по лестнице мимо Флетчера и прошел в апартаменты Мэгги, оказавшись на сцене вчерашнего разбирательства.
Мэгги усадила Иден на канапе и налила ей стакан воды из графина. Обе женщины в ожидании посмотрели на Колина — Иден с теплящейся надеждой, Мэгги с сердитым презрением, давая себе слово, что ничем не поможет Колину в предстоящем объяснении.
Колин застегивал последние пуговицы на рубашке — на крики Иден он выскочил полуодетым.
— Не приготовите ли нам кофе? — спросил он Мэгги. — Если вы не возражаете, я бы переговорил с моей дочерью с глазу на глаз.
Безмолвно кивнув Колину, она улыбнулась Иден.
— Я вернусь через несколько минут.
Когда дверь за ней закрылась, Колин в задумчивости прошелся.
— Иден… Я понимаю, что Мэгги добра к тебе, но…
— Она понимает меня, отец, как только может понять другая женщина. Женщина, которая прошла… через то же, что и я. Я знаю, что почтенные женщины в Прескотте будут избегать ее, когда узнают о ее прошлом. А ты думаешь, меня они не будут избегать?
— Ты — совсем другое дело, Иден.
— Нет! То же самое, только Мэгги гораздо честнее меня и ей удалось порвать с прошлой жизнью. И теперь она хочет начать все заново, и она сможет, если ты ей поможешь. Она красива и прекрасно образована. Ее облик и манеры гораздо больше напоминают леди, чем у тех женщин из Прескотта, с которыми ты имел дело. Не говоря уж о том, что она намного их умнее.
Господи, да она же занимается сватовством!
— Когда мы вернемся домой, Иден, все будут относиться к тебе как подобает. И она совершенно не нужна тебе. У тебя есть жених, который любит тебя.
Она отчаянно замотала головой, не зная, где набраться мужества, чтобы поведать ему правду.
— Нет, никто уже не будет относиться ко мне как прежде. Со мной все кончено, и я ни за что не выйду замуж за Эдварда Стенли. Даже если бы он и пожелал, его матушка не допустит брака, когда поползут слухи, а они поползут. Я останусь в одиночестве. И если не будет Мэгги, меня никто не сможет понять.
Он сокрушенно вздохнул.
— Иден, мы же не можем просто так содержать ее в «Зеленой короне»… как платную компаньонку. Она на это не согласится.
— И я понимаю ее, ведь она должна бросить все, оставить мистера Флетчера. Я наблюдала за вами двумя вчера. Мне кажется, ты находишь ее привлекательной, разве нет?
Она смотрела на него повзрослевшим взглядом, гораздо более умудренным, чем позволял возраст ее нежных лет.
Колин молча выругался.
— Да, я нахожу ее привлекательной. Для шлюхи. Но не мог же он этого сказать Иден — уж во всяком случае не в этом ее состоянии. И он боялся, что Иден права — по возвращении домой скандала не избежать. Даже думать не хотелось о том, что произойдет, если разнесется слух о ее похищении.
Иден же упорно стремилась к своей маленькой победе.
— Итак, я права. И хотя Мэгги после такого обращения с ней, которое ты позволил себе прошлым вечером, вряд ли признается в этом, но она тоже тянется к тебе.
Он бросил на нее удивленный взгляд, раздраженный ее настойчивостью.
— В настоящий момент я сильно в этом сомневаюсь, — сухо сказал он.
— Вы просто оба тупоголовые ослы. Держу пари, что Мэгги испытывает к тебе те же самые чувства. Тебе надо всего лишь по-другому относиться к ней.
Его вновь охватило чувство вины за отвратительные, ранящие слова, сказанные прошлым вечером. Он действительно должен извиниться.
— Я могу извиниться перед нею, Иден. Только это ничего не меняет. Не может же она просто так вот приехать и жить с нами.
— Смогла бы, если бы ты женился на ней, — победно проговорила Иден. Он побледнел.
— Она проговорилась, — произнес он низким, угрожающим тоном.
— О чем проговорилась? — спросила озадаченная Иден.
Колин вздохнул и кое-как пристроил свое длинное тело в изящном креслице Мэгги.
— Перед тем, как привести нас к тому убежищу, где Ласло прятал тебя, она выдвинула условие — я должен жениться на ней в обмен на помощь по освобождению тебя.
Говоря это, Колин не сомневался, что уж теперь-то у Иден не останется иллюзий относительно очаровательной мисс Мэгги Уортингтон.
— И ты согласился, а потом решил нарушить свое слово?
Боже, да его же еще и обвиняют!
— Нет! Ну, я хочу сказать, я предложил ей достаточно серьезную сумму в обмен на расторжение соглашения.
— И, разумеется, она отказалась.
— Разумеется, — огрызнулся он. Теперь в ее глазах стояла скорбь. И молчаливая укоризна.
— Ей не нужны твои деньги, отец. И если ты сейчас с ней расстанешься, мы все будем в проигрыше — и ты, и Мэгги, ., и я.
— Ты действительно этого хочешь, даже зная, что она пыталась путем шантажа заставить меня жениться? И что она управляла этим публичным домом? — Он наклонился вперед, не сводя с нее глаз.
— Мэгги должна была бороться за свое существование. И она рисковала жизнью, отправляясь с тобой в тот каньон. И если таким способом добивалась тебя, что ж, это только улучшает мое мнение о ней. Она действительно испытывает к тебе чувства.
Колин видел ее упрямый подбородок, почти яростно горящие глаза. Он бросил на стол своего последнего туза — и проиграл. Именно в этот самый момент вернулась Мэгги, неся поднос с кофе и свежеиспеченным хлебом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100