Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

А в это время Эд и Колин, стоя в переулке позади большого здания торговой конторы, видели, как к черной двери подошла темная фигура, с помощью ключа открыла дверь и проскользнула внутрь. Подождав несколько минут, они двинулись следом. Едва шагнув внутрь, Колин тут же наткнулся на мертвого охранника. Колин встал на колени и осмотрел лежащего человека в слабом свете, падающем из переулка.
— Мертв, — прошептал он. — Проломлен череп.
Эд осторожно перешагнула через труп и пошла за Колином дальше, в темноту. Здесь все было заставлено ящиками и коробками самых различных размеров. Убийца зажег керосиновую лампу, с помощью которой и проделал путь в этом лабиринте. Эд налетела на бочонок, прежде чем Колин успел подхватить ее.
— Ох, — прошипела она. — Зажгу-ка я свечу. Мы же видели, как он с лампой поднялся наверх.
— Ну хорошо. Зажги.
Колин уже держал наготове свой револьвер.
— Что-то во всей этой ситуации не так. Боюсь, что это тот самый неустановленный чиновник.
— Но что ему делать в Тусоне? — задумчиво спросила Эд, прикрывая пламя свечи.
Сверху донеслось бормотанье голосов. Тут же послышались звуки борьбы. Глухо ударилось о пол тело, а затем послышался звук разрываемой бумаги и плеск какой-то жидкости.
— Как ты думаешь, что там происходит? — спросила Эд.
Колин сжал ее ладонь, чтобы она замолчала.
— Подожди здесь, — распорядился он, протягивая руку к свече.
Эд отдернула руку, и растопленный воск плеснул ей на пальцы. Пискнув от боли, она выронила свечу, и они остались в кромешной темноте.
— Я иду с тобой, — прошептала она. Зная, как бесполезно спорить с ней, Колин пошел вперед, поднимаясь по скрипящим ступенькам. Звуки в кабинете полностью стихли. Когда Колин добрался до верхней ступеньки, он остановился. Эд почти наткнулась на него. Он безмолвно выругался и шагнул к двери освещенного кабинета.
Баркер сидел в своем большом вращающемся кресле, отвернувшись к окну. Свет лампы отражался в каплях пота, блестевших среди редких седых волос на розовой лысине. Тело было повернуто профилем в какой-то неуклюжей позе. Мертв? А где же второй? Колин не стал заходить в комнату. В голове зазвенел предупредительный колокольчик, когда Колин почувствовал запах керосина. Баркер издал низкий стон и заворочался в кресле. И не успел Колин решить, входить внутрь или нет, как звук справа от него пригвоздил его к месту. Взвели курок.
— Ну и хватит об этом. Мне казалось, я слышу звуки снизу, а поскольку я знаю, что охранник мертв, значит взломщиком можешь быть только ты. Так что брось револьвер, Маккрори. Эта симпатичная штучка отправит вас в одно путешествие с этим неприятным тебе типом — Баркером.
На Колина смотрел дробовик «гринер» калибра 10 с отпиленным стволом.
Колин ушам своим не верил.
— Ну, наконец-то мы узнали, кто помогает шайке Баркера в законодательном собрании. — Он бросил револьвер, когда человек знаком показал им с Эд выйти из темноты и пройти в кабинет.
Из тени выступил Эдвард Стэнли. Холодная улыбка появилась на его непривычно жестком смазливом лице.
— Похоже, в пожаре погибнут еще двое. Какая трагедия. — Он задумчиво покачал головой. — И все концы скрыты. До меня уже дошли слухи, мисс Фиббз, что вы разнюхиваете что-то в Прескотте. Вот вы и добились своего.
— Неужели вы просто так вот убьете нас и преспокойно удалитесь? — сказала Эд с удивительным хладнокровием.
— Я думаю, именно это он и собирается сделать, — вмешался Колин. — Охранник узнал тебя, Эдвард, да? Ты ведь уже бывал тут раньше.
— Вы пытаетесь с помощью пожара уничтожить доказательства сотрудничества с Баркером? — Эд сделала шаг влево, подальше от Стэнли, принюхиваясь к запаху керосина, которым был облит бесчувственный Баркер.
Пока она говорила, Колин едва заметными движениями приближался к Стэнли. Надо было как-то управиться с дробовиком. Следующей проблемой был керосин.
— Так, значит, это ты был реальной движущей силой шайки, а не Баркер. Он был лишь твоим связующим звеном, не так ли, Эдвард? — спокойно проговорил Колин.
— Баркер был жадным дураком, но полезным в свое время. Как и Калеб Лемп. К сожалению, когда твоя дочь и эта сторожевая собака апач прибудут, они обнаружат, что ты исчез в огненном аду вместе с человеком, которого хотел разоблачить.
Внезапно дурное предчувствие охватило Колина.
— Что ты хочешь этим сказать? Стэнли хихикнул, довольный сам собой.
— Они действительно обнаружили конторские книги Лемпа, в которых достаточно материала, чтобы обвинить во всем несчастного Баркера. Со смертью Пенса уйдет моя тайна, обо мне никто и не подумает. Ведь, в конце концов, кто же еще лучше проведет тщательное расследование этих злодеяний, как не подающий надежды член законодательного собрания?
— Который к тому же собирается стать и губернатором территории, — добавил Колин. Стэнли кивнул, не удерживаясь от улыбки.
— Именно. — И тут же улыбка его исчезла. — А теперь возьми банку и разлей остатки керосина по кабинету.
Колин и Эд обменялись понимающими взглядами. Затем Колин наклонился, поднимая банку и делая еще полшага к Стэнли.
Эд быстро соображала. У них был только один шанс — разжечь тот самый огонь, который был нужен Стэнли. Тот только что вручил Колину оружие, погибнуть от которого обречен был сам. Керосин. Внутри контора была обшита деревом, но стены сложены из саманного кирпича. Дом компании занимал целый городской квартал. Пожар на соседние дома не перекинется. Но им с Колином еще предстояло избежать участи — поджариться в этом аду.
— Ваша мама вряд ли одобрила бы то, что вы сейчас делаете, не так ли? Ведь старая Софи всю жизнь направляла вас, держа на привязи. Все в Прескотте смеялись у вас за спиной, — своим пронзительным голосом проговорила Эд, делая еще шаг влево.
Он с ругательством повернулся в ее сторону.
— Не смей говорить о моей матери, ты, жалкая уродина!
И в этот момент Колин плеснул керосин на Стэнли и тут же ухватился за ствол дробовика. Винтовка грохнула, заряд угодил в потолок, осыпав их дождем щепок и штукатурки.
Мужчины продолжали сражаться, и Стэнли взвел курок еще раз. Оттолкнув его к двери, Колин крикнул:
— Давай! — и отскочил в сторону.
Эд Фиббз чиркнула спичкой и бросила ее в лужу керосина. Вспыхнуло пламя, языки побежали по комнате, заваленной бумагами. Облитое керосином тело Пенса Баркера вспыхнуло, как праздничный факел на праздник Четвертого июля, но он находился без сознания, он умер, так и не осознав, что же произошло. Зато осознал Эдвард Стэнли.
Река стремительного пламени рванулась по полу. Стэнли закричал и выронил дробовик. Повернувшись в двери, он стал отчаянно пытаться открыть ее. Но было поздно. Когда он наконец распахнул ее, сквозняк лишь добавил скорости распространению пламени, перескочившего ему на спину, превратив человека в пылающий факел.
Стэнли бросился вниз по лестнице, оглашая пустое здание воплями. Пламя накрыло кабинет густым удушающим дымом. Колин увидел, что по узкой деревянной лестнице уже не спуститься. Схватив Эд за руку, он вытолкнул ее из двери в коридор. Она перепрыгнула через ручеек огня, оставленный по дороге Стэнли, и языки пламени облизали обшлага ее потрепанных брюк. Колин завопил сквозь рев огня:
— Быстрее, здесь должен быть еще один выход со склада!
— Я готова выпрыгнуть в окно, если придется, — завопила она в ответ, когда по коридору они добежали до единственной доступной им двери.
Колин всем телом навалился на прочную деревянную дверь, затем еще несколько раз бросился на нее, а огонь все приближался. Колин с проклятьем повернулся к Эд, которая быстренько достала отмычку и сунула ее в замок двери. Замок открылся с легким треском, и их взорам представилась маленькая кладовая.


Проезжая по улице. Волк Блэйк услыхал резкий хлопок выстрела из дробовика. Когда он повернул из-за угла и увидел здание компании Баркера, пламя поднималось над крышей и огнем был охвачен весь второй этаж.
Объехав весь город в поисках Колина, Волк пришел к выводу, что наиболее логично его было бы искать у Баркера. Но что же могло произойти между ними, чтобы вспыхнул такой пожар? Выругавшись, он пустил коня вскачь, нутром почувствовав, что Маккрори мог остаться внутри. Когда он подскакал к зданию, несколько смельчаков уже подносили ведра, а добровольная пожарная дружина разворачивала свое оборудование. Волк понимал, что их усилия уже будут тщетными, но, по крайней мере, пожар будет локализован. Остальные дома из саманного кирпича вокруг останутся в безопасности.
Он поскакал в переулок, куда выходила приоткрытая дверь черного входа. Через нее было видно, как внутри здания бушует ад. В пламени виднелось мертвое тело. И это был не Колин. И в этот момент сверху завопили на два голоса. Глубокий баритон Маккрори перебивался пронзительными воплями той эксцентричной журналистки.
— Эй, кто-нибудь, мы здесь, наверху!
— Нам нужна веревка!
Волк отступил от двери и поднял глаза на маленькое узкое окно, из которого тянулись струйки дыма. Он с трудом различил лицо Колина.
— Я здесь, Колин. Можешь выпрыгнуть?
— Для меня слишком узко. Я помогу вылезти Эд. Попробуй смягчить ее падение.
Лицо Колина исчезло, и в окно просунулась длинная худая нога Эд в поисках опоры. Колин крепко держал ее за руки, пока она не повисла в паре ярдов над вытянутыми руками Волка.
— Отпускай, — крикнул Блэйк.
Колин отпустил, и Эд свалилась в объятия Волка, отчего они оба покатились по земле. Когда они сели, ошарашенные, Эд закашлялась.
— Надо чем-то выломать эту оконную раму и освободить Колина. Этот маленький чулан с единственным окном еще не загорелся!
— Держись, Колин, — завопил Волк и, вскочив на ноги, помчался за угол в поисках лошади, хоть какой-нибудь лошади. Он реквизировал одну у здания почты, стоящего напротив горящей конторы, вскочил в седло и галопом помчался обратно в переулок.
Колин ощущал, как через закрытую дверь, уже начинавшую потрескивать, проникает все усиливающийся жар. Вот-вот пламя ворвется в маленькое помещение. Дым ослеплял и душил, а Колин с помощью ломика Эд пытался выбить крепкие кирпичи вокруг окна. Пока ему удалось выворотить только один. И тут он услыхал голос Волка.
— Эй… Вот веревка, привяжи ее к решетке и закрепи этим пестиком, которым ты орудуешь.
Змеей взлетело лассо, Колин поймал его, быстро привязал конец к ломику и закрепил его на решетке окна. Волк затянул другой конец лассо вокруг луки седла и начал отъезжать на лошади, пока веревка не натянулась. Тут Волк крикнул, чтобы Эд отбежала для безопасности.
Колин взмолился так, как никогда в жизни не молился. Мэгги! Не могу же я так вот расстаться с тобой. Ладони его покрылись потом и стали скользкими, пока он удерживал железяку на месте до полного натяжения веревки. И тут ломик от напряжения стал изгибаться. Это было дешевое орудие труда, и оно могло сломаться, лишив его последнего шанса. Но все же ломик выдержал. Колин отпрыгнул в угол, когда старая саманная стена не выдержала и с треском отпустила окно. Вся рама решетки вылетела вместе с кусками кирпича, разлетающимися по переулку, открыв дыру шириною около трех футов.
И тут не выдержала дверь. Колин вылетел из дыры в темный прохладный воздух на несколько дюймов впереди жадно протянувшихся к нему языков пламени, ворвавшегося в маленькое задымленное помещение. Он упал в пыль переулка на жесткую землю и перекатился через левое плечо, чтобы смягчить падение.
Волк отвязал веревку от луки седла и подвел взволнованное, всхрапывающее животное к месту падения Колина. Протянув руку, он помог Колину подняться. И тут же им пришлось выбежать из переулка, чтобы избежать града горящих обломков, начавших отваливаться от дома.
Иден отчаянно обводила толпу глазами, продираясь сквозь группы ротозеев и добровольных пожарных.
— Я ищу двух мужчин!
Она описывала Волка и Колина всем встречным и уже выяснила, что Волк где-то поблизости. А что, если отец внутри здания, а ее любимый бросился туда, за ним? Широко раскрытыми от ужаса глазами она смотрела на разверзшийся под небесами огненный ад и гнала от себя страшные мысли.
— Волк! — кричала она, пока в горле не пересохло, не обращая внимания на толчки собравшихся, зачарованно наблюдающих за разгулом огненной стихии.
И тут она увидела, как он выбегает из переулка позади горящей конторы. Позади на лошади скакал отец. Эд Фиббз, в брюках и разорванной блузке, стояла на углу и радостно вопила. Иден выбралась из толпы и кинулась к ним. Волк взял лошадь под уздцы, и отец, весь в копоти, кашляющий, спрыгнул на землю.
— Отец! Волк! Ох, слава Богу! Ты ранен? Что произошло?
Колин обнял ее и сказал хрипло:
— Со мной все в порядке, малышка, все в порядке благодаря вашей помощи.
— Если вы не против, может, отложим объяснения и скроемся туда, где народу поменьше? — вмешалась Эд со всей возможной решимостью, которую только позволял ее внешний вид.
— «Палас» рядом. Мисс Фиббз, я думаю, вам надо переодеться, — с облегчением сказала Иден.
Они были живы. Теперь ее отец отправится за Мэгги и все будет хорошо.
По дороге, не обращая внимания на взгляды любопытных, Колин и Эд объяснили, что произошло с Баркером и Стэнли.
— Так, значит, за всей этой шайкой стоял Эдвард Стэнли? Не могу поверить, — изумленно сказала Иден. — Я-то всегда его считала маменьким сынком, держащимся за передник Софи.
— Он просто вышел из себя, когда я ему сказала то же самое, — лукаво сказала Эд.
— Да, это была страшная переделка. Он настолько разъярился, что утратил бдительность, а мне пришлось облить его керосином, — сказал Колин.
— Эд, вы спасли жизнь моему отцу. — Иден нежно сжала худое плечо женщины.
— Боюсь, наоборот, именно мой замысел чуть не стоил ему жизни.
— Мы бы оба остались в этом горящем доме, если бы не твой будущий муж, Иден, — сказал Колин, глядя на Волка. — Я у тебя в долгу, Блэйк. Здорово ты это все придумал, под огнем.
— Это означает, что ты нас благословляешь, отец? — Иден взяла Волка за руку.
— Осталось только обдумать ваше будущее после женитьбы, — сказал Колин, когда они подошли к гостинице.
— Я собираюсь расстаться с ремеслом наемника с револьвером, Колин, но и благотворительность «Зеленой короны» мне не нужна, — сказал Волк со всей любезностью, которую только допускала его гордость. — Мой отец хочет поговорить со мной.
— А Иден — со мной. Но если дело у вас не выгорит, у меня есть одна идея — и она никак не связана с работой на тестя, — быстро добавил Колин, поднимая руки.
— Мы можем обсудить это позже, — вмешалась Иден. — А сейчас Эд необходимо переодеться, а тебе — прочитать письмо.
— Может быть, будет лучше, если ты обрисуешь отцу ситуацию, — сказал Волк. — Я отведу Эд, пусть она помоется и переоденется, пока я отведу лошадь обратно.
— Прекрасная идея, молодой человек, — согласилась Эд. — Правда, я сомневаюсь, чтобы одежда Иден соответствовала моим размерам.
Оба они: и Эд, и Волк — интуитивно почувствовали, что сейчас лучше отцу с дочерью остаться наедине.
Иден вошла в гостиницу и направилась к лестнице.
— Ты способен ехать верхом, отец? — с сомнением спросила она, оглядывая осунувшееся лицо и перепачканную одежду отца.
— Верхом? Это еще зачем? Я хочу поговорить с Мэгги.
— Именно это я и собираюсь объяснить тебе, — сказала Иден.
Колин сидел с письмом в руках, глядя, в совершенно раздавленном состоянии, на листок бумаги. Слова Мэгги безмолвно укоряли его:


Любимый мой Колин!
Я обнаружила записку, в которой Пенс Бартер шантажировал тебя моим прошлым. Сначала я набралась мужества объясниться с тобой, но после того, как ты не вернулся ночью в отель, я решила, что лучше мне уехать. Мне нужна передышка, чтобы разобраться во всем происходящем. И я приняла единственно возможное решение. Я уезжаю с Бар-том Флетчером.
Когда ты подашь на развод, мой побег послужит достаточным основанием симпатии к тебе со стороны публики. Баркеру не удастся очернить имя Маккрори. — если ты будешь свободен от меня. Ты объявишь о моем вероломстве и выиграешь дело. Только будь осторожен в противостоянии с Баркером и его дружками. Мы оба знаем уже, насколько они могут быть опасными.
Я глубоко сожалею о той боли, которую вызовет мой отъезд у Иден, но меня успокаивает уверенность в ее счастье с Волком. Пожалуйста, дай им твое благословение. И, если можешь, прости меня, Колин.
Мэгги


Он разжал ладонь и уставился на обручальное кольцо — на старинную шотландскую реликвию, которую он так не хотел вручать ей. Тускло поблескивая в неярком освещении, оно обвиняло его, обжигало руку. Он сжал ладонь, словно этой крепкой хваткой мог вернуть ее.
Колин опустил голову и обхватил ее руками. От боли у него перехватило дыхание. От боли и вины. Признайся же, ты оказался дураком. Ты же на самом деле думал, что Мэгги работает на Баркера. Мэгги, которая так любит тебя, что добровольно отправилась в изгнание, полагая, что именно она причина шантажа Баркера.
Во всем виноват был он один, а не жена. Его черные грехи, так тщательно и лицемерно скрываемые, теперь вернулись, чтобы отплатить ему полной мерой. Он потерял самое дорогое в своей жизни. Женщину, которую любил так, что и представить себе не мог, что способен на такое чувство.
— Ох, Мэгги, что же я натворил? — выдохнул он прерывистым шепотом.
Иден стояла в дверях, переживая за отца, желая успокоить и боясь нарушить своим вторжением его одиночество.
— Еще не все потеряно, — наконец тихо сказала она.
Он поднял голову, но не ответил, продолжая всматриваться в письмо. Она прошла по спальне и положила руки ему на плечи.
— Мэгги уехала на дилижансе в Юму. Ты можешь перехватить ее еще до первой станции смены лошадей. Отправляйся же за ней. Ведь она тебя любит так же сильно, как и ты ее.
Колин наконец поднял глаза на встревоженное лицо Иден.
— Ты кое-чего не знаешь… Кое-что случилось давным-давно.
Мука в его глазах болью отозвалась в ее сердце.
— Я и не хочу ничего знать, отец. Дело сейчас в Мэгги. Чего ты ждешь?
— Вот видишь, вы выросла и стала умницей, а я превратился в старого дурака, малышка, — сказал он с горькой улыбкой. Поднявшись, он поцеловал ее в лоб.
— Ты вовсе не старый…
— Да, просто дурак, — резко сказал он, молясь, чтобы предположения Иден в отношении чувств Мэгги оказались верными. — Но, может быть, она простит меня за все. Мне остается уповать только на это.


Погоня за дилижансом в Юму была жестокой. Сэнд, отдохнувший в конюшне несколько дней, был полон сил и рвался в галоп, но Колин был на грани истощения. Из-за болей в голове, обожженных легких и измученного, изнуренного тела он никак не мог сосредоточиться на тех словах, которые должен был сказать Мэгги, когда догонит дилижанс.
Ведь с ней был Барт Флетчер, ловкий манипулятор, играющий роль благородного покровителя. Ее друг и «наставник». Он рассмеялся иронии судьбы, но затем должен был признать, что в том одиночестве, в котором оказалась Мэгги, Барт Флетчер был ей просто необходим. После всех этих упреков в ее прошлом и той отвратительной постельной сцене в гостинице, неудивительно, что ей понадобился Флетчер. И, держу пари, этот ублюдок всегда был наготове со своими объятиями!


Дилижанс только что отъехал от сменной станции в Пикачо-Пасе. Все пассажиры быстро уснули. Маленький внук миссис Итон так и не проснулся во время короткой стоянки, пока меняли лошадей. Мэгги смотрела на его светлую взъерошенную головку, такую невинную и милую, но видела перед своими глазами темноволосого мальчика с живыми золотыми глазами. Сможет ли она подарить Колину сына, которого не смогла дать ему Элизабет? И если сможет, вправе ли она скрывать от отца Она посмотрела в окно: все кругом было залито серебряным светом. Дорогу окружали крутые холмы, поросшие сумрачными деревцами и кустарником. Прохладный ночной воздух был напоен благоуханием сосновой смолы. Предстоял длинный безостановочный перегон до Джила-Бенд. Вскоре она устанет и заснет, забыв о страхах и мечтах. Несвершившихся мечтах.
Барт вглядывался в ее печальное лицо, смягченное лунным светом. Он в сотый раз поклялся сделать ее счастливой. А то, что ему не удалось в Мексике, не шло в счет, уверил он сам себя. В конце концов, ведь больше всего ей хотелось сбежать от своего уродливого прошлого. И теперь они могут это сделать. Собственно, для него респектабельная жизнь мало что значила, а вот для Мэгги она почему-то имела громадное значение, почему, он и понять не мог. Нет, откровенно говоря, мог бы, если бы не привык жить в условиях комфортабельного порока. И только ее отъезд заставил его понять, как много значило для него ее присутствие рядом. В Сан-Франциско он сделает для нее все. Он сделает…
В равномерное поскрипывание дилижанса ворвался резкий перестук подков одинокого всадника. Кто-то окликнул кучера, но в голосе не слышалось тех приказных ноток, которые были характерны для грабителей дилижанса. Флетчер решительно выхватил из внутреннего кармана пиджака «уэбле-бульдог».
— На пол, Мэгги, пока мы не узнаем, что это означает, — прошептал он и жестом показал миссис Итон вместе с внуком тоже лечь на пол.
Юный коммивояжер протер сонные глаза и тут же побледнел, поняв, в чем дело.
— Нас грабят?
Он сглотнул, и кадык его дернулся, как пробка в бутылке.
— Понятия не имею, приятель, — ответил Барт, когда кучер натянул поводья и дилижанс остановился. Ясно было, что от коммивояжера в стычке будет не много толку. Барт приказал ему тоже лечь на пол. — Смотри-ка, никакой стрельбы. Чертовски странно, — пробормотал он себе под нос, когда всадник остановился рядом с дверью. И тут он узнал голос Маккрори.
— Тут едет моя жена, и мне надо поговорить с ней.
Мэгги выжидательно посмотрела на Барта, охваченная сладко-горькой надеждой, понимая, что разговор может окончиться худо.
— Поговори с ним, Мэг. Я буду рядом с тобой… если тебе понадобится.
Он открыл дверь, вышел и помог выйти Мэгги. Ее темное платье для путешествий было помятым, а волосы взъерошены ветром. Она чувствовала себя насквозь пропыленной и растрепанной, неторопливо оправила юбку, оттягивая момент встречи со взглядом мужа. Но, подняв голову и посмотрев на него, Мэгги ахнула и едва удержалась, чтобы не броситься к нему и не спросить, что случилось. У него были красные глаза, весь он перепачкан в саже, в разорванной одежде. Но вот выражение лица — Боже всемогущий — что на нем? Злость? Ненависть? Луна стояла у него за спиной, и Мэгги не могла разобрать выражения этого лица.
— Флетчер, мне надо бы кое-что сказать моей жене. Наедине. — Колин с непроницаемым выражением лица посмотрел на англичанина.
Барт глянул на Мэгги.
— Тебе решать, Мэгги.
— Все будет хорошо, Барт. Подожди здесь, пожалуйста. — Она отняла у него свою руку в перчатке и неверной походкой двинулась к Колину.
Он повернулся и зашагал по дороге, ожидая, пойдет ли она за ним, и боясь, что не пойдет. Когда же она двинулась за ним, он еще больше испугался.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100