Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

В салуне Керни дела шли вовсю, когда туда вошел Волк с кратким посланием для Колина. Когда они с Маккрори сложат все доказательства вместе, этим пиявкам из Тусона придется несладко. Мрачно улыбаясь, он двинулся по дощатому полу мимо поцарапанной стойки бара к маленькой дверке в конце помещения. Неуклюже выведенная от руки надпись гласила: «Телеграфные отправления. Оплата только наличными».
Дверь была приоткрыта, и Волк проскользнул внутрь, оказавшись в грязноватой комнатке, где раньше находился склад. Пол был грязен, с бревенчатых стен осыпалась кора. Яркое знойное солнце врывалось в окно, заливая желтым цветом помещение и его единственного обитателя.
— Доброе утро. Мне нужно отправить послание Колину Маккрори в отель «Палас» в Тусоне. — Волк протянул послание маленькому горбатому человечку в очках в проволочной оправе, сидящих на переносице сломанного носа.
Гектор Споде просмотрел текст сквозь толстые стекла очков и поднял на Волка свое пронырливое личико.
— Это обойдется в один доллар пятьдесят центов.
Волк поднял брови, цена показалась ему непомерной, но Споде быстро сказал:
— Послание длинное. Так будем отправлять или нет?
Блэйк достал из кармана деньги и бросил их на грязный стол рядом с телеграфным ключом. Пронырливый человечек начал отстукивать послание. Блэйк вышел из салуна и пошел забирать Иден. Путь им предстоял неблизкий.
Как только охранник вышел, Гектор Споде проворно соскочил со стула. Хитрая улыбка обнажила маленькие кривые зубы. Уж на этот раз эта важная шишка выложит кучу денег, да, сэр, кучу. Гектор обдурачил этого полукровку, отстучав ключом ничего не значащий сигнал на местную станцию. Он был уверен, что ни его работодатель в Прескотте, ни торговцы в Тусоне не обрадуются, если это послание дойдет до Колина Маккрори.
Через полчаса Гектор вернулся в салун с сотней долларов в кармане за хлопоты и с новым посланием, на этот раз для Пенса Баркера:


БЛЭЙК И ДОЧЬ МАККРОРИ ЕДУТ В ТУСОН ТОЧКА ОТБЕРИТЕ У НИХ КОНТОРСКИЕ КНИГИ ТОЧКА ТЫ ЗНАЕШЬ ЧТО ДЕЛАТЬ ТОЧКА


В тусклом лунном свете неслись гонимые ветром тучи, отбрасывая жутковатые тени в окно мрачной тюремной камеры, где лежал Калеб Лемп. Ночь была холодной, а одеяло, которое ему выдал Бриггз, было столь же тонким, как те «куриные кожи», которые он раздавал в резервации. Может быть, их поставлял в графство суда тот же Баркер.
Лемп был слишком взволнован, чтобы уснуть. Как только книги окажутся у Маккрори, все полетит к чертям, и он, Лемп окажется крайним. Уже одно то скверно, что открылась правда о рабстве апачей в шахтах. А если еще обнаружится цепочка, тянущаяся в Тусон, то не избежать и мести могущественных врагов. Пенс Баркер нанимал Джуда Ласло, чтобы убить Маккрори, а когда тот не справился, нанял и других. Так что расправиться с ним, Лемпом, будет совсем нетрудно, прикончив его здесь, в камере, как пойманную в капкан крысу. Он вскочил с жесткого, комковатого матраса и заходил взад-вперед.
Шериф ушел домой, оставив контору на своего помощника-старикашку. Вот так штука. Клемент, сторож, смертельно пьяный, храпел в крутящемся кресле за письменным столом Бриггза, закинув ноги наверх.
— Небось не просыхает с Четвертого июля, — пробормотал про себя Лемп.
И тут плавные рулады храпа Клемента прервались тихим скрипом входной двери. У Лемпа волосы встали дыбом. Фитиль в керосиновой лампе на столе догорел, и комната освещалась только неярким и призрачным лунным светом. Тут из полумрака выступила чья-то фигура, и голос тихо сказал:
— Клементу надо хорошенько выспаться. Черная фигура подняла пистолет и опустила его на череп сторожа, сваливая его с кресла. Лемп застыл от ужаса, вцепившись в решетку камеры. Горло сжалось. Но он понимал, что если и закричать, толку не будет.
Тень подняла пистолет, и в лунном свете тускло сверкнул направленный ствол. Когда он шагнул вперед и уткнул оружие в грудь Лемпа, из-под полей шляпы ясно проглянуло лицо.
— Ты! — изумленно сказал агент и даже не почувствовал, как пуля швырнула его на пол.
Эхо выстрела еще металось по маленькой комнате, а убийца уже закрывал за собой дверь и поднимался по ступеням. Тело Лемпа обнаружат только утром. А к тому времени убийца уже должен был быть на пути в Тусон.


Солнце золотило восточный край неба, погружая встающие на горизонте невысокие вершины гор Суперстюшн в тень. По небу побежали красные и оранжевые полосы, словно чьи-то длинные пальцы.
Два всадника ехали ровным шагом. Вскоре жара навалилась на эту огромную пустыню, известную под названием Солнечная долина. Вчера они не гнали лошадей, а ближе к вечеру Волк настоял на привале, и не только для того, чтобы дать отдохнуть своему чалому и кобылке Иден, но и чтобы эта хрупкая девушка сама не свалилась от усталости со спины Санглоу.
— Через часок сделаем еще один привал, — сказал он, провожая глазами зайца, метнувшегося по открытому каменистому пространству, над которым парил остроглазый ястреб, высматривая завтрак.
— Да со мной все в порядке. Волк. Не надо останавливаться из-за меня. Ведь доктор Торрес сказал же тебе, что я хоть и маленькая, но крепкая, как старый армейский ботинок.
Он оценивающе оглядел ее фигурку.
— Хорошо хоть внешне ты на него не похожа. — Когда ее щеки вспыхнули, он улыбнулся, радуясь, что она едет с ним рядом. — Нет нужды спешить. Лемп отдыхает в тюрьме, а отец знает, что мы едем с доказательствами, которые прикончат Баркера.
— Как раскаляется эта пустыня, — сказала она. Затем добавила с робкой улыбкой:
— Я припоминаю одно местечко южнее несколькими милями. Там река Солт выбегает на поверхность. Когда я была еще девочкой, мы там останавливались с отцом и отыскали несколько прудов. Там я научилась плавать.
— Правда? — Его мысли метнулись к тому случаю, когда он впервые увидел ее у воды. — Когда мы ехали по Соноре, я застукал Бо Прайса, который подсматривал, как вы купаетесь.
Иден посмотрела ему в глаза и покраснела.
— Я знаю. Мэгги так и подумала, что ты из-за этого избил его. — Она содрогнулась. — Какой отвратительный тип этот Прайс.
— Да и я не лучше, — признался он. — Прежде чем оттащить его, я тоже посмотрел на тебя. Как же ты была прекрасна, Иден, вся розовая и золотая.
Прислушиваясь к его полному чувства голосу, она ощутила, как где-то в глубине живота поднимается тепло.
— Я рада, что тебе понравилось мое тело. Я всегда хочу тебе нравиться, Волк.
Он протянул руку и пожал ее ладонь.
— А ты мне и так нравишься всегда. Господи, как я только подумаю, что Лемп мог с тобой сделать, или эти его полицейские…
— Но ты же спас меня. Опасность позади. И все, что нам надо, — уговорить отца благословить нас.
Волк тихо рассмеялся.
— Зная Колина Маккрори, я не могу с такой уверенностью утверждать, что опасность позади. Ты же его единственный ребенок, и я не думаю, чтобы он так охотно отдал тебя мне.
— Отдаст. Или я уйду, не спрашивая его. Но, думаю, Мэгги сможет его убедить. За тем она и поехала в Тусон.
— Она, всегда была моим другом, — задумчиво сказал Волк.
— Хочется верить, что и отец понимает, какое сокровище он приобрел в ее лице.
— А я — в твоем, — тепло отозвался он. — Так где, ты говоришь, эти пруды? Она поддразнила его улыбкой.
— Я обгоню тебя! — С этими словами она пришпорила Санглоу и помчалась по желтой выжженной земле, аккуратно проскакивая между двумя большими кактусами сагуэро.
Пруды оказались холодными как лед. Здесь вода, долго бегущая глубоко под землей, пробивалась наружу. Глубокого голубого оттенка вода струилась меж разбросанных больших красных и рыжих булыжников, в окружении зеленых тенистых елей и сосен. Пейзаж дышал покоем.
— Самый последний настолько глубок, что можно искупать лошадей! — крикнула Иден, спрыгивая с Санглоу, которая тут же устремилась к воде напиться. Иден принялась раздеваться.
Волк, перекинув ногу на бок жеребцу, наблюдал за ней. Моя женщина. Прекрасная белая леди с волосами из золота и серебра и шелковой кожей. Даже в самых дерзких мечтах не помышлял он о том, что столь совершенное существо будет принадлежать ему. Черт, да ради Иден он готов смириться с предстоящей неприятной встречей с отцом.
Она скинула последнее и прыгнула в воду, завопив от холода и покрываясь мурашками. Затем оглянулась на Волка, оставшегося на берегу.
— В чем дело? Разве тебе не жарко? И ты не хочешь охладиться? — спросила она, рассматривая задумчивое выражение его лица.
— О, конечно, жарко, но вода меня все равно не остудит, — отозвался он приглушенным голосом, соскакивая с коня и начиная проворно раздеваться. Через минуту он уже окунался, и она плескала в него водой и смеялась. Когда он плеснул в нее, она завопила и скрылась под водой.
Она плавала, как маленькая ловкая выдра, а за ней по волнам шлейфом тянулись волосы. Он подхватил ее руками под колени и высоко поднял над водой, предлагая полюбоваться на нее солнцу и небу. Она замотала головой, и с разлетевшихся волос на них посыпался дождь искрящихся капель.
Иден уперлась ладонями в плечи Волка. Ее пальцы пробежались по крепким мускулам, затем стали гладить прямые черные волосы. Взгляды их встретились, и она прошептала:
— Возьми меня, пожалуйста.
Волк медленно опустил ее в воду, так что живот ее и груди скользнули по нему. Руки его начали ласкать каждый изгиб ее тела.
— Ты так совершенна, что пугаешь меня. Я боюсь, что ты исчезнешь, как сон.
— Я не сон. Я женщина. Волк, твоя женщина. Она обхватила коленями его бедра, и он подхватил ее под ягодицы. Она ощутила его член, горячий даже в холодной воде, как он упруго тычется в ее ноги, отыскивая ответное тепло внутри.
Волк рывком вошел в нее, и она впилась ногтями в мышцы его плеч. На лице ее отразилось изумленное удовлетворение. Они закачались взад и вперед в этой доходящей до пояса воде.
— Я… Я никогда не думала, что этим можно заниматься стоя, — едва переводя дыхание, прошептала она.
— Я думаю, ты еще многого не знаешь… пока, — ответил он, склоняя голову и целуя, сначала один набухший розовый сосок, затем другой.
Иден закинула голову назад, вцепившись в его бицепсы и извиваясь всем телом. Она ощутила, как внутри поднимается горячий вихрь, окатывая ее мягкими волнами, прерывающими дыхание.
Волк смотрел, как она закрыла блаженно глаза и волосы ее серебряной, пеленой колышутся на воде. Он почувствовал, как напряглось ее тело в приближении кульминационного момента, и он, крепко упершись ногами, задвигался все быстрее, погружаясь в нее все глубже, пока они оба, извиваясь, не устремились к небесам.
Иден ощутила, как все ее чувства напитались совершенством этой минуты. Притянув к себе голову Волка, она впилась в его губы, пока он, застыв, содрогался.
Так он и вынес ее из воды. Поставив на ноги на берегу, он взял любимое лицо и нежно поцеловал. Солнце жадно впивалось в стекающие по их обнаженным телам капли, а двое стояли, прижавшись друг к другу, приходя в себя и обретая дыхание.
— Это… так быстро… так сильно… я и не думала, что могу… что мы можем… — Она замолчала.
— А теперь знаешь. Теперь мы оба знаем, — ласково сказал он. — Но для такого наслаждения это действительно очень скоротечно. Послушай, поплавай еще немножко. Мне нужно кое-что сделать.
Она изумленно посмотрела на него, затем вошла в воду и легла на спину, любуясь великолепным бронзовым телом Волка. Он пошел к лошадям, нимало не смущаясь своей наготы, расседлал их и принялся обтирать. В каждом его движении сквозило изящество. Под темной кожей скользили бугры мышц. Широкая спина переходила в твердые маленькие ягодицы и длинные сильные ноги. Вспомнив, как только что терлись о ее ноги эти бедра, Иден ощутила, что вновь внутри поднимается волна тепла.
Словно прочитав ее мысли, он обернулся и ослепительно улыбнулся, говоря:
— Тот, кто последний выйдет из воды, делает работу по кухне.
Он стал отвязывать от седла постельные принадлежности.
Она не сводила с него глаз, когда он небрежным шагом двинулся по берегу к большой сосне, местечко под которой было свободно от камней. Он расстелил одеяло и приглашающе указал рукой.
— Иди ко мне, Иден, и еще раз устроим рай. Она встала на дно и осторожно стала выбираться на берег. По мере того как вода дюйм за дюймом обнажала ее тело, она видела, как все сильнее напрягается от желания его жезл. И ее мгновенно охватило сумасшедшее чувство влюбленности. Разбрызгивая воду, она помчалась к нему.
Волк опустился на колени и потянул ее за собой, затем положил спиной на одеяло. Здесь, в холодной тени, мокрая, она быстро покрылась мурашками.
— Дай я тебя согрею, — прошептал он, накрывая ее своим телом. Они медленно, смакуя, целовались, любуясь друг другом. Прежняя сумасшедшая страсть уступила место неторопливому, вневременному общению.
Иден тронула его за грудь и сказала:
— Я хочу посмотреть на тебя. На каждую черточку твоего великолепного тела.
Он улыбнулся и перекатился на спину.
— Я в твоем распоряжении, — согласился он. У него перехватило дыхание, когда ее нежные руки заскользили от волос на груди к плоскому животу и дальше, слегка касаясь напряженного, томящегося члена. После секундного размышления она провела ладонью вниз по одной ноге, затем вверх по другой, любуясь крепкими мышцами и жесткими зарослями между ног. Затем руки скользнули вверх по узким бедрам к крепким рукам, так страстно обнимавшим ее. Наконец пальчики тронули точеные черты его лица, поглаживая черные брови, высокие скулы и прямой ног. Удивительные губы призывали целовать их. Она глубоко вздохнула и, накрыв его пеленой серебряных волос, поцеловала.
— Ты такой любимый… везде, — выдохнула она, когда закончился поцелуй. Он уткнулся ей в ухо и запустил туда язык. Затем перевернулся, опрокидывая ее на спину и приступая к собственному исследованию. Его поцелуи покрывали ее шею и грудь. Одно маленькое упругое полушарие он сжал в ладони, а она застонала от наслаждения. Его язык описал круг вокруг набухшего соска и устремился к другому.
Когда она начала выгибаться и извиваться, он прижал хрупкие запястья к ее бедрам и принялся целовать бока и живот. Лизнув пупок, — он вызвал у нее крик восторга, но когда он двинулся ниже, к светлому треугольничку волос, то ощутил, как она напряглась, сопротивляясь.
Подняв голову, он хрипло прошептал:
— Я же сказал тебе, что ты слишком мало знаешь об искусстве любви, но я научу тебя. Не бойся.
— Да что же мне бояться с тобой, любовь моя? Он уткнулся носом в светлый пушок бугорка, затем ладонь его скользнула между ее бедер, при этом его жесткие пальцы слегка царапали нежную молочную кожу. Ноги раздвинулись по его желанию, открывая ему нежные розовые губы, влажные, пахнущие мускусом и разбухшие от желания.
— Ты прекрасна везде, — прошептал он, прижимаясь ртом к этой нежной плоти.
Он услыхал, как она задохнулась от наслаждения и растущего безумия, дарованного ей его языком. Когда он погрузил кончик языка внутрь ее, она чуть не вскочила с одеяла. Руки, прижатые к бедрам, схватили его за волосы и притянули его голову еще ближе, наслаждаясь тем чудом, что он открыл ей. Она почувствовала, как внутри нее поднимается уже знакомое, но тем не менее новое ощущение, такое напряженное и одновременно нежное, и наконец блаженство захлестнуло ее.
Волк ощутил ритмические сокращения и отведал нектара оргазма ее тела. Никогда он еще не чувствовал наслаждения от женской удовлетворенности. И он понял сердцем своим, что эту женщину будет любить всегда.
Когда он наконец поднял голову и встретился с ее взглядом, она смотрела на него с благоговением и ошеломленно.
— Судя по твоему виду, ты довольна? — он подобрался повыше и обнял ее.
Идеи устроилась у него на груди с довольным вздохом.
— Довольна… это просто не то слово… Волк…
— Да?
— Ты был прав. Есть вещи, о которых я ничего не знала… Я знала, что женщины так делают мужчинам…
Она содрогнулась, вспомнив, что вытворял с ней Ласло, но тут же отбросила прочь прошлые воспоминания, успокаиваясь в объятиях Волка.
— Ты не должна больше думать о том, что он с тобой делал. Идеи, — сказал он, нежно целуя ее в висок.
— Ты знаешь… ты понял. — Она ощутила покой, гладя его плечи, слыша, как бьется сердце. — Когда ты так сделал мне, мне понравилось, потому что я люблю тебя… и потому все совсем по-другому, — сказала она, скользнув рукой вниз и поглаживая его затвердевший фаллос.
— Нет, Иден, — выдохнул он, когда она скользнула вниз всем телом, не убирая руку с фаллоса. — Ты не должна…
— Я знаю. Но я хочу. Неужели ты не понимаешь, любимый? Все теперь по-другому… замечательно.
Какое-то время она внимательно рассматривала этот предмет мужской анатомии, оглаживая его своей маленькой ладошкой, слегка царапая ногтями головку и ниже, пока Волк не взвился от возбуждения.
— Какая прекрасная игрушка, — прошептала она изумленно. Затем взяла ее в рот, ощущая мужской вкус, твердость и одновременно бархатистость, пульсацию под ее дразнящим языком.
Волк совершенно потерял голову от этих нерешительных и неопытных ласк, доводящих его до безумия. Он хотел расслабиться, чтобы она сама получила удовольствие от этих любовных игр. Но надолго его не хватило, и волна блаженства накрыла его.
Идеи вцепилась в его бедра, когда сладкое, горячее семя толчками устремилось в нее. Когда все закончилось, она подняла голову и посмотрела на него.
— Я говорила, что все по-другому, замечательно… Но это, это… Гораздо сильнее… У меня просто нет слов…
— Да, — прошептал он, притягивая ее к себе. — Я люблю тебя.
— И я люблю тебя.


Они оделись и быстро пообедали вяленым мясом и галетами, затем принялись собираться. Привязывая спальные принадлежности к седлу, Волк протянул руку и коснулся ее спутанных волос.
— Здесь луна встречается с солнцем, — пробормотал он.
Иден тронула его за подбородок, приподнялась на цыпочках и ласково поцеловала в губы.
— Как трогательно. У меня такое ощущение, что я упустил что-то очень важное. Как жаль. Не увидел лучшей части представления. Но тем не менее, Иден, у меня тоже есть кое-какие соображения относительно этих прудов.
Иден застыла, охваченная ужасом. Волк выругался про себя. Его пояс с револьвером лежал, отброшенный далеко на поляну. Зловеще ухмыляясь, с зелеными глазами болотной рыси из-за груды камней выходил Джуд Ласло с винтовкой, направленной в их сторону. Его взгляд окинул мокрые волосы Иден и ее распухшие розовые губы.
— Но ведь ты же…
— Покойник? Неужели я так плохо выгляжу? Правда, твой маленький подарок в моем башмаке действительно чуть не прикончил меня. Но мне повезло. Меня нашел какой-то болван пастух. Приволок в свою хижину, сделал мне какие-то припарки по рецепту краснокожих. И спас мне жизнь.
— Наверное, сама многоножка, укусившая тебя, от этого быстрее умерла, — спокойно сказал Волк, отодвигаясь от Иден, чтобы она не оказалась на линии огня.
— Стой где стоишь, полукровка. Я слышал о тебе. Похоже, ты доставил моему боссу действительно серьезные неприятности. Почти как Маккрори, — улыбнулся Ласло, обнажая ровные белые зубы.
— Жаль мне вас, мерзавцы, — усмехнулся в ответ Волк. — Вы ведь уже трижды провалили его задание, или, считая и этот раз, четырежды?
Палец Ласло на курке напрягся, но он не выстрелил.
— Я настигну Маккрори в Прескотте, если этот сын шлюхи не угомонится. И уж коли мы заговорили о шлюхах… — Он бросил ядовитый взгляд на Иден. — После того как я прикончу твоего любовника-полукровку, мы с тобой кое-что сочиним. А у тебя, Иден, есть вкус. Так презирала меня, а сама раздвинула ноги перед грязным апачем.
— Ты дерьмо, Ласло, — сказала Иден, стараясь успокоиться.
Ей только и надо — добраться до седельной сумки, в которой находится револьвер. Ласло был слишком увлечен открывающимися перспективами, чтобы торопиться. Надо только разговорить его.
— И что же ты собираешься сделать с нами? — Будто я не знаю.
Ласло мерзко рассмеялся.
— Вот об этом я как раз сейчас и думаю. Я думаю оставить твоего апача в живых. Ненадолго, чтобы он мог полюбоваться, что я буду делать с тобой. А затем, — он пожал плечами, — если ты угодишь мне, возможно, я возьму тебя с собой.
— Я лучше пересплю в целом гнезде многоножек, чем ночь с тобой, Ласло.
Она уже была рядом с седельной сумкой. Волк понял ее замысел. Но только с этой игрушкой у нее ничего не получится, ее просто убьют. А у него из оружия был только нож, который он постоянно носил в сапоге. Но нужно, чтобы Ласло подошел поближе.
— Трус ты, Ласло. Единственное, на что ты способен, — подстрелить человека из засады, да и это у тебя плохо получается.
Ласло машинально сделал несколько шагов вперед, его глаза горели яростью и болезненным наслаждением, наступающим всегда, когда он кому-то причинял боль. А сейчас он как раз и собирался причинить боль.
— Можешь не сомневаться, я доберусь до Маккрори… Но сначала позабавлюсь с вами двумя. Но прежде всего дело. Мне сообщили, что у вас имеется конторская книга, которая позарез нужна Пенсу Баркеру.
Волк сузил глаза.
— А откуда ты узнал о конторской книге Лемпа? И что мы с этой книгой едем в Тусон?
Он уже был достаточно близко от Ласло. Ласло хитро улыбнулся.
— У Пенса есть приятели в Прескотте. Они предупредили его по телеграфу, вот я вас и выследил.
— Книга у меня, в моей седельной сумке, — вмешалась Иден. Прекрасная возможность добраться до оружия!
— Нет, Иден, — завопил Волк, когда она начала вытаскивать короткоствольный пистолетик из сумки и одновременно взводить курок.
Он бросился к Ласло, чье внимание разделилось между ними двумя. Слишком далеко он позволил им разойтись в разные стороны, и его секундного колебания, в кого стрелять, хватило Блэйку. Его тело с размаху врезалось в Ласло, винтовка отлетела, и мужчины покатились по земле, стараясь добраться до револьвера в кобуре Ласло. Иден уже вытащила свой пистолетик, но не отваживалась стрелять из опасения попасть в Волка. Оторвав ладонь Ласло от рукоятки кольта, Волк нанес ему мощный удар в солнечное сплетение и схватил оружие, пока Ласло, разинув рот, пытался вдохнуть.
Блэйк поднял шестизарядный револьвер, но Ласло тут же ударил его кулаком по руке. Оружие вылетело, ударилось о камень на берегу и кануло в воду. Не обращая внимания на потерю оружия, Волк откатился от Ласло и выхватил из сапога нож. Вскочив на ноги, он напружинился, как лев, изготовившийся к прыжку. Солнце отразилось от зловеще блеснувшей стали. На лице проявилась жестокая маска человека, жаждущего крови.
— А теперь, Ласло, ты увидишь, как соплеменники моей матери обходились с врагами, которые мучили их женщин.
Джуд, спотыкаясь, сделал несколько шагов назад. Иден застыла, как зачарованная, увидев изнанку души ее любовника. Человек, который несколько минут назад был таким ласковым и понимающим, вдруг превратился в свирепого и беспощадного убийцу, в человека, подобного Джуду Ласло, вернее, не совсем. Волк выглядел куда более опасным, сейчас он кругами подступал к Ласло, заставляя того отступать к воде.
Она уже хотела закричать, чтобы он прекратил, но в этот момент Ласло тоже выхватил нож, сзади, из-за ремня.
— Я тоже неплохо умею обращаться с этой штукой для забоя свиней, полукровка. Давай, подходи, — проворчал он.
Два человека закружились в смертельном танце, делая выпады, парируя удары. Волк первым пролил кровь врага, располосовав Ласло плечо, но Ласло тут же нанес ответный удар, окрасив кровью левую руку Волка.
Иден отбросила свою хлопушку и стала обходить соперников, подбираясь к тому месту, где лежал винчестер Ласло. Схватив винтовку, она взвела курок, но стрелять не отважилась. Если она промажет и отвлечет внимание Волка, это может стоить ему жизни. Враги сошлись слишком близко, и Волк часто оказывался прямо на линии огня. Так она и стояла с оружием в руках, стараясь успокоиться, ожидая удобного момента. Я должна совладать со своими нервами. Вскоре стало ясно, что Волк просто издевается над Ласло, нанося ему удары по рукам, покалывая в шею, не переставая оскорблять того низким насмешливым голосом.
— Ты слишком медлителен, Ласло… Что, бледнолицый, никогда не приходилось охотиться с ножом, чтобы не умереть с голоду… В чем дело? Всего-то несколько царапин, а ты так страдаешь… Это не опасно… Если ты думаешь, что от укуса той многоножки тебе было плохо, то ты ошибаешься… Вот подожди…
Оба мужчины были уже в крови. Их безжалостно поливало палящими лучами солнце пустыни. Волк присматривался к сопернику, ожидая, когда тот ослабеет от жары и потери крови. Оба они покрылись потом, от чего скользкими стали рукояти ножей.
— Устаешь, бледнолицый? А вот мы, апачи, привыкли поджариваться в такой жаре. А теперь твоя очередь подкоптиться.
— Моя очередь убить тебя, — огрызнулся Ласло, в последней отчаянной попытке победить.
Он сделал ложный замах, а затем нанес удар снизу, целя Волку в живот. Волк парировал удар, и их ножи скрестились. Под ногами раскатились камни. От этого столкновения Волк потерял равновесие и припал на одно колено. Ласло покрепче ухватился за рукоять и стремительно опустил нож, норовя угодить Блэйку в горло.
Иден подавила вскрик и прицелилась в нависшую фигуру Ласло. Волк уже не мешал ей стрелять, находясь внизу. Но прежде, чем она выстрелила, на лице Ласло отразилась боль. Тело его вдруг застыло, а нож покатился по камням.
Волк встал и отступил назад, тихо сказав:
— Держу пари, что там, куда ты сейчас отправляешься, гораздо жарче.
Ласло опустился на колени, ухватившись за живот, где лезвие Волка проделало зигзагообразный взрез. Он издал последний хрип, и на губах вскипела кровь. Затем он рухнул на землю лицом вперед.
Идеи спустила винтовку с боевого взвода, но продолжала держать ее мертвой хваткой, трясясь помимо своей воли. Волк обернулся и увидел отвращение в ее золотых глазах.
— Теперь ты видела, как проявляется во мне кровь апачей. Идеи, — тихо сказал он, боясь и вздохнуть. Он застыл, такой же недвижимый, как и она, и тут же боль вцепилась в него своими когтями. — Я же говорил тебе, что я был убийцей. Этим я и жил с пятнадцати лет. И не знаю, смогу ли измениться.
Эти тихие бесстрастные слова, сказанные с прерывающимся дыханием, вывели ее из состояния транса. Ведь его же могли убить. Если бы Джуд Ласло одержал победу, то ей бы тоже лучше тогда не жить. И теперь Волк еще упрекал себя за то, что сражался за их будущее.
— Нет!
Она покачала головой, отвергая его слова. Отбросив винчестер, она бросилась к нему и обхватила руками за шею, не обращая внимания на кровь и пот.
— Ты моя любовь, ты моя жизнь. Без тебя я жить не хочу. И мне наплевать, кем ты был и кем ты станешь. Я всегда буду любить тебя, — медленно проговорила она, глядя в его призрачные черные глаза, желая только одного: чтобы он слушал, чтобы он верил.
Только теперь Волк позволил себе вздохнуть и зарыться лицом в ее шелковые волосы. Крепко прижав ее к себе, он ощутил, что затрепетал от облегчения.
— Ох, Иден, любовь моя, мое блаженство. Ты со мной.
— Я всегда буду с тобой, Волк. Всегда…


Через час после того, как Волк и Иден умчались в Тусон предупредить Колина, у реки остановился одинокий всадник. Лошадь его от жестокой скачки покрылась пеной. Он посмотрел на канюков, кружащихся в небе над камнями. Мрачно усмехаясь, он дернул за повод, к которому были привязаны две запасные лошади, и проехал дальше, посмотреть, как Ласло справился со своей работой.
Увидев тело наемника, лежащее лицом в пыли, он выругался, слез с лошади и подошел к трупу. Останки содрогнулись, когда по ним пнули ногой в сапоге. Чудеса. Нигде не было видно следов ни Волка, ни девчонки. Но они не могли далеко ускакать. Нет, он не собирался поспешить в схватку с этим опасным полукровкой, но надо было поспешить добраться до соседнего городка и предупредить Пенса Баркера, что его незадачливый убийца провалил дело в очередной и последний раз.
Может быть, в таком городе, как Тусон, будет легче разделаться с неугодными свидетелями. Тем не менее с этого момента он должен взять ситуацию под собственный контроль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100