Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Ничего особенного, обычное моющее средство, — засмеялась Мэгги ему в грудь, когда он подхватил ее на руки и вновь отнес на кровать.
После того как руки его отыскали ее влажную скользкую плоть, она уже ничего не говорила. Его пальцы, раскрыв эти волшебные лепестки внутри темного треугольника, начали ласкать их, теребя, поглаживая, пока от этого чудесного ощущения она не начала метаться по подушке.
Волосы ее темно-золотистым костром раскинулись по постели. С закрытыми глазами, с лицом, разгоревшимся от страсти, она задыхалась от его прикосновений. Мерцающая лампа бледным золотом заливала ее кожу. Его руки оглаживали шелковистую округлость бедер широко раскинутых ног, приглашающих его ворваться в пылающую сердцевину ее тела.
Сколько же мужчин созерцали обнаженную прелесть этого тела? Бесчисленное множество, решил он, и горечь охватила его. А многим ли она отдавалась с такой же вот страстью? Или она изображала ее? Нет, Мэгги прекрасный игрок в покер и хладнокровна в опасных ситуациях, но она не из актрис. Ему приходилось иметь дело со шлюхами, и они всегда реагировали механически, изображая удовольствие, и в их игру поверить было просто невозможно. А ее ответная страсть, он чувствовал нутром, была искренней.
Мэгги почувствовала, что его глаза осматривают ее озабоченно, а ласки, такие страстные и опьяняющие всего лишь мгновение назад, вдруг стали неторопливыми и вялыми. Он, опускаясь на нее всем телом, наклонился поцеловать ее, и она вгляделась в его лицо. Перед тем как их губы встретились, она-таки разглядела в нем нежность, и сердце ее подпрыгнуло от радости. Может быть еще не все потеряно, отважилась поверить она, возвращая тихий поцелуй.
Он обвел ее губы языком, затем прихватил нижнюю губу ртом и слегка потянул. Отпустив, он языком мягко вторгся в ее рот. Она прихватила его своим языком, пока он не убрал свой, а она последовала дальше, впиваясь и покусывая его губы, подбородок, шею. Он поднялся на вытянутых руках и вошел в нее, стараясь не торопиться.
Они смотрели в глаза друг друга, отбросив все страхи и предосторожности, ощущая лишь охватившие их чувства и предвкушая ту радость, которую подарят им тела. Мэгги ощущала, как внутри у нее все заполняется, словно Колин врывается не просто в нее, а во всю ее жизнь. И она уже не могла себе представить, как это они могут существовать отдельно. Он приносил ей боль, но и доставлял несказанное наслаждение. И она знала', что уже всегда будет любить своего мужа.
Колин ощущал, как ее тепло и мягкая нежность втягивают его в тот водоворот чувств, о котором он давно забыл и считал его умершим. По правде говоря, такого он и со своей прежней женой не испытывал. Там была ли любовь? Страшась ответа, он перестал сдерживаться и рванулся вглубь.
Бедра ее изогнулись в ответ, и она, подняв руки, взяла его лицо и притянула к себе. Мэгги хотелось кричать о своей любви. Но какой-то инстинкт удержал ее. Пусть лучше скажет тело. Она обхватила его ногами вокруг бедер и крепко сжала, заставляя его еще глубже продвинуться внутрь. Губы ее раздвинулись, жадно ожидая поцелуя'.
Они медленно двинулись вместе к высшей точке блаженства, вздохами и ласками заменяя слова. Она любила его. Он же боялся любви. Призраки прошлого маячили между ними, пока плоть не взяла свое и не разогнала все мысли, все страхи, и наслаждение все победило. И после такой борьбы наслаждение было еще более сильным.
Мэгги ногтями вцепилась ему в плечи, притягивая его к себе. Уже знакомые волны экстаза охватили всю ее, и она ответно яростно затрепетала, когда он содрогнулся, отправляя семя в чрево ее.
Колин обмяк, задыхаясь. Он зарылся лицом в копну ее волос, вздыхая запах лилий и мускус удовлетворенной плоти.
Он сполз набок, дотянулся до стола и выкрутил фитиль лампы. Комната погрузилась в темноту. Затем перекатился обратно к ней и укрыл их обоих одеялом.
Они уснули в тишине, так и не промолвив ни слова в ночном безмолвии.


На следующее утро Мэгги проснулась от ощущения потери тепла Колина. Тот уже бесшумно выккользнул из постели. Не открывая глаз, она слушала, как он тихонько шелестит одеждой, и ощущала его взгляд на себе. Он встревожен тем, что открылось ему ночью. Он не просто хотел ее, он нуждался в ней, и она понимала, что Колину нелегко смириться с этой мыслью. Она поклялась быть терпеливой и позволить ему самому во всем разобраться. Возможно, со временем он полюбит ее.
Когда дверь тихонько закрылась, она села на кровати и спустила ноги. И тут же ей пришлось пригнуть голову к коленям, пока не прошел приступ тошноты. Поднявшись на дрожащих ногах, она совершила короткий утренний туалет и натянула ту же пыльную одежду, что была на ней вчера.
Когда она вошла в главное помещение поста, Колина нигде не было видно. Услышав из кухни голос Иден, она направилась туда.
— Доброе утро. Надеюсь, тебе хоть немного удалось поспать? — сказала она, слегка обнимая подчерицу.
Иден посмотрела на бледное лицо Мэгги, заметила блуждающий взгляд.
— Судя по тебе, мне спалось лучше. Ну-ка, позавтракай. Кухарка Калеба показала нам его частную кладовую, где он хранил запас хороших продуктов.
Иден подтвердила и подозрения Мэгги насчет юной индеанки-кухарки, которую Калеб использовал как любовницу.
— Наверное, не кукурузная мука? — улыбнулась Мэгги юной кухарке.
— Что ты. Хочешь копченый бекон, пшеничный хлеб, консервированное масло? — Иден с улыбкой наблюдала, как индеанка нарезает бекон и хлеб.
Мэгги налила себе чашку дымящегося кофе и осторожно стала прихлебывать, успокаивая бунтующий желудок. Она не хотела тревожить Иден своим таинственным недомоганием, но, возможно, доктор мог бы что-то посоветовать.
— А где Торрес? Я понимаю, что он мало отдыхал, а может, и совсем не отдыхал, но мне надо его кое о чем спросить.
— Кажется, он поехал в какую-то отдаленную деревню, проверить, не докатилась ли туда болезнь. Если все нормально, то он должен скоро вернуться. Отец и Эд пошли в загон готовиться к отъезду в Тусон, — добавила Иден, выжидающе глядя на Мэгги. — Ты еще не спрашивала, возьмет он тебя с собой?
— Я еще не сказала ему об этом. Но скажу. Кухарка, хорошо понимавшая по-английски, с улыбкой поставила перед Мэгги тарелку. — Ты есть? — робко спросила она.
Чтобы не обидеть девушку и не огорчить Иден, Мэгги села за простой сосновый стол и, отломив кусочек пышного белого хлеба, взяла ломтик бекона. Не торопясь, она все же съела достаточно много хлеба и половину поставленного перед нею блюда с беконом. Иден вскоре вызвали в лазарет.
Поблагодарив юную кухарку, Мэгги выскользнула из кухни, намереваясь переговорить с Колином о поездке в Тусон. Она вышла на яркое утреннее солнце и почувствовала, как жара обрушилась на ее неприкрытую голову. Она завернула за угол поста и бросила взгляд в направлении загона для скота, как раз в тот самый момент, когда туда подъехал и спешился Аарон Торрес.
Он, Колин и Эд о чем-то говорили. Мэгги двинулась в их сторону, но не прошла и половины пути, как желудок взбунтовался. Мэгги быстро шагнула за можжевеловый куст и, согнувшись вдвое, освободила желудок от осторожно съеденного завтрака. Она смахивала пот со лба и вытирала рот, когда послышался голос доктора.
— Я-то думаю, кому это неможется, а это оказывается вы, Мэгги. Что за проблема? Поели испорченного мяса? — Торрес бережно подвел ее к большому плоскому камню под тенью сосенки и усадил.
— Нет. Еда была хорошей. Дело во мне. У меня эти приступы уже несколько недель…
Не замечая беседующих Мэгги и Аарона, Колин и Эд продолжали обсуждать поездку в Тусон.
— Нам необходимо въехать в город раздельно, — сказала Эд. — Мне бы не хотелось, чтобы меня связывали с вашей борьбой против Баркера и его шайки. Я думаю воспользоваться псевдонимом и выдавать себя за сотрудницу одной из местных газет. И будет лучше, если я поеду прямо отсюда. Я заранее предвидела эту возможность и упаковала запасную одежду в седельные сумки.
Поскольку Колин все время видел ее только в одном и том же помятом сером костюме, он подивился, что же она еще там упаковала, но вслух не стал высказываться.
— Похоже, вы все продумали. — Он внимательно посмотрел на нее. Казалось, что он слышит, как у нее в мозгу что-то переключается. — А почему вы оставили свои розыски в столице и собираетесь в Тусон?
— Есть причины, — ответила Эд, вытягивая подбородок, отчего сразу стала похожей на страуса.
— Не связаны ли эти причины с изучением документов Пенса Баркера? Насколько я помню, вы говорили, что репортер не нуждается в санкции судебных властей.
— Догадались, — сказала она, насмешливо вздыхая. — У вас документы Лемпа. А коли мне удастся наложить лапы на бумаги Баркера, нам будет что сравнить.
Он сузил глаза.
— Я уже предупреждал вас, мне не нужны незаконные действия. Это не только опасно, но и глупо. Нам нужно лишь продолжать подкоп под Баркера. Позвольте мне выйти на него с тем, что мы знаем о Ригли и краденом скоте. Она задумалась.
— Что ж, это может напугать его и заставит предпринять поспешные действия. И я смогу наблюдать за этим под маской эксцентричного светского репортера, интересующегося только зваными вечерами и разведением цветов.
Эд Фиббз и так была достаточно эксцентричной, так что даже такой проницательный человек, как Пенс Баркер, мог бы ее недооценить. Черт, даже Колин чуть не ошибся в ее оценке, если бы не Мэгги. Мэгги. Что бы он без нее делал?
Мэгги словно услыхала его мысли, подойдя с задумчивым выражением на лице.
— Доброе утро, Колин. Эд, док Торрес сказал мне, что вы завтра собираетесь ехать в Тусон. Я хочу поехать с вами.
— Зачем? — сказал Колин. — У нас не увеселительная прогулка. Она может оказаться опасной.
— Значит, тебе опять может понадобиться моя помощь, — Мэгги указала на руку, которую царапнула пуля в Прескотте.
Колин бросил сердитый взгляд.
— Уж чего бы я не хотел, так еще раз подставить тебя под пули.
— Колин, нам надо кое-что обсудить. Кое-что очень важное. — Мэгги подошла поближе и взяла мужа под руку.
Эд тактично кашлянула.
— Осмелюсь высказать мысль. Ваша жена может оказаться хорошим прикрытием. То есть вы приехали в Тусон, чтобы она смогла походить по магазинам и так далее, а вы за это время осмотритесь, прежде чем выкуривать Баркера из берлоги.
— Она права, Колин.
Он глянул на жену сузившимися глазами.
— Мы выезжаем сейчас, а ты остаешься, здесь, с Иден. Это мое последнее слово. Ты поняла меня, Мэгги?
— Да, я поняла тебя, Колин, — жестко ответила она.
Через час Колин и Эд отъезжали от поста, а Мэгги и Иден прощально махали им вслед.
— Что ты собираешься теперь делать? — тихо спросила Иден, видя, что план Мэгги потерпел крах.
Мэгги повернулась к Иден с выражением мрачной решимости на лице.
— Что? Еду в «Зеленую корону» собираться. А завтра сяду в дилижанс из Прескотта до Тусона.
— Но ты же обещала отцу сделать так, как он сказал.
Мэгги невозмутимо улыбнулась.
— Нет, я сказала, что поняла его.


За долгие часы путешествия по ухабистой дороге в дилижансе Мэгги размышляла над тем, что именно она скажет Колину. Слишком многое стояло на кону. Уже само по себе предложение Колина рассмотреть Волка Блэйка как подходящего мужа для Иден можно было считать подвигом. Но было и еще что-то важное. Мэгги закрыла глаза и еще раз поздравила себя, до сих пор не веря диагнозу доктора Торреса. Она собиралась подарить Колину ребенка!
После стольких лет одиночества, исполненных скорби по потерянному младенцу, после жестоко обманутых надежд на материнство, она получила еще одну возможность. И на этот раз она действительно любила отца ребенка. Но тут же нахлынули и грустные размышления. А любит ли Колин меня? И хочет ли он этого ребенка?
Судя по его туманным высказываниям в те дни, когда они только познакомились, он очень переживал, что жена его скончалась в родах. И он не хотел бы отцовства — ценой потери жены. И ему вполне достаточно Иден. Я убеждала его, что бездетна. Он подумает, что она солгала, лишь бы увлечь его в ловушку.
Все эти годы Мэгги ни капли не сомневалась в диагнозе того доктора из Омахи. У нее было много мужчин, и с каждым новым она чувствовала себя все более оскверненной. Она ненавидела их прикосновения, ненавидела потом себя…
Все осталось в прошлом, забудь. Та часть жизни завершена. И теперь она должна позаботиться о новой жизни, что зарождалась внутри нее. А также об отце ребенка и его дочери. Мэгги откинулась назад и, закрыв глаза, принялась мечтать и размышлять.


В это время с другой стороны по направлению к Тусону подъезжал Барт Флетчер. Продав «Серебряного орла» в Сан-Луисе, он двинулся на север, на территорию Аризоны, и доехал до Юмы, грязной и пыльной дыры. После недолгого спора с самим собой он решил двинуть в Сан-Франциско, в один из восхитительно причудливых городов Соединенных Штатов, но в последний момент какой-то внутренний толчок заставил его взять билет до Тусона. И теперь, когда визжали тормоза дилижанса и кучер, громко бранясь, выравнивал лошадей, заворачивая с Перл-стрит на Главную, Барт, глядя в окно, понимал, насколько же глупы его попытки обнаружить Мэгги.
Этот город, претендующий со своими шестью тысячами обитателей быть законодателем мод на Юго-Западе, на самом деле представлял из себя лишь сборище глинобитных построек, созданных в архитектурном стиле пуэбло. От таких же городков в пустыне Сонора он отличался лишь количеством домов и их размерами. Узкие кривые улочки были заполнены всевозможными крутыми парнями европейского вида с револьверами, мексиканскими , бандитами и «рыцарями зеленого плаща», такими, как он сам, в плоских шляпах и парчовых жилетах. Тут и там в толпе пробирались респектабельные белые женщины в платьях, претендующих в этой глухой восточной дыре на последний писк моды, они останавливались ненадолго поболтать с бизнесменами в скорбных черных сюртуках и накрахмаленных белых сорочках.
Он вышел у отеля «Палас», одного из немногих двухэтажных городских зданий с настоящей верандой, обегающей три стороны второго этажа. Наверное, здесь действительно можно остановиться. Вопрос: надолго ли? Погоня за Мэгги была чистой воды заблуждением, и он прекрасно понимал это. Маккрори женился и увез ее на какое-то Богом забытое ранчо далеко на север. Это было ясно из единственного зачитанного письма от нее.
Читая между строк, он вдруг почувствовал, что этот невероятный альянс не сделал ее счастливой. Возможно, сейчас — если удастся отыскать ее — Мэгги согласится поехать с ним в Сан-Франциско, черт бы побрал этого шотландского скальпера. Интересно, рассказал ли ей Маккрори о своем прошлом? Скорее всего, нет. Выбранив себя за неуместный в таком возрасте романтизм, Флетчер не торопясь вступил в прохладный вестибюль отеля. Для начала надобно оглядеться, а потом уже заняться делом — деньгами, которые должен ему Пенс Баркер. А уж потом я решу, стоит ли искать Мэгги.
Флетчер провел более чем удовлетворительное утро, выжимая несколько тысяч долларов из этого старого скряги Баркера за доставленное из Соноры мексиканское серебро, которое награбили Ласло и его парни. Ласло имел несчастье поделиться с ним этой информацией, и теперь он рассчитывал на свои законные десять процентов. Узнав от Маккрори и Блэйка о судьбе Джуда, павшего от изящной ручки падчерицы Мэгги и теперь не имеющего возможности расплатиться, Барт поскорбел, но дело есть дело, и за Баркером числился должок. Теперь они были квиты.
Он поехал по улице в коляске, нанятой в платной конюшне Сеттлера за безбожно высокую цену. Но все равно это лучше, чем пачкать кремовый льняной костюм прогулкой по этим пыльным улицам, рискуя попасть под струю воды из кувшина, который тащит какая-нибудь мексиканка, или в облако пыли, поднятое колесами проезжавшего фургона. Он остановил свою клячу и вылез из экипажа. Швейцар «Паласа» принял серебряную монету и повел коляску обратно в конюшню. Только было Барт двинулся к двери с мыслями об ужине, как цоканье копыт и скрип тормозов возвестили о прибытии вечернего дилижанса из Прескотта.
Интуиция подсказала ему задержаться на крыльце отеля. Сверху ему хорошо были видны выходящие пассажиры. Эту фигуру и эти каштановые волосы он узнал бы где угодно, еще до того, как она подняла голову и улыбнулась кучеру, помогающему выйти.
В старомодном зеленом льняном платье и шляпе с павлиньим пером, элегантно сидящей на голове, Мэгги походила на жену какого-нибудь процветающего территориального бизнесмена. И походка у нее была респектабельной. Что ж, и раньше под ее циничной маской мадам из борделя скрывался «синий чулок» из Бостона. Он огляделся и увидел, что путешествует она в одиночестве. И никто не встречал ее на этой станции. Он бочком стал пробираться сквозь разношерстную и не шибко ароматно благоухающую толпу, которая всегда собиралась во время прибытия дилижанса у отеля.
— Итак, ты действительно сбросила свою прежнюю оболочку и вернулась в свою бостонскую ипостась, — сказал он, беря ее руку и поднося к губам.
Мэгги подняла глаза, увидела холодный голубой взор Барта и испуганно выдохнула. Его бородка была аккуратно подстрижена, а серебристо-светлые волосы разглажены. Он улыбнулся ей своей печально-циничной улыбкой, которая всегда так ей нравилась.
— Ты говорил, что, может быть, выберешься в Тусон, но я почему-то не верила. Рада видеть тебя, Барт. — Она сжала его руку, и они вышли из толпы и поднялись по ступенькам на крыльцо отеля.
— Ты стала еще прекраснее, Мэг. Мэг. Как давно никто из мужчин не называл ее так просто и так искренне.
— А ты знаешь, я действительно скучала по тебе.
— Зачем же ты тогда уехала? — Сказав это, он тут же пожалел. Она сразу как-то приуныла. — Маккрори с тобой плохо обращался? Он бросил тебя? — спросил сердито, готовый убить этого шотландца за ту боль, что разглядел в ее голубых глазах.
Мэгги мрачно покачала головой.
— Да нет, ничего такого и в помине не было. Мы с ним тут встречаемся. Он два дня назад ускакал сюда из Сан-Карлоса.
— Из этого загона для апачей? — Он скептически поднял бровь.
— Здесь это называется резервация, а не загон, Барт, — сказала она с непонятным раздражением.
— Судя по тому, как американцы с ними обращаются, я думаю, загон — более подходящее слово. Мэгги усмехнулась.
— По крайней мере, в одном вы с Колином сходитесь.
Он остановился в вестибюле у горшка с папоротником и вгляделся в ее строгие красивые черты.
— Нет, в гораздо большем. Не хватало еще, чтобы Колин застукал меня тут с Бортом. Она огляделась, затем спросила — Не могли бы мы где-нибудь устроиться поговорить в укромном уголке? Только не предлагай свой номер.
Он, шутливо сдаваясь, поднял руки.
— Только в целях сохранения твоей анонимности. Я так понимаю, что твой шотландец ревнив. Мы можем пройти в ресторан отеля. Еда сносная, — для американской кузины из деревни, — добавил он небрежно.
— Я думаю, более разумно найти другой ресторан поблизости.
— Ага, значит, Маккрори все-таки ревнив, — сказал он, насмешливо подняв бровь. Мэгги попыталась улыбнуться.
— Колин даже не знает, что я приехала в Тусон. Он сказал, чтобы я оставалась в резервации с Идеи, но… в общем, это долгая история, Барт.
— Я всегда был терпеливым слушателем, Мэг, — сказал он ласково.
— Я знаю.
Внезапно Мэгги захотелось сбросить груз с души и все рассказать своему старому другу и наставнику. Может быть, тогда ей удастся лучше понять все, хотя Барт и небеспристрастен, напомнила себе она.
Пока ее багаж переносили в номер Колина, подъехала коляска Барта. Они поехали в маленький ресторанчик на Менгер-стрит, и по дороге Мэгги рассказывала о борьбе Колина за прекращение эксплуатации индейцев и против коррумпированных федеральных подрядчиков, обосновавшихся в Тусоне.
— С тех пор, как Ласло пытался заманить его с помощью Иден в ловушку в Соноре, его пытались убить еще несколько раз, — закончила она, когда они уже сидели за маленьким столиком, накрытым опрятной голубой клетчатой скатертью. Мэгги нервно помешивала кофе.
— Он рискует жизнью, сражаясь с ветряными мельницами, Мэг. Ни он, ни кто другой не может изменить судьбу этих несчастных созданий, — с сожалением сказал Барт.
— Боюсь, что Колин не столь прагматичен, как ты.
— Вот почему ты полюбила его, а не меня, — вздохнул он. — Но от этого ты не стала более счастливой, Мэг, да?
Она положила ложку и отхлебнула кофе.
— Просто я боюсь за него, Барт. — Она подняла глаза, чувствуя, как он всматривается в нее. — Ты всегда видел меня насквозь. Так вот, Колин до сих пор не может окончательно примириться с нашим браком. Мужчина, подобный моему мужу, терпеть не может делать что-либо насильно, но иногда… — Голос ее дрогнул, когда она припомнила ту сцену нежности в резервации. — В общем, я не теряю надежды.
— Но? — подтолкнул он ее решимость.
— Появилась новая сложность, о которой я еще не рассказывала ни единой душе. Я даже с доктора взяла слово, что он никому не расскажет. — Она глубоко вздохнула, словно не веря самой себе, и прошептала:
— Я беременна, Барт.
Барт Флетчер застыл, на минуту потеряв дар речи. Затем он увидел, как сверкают ее глаза, как порозовели щеки. Она хочет этого ребенка от Маккрори. Черт, она же всегда хотела ребенка.
— Ты совершенно уверена? Кто этот доктор, что сказал тебе такое? После стольких лет занятий твоей прошлой профессией, Мэгги, согласись, трудно поверить.
— Я поначалу так и думала, но симптомы совершенно определенные, а доктор Торрес прекрасный врач. Я сама не смела надеяться, но это правда.
— Будь я проклят, — задумчиво сказал он, затем нахмурился. — Такой богатый человек, как Маккрори, не имеющий наследника по мужской линии, должен быть в восторге. Почему же ты считаешь это сложностью?
Мэгги беспокойно передвигала чашку с блюдцем, когда подошла официантка и поставила блюда с фаршированным перцем и маисовыми лепешками. Когда она отошла, Мэгги ответила:
— Первая жена Колина умерла, пытаясь подарить ему сына и наследника. Я же уверяла его, что не могу иметь детей.
— Ты сильная женщина, Мэг. В самом расцвете красоты и здоровья. Почему бы и нет? Надеюсь, этот ублюдок не будет упрекать тебя в неверности?
— Да нет, ничего подобного, Барт. Он поверит, что это его ребенок.
— Так в чем же дело?
— Мне бы не хотелось удерживать его с помощью ребенка. У нас была договоренность об аннулировании… — Она покраснела. — Или о разводе, как только у Иден все будет в порядке, а теперь получается так, что я его привязываю, даже если у его дочери все в порядке. И тогда я так и не узнаю, любит ли он меня по-настоящему. — Голос ее дрогнул, и она оставила блюдо, мгновенно потеряв аппетит.
Барт увидел, как она борется со слезами, протянул через стол руку и сжал ее ладонь.
— Этот Маккрори просто дурак. Если до сих нор он не определился со своими чувствами, так оставь его. Или тебя все еще держит девушка?
— Я всегда буду любить Идеи как дочь, но у нее вот-вот начнется собственная жизнь. Она собирается выйти замуж за Волка Блэйка.
— За этого полукровку с револьвером? — недоверчиво спросил Барт.
— Не совсем. Его отец процветающий торговец из Техаса, он хочет помириться с сыном. И Волк пойдет на это ради Иден. И он будет для нее прекрасным мужем, Барт.
Барт забарабанил пальцами по столу, размышляя, как бы правильнее высказать то, что он хочет сказать.
— Мэг… если твой благородный шотландец, — он сердито подчеркнул последние слова, — не может сделать тебя счастливой, значит он не достоин тебя. По отношению к Иден ты свои обязанности выполнила. Если о ней есть кому позаботиться, зачем же тебе оставаться в том месте, где не хочется? Что я хочу сказать… чертовски невнятно… я люблю тебя. Поехали со мной, Мэг. У меня достаточно денег, чтобы мы зажили в Сан-Франциско на широкую ногу. Я стал бы образцовым отцом твоему ребенку.
Еще не закончив этой декларации, он уже понимал, что она откажется. Она улыбнулась сквозь слезы, хрустальными каплями повисшие на ресницах.
— Барт, ты у меня самый близкий друг, и я люблю тебя… как друга. Ты заслуживаешь того, чтобы быть любимым женщиной, которая могла бы отплатить тебе тем же. А вовсе не такой, которая бы взвалила на тебя еще и ребенка от другого мужчины.
— Другими словами, ты любишь это ничтожество, и не важно, как этот дурак относится к тебе, — вздохнул он.
— Все может быть не так уж и плохо, Барт. Шанс еще есть. За последние недели, мне кажется, мы стали ближе. И, возможно, когда будущее Иден прояснится, все встанет на свои места. И в Тусон я приехала именно затем, чтобы убедить Колина в том, что Волк подходящий муж для Иден. И я думаю, что, как только Колин узнает о семье Волка и о чувствах Иден, он согласится со мною.
И тогда…
— И тогда ты наконец узнаешь, нужна ли ты ему сама по себе, а не из-за Иден или ребенка, — мягко сказал он. — Я думаю, нужна. С его стороны будет безумием, если он отпустит тебя.
— Ты так добр, — сказала она, сжимая его бледную нежную ладонь, так не похожую на загорелую мозолистую руку Колина.
— Все будет хорошо, — проникновенно сказал он.
— Возможно. — Она прикусила губу. — Если только Пенс Баркер и его банда не убьют его к тому времени. Ведь он приехал в Тусон, чтобы лицом к липу встретиться с Баркером.
— Я имел дело с этим человеком. Настоящая змея в траве. И разговаривать с ним нужно соответственно, — лукаво добавил он.
— Если с Колином что-нибудь случится… — Мэгги закусила костяшки кулака.
— А ведь ты по-настоящему влюбилась в этого ублюдка, да?
Она кивнула, затем прошептала:
— Сильнее даже, чем могла себе представить.


Проследив, чтобы Мэгги в целости и сохранности добралась до отеля «Палас», Флетчер в глубоком раздумье поехал по Джексон-стрит к Конгресс-стрит. Остановился он возле большого здания из саманного кирпича, занимающего весь квартал. Над парадным входом красовались буквы: «Уинслоу Баркер и К», генеральные поставщики». В мозгу Барта формировался план.
— Черт побери, стоит попробовать, — пробормотал он, выбираясь из коляски.
На втором этаже над парадным входом в окне горел огонь. Несомненно, это допоздна трудился Баркер, подсчитывая незаконную выручку за день.
Флетчер зашел за угол, в переулок, и резко постучал в боковую дверь. Через несколько минут его проводили в личные апартаменты Баркера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100