Читать онлайн Единственная, автора - Хенке Ширл, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Единственная - Хенке Ширл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Единственная - Хенке Ширл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Единственная - Хенке Ширл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хенке Ширл

Единственная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Они сидели и смотрели в глаза друг друга и видели нечто сияющее и великолепное, вызванное к жизни их клятвами в любви. Несколько минут они ничего больше не могли сказать, взволнованные произошедшим. Они молчали, держа друг друга за руки, и упивались новизной их любви.
Волк прервал очарование молчания, протянув руку и поправляя у нее на затылке серебристо-золотые завитки.
— Иден, я хочу жениться на тебе, но не могу предложить тебе тот образ жизни, который я веду, — кочевой, с постоянными опасностями. Ты заслуживаешь лучшего…
— Ничего лучшего и представить нельзя, — прошептала она, прижимаясь к нему для тихого поцелуя. — С тобой я пойду куда хочешь. И меня не заботит отсутствие денег — ведь у нас есть я и ты.
— Не могу подвергать риску твою жизнь, Иден, ведь тебе придется жить рядом с нанятым револьвером, — решительно сказал Волк. — Пока я не оставлю эту работу, я буду ходячей мишенью.
— Так оставь. Я знаю, отец мог бы…
— Я не нуждаюсь в благотворительности. Я не собираюсь жениться на дочери босса, чтобы потом говорили, будто я сделал это из-за денег.
Иден напряглась в его объятиях и вызывающе вскинула подбородок.
— А мне наплевать, что будут говорить. А тебе разве нет?
— Мужчина — если он действительно мужчина — не может позволить себе жить за счет женщины, — упрямо сказал Волк.
— Тогда… тогда что же с нами будет. Волк? Она затаила дыхание, боясь встретиться с ним взглядом. Не может же все закончиться вот так, прямо сейчас, после того, через что ей пришлось пройти.
Волк испустил долгий вздох, затем сказал:
— Может быть, есть какой-то выход. Я не знаю. Я рассказывал тебе, что не возвращался к отцу, когда его жена умерла. Но слышал, что он хочет видеть меня. И даже получил пару писем, но так и не открыл их…
Иден всматривалась в его гордое лицо с непроницаемым выражением, скрывавшим долгую боль.
— Может быть, ему необходимо твое прошение, а также и наследник. Об этом ты не думал, Волк? — ласково сказала она с замаячившей в сердце надеждой.
— Мне не нужны его деньги, лично мне, но, черт побери… Иден.
Он не мог глядеть в эти сияющие любовью глаза, потому что вся его решимость тут же начинала таять.
— Ты же его единственный сын, Волк. И все принадлежит тебе… как и я, — сказала она, придвигаясь ближе и позволяя телу договаривать там, где она не могла найти слов.
Волк ощутил на груди ее нежное теплое дыхание. Ее руки обхватили его плечи, а ее губы, о Господи, ее губы целовали соленую горячую кожу его горла, опускаясь все ниже, чтобы уткнуться в грудь, там, где была распахнута рубашка.
Застонав, он положил ее на холодную, мшистую землю, ненасытно покрывая поцелуями. Она распахнула его рубашку и стала ласкать его крепкую волосатую грудь, в то время как он, расстегнув блузку, обнажал для поцелуев ее кремовые плечи.
Кружевная комбинация едва прикрывала розовое, фарфоровое совершенство грудей. Он языком сквозь прозрачную ткань дразнил ее бледно-розовый сосок, пока она не вскрикнула от удовольствия.
Волк услыхал ее вскрик и продолжал ласкать языком эти набухшие почки до тех пор, пока уже совершенно невмоготу стало терпеть эту одежду, не пускающую дальше жадно ищущий рот. Он снял с нее рубашку, стащил через голову комбинацию. Она поднимала руки, помогая ему обнажать тело.
Покрывая груди ладонями, целуя их, он бормотал:
— Какое совершенство, какое нежное белое совершенство.
Иден извивалась под ним, срывая с него рубашку. Когда он отбросил одежду в сторону, он застыл и посмотрел на нее сверху вниз.
— Ты ни в чем не сомневаешься, Иден?
— Нет, Волк, я еще никогда не чувствовала себя столь уверенной. Пожалуйста, люби меня, — прошептала она.
Медленно и нежно он, давая ей шанс передумать, начал освобождать их обоих от одежды, снимая сначала ее ботиночки и чулки, целуя ее шелковые ноги, затем тяжелую юбку для верховой езды, пока она не осталась только в тоненьких хлопчатобумажных панталонах. Жадно пожирая глазами ее тело, он нежно, с благоговением касался ее.
Отважно потянувшись к ремню Волка, она прошептала с пылающими щеками:
— Можно я?
— Мне это доставит величайшее наслаждение, — ответил он дрожащим и хриплым голосом.
Она нетерпеливо начала расстегивать кожаный ремень, затем ширинку и стягивать тесные брюки с его узких бедер. Пока она сражалась с его одеждой, руки ее слегка задевали затвердевший жезл. Наконец она уже намеренно, с приятным удивлением стала трогать его, заставляя Волка стонать от наслаждения, позволять выделывать все, что она хотела, с его телом. Ласло не давал ей такой свободы ласкать, исследовать. Она ощутила себя одновременно дерзкой и робкой.
Руки его скользнули к ее бедрам и стали снимать панталоны с мягких окружностей ягодиц. Теперь она была столь же обнаженной, как и он. Волк рассматривал ее маленькое гладкое тело, еще более опьяняюще прекрасное, чем он видел его издали в тот день, в Соноре.
— Ты так прекрасна, — пробормотал он, склоняясь к ней, лаская ее тело ладонями.
Лежа рядом с ним, Иден радовалась его нежным открытиям, ощущая глубочайшую разницу между мужчиной и женщиной, твердым и мягким, темным и светлым. Кожа его была бронзовой, покрытая легкими искрящимися черными волосами на руках и ногах, с густыми зарослями на груди, сужающимися книзу темным, вновь сгущающимся треугольником вокруг твердого тяжелого члена.
— Ты тоже прекрасен, — прошептала она, вслед за руками следуя ртом по этим чудесным зарослям мускулистого тела.
Укачивая ее в руках. Волк перекатился на спину, так что она оказалась сверху. Ему хотелось, чтобы она задала темп их соединения. Ее груди соблазнительно нависли над его лицом. Он впился губами в одну, затем в другую, так что она вскрикнула от наслаждения. Когда же он стал притягивать к себе бедра, чтобы она села на фаллос, она удивленно раскрыла глаза.
— Впусти меня, Иден, — хрипло прошептал он, — пожалуйста.
Она поняла, что он с трудом сдерживается, чтобы просто не насадить ее как на кол, давая ей возможность самой решиться на ответное действие. Не зная толком, как вести себя, она медленно стала опускаться на него, позволяя его рукам направлять ее бедра, пока не ощутила, как его жаркий член тычется в увлажненную, жаждущую сердцевину ее тела. Каждый нерв, каждая частичка ее сознания сосредоточились в этом месте, и ее охватило такое желание, что дух захватило. Со стоном она упала на этот член, почувствовав, как он заполнил ее.
Волк затрепетал и сжал зубы, чтобы сразу не кончить, когда ее тугое влажное влагалище накрыло его со слепящей пеленой экстаза.
Иден ощутила, как изжаждавшееся ее тело каждой клеточкой требует от нее движения. И она не устояла. Раздвинув бедра и упираясь коленями, она чуть двинулась вдоль его тела. Он задохнулся.
Ощутив, что она так же жаждет, как и он, Волк с трудом сдерживал себя. Он должен сделать так, чтобы ей было хорошо. Он приподнимал ее, бедра руками, давая ей ощутить скольжение тел. Когда она быстро ухватила ритм, который он предложил ей, изгибаясь вверх, то толчком вонзился еще глубже, и она стала раскачиваться все яростнее.
Коса ее расплелась, и теперь роскошные серебристо-золотые волосы накрыли его раскачивающейся пеленой. Волк ухватился за них руками и притянул ее к себе для долгого жадного поцелуя. И пока не кончился воздух, губы не отпускали друг друга. Руки его заскользили вдоль ее тела, от талии к грудям, которые он приподнимал и опускал благоговейно.
Иден ощущала прожигающее ее грубое, первобытное наслаждение и понимала, что это и есть настоящая любовь. До этого Ласло лишь брал ее, ничего не давая взамен. А эта любовная схватка была великолепием, превосходящим самые ее безумные мечты. И тем не менее она страстно жаждала еще чего-то… чего-то неведомого, не имеющего названия…
Волк вглядывался в ее светлую, живую красоту, в тело, движущееся с естественной грацией, в раскрасневшуюся кожу и закрытые в экстазе глаза. И тут он ощутил первое трепетное сжатие матки глубоко в ее чреве.
— Открой глаза, Иден, любимая, посмотри на меня.
Она резко раскрыла глаза, удивляясь, что ее окликают… Содрогания волна за волной охватывали ее тело с каждым его посылом внутрь. Она смотрела на него расширенными от страсти глазами, завороженная ощущением разбухания его члена и тем, что тело его извивается в конвульсиях. И она поняла, что в этот момент он испытывает то же, что и она, — блаженство.
Иден рухнула ему на грудь, взмокшая, истомленная и безгранично удовлетворенная. Он обнял ее, обхватив коленями бедра и стал покачивать.
— Иден, Иден, я знал, что нам будет хорошо, но не представлял, чтобы настолько. — Он поцеловал ее в шею, затем взял лицо в ладони и поцеловал в губы. И когда ощутил соль слез на щеках, тревожно напрягся всем телом. — Иден, я сделал тебе больно?
— Ну что ты, конечно же, нет, — сказала она низким приглушенным голосом, поглаживая его плечи и густые темные волосы. — Мне было так приятно, я и представить себе не могла, что так может быть… с тобой так прекрасно… Ты у меня должен был быть первым. Волк. А я…
Он закрыл ей рот поцелуем и крепко обнял.
— Но ведь я и стал первым, кто сделал как положено, разве нет? — Она кивнула, соглашаясь, а он продолжил:
— Ну, стало быть, дело только в этом, моя любимая. Тебя использовали и обманули. Но это было все до, и оно прошло. И больше не плачь об этом, обещаешь?
— А если это слезы радости, как с ними быть, Волк? Ты мне их разрешаешь?
— Требую, — сказал он прерывающимся голосом, покрывая поцелуями веки и щеки и осушая слезы.
— А ведь нам надо ехать в резервацию. Доктор Торрес будет волноваться, — наконец сказала Иден, впуская реальность в их идиллию.
— А я по-прежнему полагаю, что тебе опасно находиться в «Белой горе». Если бы отец был дома, разве он отпустил бы тебя?
Она пожала плечами.
— Но ведь его нет, а со мною ты. Ты единственная защита, которая мне нужна, Волк.


Прескотт
Леонард Поткин был самодовольным мужчиной шести футов одного дюйма роста, с желтовато-бледным лицом. Пригладив тупыми пальцами волнистые серебристые волосы, он нацепил изящный котелок, одернул на животе парчовый жилет и выбрался из утреннего дилижанса. Несмотря на жуткую дорогу из Санта-Фе, он чувствовал себя замечательно, мужчиной что надо, особенно для такой глухой территориальной столицы, как Прескотт. Но как старший инспектор Управления по делам индейцев юго-западного округа он должен был сохранять определенный имидж. Должно быть, та группа западных мужланов в накрахмаленных рубашках и застегнутых пиджаках и есть встречающие. По крайней мере, не опоздали. — В отличие от этого дилижанса, кочующего по Богом забытым пустыням.
— Джентльмены, — кивнул он, когда щеголевато одетый молодой человек, с темными волосами и аккуратными чертами лица, предложил ему руку.
— Мистер Поткин, я член законодательного собрания Эдвард Стэнли, и это мои коллеги, — член законодательного собрания Броктон Стайлз и член палаты представителей Риз Смит. — Двое джентльменов постарше почтительно протянули руки. — А это мистер Клемент Элгрен, владелец газеты «Аризона майнер».
Обмениваясь любезностями, эскорт и гость двинулись к большому открытому экипажу, стоящему за углом людной станции дилижансов. Когда выехали на широкую Монтесума-стрит, типичную для приграничных городков, с чередой салунов и данс-холлов, гость проигнорировал все эти деревенские прелести и сразу приступил к делу.
— Я могу понять, почему не прибыл исполняющий обязанности губернатора Госпер, но, откровенно говоря, джентльмены, я удивлен, почему с вами нет мистера Маккрори. Ведь это по его настоянию, в конце концов, предпринято данное серьезное расследование, — сказал Поткин, замечая кислые выражения лиц Элгрена и Стайлза.
— Маккрори — смутьян, индейский прихвостень, — с местным гнусавым акцентом проговорил член палаты представителей Смит.
— Ну, Рис, мы не должны так пренебрежительно отзываться об одном из ведущих бизнесменов территории, — умиротворяюще вмешался Стэнли. — Мистер Маккрори будет присутствовать вечером на банкете в вашу честь, мистер Поткин. Как и исполняющий обязанности губернатора. Там мистер Маккрори и изложит свое дело.
— Как же, дело, — фыркнул Элгрен. — Маккрори хочет, чтобы с этими дикарями нянчились. Бывал я в этой резервации и могу сказать вам, мистер Поткин, что они живут там, ну, как животные.
— Маккрори представил несколько серьезных обвинений против торгового агента «Белой горы» Калеба Лемпа, — ровно сказал Поткин, удивленный таким пылом Смита и Элгрена.
Но тут вмешался зычный голос члена законодательного собрания Стайлза:
— Лемп, этот маленький жадный человечек, действительно является политическим недоразумением, и президент Хейс
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
просто должен его без шума сместить и заменить другим человеком.
— Но для начала надобно найти на это место достойного кандидата, — ответил Поткин с торжественной серьезностью, переводя взгляд с одного на другого.
— Я уверен, что есть немало опытных людей, — осторожно сказал Эдвард Стэнли.
— Эту должность хочет получить мистер Маккрори. Но разумеется, не этим соображением вызваны его обвинения против агента Лемпа, — сказал Поткин, зондируя почву и постепенно понимая, что чувствует большинство в этой столице.
— Назначение Маккрори будет самоубийством для территории, — выкрикнул член палаты представителей Смит. — Только дурак может отдать ему в руки этих варваров, чтобы они потом перерезали нас всех в наших же постелях.
— Колин Маккрори позволяет им бродить по своим землям и резать скот для их нужд, — лукаво добавил член законодательного собрания Стайлз.
— В самом деле? — задумчиво потер вытянутый подбородок Поткин.
— Действительно, у Маккрори нечто вроде соглашения с вождями апачей, и он позволяет им забирать говядину во времена, когда пропитания в резервации не хватает, — вмешался Стэнли.
— Если поддаться требованию этих бандитов, а именно таковыми они являются, и назначить Колина Маккрори заправлять в «Белой горе», возможно, скоро мы будем иметь мощное восстание. Апачи будут беспрепятственно разъезжать отсюда до границы, — проговорил Стайлз.
— Однако министр внутренних дел Шульц считает Маккрори выдающимся человеком. Он один из богатейших людей территории Аризоны, политически мыслит нестандартно и реформистски, что так ценят президент Хейс и его министры. — Видя, как ощетинился член законодательного собрания Стайлз, Поткин искусно сгладил ситуацию. — Но, разумеется, администрация ни за что не назначит торгового агента с индейцами без согласования с территориальными властями. И, похоже, здесь решительно все против Маккрори.
— Боюсь, что не многие жители Аризоны пылают любовью к апачам, — сказал Стэнли с сожалением в голосе.
— Так, стало быть, вы собираетесь выслушать Маккрори? — спросил Элгрен, и ясно было, что его толстенькие ручки так и чешутся в предвкушении блокнота и карандаша.
— Ну разумеется, джентльмены. А чем же, по-вашему, должен заниматься следователь? У Колина Маккрори в Вашингтоне есть влиятельные друзья, которых, естественно, не касаются напрямую индейские… э… проблемы. Но мы посмотрим, разумеется, мы посмотрим.
Поткин красовался перед провинциальными политиками. Неотесанное дурачье.
В этом же экипаже еще у одного пассажира были мысли не менее надменные и расчетливые, чем у Леонарда Поткина. Если Пенс не убьет Маккрори, я должен дискредитировать его до того, как этот надутый осел представит свои отзывы.


— Держу пари, что этот жалкий проныра Стэнли не осмелится посмотреть нам в глаза после того, как он обошелся с Иден, — сказала Мэгги, когда они выходили из экипажа перед рестораном «Аларкон».
— Ах, да, ведь он же будет тут, — мрачно отозвался Колин, — В конце концов, это политика, а ведь он хочет быть следующим губернатором. — Голос его звучал угрожающе.
Мэгги посмотрела в его застывшее сердитое лицо, и ее охватили дурные предчувствия.
— Колин, — сказала она, кладя ему ладонь на руку, — только не пори горячку. Он не стоит того. Он и тут будет держаться за мамочкину ручку для моральной поддержки. Тем более, что именно она хочет, чтобы он стал губернатором.
Он мрачно рассмеялся.
— Так эта старая карга уже успела и с тобой скрестить клинки. — Словно недостаточно Марии. Вздохнув, он добавил:
— Я понимаю важность этой встречи, ведь я бы хотел отобрать место агента у Лемпа. Я не буду делать глупостей.
Он принялся осматривать жену в этих мягких сумерках. Колин продолжал изумляться ее умению поддерживать образ леди, врожденному искусству элегантно одеваться. На ней было шелковое коричневое платье, темного, переливающегося оттенка, который удивительно подходил к ее золотистой коже и великолепным каштановым волосам. Из короны волос несколько прядок сбегали к ушам и шее, смягчая строгое выражение лица.
Мэгги неловко себя чувствовала под его оценивающим взглядом, она не знала, любуется ли он или, наоборот, раздражен. Сам он в этом черном костюме домотканого сукна с темно-зеленым парчовым жилетом выглядел настоящим процветающим западным бизнесменом. Как большинство аризонских скотоводов; он носил сапоги, а под безукоризненно сшитым пиджаком прятался револьвер. Он был так хорош, так роскошно красив, и ей так захотелось прикоснуться к нему, с заботливостью жены проверить, тщательно ли выбрит его подбородок. Но холод безжалостных золотых глаз подавил ее порыв в зародыше.
— Я буду милостивой леди для Стэнли и его дружков и само обаяние — для мистера Поткина, — сказала она.
Он тронул полу шляпы кончиками пальцев и кивнул.
— Я уверен, что ты будешь действовать, как подобает истинной леди.
Показалось ли ей, что он подчеркнул слово действовать, или она услыхала в этом слове отголоски собственной тревоги? Она не успела развить эту мысль — их пригласили пройти в зал. Небольшая группа людей негромко переговаривалась — мужчины в темных костюмах и дамы в туалетах, демонстрирующих последние новинки моды Сан-Франциско и Нового Орлеана. Женщины группировались вокруг Софи Стэнли, за исключением двух отважных жен чиновников, вместе с мужчинами окруживших почетного гостя Леонарда Поткина.
Колин быстро обвел комнату взглядом и выругался про себя, заметив стоящего рядом с Поткином Пенса Баркера.
— А этот как успел попасть сюда? Наверное, на дороге от Тусона до сих пор земля дымится от его скачки.
— А как он узнал, что специальный следователь прибывает сегодня? — спросила Мэгги.
Помня рассказ Эд Фиббз о подслушанном разговоре Баркера с неустановленным чиновником, Колин знал ответ.
— Кто-то оказал ему услугу, сообщив по телеграфу.
Сузив глаза, Мэгги оглядела собрание, вглядываясь в каждое лицо, пока не натолкнулась на злобный взгляд Софи Стэнли. Надменная «снежная королева» намеренно отвела взгляд в сторону, словно не видя в Мэгги ничего, достойного внимания.
— Мы сидим за столом рядом с мистером Поткином? — спросила Мэгги, пока они подходили к специальному следователю.
— Если сможешь очаровать его, то будем сидеть, — прошептал Колин перед тем, как представить свою новую жену Пенсу Баркеру, члену законодательного собрания Стайлзу и члену палаты представителей Смиту.
Не успел он еще ничего сказать Эдварду Стэнли, предусмотрительно вставшему за внушительной фигурой Леонарда Поткина, как Мэгги очаровательно улыбнулась и сказала:
— Ну, а с членом законодательного собрания Стэнли мы уже встречались.
На мгновение, полное глубокого смысла, она задержала на нем взгляд и затем с ослепительной улыбкой повернулась к вашингтонскому гостю.
— Но я еще не имела удовольствия, сэр, быть представленной вам. — И протянула ему руку, как королева Виктория на королевском приеме.
Ослепленный Леонард Поткин склонился и поцеловал ее изящные пальцы. Что за изумительная красавица жена у этого Маккрори — а одета, как жены членов кабинета министров в Вашингтоне. И какую атмосферу вокруг себя она создает.
— Я польщен, миссис Маккрори. Позвольте представиться, специальный следователь Леонард Поткин из Управления по делам индейцев из Вашингтона.
Позволив ему придержать руку на мгновение дольше принятого, Мэгги свободной рукой взяла его под локоток и повернула к Колину — намеренно разворачивая чиновника спиной к несчастному Стэнли.
— А это мой муж, и я уверена, что вы, как человек, пользующийся таким влиянием в администрации президента Хейса, наверняка заинтересуетесь тем, что он собирается рассказать о ситуации в «Белой горе».
— Ну разумеется, мистер Маккрори, — сказал Поткин, обмениваясь с Колином торжественным рукопожатием. — Ваши обвинения относительно жизненных условий резервации весьма серьезны.
— И, наверное, было бы лучше, если бы во время ужина появилась возможность продолжить вам двоим этот разговор? О, дорогой, — Мэгги изобразила смятение, — может быть, я вмешиваюсь в дела губернатора Госпера, который сам будет рассаживать гостей?
— Чепуха, моя дорогая леди. Как почетный гость, я могу сидеть, с кем сочту нужным.
Поткин сделал широкий жест, подзывая спешащего Джона Госпера, который по причине постоянного отсутствия губернатора Фремонта взвалил на себя не только его титул, но и обязанности.
— Я уверен, мистер Госпер распорядился, чтобы мы за столом оказались рядом с вашим мужем.
Если бы этот человек не был таким надутым ослом, Колин наверняка рассердился бы на его ухаживания за Мэгги и на саму Мэгги и ее искусство выставлять мужчин дураками. Но тут подошел Госпер, продолжились знакомства и распределение мест. Мэгги очаровала всех мужчин, кроме Стэнли, которого она попросту игнорировала. Даже Пенс Баркер, старый хитрый дьявол, и тот к концу роскошного ужина улыбался ее остроумным шуткам.


Баркер заранее устроил себе местечко за столом Поткина. У семейства Стэнли не оставалось выбора, они не могли сесть рядом с Маккрори, и потому весь вечер Софи метала на Мэгги взгляды, острые, как кинжалы, при этом мучительно раздвигая в улыбке тонкие губы.
За ужином Баркер и Маккрори столкнулись в вопросе о правительственном снабжении индейцев.
— Торговцы Тусона продают в резервации столь же хорошие товары, что и военным, — заявил Баркер.
— Я своими глазами видел эти хорошие товары, мистер Баркер. Одеяла, которые мои ковбои называют куриной кожей, не отбросят и тень, если их в полдень вывесить на бельевую веревку. Кукурузная мука поражена долгоносиком, да и ее не хватает. А говядина… — Колин пожал плечами. — У меня складывается ощущение, что пока рогатый скот доходит до апачей, стада по пути здорово обкрадываются.
Его взгляд встретился с потемневшими и сузившимися глазами Баркера. На его покрывшемся пятнами лице с обвисшими щеками отразилось волнение, но Баркер тут же переключился на Поткина.
— Разумеется, в резервации «Белая гора» есть свои проблемы, но они никак не связаны с деятельностью торговцев Тусона. Когда вернетесь в Вашингтон, просмотрите доклады генерала Уиллкокса о снабжении армии. Мы продавали самое лучшее. Ну, а что касается того, как обращался Калеб Лемп с продуктами и животными… — Он пожал плечами.
Колин в упор посмотрел на Баркера и злобно улыбнулся.
— Мой драгоценный папаша, оставшийся в Шотландии, говаривал так: «Болтовня ничего не стоит, да больно много виски под нее уходит». — Потом он повернулся к Поткину и спросил:
— А не проехать ли вам самому в резервацию, чтобы лично посмотреть все и подвести фактический фундамент под наши голословные утверждения? Если вы не против, я был бы счастлив выступить в роли гида. Агент управления побледнел.
— У себя на востоке нам доводилось слышать о бандитских налетах апачей, с резней и бесчинствами. Безопасно ли это — заезжать в резервацию?
— Калеб Лемп вот уже семь лет грабит их до нитки, и ничего, до сих пор скальп у него на месте, — сухо сказал Колин.
Мэгги наклонилась вперед и сердечно улыбнулась Поткину.
— Это совершенно безопасно, уверяю вас. «Зеленая корена» — крупнейшее ранчо территории и граничит с «Белой горой» на протяжении сотен миль. Моя падчерица и я заезжали туда бессчетное количество раз, разумеется, в сопровождении. И мой муж предоставит вам самую серьезную охрану.
— Ну что же, вообще-то я действительно должен посмотреть на ситуацию собственными глазами, — сказал Поткин, старательно скрывая страх. — Когда мы выезжаем, мистер Маккрори?


Закончив обязательные прощальные церемонии с исполняющим обязанности губернатора Госпером и самыми видными чиновниками и их женами, Колин и Мэгги вышли из ресторана и остановились на улице в ожидании нанятого заранее экипажа.
— Что-то не видать этого проклятого кучера, — сказал Колин, оглядывая Аларкон-стрит.
— Ну и пойдем побыстрее, пока миссис Стайлз не предложила подвезти в своем экипаже. До отеля каких-нибудь три квартала, — сказала Мэгги, беря его под руку.
Жена члена законодательного собрания Стайлза. Гортензия, была женщиной слоновьих размеров, от зычного голоса которой на расстоянии в пятьдесят футов лопались стаканы.
Колин рассмеялся.
— Действительно пойдем. Мне бы не хотелось оказаться зажатым с нею в одном экипаже. От одного ее дыхания На сыромятной коже могут вскочить волдыри.
Летняя ночь была типичной для центральной Аризоны, холодной и сухой. Небо было осыпано бриллиантами звезд. Как только они завернули за угол, их охватила полнейшая тишина, поскольку они находились сейчас в одной из наиболее респектабельных частей города.
Гарли-стрит с ее чередующимися церквями и частными владениями располагалась далеко от шумной и смеющейся Виски-роуд, где на берегу речушки Гранит, на Монтесума-стрит, частенько ночью слышались выстрелы.
Несколько минут они шагали в молчании. Затем Колин покашлял и сказал:
— На вечере ты была великолепна, Мэгги. Ты совершенно очаровала этого надутого старого козла с горохом вместо мозгов.
— Которого — Поткина, Стайлза или Госпера? — саркастически заметила она. Колин усмехнулся.
— Поткина. Но ты права. Все они банда ослов. — Он помрачнел. — Если бы еще и Баркер был таким же простофилей, с которыми ему приходится иметь дело в правительстве.
— Он, может, и злодей, но к твоему могуществу, Колин, у него здоровое, доброе уважение. И пока ты обрисовывал схему проделок торговцев из Тусона, он потел вовсю не потому, что в ресторане было душно.
— Он боится меня и моих связей в Вашингтоне. Но от этого он становится еще более опасным. Как загнанная в угол крыса.
— Будь осторожен завтра по дороге в «Белую гору», Колин, — сказала Мэгги, которая вдруг поняла опасность затеянного.
Он посмотрел на ее лицо, омытое лунным светом.
— Супружеская озабоченность? — В голосе его слышалось смущение.
— Вроде того, — ответила она. Но тут набежала туча, скрыв луну, и он не смог разглядеть выражения ее лица.
Когда они пересекли переулок между парикмахерской и продуктовой лавкой, мимо его головы просвистела пуля.
— Совсем близко, — прошептал Колин, хватая Мэгги и притискивая ее к стене двухэтажного кирпичного здания.
Она услыхала, как клацнул курок взводимого карманного револьвера 38-го калибра.
— Ни звука, — приказал он шепотом, заталкивая Мэгги к себе за спину.
Его глаза всматривались в темноту, выискивая малейшее движение, он прислушивался к каждому звуку. Но единственный звук был шумом, доносившимся с Виски-роуд, где по случаю пятницы вовсю шла гулянка.
Мэгги, также затаив дыхание, оглядывалась вокруг. Внезапно вышла луна, и из-за угла здания показалась тень человека, выскочившего из противоположного переулка.
— Колин, сзади! — вскрикнула она, закрывая его телом, пока он разворачивался.
Два выстрела грянули почти одновременно. Колин задел убийцу, и тот, выругавшись, скрылся за углом. Но пуля наемника угодила в Мэгги, стоящую перед мужем.
— Мэгги! — Колин сунул револьвер в карман и подхватил ее. — Дай я посмотрю. — Он оторвал ее правую руку от того места, где на левом рукаве платья расплывалось кровавое пятно.
— Меня только зацепило. Немного жжется, — сказала она, чувствуя, что перед глазами все плывет.
— Жжется! Надо думать. Это все-таки рана! Зачем ты выскочила вперед? — яростно рявкнул он, перетягивая руку носовым платком, чтобы остановить кровотечение.
— Он же мог попасть в тебя, — четко ответила она. И тут же все погрузилось во мрак.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Единственная - Хенке Ширл



Очень даже недурственно
Единственная - Хенке ШирлЕлена
17.10.2014, 9.24





Хорош роман) очень даже хорош!!!! Советую
Единственная - Хенке ШирлГолод
17.04.2015, 12.32





Кровожадный и длинный.
Единственная - Хенке ШирлКэт
18.11.2015, 18.32





Шикарный роман!
Единственная - Хенке Ширлэлина
3.05.2016, 23.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100