Читать онлайн , автора - , Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Следующая страница

1

До слуха Ребекки Синклер донеслись глухие тяжелые удары. Затем последовала, словно мелкая барабанная дробь, серия быстрых коротких ударов, и все потонуло в реве толпы. Не в силах противостоять искушению узнать, что происходит, Ребекка проскользнула вслед за своей подругой на галерею и склонилась над перилами. В испуге девушки прижались друг к другу.
Под ними, на свободном пятачке посреди людского муравейника, двое мужчин, будто два диких зверя, бились на кулаках, голыми руками без боксерских перчаток. Одного из них Ребекка узнала сразу же. Сайрес Уортон – подмастерье местного кузнеца, скорее не человек, а грубое сильное животное – слыл в городе забиякой и драчуном. Второй, тот, который только что провел серию молниеносных резких ударов, был ей незнаком. Она не очень хорошо знала людей, живущих «по ту сторону» железной дороги, куда ей, приличной девушке, вход был заказан, но если б она встретила его пусть даже однажды где-нибудь случайно, то уж не забыла бы никогда.
Его тело, обнаженное до пояса, блестело от пота. Кровавая струйка стекала вниз по лицу из уголка левого глаза. Челюсти были сжаты в угрюмой решительности, и это выражение придавало чертам его лица особую, хотя и пугающую, привлекательность, несмотря на уродующие следы побоев. Это лицо было словно выточено резцом искусного скульптора, знающего толк в мужской красоте, – худощавое, с тонким прямым носом, мужественным подбородком и резко прочерченными бровями над глубокими глазницами. Больше всего Ребекку притягивали его глаза. В них светился голубоватый холодный огонь. Взгляд их был неподвижным, словно заледеневшим. И притом – безжалостным.
Ребекка не могла оторваться от этих глаз. Она стояла как зачарованная.
Рори Мадиган принял жестокий удар по ребрам, стиснув зубы от боли, но стоически сохранял внешнее спокойствие. Своего шанса он не упустил. Его противник опустил вниз кулаки, чтобы нанести этот удар, на секунду открыв лицо. И тут же получил в награду несколько стремительных ударов слева и справа по челюсти.
Он зашатался. Огромный, неуклюжий, он потерял равновесие, замахал повисшими руками и стал доступной мишенью для кулаков Рори. Голова его замоталась из стороны в сторону, готовая вот-вот сорваться с мощной бычьей шеи. Последний удар Рори пришелся уже пониже, в солнечное сплетение, и заставил гиганта согнуться и плюхнуться массивной задницей, обтянутой кожаными штанами, в пыль, клубящуюся под ногами боксеров.
Секунданты подхватили его под мышки, подняли и потащили в угол. Ему плеснули в физиономию ледяной воды из ведерка с надписью «Кир». Под этим ласкательно-уменьшительным именем он был известен болельщикам. Кир, получив свою долю холодного душа, мотал головой, медленно приходя в себя. Он отряхивался, словно громадный бульдог. Брызги летели от него во все стороны. Наконец какой-то свет забрезжил перед его взором. Он разглядел высокую стройную фигуру соперника, издевательскую усмешку на красивом, ненавистном ему лице врага. Этого Кир Уортон вынести не мог. Он тотчас устремился в бой, в ярости размахивая сжатыми кулаками.
Зрелище внизу под галереей притягивало Ребекку. Она со все возрастающим восторгом следила, как стройный, даже хрупкий на вид боец расправляется со звероподобной тушей, наседающей на него. В его действиях проглядывала холодная непоколебимая самоуверенность, поводом для которой служило отточенное мастерство. Противник был одного с ним роста, зато превосходил по весу и явно обладал большей силой. Но все это не давало Киру Уортону никаких преимуществ в схватке. Тело юного незнакомца извивалось в воздухе, минуя вражеские кулаки, рельефные мышцы играли под гладкой, словно шелк, кожей, блестящей от пота. Полоска темных волос пересекала посередине грудь и живот и исчезала внизу под поясом штанов в пространстве, таинственном для Ребекки и вызывающем у нее мучительное любопытство. Сложенный на удивление пропорционально, со смуглой кожей на лице и теле, парень явно принадлежал к белой расе без примеси африканской или индейской крови. Бронзовый загар, приобретенный в бесчисленных поединках под горячим солнцем, подобных тому, за которым с упоением следила вместе с разъяренной нетрезвой толпой склонившаяся над перилами Ребекка, скрыл природный цвет его кожи.
– Фу! Они все в крови и воняют потом. Уйдем отсюда, Ребекка!
Ее спутница с отвращением отвернула головку и прижала к носу надушенный платочек. Селия Хант уже жалела, что сама затащила подругу на галерею заброшенного здания бывшей редакции местной газеты, чтобы поглядеть на возбуждающее зрелище.
Публика, собравшаяся внизу, состояла в основном из дикого вида шахтеров, этих подземных жителей, для которых солнечный свет в диковинку, а также погонщиков скота и тех, кто сдирает с животных шкуры и отмачивает их в зловонных чанах. Среди мужчин мелькали и женщины, конечно, определенной внешности, выдающей их профессию, в чересчур пышных платьях с густо размалеванными лицами. Толпа была свирепа и весьма опасна.
– Думаю, что я совершила ошибку, Ребекка. Уйдем скорее, пожалуйста. – Селия явно нервничала.
– Нет. Я хочу увидеть, кто победит. – Ребекка не отрывала взгляда от того боксера, которого публика называла ирландцем. Блеск в глазах выдавал ее возмущение, когда она слышала выкрики зрителей, единодушно подбадривающих своего земляка, эту грубую скотину Кира Уортона.
– Дай в зубы этому жалкому мышонку, Кир!
– Стукни его своим молотом по башке, Уортон!
– Сдери с него кожу!
– Он дерьмо, Кир! Он весит не больше, чем китаеза…
Но, несмотря на столь громогласную поддержку, Уортон всем своим видом доказывал, что дела его плохи. Даже неопытный взгляд Ребекки ясно различал, кто из бойцов вот-вот станет победителем. Ирландец грациозно увертывался от грозных выпадов могучего соперника или парировал их, будто фехтовальщик. В свою очередь его кулаки летели навстречу нерасторопному телу Уортона с быстротой молнии и постоянно попадали в заранее намеченную цель, заставляя гиганта раскачиваться как былинка на ветру. С каждым новым ударом ирландец вроде бы обретал дополнительные силы. Энергия пронизывала все его тело, начиная с быстрых, словно танцующих в пыли ног, через гибкий торс и руки доходила до кулаков, где мгновенно скапливалась в сгустки и разряжалась при ударе о плоть неуклюжего кузнечного подмастерья.
– У него потрясающее чувство ритма. Как будто я смотрю танец… если, конечно, не замечать крови, – прошептала Ребекка скорее самой себе, чем подруге, которая была так шокирована происходящим, что отказывалась смотреть вниз.
Рори проследил за очередным падением противника и теперь стоял у разграничительной черты, выжидая, когда несчастный поднимется для нового избиения. Внезапно он ощутил затылком, что кто-то буквально сверлит его взглядом. Он привык к этому за последние несколько лет, когда, зарабатывая себе на жизнь, колесил по необъятной стране, по бесчисленным городкам и поселкам, и вступал в бой несчетное количество раз ради выигрыша призовых денег. Обычно Рори не реагировал на подобные мелочи, но сейчас ощутил странное беспокойство.
Он обернулся. Его глаза скользнули мимо сотни обращенных к нему враждебных лиц и уперлись в затененное пространство галереи на втором этаже старого полуразвалившегося здания по другую сторону улицы. Он разглядел двух девушек – одну полненькую, ухоженную и нарядную, которую наверняка в семье любовно звали Рыжиком за цвет волос, а рядом с ней блондинку. Святая Мария, Матерь Божья! Что это была за блондинка!
Тонкая как тростиночка, с фарфоровым личиком, с волосами будто из темного золота, похожими на солнечный закат в пустыне. И глаза этой красавицы были устремлены на него, Рори-ирландца, и были полны обожания, словно глядели на неземное существо.
Ребекка физически ощутила на себе пристальный взгляд и то, как мужчина оценил достоинства ее фигуры, почти раздевая ее глазами. Она поборола возникшее в душе желание отступить от перил и загородиться ладонями от этого слишком откровенного взгляда, но осталась на месте. Между их глазами протянулась по воздуху незримая нить и связала их накрепко. Ее бросило в жар, а сердце в груди забилось, разгоняя вспыхнувшую кровь по жилам. И виной всему этому было не палящее солнце, а молодой парень там внизу, потный, весь в крови и синяках.
Ей хотелось обрести крылья, перелететь через разделяющее их пространство, очутиться вблизи него, коснуться пальцами его израненного лица, убрать со лба налипшие пряди черных волос, нестриженых, длинных, почти как у женщины.
Их внезапно возникшую волшебную связь резко нарушил отчаянным криком кривоногий коротышка, примостившийся в углу, отведенном ирландцу, где он охранял ведро с водой, табуретку и пару грубых, не очень чистых полотенец.
– Эй, Рори! Куда пялишься? Поберегись!
Уортон успел встать на ноги и очнуться после очередного окатывания водой. Он приблизился к Рори, задумав подло воспользоваться тем, что тот отвлекся неизвестно на что. Его рука со сжатым кулаком взметнулась. Кулак несся на Рори и готов был нанести ему удар, способный, вероятно, обратить в щепки ствол векового дуба.
Когда кулак достиг цели и ирландец упал, Ребекка вскрикнула, но ее возглас потонул во всеобщем реве одобрения действий местного чемпиона. Мгновенно Януарий Джонс, менеджер и заботливый покровитель ирландца, оказался рядом, приподнял Рори, обрызгал водой.
– Ты что вытворяешь, ублюдок? Зачем вертишь башкой куда не надо?
Маленький негр изъяснялся с сильнейшим акцентом лондонского кокни, делавшим его речь практически непонятной для окружающих.
Рори пробормотал в ответ что-то невразумительное, помотал головой из стороны в сторону, с трудом встал на ноги и оттолкнул от себя Януария. Девушка вскрикнула сочувственно, когда его стукнули, – значит, она желала ему победы. Если так, то она его единственная болельщица среди всех жителей этого Богом забытого города. К сожалению, после такого могучего удара и падения он утерял быстроту реакции. Что ж, тогда надо кончать бой поскорее. Мысли об этой странной девице могут ему помешать. Их он оставит на потом, а девица никуда не денется.
Скрежеща зубами, Рори поднырнул под руку противника, наносящего с размаху боковой свинг, и тут же ответил ему апперкотом в оставленную Уортоном без присмотра диафрагму. К апперкоту он добавил левой рукой острейший хук по правой скуле кузнечного подмастерья. Как только Кир отступил, хватая ртом воздух и уронив беспомощно руки, Рори выдвинулся вперед, выбросил в сторону Уортона правый кулак и постарался, чтобы он летел на врага со скоростью пушечного снаряда. Весь свой класс, всю силу Рори вложил в этот удар, который сокрушил нижнюю челюсть Кира, а самого кузнеца заставил распластаться в пыли. На этот раз даже два ведра ледяной воды не оживили его.
Толпа выла и извергала ругательства. Не обращая на хулителей никакого внимания, Януарий поднял вверх кровоточащий кулак Рори в знак его победы.
– Неплохой навар у нас сегодня. И это несмотря на то, что ты чуть не искупал нас обоих в бочке с дерьмом, – шептал менеджер на ухо Рори.
– Победа за Малышом Попрыгунчиком! – объявил организатор матча, Кэл Слокум, владелец салуна «Грозовое ущелье».
Ирландец приложил к окровавленному лицу мокрое полотенце. Тем временем его компаньон, ссохшийся темнокожий коротышка, собирал и пересчитывал заработанные ими в честном бою деньги. Ребекка дождалась, пока победитель поединка не отбросил в сторону холодный компресс. Она внимательно вглядывалась в его глаза и сожалела, что подобную красоту уродуют в драке бездушные скоты вроде Сайреса Уортона. Правда, тому досталось гораздо больше. Его мясистую физиономию после боя было не узнать. Мысль о том, что Малышу Попрыгунчику могла выпасть такая же участь, заставила ее вздрогнуть. Как раз в этот момент он посмотрел наверх, и их взгляды опять встретились.
– По-моему, он порядочный наглец, – шепнула Селия.
Неизвестно, что шокировало ее больше – откровенно вызывающее поведение мужчины, который бесцеремонно пялил на них глаза, один из которых был здорово подбит и уже заплыл, или то, что Ребекка охотно играет с ним в гляделки.
– Мы должны уйти отсюда, пока нас еще никто не увидел. Публика совсем распоясалась. Здесь мы можем нарваться на любые неприятности.
Действительно, ругань в толпе перехлестнула все рамки приличий и не предназначалась для девичьих ушей.
– Я их понимаю, – заявила Ребекка. – Они ставили на Уортона, а он проиграл бой.
– Это не бой, а потасовка двух мужланов. – Селия пыталась оторвать подругу от перил.
Как раз в этот момент Малыш Попрыгунчик изогнул элегантно свою великолепную бровь над подбитым глазом, а здоровым подмигнул Ребекке. Как будто пламя обожгло ей щеки, и она мгновенно подчинилась настояниям Селии.
Рори проследил, как девушки – вернее, даже девчонки – в вихре взметнувшихся юбок исчезли с галереи. Как хорошо было хоть на краткий миг отвлечься от пьяного ропота толпы, лицезрея эти невинные создания.
Он был убежден, что девушки не принадлежат к обществу хриплых нарумяненных существ, которые сами себя именовали «красотками» и продавали по сходной цене женские ласки «по эту сторону» железной дороги. Он твердо решил выяснить, кто такая эта блондинка, – не сразу, а по прошествии некоторого времени. Сначала он немного расслабится, отметит как положено свой выигрыш и чуть подлечит полученные в сражении раны и ушибы.
Следы боксерских поединков, к великому сожалению, запечатлевались прежде всего на лице. Их невозможно было спрятать под одеждой подобно рубцам на теле. Но когда-нибудь, если дела пойдут лучше и скопится хоть немного деньжат, он без колебаний навсегда расстанется с боксом.
Голос Януария вывел Рори из задумчивости, вызванной неожиданным явлением и таким скоропалительным исчезновением золотоволосой девушки.
– Этот чурбан требует матч-реванш. Способен ли ты вправить ему мозги за пять раундов завтра вечерком в Виргиния-Сити? Приз – тысяча долларов.
Негр, щеголяя говором кокни, оставлял от каждого слова по одной букве, и только Рори, благодаря долгому общению с ним, мог без натуги понимать его.
Пока Януарий уговаривал своего подопечного на новый поединок, Ребекка и Селия осторожно спустились по сгнившим ступеням лестницы в полуподвальный этаж и притаились у двери, чтобы при первом же удобном случае незаметно покинуть здание. Большинство зрителей уже расползлось по окрестным переулкам, но достаточное их число еще прохаживалось около старого дома, горячо обсуждая позорное поражение своего земляка. Похоже, что эти бурные дебаты затянутся надолго. Селия испугалась.
– Как мы выберемся отсюда? Мама, наверное, уже беспокоится обо мне…
Ребекка огляделась по сторонам и заметила пыльное окошко под самым потолком, выходящее на пустырь позади здания. В нем чудом сохранилось стекло, пропускающее мутный свет.
– Мы можем вылезти через окно, – быстро сообразила Ребекка.
Она поискала глазами вокруг, что можно использовать для этого, нашла пару старых ящиков, подтащила их к стене, поставила один на другой, взобралась наверх и подергала раму. Та поддалась, окно приоткрылось на дюйм. В это время кто-то остановился прямо против окна. Ребекка в ужасе застыла, глядя на чьи-то ноги.
Двое мужчина разговаривали громко, не опасаясь, что на пустыре их кто-нибудь услышит.
– Я подсыплю ему в воду порошок, прежде чем черномазый коротышка отнесет ведерко на ринг. Один глоток, и Попрыгунчик уже не попляшет. Он будет сонный как осенняя муха.
– А твой порошок действует быстро? – с сомнением в голосе поинтересовался второй заговорщик. – А то Малыш успеет уложить нашего болвана раньше, чем сам задрыхнет.
Ребекка жестом приказала Селии молчать. Сама она, присев на шатающиеся ящики и чуть ли не вжавшись в облупленную пыльную стену, вслушивалась в то, как один негодяй развивал перед другим детали своего плана. Она узнала по голосам, кто они такие: Уайти Фолсон и брат Кэла Слокума Барт – оба заядлые драчуны и бандиты, известные всему округу Комсток, где располагались основные золотодобывающие шахты.
Она должна предупредить Малыша!
Через несколько минут, которые, казалось, длились вечно, мужчины распрощались, скрепив рукопожатием свой подлый договор. У Ребекки подгибались колени от страха. Она осторожно отворила до конца окошко и высунула голову наружу.
Округа опустела. Ветер свободно гулял по пустырю, закручивая пыль и мусор в маленькие смерчи.
Ребекка подала знак Селии следовать за ней, а сама подобрала юбки выше колен, готовясь выбраться наружу.
– Я погублю свое платье. – Селия отшатнулась в испуге.
– Лучше лишиться платья, чем ждать, что нас здесь застигнут.
Это подтолкнуло ее подругу к решительным действиям.
– Пожалуй, я тогда куплю себе новое платье, если это порвется. Но как я объясню маме, почему явилась домой в таком жутком виде?
– Придумаешь что-нибудь. У тебя всегда это хорошо получается, – рассеянно отмахнулась Ребекка. Ее мысли, как резвые лошади, уже умчались далеко вперед, в будущее. Она строила планы, как передать послание Малышу Попрыгунчику.
В отдаленных районах западной Невады виски было дешевле воды и употреблялось гораздо чаще. Поэтому только один человек из дюжины умирал здесь естественной смертью. Но в долинах рек Траки, Карсон и Уолкер бесплодная соляно-щелочная почва вдруг чудеснейшим образом преображалась. Буйное цветение природы заставляло забыть, что рядом простирается на десятки миль сухая пустыня.
В благодатной прохладной тени огромных елей бродили стада тучных коров, спокойных, с добрыми мудрыми глазами, довольных жизнью, отяжелевших от сочной травы. Спелые груши и яблоки дождем сыпались на голову с ветвей фруктовых деревьев. Щедрая земля вознаграждала фермеров за их усилия обильным урожаем бобов и картофеля, кукурузы и пшеницы.
Но зеленые богатства речных долин так бы и остались невостребованными, если б люди не узнали про сокровища, спрятанные глубоко под землей. Несчетные толпы золотоискателей поедали все, что производили фермеры в долинах. Между реками Траки и Уолкер Бог поместил золота и серебра больше, чем добыло человечество за всю свою долгую историю. Там пролегала золотоносная жила Комсток, и в ослепительных лучах ее славы родился и расцвел знаменитый штат Невада.
«Золотая лихорадка» бушевала в нескольких милях от этого процветающего, но тихого городка Уэлсвилл, расположенного к северу от шумного, суетливого железнодорожного узла Рено. Жителей «коровьего» города занимали весьма прозаические заботы и не искушали сказки о приобретенном якобы за одну ночь состоянии.
Общественная жизнь здесь строилась на уважении к бережливости и к пусть тяжелому, но честному труду. Подобные убеждения покоились на твердом религиозном фундаменте. В своих воззрениях граждане Уэлсвилла, проживающие «по эту сторону» железной дороги, были непоколебимы как скала и свято соблюдали все то, что им предписывала их вера.


Ребекка ни в коей мере не утеряла своей набожности, когда в назначенном ею месте ожидала человека, встречаться с которым ей было категорически запрещено правилами поведения, усвоенными с детства.
Нервно расхаживая возле эстрады для оркестра в парке, она никак не могла решить, что ее больше пугает – то, что он не придет вообще, или то, что он все-таки явится на свидание.
Близился полдень – время, которое она указала ему в записке. Ребекка подкупила Зека Спрингера, своего ученика из старшей группы воскресной школы, чтобы тот доставил ее послание ирландскому боксеру. Она коротко, словно мимоходом, поделилась с Зеком своими впечатлениями от победы Малыша над могучим Киром Уортоном, но когда Ребекка изложила ему свою просьбу, глаза у мальчишки чуть не вылезли из орбит.
– Ты знакома с Малышом Попрыгунчиком?
– Нет… – Она замялась —…Мы не представлены друг другу.
В ее голове не родилось путных объяснений своему поступку. Она попросту сунула записку и монетку в грязный кулачок мальчика и направила его в притон разврата, где в данное время обитал ирландец.
И вот теперь она гадала, откликнется ли Попрыгунчик на ее зов или сочтет это за глупую шалость вздорной девчонки. Она удивлялась сама себе, не понимая, что же привело ее на эту скользкую дорожку.
Еще вчера утром она и ее лучшая подруга Селия Хант покупали в местном магазине шляпки. Вернее, покупала Селия. Как обычно, Ребекка только лишь с завистью наблюдала за процессом примерки и покупки.
– Я все-таки думаю, что следует приобрести розовую. Она будет контрастировать с моими волосами.
Селия провела пухлой рукой по рыжим локонам, глядя на себя в большое зеркало галантерейной лавки и любуясь крошечным соломенным изделием, словно парящим у нее над головой.
– Она очаровательна, но, может быть, желтенькая тебе больше подойдет? – спросила Ребекка, отвергая в душе немыслимое сочетание розовой ленты с рыжими волосами, хотя ее подруге было вовсе недоступно такое понятие, как совместимость различных цветов.
Пожав плечами, Селия заявила:
– Пожалуй, я решу эту проблему просто и куплю обе шляпки. Если только ты не захочешь купить розовую себе. Мне показалось, что она тебя соблазнила.
Ребекка отрицательно мотнула головой.
– Нет-нет. Конечно, ты бери и розовую, и желтую.
Она отвернулась и вышла из тесной многолюдной лавчонки. Честно признаться, бывали моменты, когда Ребекку осеняла мысль, что ее подруга на редкость несообразительна, напрочь лишена чуткости и не умнее соснового бревна, срубленного в лесу возле озера Тихого. Отец Ребекки, Эфраим Синклер, был священником местной пресвитерианской церкви, а родитель Селии, Тайлер Хант, владел самым большим в городе торговым складом. Гардероб Селии состоял только из модных вещей, а Ребекка донашивала одежду своей старшей сестры Леа или же довольствовалась чем-нибудь совсем простеньким и дешевым.
Селия была одета в великолепное голубое шелковое платье с изящным турнюром и жакетом в обтяжку. На Ребекке же было бесформенное старое одеяние из зеленого муслина с глупой вышивкой, без всякого выреза на груди, словно у маленькой девочки. Как было бы замечательно иметь красивые платья! Но и как нехорошо быть такой эгоистичной и думать только о себе. Ребекка постоянно упрекала себя в излишней алчности и завистливости. Мама ее, конечно, права. Она неисправимая грешница.
Разве не великое счастье выпало ей на долю, что она выросла не в лагере золотоискателей, а в таком городе, как Уэлсвилл? А ведь она могла родиться и китаянкой, если б Господь не был так милостлив к ней! Бедные китайские рабочие вынуждены жить в палатках от рождения до смерти и ежечасно подвергаются унижениям. Правда, мама утверждает, что они сами виноваты в своей горькой участи, раз не верят в истинного христианского Бога. Но Ребекка сомневалась, что Бог уж очень хочет, чтобы кто-то вел такой жалкий образ жизни и чтобы с ним обращались так не по-христиански.
Ее отец – мягкий немногословный человек, образованный, но на удивление непрактичный – был живым воплощением доброты. Во многом это была его заслуга, что Ребекка была полна сочувствия ко всем обиженным судьбой.
Со своей стороны, мать воспитала в дочери чрезмерную тягу к самообвинению во всех мыслимых и немыслимых грехах. Довольно часто Ребекка преподносила своим родителям не очень приятные сюрпризы и повергала их в изумление.
Под внешней оболочкой благовоспитанной девочки бурлил свободолюбивый, подчас даже мятежный, дух. Она была вполне способна тайно, без спросу, снять у отца с книжной полки греческие мифы и прочесть их от корки до корки. Ужасный поступок для молодой леди, да к тому же дочери священнослужителя!
Или другой пример. Только бесстыдная и притом дерзкая авантюристка могла вместе со своей подругой Селией Хант однажды выкупаться нагишом в пруду позади летнего домика во дворе Хантов. И это произошло в раннем возрасте, когда обе они еще носили детские платьица, а волосы заплетали в косички. За каждый грех полагалось неотвратимое, но справедливое возмездие. Иногда оно выливалось в форму язвительных замечаний и материнских проповедей, но страшнее всего для Ребекки было смущенное, растерянное выражение в светло-зеленых добрых глазах отца, потрясенного проступком дочери.
В свои неполные восемнадцать Ребекка нередко чувствовала себя отвергнутой Богом грешницей, впрочем, не понимая толком, почему это так получается.
– Что ты такая мрачная, Ребекка Беатрис Синклер? Ты выглядишь как раскаявшийся в суде мошенник. Или как твоя благочестивая сестрица Леа. Что на тебя нашло? Может, это от жары? Так же жарко было только в то лето, когда мы удрали с урока старушки Фраминиган в воскресной школе и ныряли обнаженными!
На круглом добродушном личике Селии отразились приятные чувства при воспоминании о таком знаменательном событии в их общей биографии. Она с нежностью взяла Ребекку под руку.
– К сожалению, мы уже слишком стары для того, чтобы вновь этим заняться…
Мгновенно настроение Ребекки изменилось, тяжесть спала с души. Бог с ними, с этими глупыми шляпками, которые она не могла себе позволить купить! Где-то внутри ее искорками вспыхивал смех.
– Не думаю, что этот грязный пруд покажется нам таким же заманчивым, как в те времена, когда нам было по девять. Почему бы нам не прогуляться до Бентон-стрит?
Большие карие глаза Селии прямо-таки полезли на лоб.
– До Бентон-стрит? Это ведь там все салуны… и падшие женщины? Это же потрясающая идея! Как она пришла тебе в голову? Ты молодец, Ребекка!
– Ну, я думаю, мы не пойдем по самой улице, а погуляем у ее начала, не переходя границу района и железную дорогу. Надеюсь, там к нам никто не пристанет.
Ребекка поняла, что ее сумасшедший порыв захватил и Селию, которая в восторге захлопала в ладоши.
Две молодые девушки бодро двинулись по еловой аллее через парк, вышли к железнодорожному полотну, где начиналась запретная, но вожделенная Бентон-стрит, и здесь увидели толпу. Селия предположила, что увидеть, что там происходит, можно лучше всего с балкона заброшенного здания бывшей редакции газеты.


Очнувшись от воспоминаний, Ребекка оглядела пустынный парк и задумчиво покачала головой. Из всех ее прошлых выходок эта была уже на самом деле опасной – но и самой волнующей! Придет ли он?


Подходя к парку, Рори еще раз перечитал записку. Не оказаться бы в дураках, ввязавшись в эту «охоту за диким гусем»?
«Мистер Попрыгунчик», – начиналась записка. Рори вновь усмехнулся, прочитав это обращение. Дальше следовал весьма интригующий текст. Кто-то собирался отравить воду в его ведерке для питья во время поединка, намеченного на сегодняшний вечер. Если он желает знать, кто его враг, то пусть придет к оркестровой эстраде в парке ровно в полдень.
Как только он миновал живую изгородь, отделяющую парк от улицы, то все его сомнения сразу развеялись. Это она, его блондинка! На этот раз она оделась по-другому, но платье тоже было из дешевых – голубенькое, с отложным воротничком и застегнутое до горла, как у девочки-подростка. Сам выросший в сиротском приюте, Рори тут же догадался по застиранному виду, что одежду носил кто-то до нее, наверное, ее старшая сестра.
Он молча подошел к ней сзади и сделал несколько осторожных шагов у нее за спиной, идя с ней в ногу, так что она не слышала, как он вплотную приблизился к ней.
Наконец Рори решился заговорить:
– Значит, это вы мой золотоволосый ангел-хранитель? Может быть, вы хотите искупить свою вину, потому что из-за вас мне чуть не сшибли голову с плеч?
Боже, как она испугалась! Девушка прямо-таки завертелась волчком на месте, и, если б у нее не перехватило дыхание, она тотчас же убежала бы прочь. Но она никуда не убежала, а вновь окунулась в синюю глубину его самых красивых на свете глаз. Его лицо хоть и носило следы полученных ударов и слегка опухло, но тоже было прекрасно. Голубая рубашка с открытым воротом, с довольно бесцеремонно расстегнутой верхней пуговицей обнажала часть мускулистой груди и жесткую черную поросль. Мягкая ткань облегала его широкие плечи, а кожаные штаны в обтяжку подчеркивали красоту его длинных стройных ног. Сейчас он улыбался и выглядел моложе, чем во время поединка. Она предположила, что он всего лишь на два-три года старше ее.
– Вы меня испугали, мистер Попрыгунчик!
– Точнее будет – мистер Мадиган. Рори Майкл Мадиган. Малыш Попрыгунчик – это псевдоним для ринга.
Он сделал еще шаг к ней и остановился. Вблизи он показался ей очень высоким, гораздо выше, чем когда она смотрела на него с балкона. Ребекка была ростом пять футов с дюймами. Стоя на высоких каблуках, она всегда могла, не вытягивая шеи, взглянуть любому мужчине прямо в лицо. А этот парень был просто как пожарная каланча.
Она справилась с волнением.
– Я Ребекка Синклер, и я…
Он не дал ей продолжить, а взял ее руку, поднес к губам и легонько поцеловал.
– Я очарован, мисс Синклер. – Ему стало немного смешно, но и приятно оттого, что ее щеки мгновенно залил яркий румянец. – Вы самая прелестная болельщица из всех, кого я когда-либо встречал.
Тут Рори вступил на привычную с детства стезю и использовал свой природный талант, который приютская воспитательница сестра Роза О'Ханлен определила как умение «петь соловьем» или «заговаривать зубы».
Она быстро отдернула руку.
– Я ненавижу насилие! Это противоречит христианской морали.
«Боже мой! Наверное, я совсем спятила. Как я могла прийти сюда на свидание с ним? Если родители когда-нибудь прослышат, что меня видели в обществе салунного драчуна, последствия будут ужасными».
– А что насчет злоумышленников, собравшихся испортить хорошую драку? – напомнил он ей. – Раз уж вы взялись меня оберегать, так выкладывайте всю правду до конца.
Ребекка была напугана до смерти, главным образом его развязными манерами. Она облизала пересохшие губы.
– Я подслушала, как Уайти Фолсон и брат Кэла Слокума Барт договаривались сделать это на пустыре за бывшей редакцией «Пересмешника».
– Как вам это удалось?
– Я… То есть мы… с подругой… мы были там в подвале. Ждали, когда разойдется толпа.
– Понятно.
Рори скрестил руки на груди и в задумчивости поскреб подбородок.
– Братьев Слокум я знаю, а как выглядит Фолсон?
– Маленький, лысоватый, с большим носом. Ему его когда-то сломали. У него шрам вот здесь. – Она провела пальчиком по левой щеке.
– Гм-м… Вроде этот тип мне на глаза попадался. Я вам очень обязан, мисс Синклер. Они вас, надеюсь, не видели?
– Боже упаси! Я надеюсь, что никто не видел нас на вашем поединке.
Эту фразу Ребекка произнесла упавшим голосом.
Рори разразился смехом.
– Что же заставило очаровательную леди заявиться в неприличный район города, да еще залезть на балкон какой-то развалины и оттуда наблюдать за боксерским поединком? Тем более что эта леди такая противница насилия?
Он заметил, что девушка побледнела. Ее и так огромные глаза расширились до немыслимых размеров. Она не знала, что ему ответить. Ободряя, Рори чуть коснулся ее руки.
– Я позабочусь, чтобы никто не причинил вам вреда, мисс Синклер. Не бойтесь ни Фолсона, ни братьев Слокум.
– Дело совсем не в них… – Она нервно огляделась по сторонам.
Рори помрачнел.
– Конечно, я понимаю… Вам страшно, что вас могут увидеть в компании с бродягой-ирландцем. Не так ли? – Он был явно оскорблен.
Ребекка с робостью посмотрела на Рори Мадигана, озадаченная его внезапной вспышкой гнева.
– Нет-нет! Вы ошибаетесь. Будь вы хоть принц Уэльский, я все равно не должна была приходить на встречу с вами без спутницы. Мы ведь даже не представлены друг другу как полагается. Мои родители особенно настаивают на соблюдении приличий. – Она горестно вздохнула. Холодные глаза ирландца внимательно изучали ее будто редкое насекомое. – Боюсь, что я приношу им только одни огорчения в отличие от моей сестры Леа.
– Леа, должно быть, само совершенство… А сколько вам лет, Ребекка?
Ему нравилось лишний раз произносить ее имя, а не называть девушку официально мисс Синклер.
– Мне скоро будет восемнадцать… Нет… Я лгу… Не очень скоро. Но я не разрешала вам обращаться ко мне по имени.
На самом деле ей доставило удовольствие, когда ее имя «Ребекка» сорвалось у него с языка. Он это понял, и улыбка осветила его лицо.
– А я разрешаю вам называть меня Рори. И тогда все будет по справедливости. Кстати, у меня, так же как и у вас, будет скоро день рождения. Мне исполнится двадцать один, – добавил он, угадав вопрос, который она не решилась задать.
– Зачем вы деретесь на ринге? Это же так опасно… И ваше лицо…
Непроизвольно она дотронулась кончиками пальцев до ссадины, весьма живописно украшающей его скулу.
Рори схватил ее за руку прежде, чем она успела ее отдернуть.
– Кузнец не разбил бы мне физиономию, если б я не загляделся на золотоволосого ангела на балконе.
– Я далеко не ангел, – возразила Ребекка. – Я очень часто поступаю глупо и неправильно. Я безрассудна и эгоистична и слишком самостоятельна для дочери священнослужителя. Так говорит мама.
– … и не похожа на свою сестру Леа, – кивнул он угрюмо и тут же добавил со смехом: – И слава Богу! Спасибо за это всем святым на небесах.
Морщинка прорезала гладкий девичий лоб.
– Вы католик? – Это прозвучало как обвинение.
– А вы ярая протестантка? Да к тому же дочь священника!
Его тон был шутливым, а она разговаривала с ним совершенно серьезно. Ребекка не имела опыта общения с представителями мужского пола, за исключением молодых людей, которых встречала в церкви. Степенные, благопристойные, трепещущие в благоговейном страхе перед ее отцом, они были невыносимо скучны. Рори никак нельзя было назвать степенным и благопристойным, и она очень сильно сомневалась, что он будет держать на привязи свой язык в присутствии Эфраима Синклера. И уж, конечно, он не был занудой. «Но ведь он католик!» – напомнила она себе.
– Мой отец возглавляет пресвитерианскую общину Уэлсвилла и всей долины. Он также проповедует и печется о своей пастве в поселках Комстока.
– Истинный подвижник веры проникает в грешный Комсток в поисках душ, которые еще можно спасти!
Он не отпускал ее руку. Его удивительно длинные гибкие пальцы сплелись с ее пальчиками.
– Я действительно должна уходить. Мы не увидимся больше… Рори. – Она не могла отказать себе в удовольствии произнести это имя вслух.
– О нет. Я думаю, мы еще встретимся, Ребекка! – Он опять поднес ее руку к своим губам и поцеловал по очереди кончик каждого пальца.
Этому ритуалу научила его одна лихая нарумяненная «штучка» в Нью-Йорке, когда Рори не было еще и шестнадцати. Это было так давно, что казалось уже нереальным. Но девушка, стремительно вырвавшая у него руку и, как спугнутый олененок, умчавшаяся прочь, была вполне реальна.
– Она не для тебя, парень, – заверил он самого себя и направился обратно туда, где виски текло рекой и вдоволь хватало того товара, который был «для него». Но он знал, что все равно будет искать Ребекку. Она не иголка в стоге сена. Разве сможет спрятаться от него в городе размером с Уэлсвилл красивая дочь местного священника!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
123457891011

Часть вторая

12131415161718192021Эпилог

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100