Читать онлайн Суматоха, автора - Хендрикс Лиза, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Суматоха - Хендрикс Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Суматоха - Хендрикс Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Суматоха - Хендрикс Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендрикс Лиза

Суматоха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Доброе утро, – сказала Зоэ, когда подруга сняла трубку.
– И тебе. – Рейн зевнула и посмотрела на часы. – Сейчас же всего полшестого. Чего ты хочешь?
– Говорят, стену не разбирали до полудня. Рейн сразу проснулась.
– Мы попали в газету?
– Приве-ет. В обе газеты плюс одиннадцатичасовые новости. Где ты была, когда мы становились известными?
– На свидании, но уже ехала домой. – Черт, кушетка все еще завалена грязным бельем.
– Ну, тебе стоит все это посмотреть. Они процитировали наш пресс-релиз. Встретимся в столовой через полчаса.
– Через пятнадцать минут. Мне к семи на работу.
– Ладно. Только не жди, что я буду выглядеть как кинозвезда. Пока.
Телефон умолк, Рейн положила трубку и направилась в ванную.
Несмотря на предупреждение, Зоэ выглядела опрятной и свежей, когда через семнадцать минут появилась ее подруга. На столе перед ней лежала газета, и она принялась читать вслух, прежде чем Рейн успела сесть за столик:
– «„Берлинская стена“ возникла в понедельник утром на береговой линии Фримонта. На сей раз это была модель, построенная на крыше, но сооружение казалось весьма устрашающим, поскольку реальную стену, вроде этой, как предполагается, выстроят на участке „ММТ пропертиз“. Согласно заявлению группы, взявшей на себя ответственность за сооружение модели, она провела анализ предложенного варианта освоения местности с помощью древнекитайских методов и утверждает, что здание нарушит энергетические линии земли, что может нанести экономический, а также культурный вред Фримонту, включая его окрестности». Потом идет материал о Фримонте, ММТ, истории участка и ситуации вокруг него. В «Тайме» даже написали о фен шуй.
– Дай взглянуть.
Зоэ развернула газету на нужной странице, и Рейн начала читать с возрастающим недоверием:
– Куски фанеры, несколько сломанных макетов, и мы вдруг стали законны? А год назад…
– ФУЗЕ тогда не было.
– Я была, – сказала Рейн.
В этот момент появилась официантка с подносом и сощурилась, глядя на них из-под густо накрашенных ресниц.
– Дайте мне угадать. Для блондинки, как обычно, сок и блины, яйца с рубленым мясом и черный кофе для Бетти Буп. Правильно?
– Сегодня я буду кофе вместо сока, – ответила Рейн. – Но убойный.
– Ого, большие перемены. Не уверена, что донесу все это. – Официантка удалилась.
– Тогда найдем другое место, где можно дешево поесть, – сказала Зоэ.
– Она ничем не хуже, чем три месяца назад.
– И ничем не лучше. – Зоэ барабанила красными ногтями по столу, глядя на Рейн оценивающим взглядом. – Так. Установим причину потребности в кофеине. Ну, кто он, где ты с ним познакомилась?
– Не возбуждайся. Об этом парне я говорила тебе, начиная с субботы.
– Богач, который поцеловал тебя, потому что ты облила его подружку?
– Он поцеловал меня не поэтому, – засмеялась Рейн. – Но парень тот самый.
– Ты гуляешь с мистером Кошельком и советуешь мне не возбуждаться?
– Мы не гуляем. У нас дела.
– Он поручил тебе присмотреть за его садом? – Нет.
Официантка вернулась с двумя глиняными кружками и кофейником, дав Рейн возможность подумать, как подать новость подруге. Она не видела ничего плохого в том, чтобы рассказать Зоэ о происходящем.
– Ну? И что? – нетерпеливо спросила та, когда официантка ушла.
– Он… нанял меня для свиданий на пару недель.
– Существует и лучший способ пополнить твой счет в банке.
– Сомневаюсь. – Рейн в тысячный раз подумала об обязательном, но сексуальном поцелуе с пожеланием спокойной ночи. Разве может быть лучший способ заработать деньги?
– Независимо от того, что происходит на самом деле, мы это выясним, – решила Зоэ. – Ты не должна делать ничего такого. У моего старика всегда можно получить пару долларов. Я могу позвонить ему вечером и…
Засмеявшись, Рейн замахала на нее руками.
– Успокойся, это совсем не то.
– Ничего похожего на фильм «Красотка»?
– Вот именно, – усмехнулась Рейн. – Поцелуи разрешаются, а секс нет.
Зоэ наконец расслабилась.
– Тогда почему он тебе платит? Он что, полный кретин?
– Вряд ли. – Ну и?
Рейн колебалась. Она бы с удовольствием рассказала все подруге, но у нее было ощущение, что Мейсон не хотел бы, чтобы его семейные дела обсуждались посторонними.
– Он намерен позлить мать, которая заставляет его кое-что сделать, и он готов потратить баксы, чтобы увернуться. Ты же знаешь, у богачей свои причуды.
– Ну, я тебе желаю… – начала Зоэ. – Все это довольно странно. А почему ты согласилась?
– Потому что он заплатит мне пять тысяч долларов, – Рейн сделала паузу, чтобы Зоэ осознала сумму. – Деньги нам очень понадобятся. Я думаю, юристы ММТ уже работают над тем, как заставить нас убраться с дороги.
– Будь у нас хоть какие-то мозги, – вздохнула Зоэ, – мы бы сами убрались с дороги. Мы, идиоты, против кого идем? Против застройщиков, которые собаку съели на недвижимости, и целой своры юристов.
– Значит, мы должны без всякой борьбы позволить им прикончить Фримонт. Я лично не могу, делай со мной, что хочешь.
– Знаю, дорогая. Поэтому я за тебя, даже если и не понимаю, как направление энергетических линий земли может влиять на бизнес.
– Если ты читала книгу, которую я тебе…
– Да-да… Я возьмусь за нее. Когда-нибудь. – Зоэ отпила кофе.
Официантка принесла дешевые белые тарелки, доверху наполненные едой, что и делало завтрак в столовой заслуживающим внимания, независимо от того, кого Карл нанимает в официантки.
– Итак, где вы были вчера вечером? – спросила Зоэ, обмакивая тост в яичный желток.
– У него дома.
– Фи, дешево отделалась.
– А как бы он насолил матери, если бы мы не торчали у нее под носом?
– Ну, он мог бы свозить тебя в Кэнлис, прежде чем тащить к себе и доставать матушку.
– Все задумано ради пользы дела, – ответила Рейн, вспомнив страдальческое выражение миссис Александр, когда дворецкий, слуга или кто-то еще сервировал томатное заливное. – Видела бы ты этот дом, Зоэ. Слуги. Дубовые паркетные полы. Мраморные камины. Везде белые пионы и чайные розы в невероятных хрустальных вазах. Старинные восточные ковры, довольно потертые, но зато чудесной работы. Все там напоминает великолепный английский загородный дом, послуживший нескольким поколениям. Можно открыть антикварную лавку с одной только мебелью из столовой. А живопись… Представляешь, я, чуть ли не носом уткнулась в настоящего Моне. Даже могла бы пересчитать следы от волосков кисти.
– Вот это да, – вздохнула Зоэ, но, видимо, думала о чем-то своем. – Могу я познакомиться с Кошельком при твоей следующей встрече с ним?
– Прекрати называть его Кошельком, у него есть имя. Мейсон. Мейсон Александр.
– Не важно, как его зовут, хоть Дональд Тр… – Зоэ вытянулась в струнку, глаза у нее округлились. – Мейсон Александр? Ты встречаешься с Александром?
– Да. – Рейн подумала, что подруга действительно похожа на Бетти Буи, когда делает такие глаза. – А что в этом такого?
Зоэ сгребла газеты, которые уже отбросила.
– Где же, ну где? Ага. – Она выдернула один лист. – Забыла тебе прочитать. Как ты и надеялась, репортеры выяснили, кто на самом деле хозяин ММТ. Вот, гляди: «Проект застройки разработала „ММТ пропертиз“, негласным владельцем которой является „Александр энтерпрайзез“ – производственный гигант Сиэтла».
Оцепенев от боли, пронзившей голову чуть выше левого глаза, Рейн уставилась на подругу.
– Рейни? – встревожилась Зоэ.
– Не может быть, – пробормотала та.
– Возможно, и нет. Александр довольно распространенная фамилия.
Грохот моющейся посуды вернул Рейн из окутавшего ее тумана.
– Дай посмотреть. – Она выхватила у Зоэ газету, пробежала глазами колонки, пока не обнаружила его имя. Конечно, нет.
Рейн торопливо достала из рюкзака бумажник, куда сунула вчера, не глядя, визитную карточку Мейсона.
Изящная тисненая надпись подтверждала самое ужасное: Мейсон Александр, президент и исполнительный директор «Александр энтерпрайзез, инк».
Рейн протянула карточку подруге, которая отреагировала весьма кратко:
– Сукин сын.
– Хорошо, что он дал мне свой номер, – бормотала Рейн, ища в бумажнике монету. – Дашь мне взаймы четвертак?
– Зачем?
– Сегодня вечером у нас опять выход. Я должна все отменить. Не могу общаться с… с врагом.
Зоэ кивнула, начала было копаться в сумке, но потом вдруг замерла.
– Ты не можешь отменить свидание.
– Да, ты права. Я должна сказать ему все в лицо.
– Нет, нет, нет. Ты вообще не должна ему ничего говорить.
– Ты права. Наверняка он уже знает.
– Я не о том. – Зоэ вынула руку из сумки, посидела, нахмурившись, потом самоуверенно взглянула на подругу: – А если он не знает? Твоего имени нет в газете, упоминается лишь организация ФУЗЕ.
– Тогда я сама должна сказать ему.
– Нет, держи рот на замке, гуляй с ним. Ты сама говорила, что нам понадобятся деньги.
– Но мы протестуем против его здания.
– Ну и что? Оно не имеет отношения к тому, о чем он тебя попросил. Кроме того, это справедливо. Ведь он из тех, кто натравит на нас юристов.
– Ничего такого он еще не сделал.
– Но сделает. Нам потребуются собственные адвокаты, и будет справедливо заплатить им его же деньгами.
В словах Зоэ была какая-то замысловатая логика, но Рейн принялась спорить:
– Мне кажется, это неправильно.
– А я говорю – правильно. С моей точки зрения, ты не можешь позволить себе беспокоиться о тонкостях морали. И ко всему прочему у тебя есть реальная возможность спасти Фримонт.
– Каким образом?
– Вдолбить Кошельку в голову идеи фен шуй.
Мейсон положил бумаги в верхний ящик стола и нажал кнопку интеркома:
– Пусть войдут, Крис.
– Да, сэр.
Скотт Джонсон, руководитель проектного отдела ММТ, Джейк Кройцмиллер, старший партнер юридической фирмы, которая представляла «Александр индастриз», и Бен Пратт, глава по связям с общественностью, в данный момент напоминали людей, которых ведут на суд.
Мейсон швырнул лист утренней газеты на середину письменного стола, чтобы все увидели фотографию.
– Что происходит во Фримонте, и почему я должен узнавать об этом из газет, черт побери?
Вошедшие долго смотрели друг на друга и, видимо, наконец решили, кому произнести вслух то, что надо произнести. Выбор пал на Джонсона.
– Потому что это не стоило того, чтобы вас беспокоить. Мы держали все под контролем.
– А контроль-то оказался паршивым. О чем свидетельствует первая полоса с местными новостями. – Мейсон холодно воззрился на Джонсона. – Вы говорили мне, что все улажено. Вы говорили мне, что все категории граждан успокоились.
– Мы так думали.
– ФУЗЕ – новая группа, – вмешался Пратт. – Мы только раз имели с ними дело, хотя похожие аргументы высказывались и на кое-каких встречах в прошлом году. Но мы вряд ли услышим про них снова.
– Я бы на это не надеялся, – заметил Кройцмиллер. – У них есть убеждения. Храни нас Бог от граждан с убеждениями.
– Я сам мало что знаю об этом фен шуй, – начал Джонсон, – зато оно хорошо известно на Дальнем Востоке. Большие корпорации часто нанимают…
– Вздор, – рявкнул Мейсон. – У меня достаточно людей, способных преодолеть все препоны, и я не остановлю строительство. Независимо от того, сколько идиотов будут протестовать или сколько дурацких плакатов они развесят над улицей. Вопрос в другом: что собираетесь предпринять ВЫ господа?
– Я потребую немедленно задержать их, – ответил Кройцмиллер.
– Нет, – возразил Пратт. – Это им только на руку. Мы уподобимся Голиафу, топчущему Первую поправку прав Давида, заставив общественное мнение быстро и мощно качнуться в их сторону.
– Но мы хотя бы дадим им понять, что уже слишком поздно, – не унимался Кройцмиллер. – У них был шанс представить обществу веские доказательства, а теперь они должны убраться с дороги.
– Мне потребуется на это несколько дней, – сказал Пратт. – Интерес спадет, газеты умолкнут, и они уберутся восвояси.
– У Бена своя точка зрения. – Мейсон повернулся к Кройцмиллеру. Адвокат выглядел не очень радостным. – О’кей, Джейк. Приготовьте бумаги, держите все под контролем, пока мы не увидим, что игра закончена.
– Хорошо. Но вы должны усилить охрану на том участке. Заборы сломаны, нельзя, чтобы люди ходили туда среди ночи и карабкались наверх. Здание старое, вдруг кто-нибудь из них провалится на крыше, – заявил Кройцмиллер.
– Господи, до чего я ненавижу правонарушения, – скривился Мейсон. – Какой-нибудь идиот пострадает, а мне придется содержать его всю оставшуюся жизнь. – Он забарабанил пальцами по лакированной крышке стола из черного дерева. – Ладно, охрана. Может, арест кого-то из активистов умерит пыл остальных.
– Не знаю, Мейсон, – сказал Пратт. – Группы вроде этой только радуются мучениям. Аресты подбадривают их, придают им сил.
– Да, если они хорошо выглядят перед камерой, – заметил Кройцмиллер. – Великое дело охрана: никому не захочется, чтобы его побили тяжеловесы в униформе.
Засмеявшись, Мейсон повернулся к главе по связям с общественностью:
– Итак, Бен, есть ли другие законные методы, кроме расстрела, чтобы они притихли?
– Можете посмотреть статью об экономической и социальной пользе нашего проекта по телевидению. В четверг. – Пратт открыл принесенный с собой фолиант, перевернул несколько страниц. – ММТ является официальным спонсором кинотеатра под открытым небом. Это в июле. «Хьюман ресорсез» открыли комнату для детей в соответствии с летней программой. Для жителей Фримонта, конечно. «Вилмот фаундейшн» устраивает в субботу обед с танцами. Можно использовать это как…
– Вычеркни. Мисс Викершем уехала, у меня другие планы, – сказал Мейсон. – Остальное звучит хорошо. Никаких агрессивных действий, но и мы выпустим когти, если они попробуют устроить что-нибудь еще. Скотт, вы займетесь охраной.
– Немедленно. Кройцмиллер пожал плечами:
– Ваша воля, только моим людям стоило бы изучить, кто входит в ФУЗЕ. Возможно, мы смогли бы понять, как заставить их отступить. Или каким-нибудь образом поощрить их исчезновение.
Мейсон пожал всем руки.
– Хорошо, действуйте. Но я хочу знать, что именно вы предпримете до начала акции. Бен прав, с этим было бы легко справиться методами гестапо.
Как только дверь за ними закрылась, раздался телефонный звонок.
– В чем дело?
– Мисс Викершем на третьей линии, сэр.
– Спасибо. – Мейсон поднял трубку. – Здравствуй, Каролина. Хорошо долетела?
– Что может быть хорошего? Я по глупости посмотрела какой-то дурацкий фильм про кораблекрушение и не смогла заснуть.
– Сейчас в Токио… – Взглянув на часы, Мейсон быстро подсчитал: – Три утра. У тебя будет длинный день.
– Очень жаль, что тебя здесь нет… Ты не дал бы мне спать между встречами.
Многозначительность ее тона не произвела на него впечатления, но он дал ответ, которого она ждала:
– Мне тоже жаль. Возможно, в следующий раз.
– Надеюсь. А как ты провел вечер без меня? Не зачах?
– Нет. – Мейсон почти ощутил, как она напряглась. – Я обедал с твоим отцом. Мать встретила его в клубе и пригласила к нам.
– Прекрасно. Я рада, что папа заменил меня, наши кланы должны получше узнать друг друга. Ладно, сейчас у тебя самый разгар дня, поэтому освобождаю линию. Не забудь, я в Окура до воскресенья.
– У меня есть номер.
– Передай матери привет и скажи ей, что у меня был замечательный уик-энд. Я привезу для нее чай из садов Киото, о которых она упоминала. Ты знаешь, какой.
– Сады Удзи. Гёкуро «Роса драгоценного камня». Ей понравится.
– Вот именно. – Мейсон понял, что она записывает названия. – Теперь я попробую заснуть перед первой встречей. Пока, дорогой.
– До свидания.
Мейсон положил трубку. Интересно, она звонила, чтобы узнать названия чая, или у нее была другая цель? Замечание насчет встречи двух кланов служило намеком, что Каролина близка к принятию важного решения по поводу брака. А может, из-за расстояния в ее сердце закралась нежность?
Черт возьми, это же Каролина Викершем, а не простой смертный. Мейсон отогнал дурацкие мысли и нажал на кнопку селектора.
– Крис, где доклады от производственников?
Повлиять на него. Изменить его точку зрения.
Все казалось относительно простым во время завтрака, когда Зоэ предлагала это как решение их проблем, но теперь дело выглядело отнюдь не легким, особенно в тот момент, когда теннисный мячик летел к ней со скоростью пушечного ядра.
Рейн бросилась навстречу и пропустила еще один удар слева. Переделать его. Лучше бы ей переделать свою подачу.
Она упорно сопротивлялась, но Мейсон без труда наказал ее: 6:1, 6:2. Если бы не жара, он бы, наверное, даже не вспотел.
– Я вас предупреждала, – сказала Рейн, подходя к сетке.
– У тебя нет практики. – Он подал ей полотенце. – Ты много сил тратишь при подаче.
– Да. Если бы я могла это контролировать.
– Вот именно. – Она не обиделась на его насмешку. – Еще осталось время принять душ и что-нибудь выпить перед обедом. Ты готова к вечернему шоу?
– Конечно, любовь всей моей жизни. – Рейн послала ему счастливую улыбку, получив в ответ довольный смех. – Без доброй старой дуэньи Ангуса у нас будет отличная возможность продемонстрировать взаимную привязанность.
– Я на это рассчитываю, – ответил Мейсон, когда они, забрав спортивные принадлежности, направились к дому. – Мне кажется, Миранда вчера была в гараже и доставала Пола вопросами.
– Неужели?
– А он почему-то сказал, что это кошка, хотя Магус оказался в доме и рвал в клочья растение моей матери. Потом я слышал, как Миранда прокралась после меня в дом.
– О… о…
– Вряд ли Пол что-нибудь ей рассказал. Он никогда не отвечал на мои вопросы насчет мужчин сестры.
– Вы за ней шпионите?
– Не удивляйся. Миранда разбирается в мужчинах не более чем в философии. У нее уже был в мужьях охотник за наследством, который обошелся семье очень недешево, но мы с ним распрощались. Кто-то должен защитить Миранду от нее самой.
– И она наверняка так же оправдывает свое шпионство за вами, – сказала Рейн.
– Тебе немного перепадет от наследства, – засмеялся Мейсон.
– А это, мистер Александр, зависит от точки зрения и того, в каком ты состоянии находишься, когда считаешь деньги.
– Понятная точка зрения.
– Могу я спросить вас кое о чем? – Его легкий поклон Рейн сочла за разрешение и продолжила: – Когда все это началось? Вы уже говорили, чем занимались ваша мать и сестра, хотя не объяснили, почему они сделали вывод, что вам нужен любовный напиток. По-моему, вы с Каролиной прекрасно обходитесь безо всякого зелья.
– Ты видела секс, а не любовь. Это разные вещи. Когда-то и мать пыталась внушить ей то же самое, но
Рейн давно отошла от подобных взглядов, хотя полученные уроки накрепко засели в ней. Теперь она походила на курильщика, бросившего вредную привычку. Так ей говорила Зоэ, которая всегда готова помочь другим увидеть их ошибки.
– Нельзя разделить любовь и секс без потери для себя, – возразила Рейн.
– Для человека твоего возраста звучит на удивление старомодно, – ответил Мейсон.
– Любовь не старомодна. Это основа человеческой жизни.
– Мысль хорошая, но в реальном мире любовь не всегда совпадает с намерениями. К тому же любовь не единственное и отнюдь не лучшее основание для брака.
– Брак не деловое сотрудничество. – В нашем случае именно деловое.
– Вы говорите так, будто женитесь на ней из-за денег.
– Да, – без смущения признался он.
– Но почему? Вы же богаты.
Мейсон остановился посреди дорожки, и Рейн подумала, что сейчас он скажет, чтобы она не вмешивалась. Но он лишь пожал плечами.
– На самом деле я разорен.
– Я знаю, как выглядят разорившиеся люди, – сказала девушка, многозначительно оглядываясь. – Вы не похожи на них.
– Есть несколько вариантов разорения. Мой, видимо, не соответствует твоему представлению о банкротстве, но я уже не сплю по ночам. Мне нужны инвестиции, а у Каролины есть капитал. О, ты, кажется, потрясена, – усмехнулся Мейсон. – Не жалей Каро. Она знает, на что идет, и будет счастлива отдать несколько миллионов, которые, между прочим, обменяет с многократной прибылью на мое имя и местожительство. Мы с Каро смотрим на это одинаково. У нас все будет в порядке и без снадобья матери.
Он зашагал к дому, а Рейн, с жалостью посмотрев ему вслед, быстро догнала его и пошла рядом. Вряд ли то, что она могла бы сказать, имело значение для человека, которому важнее материальная сторона брака, чем любовь. А если он не верит в любовь, то могла ли она заставить его поверить в столь тонкую материю, как фен шуй?
Но он ей платит, и, значит, она никуда не уйдет, пока не окончится игра. Словно напоминая о продолжении спектакля, Мейсон переложил свои вещи в одну руку, а другой обнял Рейн за талию.
– На случай, если кто-то наблюдает.
Всегда помнит о шоу. Она со вздохом приклеила на губы улыбку.
Мейсон показал ей гостевую комнату на втором этаже, где она могла принять душ и переодеться. Комната была вдвое больше арендованного ею домика, и Рейн захотелось делать все не спеша. Она несколько раз подпрыгнула на кровати внушительных размеров, опять вздохнула и, пнув ногой свои теннисные туфли, направилась в душ.
– Я росла в Миннесоте, – ответила Рейн на вопрос Миранды. – Бемиджи. «Дом Поля Баньяна».
Тиш отщипнула кусочек булочки, намазала его маслом.
– Я всегда думала, что даже от названия штата веет холодом.
– Потому я и не вернулась туда из Маккенны.
– Маккенна? – удивленно повторил Мейсон. – Это вроде Клермонта? Ты шутишь.
– Нет. У меня есть небольшой лист бумаги и все такое.
Рейн с трудом подавила улыбку. Ей нравилось, как бы между прочим обронить название своей альма-матер в беседе вроде сегодняшней, бросить своеобразный вызов окружающим. Это гораздо лучше, чем просто сказать, что у нее есть степень.
– Извини. Я просто… – Мейсон выглядел слегка растерянным.
– А что тут особенного? Разве Клермонт открывает какие-то необыкновенные перспективы для жизни? – выпалила Миранда.
– Дорогая, – одернула ее Тиш. – И ты, Мейсон. Простите, мисс Хобарт, я думала, что гораздо лучше воспитала своих детей.
– О, все в порядке, – ответила Рейн. – Я привыкла к такой реакции. Особенно у родителей. И кстати, Миранда, после университета некоторое время я работала в Лос-Анджелесе, но обнаружила, что не гожусь для обычного мира. Слишком много лести, слишком много хвастовства. Я почему-то думала, что охотиться за головами, вербовать кого-то – это как раз для меня. В общем, я поехала по Делам, завернула на уик-энд к подруге в Сиэтл, влюбилась в город и больше из него не уезжала.
– Очень трудно устроиться на новом месте, – сказала Тиш. – Но вы скоро найдете себе постоянную работу.
– Она у меня есть. Я работаю с Джонсоном почти три года. Сезонная работа мне нравится, остается время на другое занятие.
– О! Я не поняла, у вас собственный бизнес? – спросила Миранда.
– Вообще-то у меня их два. – Нужно осторожнее выбирать слова, иначе его мозги наглухо закроются. – Я помогаю людям обустраивать дома, сады, чтобы там было приятнее жить и работать.
– Вы не из тех людей, которые организуют туалеты и мусорные ящики? – спросила Тиш.
– Нет. – Рейн немного расслабилась, хотя искоса все же наблюдала за Мейсоном. – Но мне больше нравится представлять себя… консультантом по энергии. Я использую восточный подход, чтобы проанализировать, как ци совершает приливы и отливы в данном конкретном месте, и помочь обитателям дома или офиса устранить возникшие проблемы. У меня есть удивительные результаты, связанные даже с решением проблем здоровья.
Пока она говорила, Мейсон все крепче сжимал челюсти. Несмотря на тщательно выбранные слова, с ним этот номер не проходил.
– А знаете, мы с дочерью в общем-то занимаемся тем же самым, – объявила Тиш. – Мы ведьмы.
Мейсон грохнул стаканом о стол.
– Не за обедом, пожалуйста.
– О, не обращайте на него внимания. Мейсон не допускает ни малейшей вероятности существования подобной энергии. Даже не понимаю, как я вырастила такого консервативного сына.
– Я не консервативен. – Лицо у него побагровело. – Я открыт для разумной беседы. Если вы можете представить любые убедительные доказательства… материальные, – подчеркнул он, – я буду счастлив обсудить это с вами. А пока я хотел бы сменить тему.
Взглянув друг на друга, Тиш и Миранда беззаботно пожали плечами, но Рейн чувствовала его гнев, который, словцо капля воды на сковороде, выкипел, цвет лица стал нормальным, и Мейсон накрыл руку девушки своей.
– Прости, дорогая, наш давний спор с мамой. Боюсь, он вызывает слишком сильные эмоции.
Это все игра, напомнила себе Рейн. Конечно, семейство весьма обеспокоено, только не совсем ясно, что в действительности у них происходит. И она решила отвлечь их внимание на себя.
– Понимаю. Но моя мама всегда говорит, что сильные эмоции – признак того, что в семье любят друг друга. – Рейн со счастливой улыбкой повернулась к Мейсону, который стиснул ей руку. Он не собирался уступать.
Светская беседа утихла, когда вошел дворецкий, чтобы подать тушеного ягненка и французские зеленые бобы.
Но едва он удалился, Миранда тут же набросилась на Рейн:
– Вы упомянули, что у вас два занятия. Какое второе? Рейн мило улыбнулась, хотя у нее возникло ощущение, что обед превратился в допрос.
– Большую часть зимы я провожу в гараже моей домовладелицы с «резаком и сварочным аппаратом.
– Вы, значит, водопроводчик, дорогая? – изумленно спросила миссис Александр.
– Нет, я своего рода скульптор. Делаю садовые скульптуры. Купающихся птичек, фонтаны, небольшие фигурки для клумб, решетки и прочее. Я делаю их зимой, когда у Джонсона работа затихает, а летом везу свои изделия в магазины и на уличные рынки. У меня есть место на субботнем фермерском рынке в Редмонде и на Фримонтском по воскресеньям.
– Я как раз ищу что-то необычное для розария, – заметила Миранда. – Может, я приеду взглянуть на ваши произведения.
– Я думал, ты не любишь толпу, – поднял брови Мейсон.
– Поеду с утра, – сказала Миранда, избегая пристального взгляда брата. – Вы, конечно, занятая женщина, мисс Хобарт. Ландшафтный дизайн, скульптура, энергетические потоки. Есть ли у вас еще какие-нибудь таланты, о которых нам было бы полезно узнать?
– Этого мне вполне достаточно, – ответила Рейн. – По крайней мере сейчас. Кто знает, чем я буду заниматься в следующем году.
Кажется, Мейсону не понравились ее слова.
– Неизвестно даже, что я стану делать в следующем месяце, – продолжала она, не обращая на него внимания. Пора отрабатывать деньги. – На прошлой неделе мне бы в голову не пришло, что Мейсон и я… – Рейн не смогла закончить фразу.
К счастью, выручил Мейсон. Он поднес ее руку к губам, желая прикоснуться к чувствительной коже на ладони.
– Я так рад, что ты вошла в мою жизнь, дорогая. – Рейн ощутила дрожь эротического удовольствия. Для человека, не верящего в любовь, Мейсон изображал ее весьма убедительно.
Она должна это запомнить.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Суматоха - Хендрикс Лиза



ршнгекккне4в
Суматоха - Хендрикс ЛизаАндрей
12.05.2012, 16.21





я не лох
Суматоха - Хендрикс Лизаилья
3.11.2012, 7.10





я люблю суматоху
Суматоха - Хендрикс Лизаанюточука
29.01.2014, 16.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100