Читать онлайн Суматоха, автора - Хендрикс Лиза, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Суматоха - Хендрикс Лиза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.3 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Суматоха - Хендрикс Лиза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Суматоха - Хендрикс Лиза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендрикс Лиза

Суматоха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Глупо было метаться по тихой уютной комнате, предоставленной в ее распоряжение, и ощущать тревогу каждой клеточкой тела, каждым волоском на руках. Еще глупее нервничать оттого, что на ней платье за две тысячи долларов.
Ведь она хотела этого вечера, блеска, игры, танцев с Мейсоном, его поцелуев.
Но Рейн сознавала опасность. Где грань, отделяющая реальность от притворства? Уловить ее слишком трудно.
Не имеет значения, любит она Мейсона или нет, если он сам не испытывает к ней тех же чувств. Ее наняли за пять тысяч долларов выполнить определенную работу, и она должна полностью контролировать себя, все свои мысли, все эмоции, абсолютно все.
Рейн постаралась выровнять дыхание: вдох, на счет четыре задержать дыхание, на счет шесть выдохнуть. Она расслабила лоб, шею, руки, спину, ноги, пока не возникло ощущение перспективы, когда чувствуешь, что каждая частица бесконечного мира твоя.
Наконец она слегка улыбнулась, подбородок вздернулся, не желая признать поражение.
Она походила на утреннюю зарю. Персиковые и розовые волны омывали, плечи, затем платье обретало лавандовый цвет облаков ранним утром. Под прозрачным шелком мягко отсвечивало золотистое тело. Несколько прядок выбилось из прически, играя у висков и на шее, а сквозь них, словно утренние звездочки, вспыхивали алмазы серег.
– Я так и знал, – сказал Мейсон. – Ты собираешься затмить всех женщин на балу.
– Это из-за платья.
– Нет, из-за женщины в этом платье. Ты очень красива. Рейн слегка нахмурилась, словно его слова причиняли ей боль, однако наклонила голову в знак признательности.
– Спасибо. И ты тоже. Мужчины всегда хорошо выглядят в смокингах.
– Это вечерний пиджак, – уточнил он.
– Не важно, как он называется, ты просто рожден для него.
– Я думаю, в нашем роду бродят гены какого-нибудь метрдотеля.
– Скорее какого-нибудь культуриста из Лиги плюща.
– Сегодня меня второй раз назвали культуристом. Как бы мне не возгордиться. Я пришел спросить, не нужно ли тебе чего-нибудь.
– Просто я нервничаю.
В другой обстановке Мейсон поцеловал бы ее, найдя тысячу оправданий, чтобы не ходить на этот прием, и немедленно расстегнул бы молнию на платье, но вместо этого он сунул руку во внутренний карман пиджака.
– Вчера я спросил у Пола, все ли ты купила, что надо, и указал на кое-какой недостаток. – Мейсон достал плоский футляр. – Это должно подойти.
– Мейсон, ты знаешь, что я не могу.
– Нет, можешь. – Вынув тонкий бриллиантовый браслет, он бросил футляр на кровать и подошел к Рейн, которая, судя по ее виду, готовилась устроить скандал. – И не думай. Вспомни, я ведь от души забавляюсь.
– В понедельник я все это верну, – упрямо заявила Рейн.
– Я купил его на распродаже.
– Вздор.
– Да, но я предупредил хозяина, он не возьмет обратно, что бы ты ни говорила. И как говорит моя мать, каждой женщине необходим хотя бы один бриллиантовый браслет.
– Мне некуда его носить.
– Можешь заниматься в нем сваркой. Камни станут ловить свет твоего огня. Пол оказался прав. Колье было бы чересчур.
– Ты упрямый.
– Как и ты. Мы хорошая пара. «
В общем-то по многим данным Рейн подходила ему гораздо больше, чем Каролина. Но потом, как с Элизабет, может получиться такая же романтичная ерунда.
– Ты готова или хочешь сначала выпить?
– Думаю, я готова сделать решительный шаг.
– Тогда идем?
Кремово-золотой испанский бальный зал выглядел так, будто здесь устраивали президентский обед. Традиционный сверкающий хрусталь и безукоризненные приборы на традиционно белоснежных скатертях, ничего яркого или вызывающего приготовлено для «Вилмот фаундейшн» не было. Ничего похожего на вечеринку в летнем саду. Вилмот избегал всяких новшеств, предпочитая традицию, здесь ценили хорошую, красиво сервированную еду и большой джаз-оркестр, чем привлекали щедрых покровителей с их соответствующими пожертвованиями.
И столь же традиционно миссис Александр проследовала к столу. В прежние дни, не так уж и давно, они спонсировали целый стол, приводя с собой полдюжины друзей. Тогда вход в танцзал напоминал королевскую процессию. Это случалось раз в году, когда Тиш позволяла себе показную роскошь, уступая другим остальные дни. Но из-за неустойчивого положения компании и возникших проблем ей пришлось кое в чем себя урезать, несколько лет семейство оплачивало только свои места, полагаясь на друзей, которые готовы присоединиться к ним за собственный счет. По традиции у них все еще был самый престижный стол около Вилмотов.
Пока Ангус и Миранда беседовали с одним из наследников Вилмота и старым приятелем, Тиш подошла к столу одна. Уэс Горшейн вскочил, поцеловал ее и помог сесть рядом со своей женой Бетти, однако не успела Тиш узнать, что Бетти стала бабушкой, ее позвала Миранда.
– Необходимо поговорить, – заявила она.
– Дорогая, ты помнишь Бетти и Уэса? Бетти говорит…
– Рада вас видеть, – сказала Миранда, не слишком церемонясь. – Мама, немедленно. Извините нас, Бетти.
– Простите, я мигом вернусь. – Тиш позволила утащить себя в безлюдное место у эстрады и хмуро посмотрела на дочь: – Я полагаю, ты хочешь сказать мне что-то очень важное, способное оправдать твою грубость и невоспитанность.
– Разумеется. Здесь Мейсон. Вместе с Рейн. – Что?!
– Они справа, на площадке.
– О Господи! Это невозможно, он думает, что творит?
– Мы должны выпроводить их отсюда, пока не увидел Ангус.
– Но как? Мейсон просто слепец, коли не понимает, что такое мисс Хобарт. Если он привел ее сюда, значит, последствия его совершенно не заботят. Он не в своем уме. А мы-то боялись того, что они могут делать одни сегодня вечером.
– Ну и как мы поступим? За столом не хватит мест. Ангус и Рейн вместо одной Каро.
Тиш оглядела бальный зал.
– Черт побери, ненавижу эту старость. – Она выудила из сумочки очки. – Где Ангус?
– Разговаривает с Баки Вилмотом, – указала Миранда. Надев очки, Тиш увидела его.
– Наверняка Баки рассказывает какую-нибудь рыбацкую историю. Его можно вынести не больше двух минут. Ну а Мейсон?
– Он болтает с Уолтом Расмуссеном. Вон там, за дверью возле Лорел и Джона Хиршбергеров.
Видимо, Лорел красила волосы из одной бутылки с Люсиль Болл, поэтому они старались отойти подальше друг от друга. Тиш увидела сына рядом с блондинкой, которую не узнала.
– Разве это мисс Хобарт? Она выглядит прекрасно.
– Она симпатичнее Каро, – согласилась Миранда. – Но если Ангус увидит их, он все поймет. О нет, они идут сюда.
– Останови их, – приказала Тиш. – Сделай что угодно, запихай в угол, пока я выведу Ангуса за дверь.
– Как?
– Понятия не имею.
– Тиш…
Но миссис Александр уже торопилась к Ангусу Викершему.
– Прекрасно выглядишь, Джон. И ты, Лорел, – сказал Мейсон, пожимая руку своему знакомому и целуя в щеку Лорел, в то время как Рейн отделалась простым «до свидания». Когда Хиршбергеры отошли, он повернулся к Миранде: – Почему ты ходишь вокруг да около, словно мангуста?
– Я? – Она нервно засмеялась. – Я только стараюсь понять, кто здесь сегодня.
– А где мама?
– Где-то тут. Не знаю точно. Давайте сядем.
– Это не наш стол, Миранда.
Он бегло осмотрел собравшихся и остался доволен. Никого из свиты Каролины. Было несколько человек, которые знали их обоих, но никого из тех, кто мог бы нашептать Каролине, кого здесь увидел и с кем. Никого из тех, кто побежал бы искать телефон, чтобы сообщить Каролине о его поведении.
– О, смотрите. – Миранда схватила Рейн и брата за руки, подтащила ближе к себе.
Мейсон оглянулся и не увидел ничего, что могло вызвать у сестры такое беспокойство.
– В чем дело?
– Официант с подносом шел в нашу сторону, но потом все-таки свернул направо. Жаль. Что вы тут делаете? Я думала, вы не пойдете.
– За билеты заплачено, к тому же это прекрасная возможность представить Рейн кое-кому из наших друзей. – Мейсон демонстративно сжал ей руку. – Хороший повод выйти.
Миранда закатала глаза, но воздержалась от комментариев. Тут их подловил лысеющий коротышка в ужасно скроенном пиджаке, и хотя Мейсон никак не мог вспомнить его имя, тот явно не страдал от этого. Вскоре Мейсон начал потихоньку двигаться к столу, надеясь, что мужчина поймет намек.
Тиш добралась до Ангуса, когда Бакли уже отходил, улыбаясь. Она взяла его за руку и даже не пыталась скрыть озабоченность.
– Что случилось, Титания?
– Меня просто убивает отвратительная головная боль. – Тиш скосила глаза, стараясь выяснить, увидит ли он Мейсона, и решила повернуть его чуть левее.
– Давай я попрошу одного из этих мальчиков принести тебе аспирин, – предложил Ангус, указывая на официанта.
– Я предпочла бы обойтись без нею. Мне просто нужно прогуляться. Не выйти ли нам на воздух?
– Конечно. – Ангус отдал свой бокал человеку, стоявшему позади стола, и взял Тиш под руку. – У тебя есть что накинуть?
– Нет. – Черт побери, да она лучше замерзнет, чем позволит ему болтаться здесь, пока сходит за накидкой. – Итак, что за рыбацкую историю рассказывал тебе Бакли? Наверняка про гигантского лосося на Аляске или чудовищного марлина?
– Откуда ты знаешь?
– Я видела, как он ринулся к тебе. Ты увлекаешься рыбалкой?
Ангус увлекался и, как все рыбаки на свете, был счастлив рассказывать об этом. Тиш крепко держала его под руку, внимая каждому слову, не позволяя ему оторвать взгляд от ее лица, полного обожания. А виноват в этом флирте Мейсон, он довел ее.
Наконец парочка двинулась к выходу, провожаемая недовольным взглядом Миранды, а несчастная Тиш кроме всего прочего испытывала неприятные ощущения в желудке, у нее там все горело, и она лишь предупреждающе кивнула дочери. Ангус не умолкал пи на секунду, не подозревая ни о чем. Мейсон, видимо, тоже не сознавал опасности, хотя стоял на краю пропасти.
Спустившись по лестнице, Тиш решила, что может вздохнуть свободно. Вероятно, ее облегчение было столь явным, что это заметил даже Ангус.
– Знаешь, мне на самом деле уже лучше. Наверно, виноват свет в бальном зале. Когда я надеваю очки, то реагирую на искусственное освещение, это раздражает, но ничего смертельного. Думаю, мне придется уехать домой.
– Жаль тратить вечер, раз ты уже вышла из дома. – Ангус оттянул ворот рубашки. – Я не очень люблю речи и уже обещал Бакли сотню тысяч. Не забрать ли мне тебя отсюда? Я знаю одно место с приятным освещением.
– Хорошо…
Ей, правда, не хотелось идти куда-то с Ангусом, но если бы она позволила ему отвезти ее домой сейчас, он мог вернуться сюда, а обед на стороне устранял эту вероятность, и вся ситуация была бы у нее под контролем.
К тому же Ангус только что пожертвовал сотню тысяч долларов на лучшую программу для неимущих детей и заслужил этот вечер.
– Прекрасная идея.
– Надо предупредить Миранду. – Он повернул к лестнице.
– Нет! Зачем возвращаться, я оставлю записку распорядителю, и он передаст ее Миранде.
Возле стола консьержки Тиш нацарапала пару слов дочери, ибо в присутствии Ангуса не могла давать ей никаких письменных указаний насчет брата. Пусть Миранда сама держит его на коротком поводке.
Тиш отдала записку статной брюнетке за столиком. – Я вынуждена уехать. Вы не проследите, чтобы моя дочь получила это как можно скорее? Она на обеде в «Вилмот фаундейшн».
Ангус положил рядом пятидолларовую бумажку. Тиш едва не застонала, уязвленная манерами спутника, но консьержка, судя по всему, не возражала. Она улыбнулась и взяла записку.
– Конечно, мэм. Благодарю, сэр.
– Хорошо. – Тиш повернулась к Ангусу. – Отдаю себя в твои крепкие руки.
– И не пожалеете об этом, дорогая леди. Обещаю.
Обеденная часть вечера прошла официально. Рейн наконец представилась возможность продемонстрировать свое умение пользоваться разнообразными столовыми приборами и вести себя в подобном обществе. За столом были друзья и партнеры семейства Александр, всем хотелось бы узнать, кто заменил Каро, но люди из вежливости говорили о лососе. Если бы не пустующий стул миссис Александр, все было бы прекрасно.
Но он пустовал, а поскольку Тиш внезапно исчезла примерно в то же время, когда появились Мейсон и Рейн, то возникал вопрос: не ушла ли она из-за нее? Принесенная вместе с салатом записка ничего не прояснила. Прочитав ее, Миранда сказала только, что у матери заболела голова.
Мейсон уделял Рейн внимание, хотя не прикоснулся к ней с тех пор, как они вошли в зал, а после речей, когда толпа стала разбиваться на танцующих и сплетничающих, у Рейн не осталось сомнений в том, кто был причиной ухода Тиш.
Особенно, когда все умолкли, едва она шагнула в дамскую комнату вместе с Мирандой. Через тридцать секунд Рейн убедилась, что они с Мейсоном действительно вляпались.
– Итак, Миранда, – сказала женщина в красном платье без бретелек, вставая рядом с ней перед зеркалом, чтобы поправить макияж, – представь меня новой подруге Мейсона.
– Луиза Демарко, Рейн Хобарт. – По тому, как она держала тюбик с помадой, было ясно, что ей очень хотелось расцарапать щеки знакомой. В свое время у Луизы были свидания с Мейсоном, правда, из этого ничего не вышло, однако надежда умирает последней.
Улыбка Луизы застыла.
– О нет, дорогая. Я в нем разочаровалась, когда он стал встречаться с Каро. Оли подходят друг другу, оба такие корыстные. Ну а Рейн? Как вы познакомились с Мейсоном?
– Она друг нашей семьи, – быстро вмешалась Миранда.
– Это Каро представила меня семейству Александр, – объяснила Рейн, достав из сумочки пудру. – Я не нахожу в Мейсоне ничего корыстного и полагаю, не только у меня такое мнение о нем.
Кто-то фыркнул в другом конце этого мраморного великолепия, а Рейн, попудрившись, направилась к двери прежде, чем Луиза успела снова открыть рот. Миранда вышла следом.
– Прошу меня извинить… – начала Рейн. – Но она сама…
– … напросилась, – засмеялась Миранда. – Значит, тебя представила Каро. Шикарно. Как ты научилась ставить на место людей вроде Луизы?
– В Бемиджи тоже полно стерв, – пожала плечами Рейн.
– Думаю, они есть везде. Но получилось очень хорошо. Давай-ка вернемся к столу, прежде чем эта стерва отправится на охоту. Я не умею так лихо обращаться с Луизой, но точно знаю, что ей нечего делать возле Мейсона.
За столом оставалось все меньше народу, пары шли танцевать, очень скоро только Мейсон, Рейн и Миранда сидели на месте.
– По-моему… – сказала Миранда, оглядев толпу, но, видимо, кого-то заметила, поскольку начала подниматься со стула, не закончив фразу.
Мейсон удержал ее за руку, и она шлепнулась обратно.
– Ты не уйдешь отсюда, пока не скажешь, куда отправилась мать.
– Хочешь узнать это прямо сейчас? – Она взглянула на Рейн..
– Она уехала из-за меня? – спросила та.
– Ну… О черт. Вы же все равно узнаете, что Ангус сюда приходил. Мать вытолкала его на улицу, ссылаясь на головную боль.
– О Боже! – Мейсон откинулся назад, положив руку на лоб, словно у него тоже разболелась голова.
– Хорошо, что мы не столкнулись с ним. Вот был бы кошмар, если бы он нас увидел, позвонки Каролине и рассказал ей до того, как ты успел бы поговорить с ней. Да, Мейсон? – спросила Рейн, доверительно наклоняясь к Миранде. – Женщина не должна узнавать о разрыве от своего отца.
– Господи, – протянула Миранда.
– Приятно слышать, что ты пыталась щадить мои чувства, – продолжала Рейн. – Но тебе не стоит волноваться. Я знаю, у Мейсона есть некоторые обязательства перед Каролиной, никто не хочет ее огорчать.
Рейн вела себя как женщина, которая старается разобраться в трудной ситуации, и Мейсон почувствовал себя виноватым. Он наклонился и поцеловал ее в щеку.
– О Господи, только не на публике. Я этого не вынесу. Надеюсь, вы извините меня, если я не останусь наблюдать за столь экстравагантным поведением. – Миранда встала и пошла через зал.
– Прямо в яблочко, вот это успех, – произнес Мейсон, чувствуя себя так, словно остался жив во время катастрофы, но дверца машины открылась от удара, и миллион долларов вывалился наружу, рассыпавшись под ногами. – Рейн Хобарт, ты поразила мишень. Как тебе удается хранить спокойствие?
Она уставилась на свои руки.
– Это же часть спектакля.
– У меня возникло желание отпраздновать. Потанцуй со мной.
Рейн крепко зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела сияющую улыбку Мейсона.
– Ладно. Но хочу тебе напомнить, что я девушка строгая и очень старомодная. Никаких тустепов или джиттербагов.
– Согласен.
Они не были Фредом и Джинджер, но все же нашли свой ритм к середине второго танца.
– Ну и что ты думаешь? – спросил Мейсон. – О вечере, я имею в виду. Если отбросить игру.
– Не Бемиджи, конечно, – ответила Рейн. – Хотя если повесить тут несколько сотен ярдов скрученной гофрированной бумаги, то сможем представить себе то же самое.
– Держу пари, ты была королевой.
– Вряд ли, но в тот вечер я оказалась на высоте.
– Извини.
– О, не стоит. Он был слишком занят собой, чтобы заслуживать внимания, а кроме того, я хорошо повеселилась.
У моей лучшей подруги Мэри Эллен Йоханнесен тоже не было свидания, поэтому я взяла напрокат смокинг, и мы пошли в зал под ручку. Танцевали с ней, вот и все, но половина Бемиджи наверняка до сих пор считает меня лесбиянкой. Тем более что я живу в Сиэтле.
– Значит, я встречаюсь с женщиной, имеющей сомнительное прошлое, – засмеялся Мейсон.
– Которая развивается каждую минуту, – ответила улыбкой Рейн.
Он кружил ее в танце, а Миранда тем временем танцевала с Тоддом Деннисоном.
– Почему ты хмуришься? – спросила Рейн, когда они возвращались.
– Этот приятель сестры настоящий идиот. Они недолго встречались после ее развода, и он всегда гонялся за какой-нибудь другой юбкой. Миранда обычно называет его Изменником Тодди.
– Кажется, она переменила свое мнение о нем.
– Только не ясно почему.
– Может, чтобы ты сосредоточил внимание на ней вместо меня? Именно так я бы поступила, желая уберечь старшего брата и помешать ему влюбиться не в ту женщину.
Мейсон наблюдал за сестрой, а когда та искоса посмотрела на него и застенчиво убрала за ухо прядь, усмехнулся.
– Опять снимаю шляпу перед твоей сообразительностью.
Оркестр заиграл медленную балладу, и Мейсон привлек Рейн к себе, ему было приятно держать ее в объятиях. Не успели они сделать шаг, как он почувствовал чужую руку на своем плече.
– Привет, Мейсон, я намерен разбить пару, – ухмыльнулся Тодд Деннисон.
– А я так не думаю, – сказал Мейсон. Внутри у него все перевернулось, когда он представил Рейн в противных руках Тодда.
– Мейсон, все в порядке. Будут и другие танцы.
Отпустив ее, он встал в сторонке, глядел на них и не мог дождаться, когда закончится песня.
Наконец музыка смолкла, оркестр взял перерыв, так что ему не пришлось сражаться с Деннисоном за то, чтобы вернуть Рейн к столу.
Но этим дело не ограничилось. Стоило оркестру заиграть что-то медленное и романтичное, как Рейн непременно приглашал кто-то из молодых людей, до того разговаривавший с Мирандой.
– Это все подстроено, – сказала Рейн, подходя к Мейсону, когда их разлучили в четвертый раз.
– Знаю. Я пробовал засечь ее, но так и не обнаружил после их встречи с Тоддом.
Внимательно оглядев зал, Рейн тоже признала свое поражение.
– Давай ее перехитрим. Если оркестр принимает заявки, можно станцевать один медленный танец прежде, чем она наймет следующего лакея.
– Голова у тебя работает, – усмехнулся Мейсон. – Извини, я на секунду.
Переговорив с руководителем оркестра, он вернулся к Рейн.
– Идем.
Без всякой паузы оркестр заиграл классику, «Серенаду лунного света» Гленна Миллера.
– О, прекрасный выбор, – кивнула она.
После вечера нетерпеливого ожидания Мейсон наконец привлек ее к себе. Конечно, в такой близости таилась некоторая опасность, ведь Рейн могла заметить, как он хочет ее. Не оставят это без внимания и другие. Но подержать ее в своих объятиях хотя бы несколько минут… Риск того стоил.
Миранда шептала заклинания, нечто вроде мольбы об отвороте, следя за братом и его возлюбленной из угла, где она несла бессменную вахту. Совершенно ясно, что они поняли ее замысел. Кажется, Мейсон готов спустить всех собак, чтобы найти ее, он спутал ей карты, заплатив руководителю оркестра.
– Где Филип? – пробормотала она, повторив в третий раз слова отворота.
– Наверно, уже в пути, – сказал Тодд, который вместе с ней наблюдал за танцующими. – Они двигаются весьма недурно.
Да, танцевали они хорошо, но Миранда углядела нечто большее. Во взгляде Мейсона, обращенном на Рейн, была какая-то особая нежность, чего Миранда не видела в глазах брата многие годы. Он любит ее. Виноват ли в том их с матерью любовный напиток или не виноват, но это хорошо для Мейсона. Заметив, как Рейн смотрит на него, Миранда вздохнула.
«Серенада лунного света» великолепна. Сексуальна. Чертовски романтична. Под эту вещь Миранде тоже захотелось танцевать, но с желанным мужчиной.
Она подумала о человеке с иссиня-черными волосами. Темные миндалевидные глаза, обтягивающие джинсы.
Никаких шансов. Пол не только верит в святость и незыблемость пропасти между гаражом и домом. Он считает ее просто дурой и, кажется, в общем-то прав.
Надо выбросить из головы мысли, которые ни к чему не приведут. Не следует думать и о том, почему она выбрала Тодда для выполнения своего замысла. Он всегда был хорош для делишек, где не обойтись без изрядной доли распущенности и легкомыслия.
Именно в этот момент Филип Уоттс шагнул к Мейсону, тронув его за плечо. Тот обернулся, и на какие-то доли секунды Миранде показалось, что бедный Филип сейчас полетит на пол. Но, к ее облегчению, брат вышел из круга танцующих, обшарил глазами зал и с расстроенным видом скрылся в толпе.
– Тодди, – сказала Миранда, отступая в темный угол, – вряд ли сегодня вечером меня ждут дома с распростертыми объятиями.
Его брови похотливо взметнулись, он подошел ближе и обнял ее за талию.
– Можно поехать в другое место.
– Почему бы и нет. – Миранда посмотрела на него так, словно это предложение оказалось для нее неожиданностью и она не думала об этом еще днем. – Прекрасная мысль.
Тем временем Филип ловко вел Рейн. Отметив, что девушка так же хорошо смотрится, как и с ее братом, Миранда внезапно поняла, что игра зашла слишком далеко, надо срочно предупредить оставшихся «боевиков», чтобы они позволили им спокойно танцевать.
Оркестр закончил «Лунный свет», Филип поцеловал руку партнерши, отвел ее к столу и быстро исчез в толпе до появления Мейсона.
Когда тот наконец вернулся, он не сел за стол, а что-то прошептал на ухо Рейн. Она засияла, и оба направились к выходу, останавливаясь лишь затем, чтобы попрощаться.
– Черт возьми, они сматываются, – Миранда вышла из своего угла, Тодд следовал за ней.
Через несколько шагов к ним присоединился Филип.
– Прости, не могу сейчас говорить.
– Я чуть не поплатился своим носом.
– Знаю, дорогуша, и купила бы тебе выпивку, чтобы компенсировать издержки, но мне нужно бежать.
Миранда обогнула кучку болтающих, торопливо спустилась по лестнице и толкнула входную дверь в тот момент, когда «ягуар» Мейсона уже исчезал вдали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Суматоха - Хендрикс Лиза



ршнгекккне4в
Суматоха - Хендрикс ЛизаАндрей
12.05.2012, 16.21





я не лох
Суматоха - Хендрикс Лизаилья
3.11.2012, 7.10





я люблю суматоху
Суматоха - Хендрикс Лизаанюточука
29.01.2014, 16.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100