Читать онлайн Земляничное тату, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава двадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Земляничное тату - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Земляничное тату - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Земляничное тату - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Земляничное тату

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцатая

Я не хотела никому рассказывать про Мел. Никакой логики в этом не было, чистое суеверие. Только самые хладнокровные из нас способны наблюдать опустошительные буйства природы. Точно так же мы сторонимся и разрушений, вызванных любовью: мы суем страдальцам транквилизаторы, сыпем банальностями – время лечит и всякое такое – и опрометью улепетываем. На большинство из нас любовь наводит смертельный ужас, и я не исключение. Но при этом я восхищаюсь теми, кто способен полностью отдаться ей.
Поэтому мне хотелось защитить Мел. Возможно, она переступила черту, но если помалкивать, то у нее, быть может, появится шанс вырваться из этой ловушки. Поэтому я буду молчать, если, конечно, Мел попутно кого-нибудь не придушила. Это была моя единственная оговорка.
Но пора заняться делом.


– Замечательно! Просто замечательно!
Я нежилась в похвалах Кэрол. Она была не из тех людей, кто распинается ради красного словца; если Кэрол восторгалась, то искренне.
– Отличная работа, – понимающе поддакнул Лоренс. – Кажется, что скульптуру специально создавали под это место, но на самом деле это не так.
Мы находились в зале на втором этаже. Между двумя колоннами висел мой мобиль – ровно там, где нашел для него место Дон. Только приглядевшись, можно было догадаться, что на самом деле мобиль деле вовсе не вонзился во вторую колонну, а опирается на нее – угол, под которым я укрепила цепи, создавал полную оптическую иллюзию столкновения. Должна признаться, меня охватило безотчетное самодовольство. Вряд ли какая-нибудь из висевших здесь картин могла привлечь к себе больше внимания. Чудилось, будто тяжелая серебристая конструкция врезалась в колонну всего несколько мгновений назад.
– Заслуга целиком принадлежит Дону, – сказала я.
Господи, ну почему я не умею лгать? На самом деле, моя искренность была вызвана не столько патологической честностью, сколько желанием увидеть, какое впечатление произведет на всех неожиданное упоминание имени Дона.
Кэрол, никогда не теряющая самообладания, лишь коротко кивнула.
– Нам очень не хватает Дона, – сказала она, словно произнесла эпитафию.
Лоренсу, казалось, стало неловко, а Кевина, похоже, затошнило. Иными словами, с тех пор как я нашла тело, ничего не изменилось. Сюзанна, сидевшая за компьютером, и глазом не моргнула. А Стэнли вздрогнул – он болтался за спиной Кэрол словно спутник, которому грозит разгерметизация, если слишком удалится от ракеты-носителя. Я пригляделась к нему повнимательнее. Стэнли все больше и больше меня интересовал. Несмотря на ухоженный вид, после убийств он утратил свой фирменный лоск. Его глянцевая физиономия ассоциировалась теперь не с ногтями богача, начищенными до зеркального блеска, а с обычным нервным потом.
Самое время поговорить со Стэнли.
– Сэм, вы просто героиня, что сумели все это организовать, – продолжала Кэрол. – Хочу выразить вам нашу общую благодарность. Обычно мы не рассчитываем на то, что художник будет сам монтировать свои собственные работы… во всяком случае, не с такой страстью.
Она намекала на то, что бо льшую часть утра я провела на стремянке с дрелью в руках. Спасибо за заботу, но поскольку именно так я представляю абсолютное счастье, Кэрол могла и не переживать.
– Ничего страшного, – заверила я. – В каком-то смысле я предпочитаю все делать сама. Да и Кевин очень мне помог. Ну и Лоренс тоже, пока у него не случился приступ аллергии на пыль.
Лицо Лоренса помрачнело. Для него с Кевином все только началось – еще предстояло смонтировать инсталляции Лекса и Роба и развесить картины Мел. А поскольку Мел помешалась на монументальных изображениях гениталий, размеры ее шедевров могли вогнать в гроб кого угодно.
– Давайте полюбуемся и на ту скульптуру, что внизу, – предложила Кэрол, направляясь к лестнице. – Заранее знаю, что зрелище впечатляющее.
Второй мобиль не обладал внутренней энергией первого – массивной громадиной он свисал с потолка. Но при всей моей скромности должна сказать, что свисал он классно. С чисто эстетической точки зрения этот мобиль выглядел даже лучше, чем его верхний собрат – «Организм 2». Боже, как я ненавидела названия, которые пришлось им дать. Обычно за меня это делают другие. Если бы все зависело только от меня, то мобиль назывался бы просто «Вещь 14. Возвращение». Я понимала, что «Организм 2» звучит чуточку интеллектуальней, но мне все равно не нравилось.
«Организм 1» представлял собой большой серебристый стручок, из которого торчали причудливые серебристые листики и усики, словно у склизкого монстра из фантастического боевика. Кэрол, вне всякого сомнения, предпочтет, чтобы я оставила эту метафору при себе. В каталоге выставки приводились куда более возвышенные сравнения. Иными словами, каталог предлагал обычный набор претенциозных благоглупостей. С другой стороны, если эта дребедень сказывается на продажах…
– Ух ты! – воскликнула Сюзанна, спустившаяся вместе с нами. – Потрясающе!
Именно такого рода отзывы мне особенно по душе. Я улыбнулась ей.
– Правда, здорово? – восторженно подхватила Ява.
Она наблюдала за тем, как мы устанавливали скульптуру, и большинство ее замечаний были по делу. Чего не скажешь о замечаниях Кевина. От его критических высказываний проку было чуть, зато мускулы пригодились на полную катушку.
– Ява нам очень помогла, – сказала я, отвечая любезностью на любезность. – У нее превосходный глазомер.
Кэрол бодро улыбнулась Яве, выражая признательность.
– Отлично. Рада слышать.
В активе Явы появилась еще одна галочка. Наберешь пяток и получишь золотую звезду; десять – продвижение по службе.
Я вспомнила Дагги, хозяина моей лондонской галереи. У Дагги круглое брюшко, выпирающее из вечно засаленных жилеток, а главное занятие в жизни – пререкаться со своим партнером по галерее и одновременно бывшим любовником. У Дагги целый гарем дружков – молодых мускулистых американцев или австралийцев. Он обожает вскормленных мясом парней с неестественно белыми зубами, такие пачками летают по волнам на досках в дневных сериалах. А его партнер Вилли предпочитает изнеженных эстетов, которых и принимает на работу. Сами понимаете, что творится в галерее. Вряд ли бы Кэрол выдержала такой бедлам больше десяти минут. Мигом вышвырнула бы тех, кто ее не устраивает, и заставила трудиться остальных.
– Хорошо, – говорила Кэрол, – начало отличное! Действительно отличное. Думаю, выставка наделает шуму. Давайте принесем остальные работы и попробуем разные варианты. Я представляю, как и где экспонаты нужно установить, но открыта для любых предложений. Лоренс, Кевин, может, начнем с картин?
Парни удалились. Кевин хоть и с кислым видом, но послушно поплелся выполнять приказание. Лоренс же еще немного потоптался в зале, сверля Кэрол возмущенным взглядом. Я почти ждала, что он вот-вот зашипит, как отрицательный герой в викторианской мелодраме.
– Сэм, хочу еще раз вас поблагодарить. – Кэрол сжала мне руку. – Вы проделали такую работу. Не могу выразить, как мы вам признательны. Правда, Стэнли?
Стэнли так и подскочил. Может, он считал, что если стоять неподвижно, его примут за инсталляцию и благополучно не заметят?
– О да-да, конечно, несомненно, – забормотал он, жалкая тень того живчика, что совсем недавно источал фальшивое обаяние. – Очаровательная девушка, замечательная…
Взгляд Кэрол пощечиной хлестнул по лицу Стэнли, приказывая ему немедленно взять себя в руки.
– А когда приезжают остальные? – спросила я.
– Лекс уже здесь. Впрочем, вы и так знаете.
Кэрол слегка поджала губы. Профессионализм не позволял ей вслух возмущаться поведением Лекса и особенно покойной Кейт: после того, как Лекс побывал в полиции, не было никакого смысла скрывать, что он останавливался у Кейт. Слух быстро распространился. Кэрол, естественно, пришла в ярость предательским, по ее мнению, поступком Кейт. Я подозревала, что большая часть гнева, предназначавшегося Кейт, она обрушила на Лекса.
Стенли нервно кашлянул. Мы выжидательно посмотрели на него, но он лишь всплеснул руками, всем своим видом показывая, что не хотел нас отвлекать. Кэрол перевела на меня страдальческий взгляд. Влияние Стэнли в галерее было не таким уж маленьким, но он не использовал его и наполовину.
– Мел с Робом должны прибыть сегодня днем, – сказала Кэрол. – Они летят одним рейсом.
Наверняка она закажет машину для Роба и Мел и не узнает, что Роб прибыл один. Если, конечно, никто ей не скажет. Интересно, Роб знает, что Мел уже в Нью-Йорке? Скорее всего, да. В Лондоне, как и в Нью-Йорке, все про всех знают.
Так решилась одна из моих проблем. Уже сегодня я смогу не тревожиться о местопребывании Мел.
– Сэм, спасибо еще раз. Я этого никогда не забуду!
Тут как нельзя кстати подоспели ребята с картиной Мел. Огромное полотно даже не поместилось в лифт, так что пришлось тащить его по лестнице.
– Осторожнее! – крикнула Кэрол.
Я отчетливо расслышала рычание Лоренса. Думаю, Кэрол тоже его расслышала. Но она лишь подняла брови, когда Кевин с Лоренсом, пыхтя, оттащили картину к дальней стене. Кэрол включила софиты, и белую стену залил золотистый свет – солнечное сияние в эгейской деревушке. Теперь стена стала идеальным фоном для моего серебристого мобиля. Но сомневалась, что благодарность Кэрол простиралась настолько, чтобы оставить стену пустой.
– Хорошо, а теперь приподнимите ее, – распорядилась она. – Я хочу понять, как падает свет.
Огромное полотно медленно поползло вверх по стене под тяжелое дыхание взбешенных помощников, походивших на жалких, обессилевших галерных рабов из фильма «Бен Гур». Картина была выполнена в цвете, который производители трикотажа и косметики упорно называют телесным, на самом деле имея в виду бежево-розовый. В центре располагалось сморщенное коричневое пятно, в котором я без труда узнала то, что моя тетушка Луиза именует дыркой в тылу.
– Как это называется? – Кэрол листала свои записи.
– Вот здесь, Кэрол, – сказала Ява, выбираясь из-за стола с пластиковой папкой в руках. – «Анальный рот».
Я едва удержалась от хохота, представив себе эту подпись под журнальной фотографией. «На снимке из галереи "Бергман Ла Туш": "Организм 1" Сэм Джонс перед "Анальным ртом" Мел Сафир». Я отвернулась, чтобы скрыть искаженную смехом физиономию и наткнулась взглядом на Стэнли. Он дернул головой, потом еще раз. Поначалу я приняла это движение за нервный тик и лишь через полминуты сообразила, что Стэнли зовет меня в соседний зал.
– Что такое, Стэнли? – спросила я, послушно следуя за ним.
Он молчал, пока мы не зашли за угол и не скрылись из виду. И только тогда прошептал, испуганно водя глазами по сторонам:
– Сэм, мне надо с вами поговорить! Мы не могли бы встретиться через пару часов?
– А чем плохо сейчас?
Глупый вопрос. Голова Стэнли задергалась, и на сей раз это действительно был нервный тик.
– Никто не должен знать! – лихорадочно зашипел он. – Мы не можем здесь говорить!
– Конечно, – сказала я, уже сгорая от желания узнать, в чем дело. – Где и когда?
– В три часа. У переправы на Стэйтен-айленд. В Бэттери-парк. Никому ни слова!
Стэнли прекратил дергать головой. Но в следующую секунду ему снова потребовался прозак.
– Быстрее! Мы должны вернуться, не то они что-нибудь заподозрят! – И он потащил меня в главный зал.
Нашего минутного отсутствия, казалось, никто не заметил, но Стэнли невнятно пролепетал, что показывал мне оборудование в соседней комнате. Поскольку там не было никакого оборудования, кроме электрических розеток, ложь выдавала нас с головой. Более неумелого заговорщика, чем Стэнли, я в жизни не встречала.


Еще одно доказательство этому я получила, когда сошла с автобуса и огляделась, прикрывая глаза от солнца. Дойдя до причала, я поняла, что назначать здесь встречу – все равно что звать на свидание в универмаг «Блуминдейл»: удобных мест вагон и маленькая тележка. У входа в метро Стэнли не было. Я поднялась по длинному бетонному пандусу и заглянула в кассовый зал пристани. Внутри было почти пусто, но даже если бы там царила дикая толчея, я бы сразу узнала Стэнли. По нервному тику.
Ничего не оставалось, как ходить кругами в надежде наткнуться на супершпиона. Но перед этим я зашла в женский туалет. Ох… Сортир насквозь пропитался вонью, но при этом пол сиял чистотой и отдавал дезинфекцией, якобы свежий аромат которой лишь оттенял благоухание фекалий – словно запах духов на разлагающемся трупе. Я вовсе не отличаюсь повышенной брезгливостью, да и сантехника выглядела довольно чистой, но этот туалет оказался из тех, где я предпочла обезопаситься шестью слоями туалетной бумаги. Я испытала внезапный прилив сочувствия к Тому. Может, я недостаточно серьезно восприняла его рассказы о дизентерии? Вернувшись домой, непременно поговорю с ним на эту тему.
Солнце, льющееся сквозь стеклянную стену вокзала, сверкало на полу, безжалостно высвечивая грязь, нанесенную миллионами пассажирских ног. Я пересекла зал, вышла на террасу и, прислонившись к бетонной стене, наблюдала за рябью на воде. В этом Лондону с Нью-Йорком не сравниться. Я вспомнила безжизненные бурые воды Темзы и скривилась. Справа высилась Статуя Свободы. Особых эмоций она у меня не вызвала – столько копий намозолило глаза, что реальность разочаровывала.
– Сэм? Сэм!
Я посмотрела вниз и увидела Стэнли, беспокойно машущего мне рукой.
– Сядем вон на той скамейке? – предложила я, спустившись по пандусу, и махнула рукой в сторону кустов, которыми начинался Бэттери-парк..
Мимо неторопливо волоклись туристские группы, но у самой реки царило такое же относительное спокойствие, как в центре Лондона посреди рабочего дня. Мы без труда нашли свободную скамейку. По соседству две девицы шумно флиртовали с юнцом, который шаркал кроссовками о землю в застенчиво-горделивой манере брачного ритуала. Если не считать золотых украшений, вся троица с ног до головы была в черном, начиная от кожаных курток до свитеров с капюшоном и туфель на высоких каблуках у девушек. Даже их лица имели цвет дорогого темного шоколада. В парне и девчонках чувствовались энергия и радость жизни – качества, которые Стэнли безнадежно растерял со времени нашей первой встречи.
– Ладно, Стэнли, что там у вас стряслось?
Он слишком нервничал, чтобы ходить вокруг да около.
– Вы… вы знаете, где сейчас Лекс Томпсон?
Вопрос сбил меня с толку, но не настолько, чтобы выпалить, что с этого вечера Лекс наверняка будет проживать в отеле «Грамерси-парк». Стэнли мог запросто сорваться с места и на всех парах рвануть к отелю. А я осталась бы ни с чем.
– А зачем он вам понадобился? – бестактно спросила я.
Стэнли испуганно посмотрел на меня, осознав, что ничего не скажу, пока он не соизволит объясниться. Нервным жестом престарелого сердцееда он пригладил волосы.
– Давайте, Стэнли, выкладывайте.
Инстинкт подсказывал, что лучшая тактика – грубость и напор. Прием сработал. Путаясь в словах, Стэнли заговорил. Голова его снова задергалась. Ладно, если на него не смотреть, меня, быть может, и не укачает.
Судя по всему, Стэнли хотел связаться с Лексом, чтобы выяснить, не сказала ли ему Кейт кое-что. Я выразила недовольство столь туманной формулировкой:
– Кое-что? И что же именно Кейт могла рассказать Лексу?
Потребовалось десять минут настойчивых наводящих вопросов и неприкрытых угроз, чтобы вытянуть из него информацию. Но усилия того стоили. В конце концов Стэнли признался, что Кейт хотела открыть собственную галерею.
– Что? – изумилась я.
– И она искала у меня поддержки, – нервно добавил Стэнли. – Перспектива… Новая галерея, с нуля… мое имя в названии… – Ага, вот где собака зарыта. – Я просил Кэрол добавить мое имя в название «Бергман Ла Туш», но она сказала, что это очень сложно. – Он фыркнул. – В конце концов я же полноправный партнер! Где же справедливость?
Я молчала. Колесики внутри колесиков внутри колесиков… Теперь понятно, почему Кейт приютила Лекса, рискуя неудовольствием Кэрол и, возможно, хорошей работой. Она ведь едва знала его, да и спать с ним, как уверял Лекс, не собиралась. Должно быть, Кейт хотела переманить Лекса в новую галерею и через него познакомиться с другими МБХудаками.
– Она нашла помещение в Западном Челси. Старый гараж, который легко переоборудовать, – говорил Стэнли. – В Сохо аренда просто умопомрачительная, мы не могли позволить себе этот район. Да и вечные проблемы с парковкой грузовиков, которые доставляют экспонаты.
Судя по всему, Стэнли дословно цитировал Кейт. Трудно представить, чтобы он сам стал вникать в проблемы с доставкой грузов.
– Сейчас Западный Челси – самое подходящий район для современного искусства, – продолжал он. – Выставки в Сохо становятся все более традиционными. Место там могут позволить себе только торговцы. Вы знаете, что цены за квадратный фут только за последние два года выросли на тридцать процентов?
– Поразительно, Стэнли, – подбодрила его я, подавляя зевок. – А вы нашли деньги для новой галереи? Даже для Западного Челси понадобилась бы кругленькая сумма.
Он покачал головой.
– У Кейт имелся еще один спонсор… Мы должны были встретиться на этой неделе… – Солнце светило прямо нам в лицо, и Стэнли уже взмок от пота. – До того… до того, как…
Мимо прошла компания, дружными охами и ахами выражая свой восторг перед статуей Свободы. В бейсбольных шапочках и бесформенных одеждах туристы ничем не отличались от нищих, которые украдкой шарили в урне прямо за их спинами. Я попыталась вернуть Стэнли на прежний курс:
– Кэрол что-нибудь подозревает?
Лицо Стэнли перекосила страдальческая гримаса:
– Не думаю. Нет, не думаю! Она мне ничего не говорила.
– Стэнли, – медленно сказала я, – а не могла ли Кейт изуродовать выставку Барбары Билдер с целью испортить репутацию галереи? Если Кейт хотела переманить клиентов и художников, то самый беспроигрышный способ – пустить слушок, будто в «Бергман Ла Туш» пренебрегают безопасностью. А в доказательство устроить погром.
Очевидно, эта мысль не посещала куриные мозги Стэнли. Я вспомнила одну старую шутку: «Зачем мужчинам мозг размером больше, чем у собаки? Чтобы они не обжимали женские ноги на фуршетах». С точки зрения развития интеллекта Стенли определенно застрял на полпути между человеком и собакой. Вид у него был напуганный.
– Вы думаете, это Кейт? – проскулил он с таким потрясенным видом, словно я предположила, что Кейт занималась сексом с ослами и увековечивала этот процесс на видео – для потомства.
– Откуда мне знать. Я вас спрашиваю.
– Я… ну, совершенно исключено, – сбивчиво лопотал Стэнли. – Кейт была честным человеком. Она никогда бы не опустилась до такой подлости.
– Наверняка она собиралась позаимствовать список клиентов «Бергман Ла Туш» и уговорить как можно больше художников перейти в ее новую галерею, – возразила я. – Это разве честно?
Вот я и переступила черту. Стэнли принялся бормотать, что я ничего не смыслю в делах, и поглядывать на часы.
– Насколько я понимаю, после смерти Кейт идея новой галереи захирела?
Стэнли кивнул.
– Вы хотите продолжить сотрудничество с «Бергман Ла Туш» и делать вид, будто ничего не было?
Стэнли уже не кивал, а тряс головой.
– Вы считаете, что Кейт убили потому, что без нее затея с новой галерей провалилась бы?
Мучительная гримаса на лице Стэнли ясно свидетельствовала, что я угодила точно в цель, и после убийства Кейт он старательно гнал от себя эту мысль.
– Я не знаю! – чуть не взвыл он.
Троица на соседней скамейке прекратила флиртовать и уставилась на нас.
– Вы обещали сказать мне, где находится Лекс Томпсон, – умоляюще прошептал Стэнли. – Я на всякий случай скрестила руки на груди – чтобы он не мог обхватить мою ладонь своими пухлыми потными ручонками. – Вы обещали!
Вообще-то я ничего не обещала, но сейчас не время упирать на формальности. Я вырвала листок из блокнота и написала телефонный номер Ким. Стэнли выхватил его с такой жадностью, словно это указ о помиловании.
– Но на вашем месте я бы ему не звонила.
Стэнли недоуменно замер.
– Почему?
– Думаю, Кейт ничего ему не говорила. Прежде чем затевать подобный разговор, следовало хотя бы определиться с помещением. Кейт была далеко не глупа, а у Лекса сдержанности не больше, чем у ведущего ток-шоу. Я бы не стала сообщать ему больше, чем он уже знает. Лекс выболтает всем и каждому, и вот тогда-то вам точно крышка.
– Неужели я вам выложил все просто так? – растерянно спросил Стэнли, ухватывая суть гораздо глубже, чем я думала.
Я пожала плечами:
– Почему же просто так? Вы удовлетворили мое любопытство.
И послала ему радушную улыбку. Могла бы не стараться. Стэнли беспомощно всплеснул руками, тяжело встал и поплелся в направлении Уайтхолл-стрит. Я расслабленно откинулась на спинку скамьи и подставила лицо осеннему солнцу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Земляничное тату - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Земляничное тату - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100