Читать онлайн Земляничное тату, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Земляничное тату - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.14 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Земляничное тату - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Земляничное тату - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Земляничное тату

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

– Надеюсь, ты хоть не стала угрожающе поигрывать проволочкой или бечевкой?
– Где бы я, интересно, раздобыла проволоку, – с сожалением возразила я. – Только не воображай, будто я вела себя как пай-девочка. Забралась с ногами на диван и принялась разглагольствовать об убийствах, с которыми сталкивалась. Знаешь, очень оживляет разговор.
Хьюго фыркнул и саркастически заметил:
– Наверняка в красках расписала, как спасла мне жизнь. Сэм спешит на помощь, паля из всех орудий…
– Разумеется, нет! – раздраженно перебила я. – Глупости! Нет, я изобразила себя кровожадным маньяком, которому до сих пор удавалось списывать свои подлые зверства на ни в чем не повинных бедолаг. С какой стати все портить рассказом, что я кому-то там спасла жизнь?
– Ты права, любовь моя. Это все моя святая наивность. После твоего ухода они наверняка заперли окна и двери на все засовы и провели бессонную ночь, вцепившись друг в друга и прислушиваясь к малейшему шороху.
– Думаешь? – обрадовалась я. – Приятно, черт возьми!
– Ага, я бы на их месте не только закрыл все окна-двери, – заверил Хьюго, – нет, я бы бежал на необитаемый остров и окружил себя стаей дрессированных акул.
– Как там у тебя дела-делишки? – поинтересовалась я. Любезность Хьюго требовала ответной любезности.
– Ох, какая ты вежливая! – хохотнул Хьюго. – По правде говоря, я очень надеюсь, что эта гнусная пьеска потерпит полный провал и тем самым покончит с модой на безмозглых подонков из рабочего класса, склонных к гомосексуализму, наркомании и безудержному разврату.
– Это же вылитый ты!
– Я, – надменно ответил Хьюго, – не безмозглый. И могу тебя заверить, что необходимость дважды в день насиловать мальчишку-проститутку истребила остатки моих гомосексуальных наклонностей.
– А-а, лечение через отвращение, да? Прямо-таки «Морис»
l:href="#note_30" type="note">[30]
.
– Именно. Но в остальном все просто замечательно! – Голос Хьюго повеселел. – Мне предложили репетировать кое-что поистине увлекательное. Но что именно, я тебе не скажу. Чтобы не сглазить.
– Хьюго, неужели ты взрослеешь? – всполошилась я. Не перенесу, если Хьюго повзрослеет.
– Не беспокойся. Всего лишь мимолетный порыв. Лучше расскажи о своих убийствах. Дай пожить чужой жизнью.
Когда мертвецов стало уже двое, мне ничего не оставалось, как рассказать обо всем Хьюго. Одно из самых лучших его качеств заключалось в том, что он никогда не советовал мне быть осторожнее.
– Все это очень странно, – начала я. – Убийцей должен быть сотрудник галереи или человек, тесно связанный с ней. Но я никак не могу ухватить мотив. Поначалу решила, что Кейт убили ради ключей от галереи.
– Но тогда убийца должен быть со стороны, – возразил Хьюго.
– Вот именно. Возможно, галерею изуродовали только для отвода глаз, а целью преступника была именно Кейт.
– Нет, это тоже слишком сложно. Ведь всегда есть риск, что тебя застигнут на месте преступления. Тот, кто надругался над картинами, действительно хотел это сделать.
– Или нанести вред галерее.
– Недовольный сотрудник? – предположил Хьюго.
– Да, но кто? – Вопрос был риторическим. – Знаешь, единственной, кого я могу хотя бы как-то представить в этой роли, – Дон.
– Тот, чье тело ты обнаружила?
– Угу… Он вполне был способен на такую извращенную шутку. Дон был… себе на уме, словно тайком посмеивался над всеми. Но ведь именно ему пришлось все убирать, так что эта гипотеза не имеет смысла.
– А может, в этом и заключался двойной обман, – на ходу сочинял Хьюго. – Может, убийца догадался, кто изуродовал галерею и потому задушил Дона…
– Полная чепуха! Дон никого не подпустил бы к себе. У него было телосложение гориллы, но голова работала. Дон считал, что справится с кем угодно.
– Но ошибся.
– Да. Видимо, недооценил убийцу.
– А вдруг, убийца – человек, которого все недооценивают.
Почему-то мне на ум пришел Кевин. Вежливый и глуповатый красавчик Кевин, которого Лоренс охарактеризовал «прямой как стрела». Именно над такими людьми издевался Дон.
– Брр…
– Прошу прощения?
– Мороз по коже.
– Мороз? – удивился Хьюго. – А по-моему – удавка.
– К твоему сведению, это идиома.
– Идиома, – передразнил Хьюго. – Какое умное слово, дорогуша моя. Ты что, с интеллектуалами там общаешься?
– Отвали! – буркнула я как истинная интеллектуалка. – Слушай, у меня для тебя есть гнусные шуточки про блондинок. Мне Ким целую книжку подарила. Почему блондинкам нельзя делать перерывы в работе? – Я выдержала паузу. – Потому что потом их приходится учить заново.
– Завтра расскажу своему блондинчику, – довольно рассмеялся Хьюго. – Скорее всего, он ничего не поймет, зато поймут все остальные. Послушай, дорогуша моя, мне надо бежать. Тороплюсь в тренажерный зал. Ты там попытайся сегодня никого не убить, хорошо?
– Господи, – посетовала я, – какой ты привередливый, Хьюго!


Я вышла из метро с таким чувством, словно только что побывала в бане. День выдался теплый, и под землей от свежевымытых полов поднимался горячий пар, отдававший дезинфекцией. Вентиляторы гнали вдоль подземных туннелей жаркий влажный воздух, так что очень скоро одежда стала мокрой и неприятно липла к телу. Странно, что в нью-йоркской подземке так жарко. И это в октябре. Теперь я понимала, почему люди в этом городе жалуются на лето: в августе под землей, наверное, настоящий ад. «Ваши поры откроются через пять минут, или мы вернем деньги».
Квартира Лоренса находилась в одном квартале от станции метро.
– Не привыкла таскаться по лестницам, – высокомерно заявила я, оказавшись у нужной двери. – У меня в доме есть лифт.
– Ну и катайся на нем, дорогуша! – парировал Лоренс.
Сразу за дверью находилась крохотная кухонька. Собственно, сама кухня была размером с дверь. И если бы кому-нибудь вздумалось заявиться, когда хозяин занимается стряпней, без проблем не обошлось бы. Но Лоренс, наверное, разделял пристрастие супругов Билдер к ресторанной кухне, поскольку газовая плита была прикрыта куском картона, придавленным сверху стопкой художественных журналов. Я заглянула в комнату. Довольно светлая, с высокими потолками… Остальное не разглядеть за пирамидами из книг, доходившими до пояса – точь-в-точь инсталляции Карла Андрэ, которые вдруг начали самопроизвольно размножаться.
– Мило, правда? – гордо спросил Лоренс. – Довольно неплохо для этого района. Постой, я только возьму пиджак.
Пока он пробирался между сталагмитами книг, я прошла в ванную. В Англии такого ужаса не встретишь даже в самой захудалой государственной больнице: краска свисает клочьями, штукатурка осыпается, потолок весь в каких-то подозрительных пятнах, которые и грязью-то уже не назовешь. Я открыла кран. В раковину закапала бурая водица с ароматом хлорки. Впрочем, грех жаловаться – через полминуты вода стала желтой. Большой прогресс. Повсюду валялись кусочки черного пластика размером с раздавленную спичечную коробку. Лоренс объяснил, что это ловушки для тараканов.
– Они туда заползают и обратно не выползают. Пока не вытряхнешь. Раз в месяц приходит человек, чтобы все здесь опрыскать. Барабанит в дверь в восемь утра и орет: «Откройте! Экстерминатор!» У меня в первый раз чуть инфаркт не случился.
Нью-йоркцы рассказывают такие истории с гордостью: им нравится думать, будто они живут в условиях третьего мира, ежедневно сражаясь с насилием и грязью мегаполиса. И Дон, и Лоренс с искренним негодованием жаловались, что Джулиани стал наводить порядок.
– В прежнее времечко ты не мог среди ночи ошиваться по Ист-Виллидж, не озираясь ежесекундно по сторонам, – с сожалением говорил Дон. – Как только попадался кому-то на глаза, тебя тут же грабили или подымали стрельбу. Ты жил в Манхэттене, и все уважали тебя за то, что ты еще не откинул копыта в этих каменных джунглях. А теперь никто и ухом не ведет. Остались лишь байки для сраных туристов…
– Как ты думаешь, кто-нибудь хватился Дона? – спросила я у Лоренса по дороге к метро. Мы направлялись в Гринвич-Виллидж, где собирались позавтракать.
– Странный вопрос. Нет, не думаю.
Напротив ресторана, где нас ждал столик, находилась одна из тех баскетбольных площадок, которые так любят снимать в рекламных роликах: забетонированная и огороженная высоченной металлической сеткой. По площадке скакали юнцы, упакованные в несколько слоев маек и кроссовки со шнуровкой чуть ли не до колен. Мальчишки перебрасывали мяч и отчаянно материли друг друга. Их совершенно не смущало, что они играют, по сути дела, в огромном аквариуме. Точно так же Лоренс совершенно не стеснялся во всю глотку орать «Такси!», а супружеские пары – громогласно скандалить на улице по поводу самых интимных вопросов. Даже детки-коматозники, что тусуются на перекрестках, – и те постоянно поглядывают, какое впечатление производят на прохожих. Нью-Йорк – одна большая сцена, а все его жители – прирожденные актеры.
Встретиться мы решили в небольшом ресторанчике с деревянными стульями. Стулья эти были украшены самой отвратительной резьбой и расписаны в самые омерзительные цвета, какие мне только доводилось видеть. Зато здесь подавали лучшие в городе мексиканские блюда. Соусы чили источали неземные ароматы, а на вкус были просто божественны. Я заказала яйцо, сваренное без скорлупы в соусе томатильо, жареные кабачки, хлеб из кукурузной муки, апельсиновый сок и кофе, и вся эта роскошь стоила каких-то десять долларов, точнее, стоила бы, если б я не заказала «маргариту». В конце концов, уж полдень позади.
Я еще не покончила с яйцом, когда появилась Сюзанна. Лоренс объяснил, что это стандартный ритуал в выходные дни: занимаешь большой стол, а друзья подруливают, когда выползут из постели.
– Привет, – апатично обронила Сюзанна, плюхаясь рядом. Она отмахнулась от меню и заказала: – Яичницу и жареную картошку, пожалуйста. И еще апельсиновый сок и чай с ромашкой. Итак… – Сюзанна посмотрела на меня. – К делу. Мы все в глубоком дерьме, так?
– Разве? – недоуменно спросила я. Во рту у меня таяло яйцо.
Сюзанна вела себя так, словно мы – магнаты, собравшиеся обсудить за завтраком переворот в мировом масштабе. Но я-то пришла сюда вовсе не для этого. Пусть Лоренс объясняется.
Сюзанна пожала плечами. Сегодня она не поражала элегантностью: джинсы, мешковатый свитер, волосы зачесаны назад и почти никакой косметики, лишь чуть тронуты тушью ресницы. Сюзанна выглядела не такой неприступной, как в галерее, но ее уверенность никуда не делась.
– Мы все не ладили с Доном, – вздохнула она. – А это значит, все мы в полном дерьме. Полиция говорит, его убил тот же человек, что убил и Кейт.
Тут в ресторан вошли Ява и Кевин. Они помахали нам и задержались у стойки, чтобы сделать заказ.
– Боже, да этот красавчик прямо фотомодель! Биржевой маклер на отдыхе. Зачем она его притащила? – вполголоса спросил Лоренс.
Но Сюзанна пожала плечами:
– По старой привычке. Как бы то ни было, но все в сборе. И знаешь что, Лоренс? Мне глубоко плевать на все, кроме одного: кто убил Кейт? Я не шучу.
Лоренс отложил вилку и сурово посмотрел на нее.
– Очень рад, что это сделал не я, – сказал он наконец, снял очки и потер глаза. – От одной лишь мысли, что ты объявила на меня охоту, может случиться инфаркт. – Привет!
Ява с Кевином разместились за столиком. Подошла официантка с подносом. Сюзанна принялась ковырять яичницу.
– Витаминный напиток? – спросила официантка.
– Это мне!
Ява бодро схватила стакан с оранжево-болотной бурдой.
– Похоже на картину Барбары, – заметила я и прикусила язык. Но все заулыбались, даже Кевин.
– Вчера вечером они затащили меня к себе, – принялась я ковать железо, пока горячо. – Барбара с Джоном.
– Она его здорово выдрессировала, – с отвращением буркнул Лоренс. – Джон через горящие обручи после кофе не прыгал?
– А чему ты удивляешься? – отозвалась Сюзанна. – Книжные магазины ломятся от руководств по укрощению мужчин. Если Барбара опишет свой метод, то может озолотиться.
– У Барбары хватит ума этого не делать, – возразил Лоренс. – Один из основных ее навыков – делать вид, будто ты совершенно беспомощна. Зачем ей себя выдавать?
– Железная рука в бархатной перчатке, – прокомментировала я.
– Поначалу тебе даже льстит, – неожиданно вмешался Кевин. – Знаете, как это бывает… «Кевин, что вы об этом думаете? Кевин, у вас такой хороший глазомер, вы так хорошо разбираетесь в подобных вещах». Но под конец понимаешь, что она исподволь подводит тебя к своему решению.
– Барбара совсем другая, когда рядом нет мужчин, – вставила Ява. – Или когда ты ее не интересуешь. Сделай это, сделай то, подать сюда Кэрол, я очень тороплюсь. А потом спускается Кэрол, и Барбара сразу переходит на вкрадчивый тон и становится тише воды ниже травы. Ужасно раздражает.
– Черт! – воскликнул Лоренс. – Нужно почаще так делать – собираться в выходные и выпускать пар. Помогает сохранить здоровую атмосферу в коллективе.
– Но сегодня мы здесь вовсе не для этого, – сухо напомнила Сюзанна.
– Знаю! – прорычал Лоренс, выплескивая накопившуюся ярость. – Не думай, будто я забыл! Только потому, что я не корчу безутешную вдову…
– Что ты хочешь этим сказать? – резко спросила Сюзанна.
– Диетические цуккини и сладкая кукуруза? – Официантка подоспела как раз вовремя.
– Мне. – Ява подняла руку.
– Значит, яичница с картофелем и жареные кабачки – это, должно быть, вам, – официантка поставила вторую тарелку перед Кевином.
– Итак, – мрачно сказал Лоренс. – Жареная пища: Кевин говорит «да».
– Ничего страшного, – ответила Ява. – Время от времени можно себе позволить. Главное, не каждый день.
Ява выглядела так, словно сошла с рекламы здорового питания. Белки глаз сияли, словно жемчуг. Без косметики она выглядела не такой искусственной – и гораздо красивее.
Кевин благоговейно смотрел на нее.
– Думаешь, мне и салат можно взять?
Ява пожала плечами.
– Не повредит.
– Знаете, Ява работала манекенщицей в Японии, – сообщил Кевин. – Она произвела там настоящий фурор.
– Им нравится девушки смешанных кровей, – объяснила Ява. – У меня не такие узкие глаза и не такая смуглая кожа, как у чистокровных азиатов.
– А здесь ты работала манекенщицей? – спросила я.
Ява покачала головой:
– Слишком маленькая и слишком темная, – ответила она обыденным голосом. – Но плевать. Я всегда хотела работать в художественной галерее.
– А как ты нашла эту работу?
– Познакомилась на одной вечеринке со Стэнли. Он сказал, что, возможно, в галерее найдется место, поэтому я звонила до тех пор, пока меня не пригласили. У меня не было никакого опыта, поэтому я прочла все, что нашла, о художниках, выставлявшихся в «Бергман Ла Туш». А еще обошла все галереи в Сохо и Челси и потому могла рассказать, что в каждой из них происходит.
– На Кэрол это произвело большое впечатление, – заметила Сюзанна.
– Если я что-то делаю, – спокойно сказала Ява, – то предпочитаю делать это хорошо.
– Лет через десять ты станешь партнером, – посулил Лоренс.
– Твоими бы устами… – Ява одарила его сияющей улыбкой.
Я почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулась. В дверях нерешительно топтались Ким и Лекс. Я помахала им. Вид у них был помятый. Они напомнили мне того парня в пижаме со Снупи, что я видела в баре «Ладлоу». Мятая одежда, к волосам со вчерашнего дня не прикасалась расческа, а шнурки завязаны так небрежно, что кроссовки едва держатся на ногах.
– Мы ведь втиснем сюда еще пару стульев?
Ким с Лексом медленно поковыляли к нам. Я старательно игнорировала их гневные взгляды. Договариваясь о встрече, я не сказала, что буду не одна. И, похоже, сюрприз вышел не из приятных. Я же преследовала совершенно конкретную цель: собрать всех вместе и обсудить убийства. Глядишь, вдруг что-нибудь да всплывет. Заранее ведь никогда не скажешь.
– Привет, – сказал Лекс таким голосом, словно пришел на поминки.
Ким что-то пробормотала и пододвинула стул.
– Я и не знала, что здесь будет такая толпа, – сердито прошипела она мне в ухо.
– А, наросли, как снежный ком, – как ни в чем не бывало прошептала я в ответ. И тут же пожалела о своих словах. С Ким моя игра в святую простоту не пройдет. Уж лучше бы прикинулась, что все забыла с похмелья.
– А я ведь вас знаю! – говорила Сюзанна Лексу. – Где же я вас видела? Причем, совсем недавно.
На лице у Лекса отразилась паника. Мне почему-то показалось, что Сюзанна с ним забавляется. Играет в кошки-мышки. Никаких причин для такого заключения у меня не было, одна лишь интуиция. Сюзанна поджала губы, увидев реакцию Лекса, и мои подозрения переросли в уверенность. Может, она знает, что Лекс останавливался у Кейт?
– Это Лекс, – представила я, поскольку сам Лекс изображал перепуганного насмерть Бемби. – Лекс Томпсон. А это Ким…
– Точно! Меня зовут Сюзанна, я работаю в «Бергман Ла Туш». Приятно познакомиться, Лекс. Наверное, я видела ваше фото в рекламной брошюре, которую мы рассылали. Вот почему мне знакомо ваше лицо.
Хотя Сюзанна и позволила Лексу выйти сухим из воды, взгляд ее продолжал настороженно сверлить моего приятеля, словно он был лабораторной крысой. Лекс обмяк, не уловив подтекста.
– Вы давно здесь, Лекс? – спросил Лоренс. – Мы думали, вы приедете к следующей среде. Кстати, меня зовут Лоренс. А это Кевин и Ява. Мы все работаем в галерее. Кроме Сэм, конечно. Она у нас только трупы находит.
– Каждому свое, – вздохнула я.
– Вы слышали, что случилось? – спросила Ява. – Ужас, правда? И страшно как!
– Ява, – предостерегающе сказала Сюзанна.
– Так ведь страшно же! – резонно возразила Ява. – Ведь Лекс рано или поздно обо всем узнает.
– Лекс и так все знает, – вмешалась я. – Он уже здесь несколько дней. Ночует то у меня, то у других знакомых.
Лекс выдавил жалкую улыбку:
– А это, случаем, не такое место, где набивают желудки, а?
Кевин молча протянул ему меню. Ким уже уткнулась в своё.
– Вы ведь трахались? – едва слышно прошептала я.
Ким изумленно вытаращилась на меня.
– Откуда ты знаешь?
– Мои сексуально-настроенные антенны вибрируют, как заведенные. Помнишь про них?
Ким с Лексом выглядели настолько расслабленными, что я могла бы колотить об их лбы теннисными мячами – они бы все равно не заметили. Кроме того, над их головами прямо-таки светилась надпись «Мы вчера занимались сексом».
– Ладно, было дело. Довольна?
– Вы готовы сделать заказ?
Как нашкодившие школьницы, мы быстро посмотрели на официантку.
– Э-э… ну да, готовы. – Ким наугад ткнула в меню.
Лекс покосился на мою «маргариту» и скорбно голосом заказал коктейль.
– А еще мне вот такое, – он показал на тарелку Кевина. – И колбаску!
– То есть чоризо
l:href="#note_31" type="note">[31]
? – вежливо уточнила официантка.
– Чо…?
– Хорошо, будет сделано, – невозмутимо ответила девушка.
– У вас в Лондоне нет чоризо? – обеспокоился Лоренс.
– Есть, конечно, – ответила я. – Мы просто не знаем, как это произносится. Просто глотаем, а на названии не заморачиваемся.
– А еще мы глотаем согласные, – гордо сказал Лекс.
– Как это? – заинтересовалась Сюзанна.
– Ну, например… чо ты хошь скаать? – продемонстрировал Лекс, глотая согласные как заправский кокни.
Американцы принялись наперебой «чокать». С минуту я забавлялась, но игра мне быстро прискучила, и я стала ковырять соломинкой зеленую кашицу, оставшуюся на дне стакана.
– Значит, вы подружка Лекса? – спросил Лоренс, поворачиваясь к Ким.
– На самом деле я старинная подружка Сэм. Мы познакомились еще в школе, в Англии.
– Так вы Ким Толбой! – воскликнул Лоренс. – Я так и знал, что где-то уже вас видел. По-моему, вы заглядывали в галерею на выставку Барбары, да?
– Ненадолго.
– Дочь Джона? – подала голос Ява. – Ах да, помню, Сэм говорила, что знакома с вами. Боже, как тогда разозлилась Барбара.
Лоренс с Сюзанной дружно уничтожили ее взглядами. Ява обиженно поджала губы.
– А что такое? Ведь это правда. И мы все знаем о том случае.
– Ким не знает, – поправила Сюзанна.
– Да уж наверняка знает о своих неладах с Барбарой, – возразила Ява.
– Разве тебя выбрали Джорджем Вашинтоном галереи «Бергман Ла Туш»? – съязвил Лоренс. – Ты разве не знаешь, как опасно в наши дни говорить правду? Будь осторожна!
– А что – иначе меня тоже убьют?
Воцарилась зловещая тишина. Лоренс нервно скреб голову, словно завшивевшая обезьяна. На серый свитер сыпались чешуйки перхоти.
– Прости, Ява, – наконец промямлил он. – Вырвалось, знаешь ли…
Казалось, только Ява за нашим столом осталась невозмутимой.
– Ничего. Не бери в голову.
– Не понимаю, – заговорил Кевин, покраснев. – Не понимаю, как можно делать такие намеки? После всего, что случилось?
– Я же извинился! – рявкнул Лоренс.
Денек у него сегодня из нервных. Доктор Сэм диагностировала у пациента Лоренса нехватку антидепрессантов.
– Да все в порядке, Кев! – бодро чирикнула Ява. – Со всяким может случиться.
– Нет, не со всяким!
Кевин рвался в бой. Он свирепо отправил в рот ломтик кабачка. Я была уверена, что он еще не уломал Яву изобразить с ним зверя с двумя спинами. Его раздражительность и вспыльчивость наводили на мысль о сексуальной неудовлетворенности. Он, конечно, нравится Яве, но я сомневалась, что это выльется во что-то более серьезное. Если только диетические советы не свидетельствуют о глубине ее интереса.
– Ты по-прежнему встречаешься с тем парнем? – спросила Сюзанна, резко меняя тему, точно подслушала мои мысли. – С адвокатом?
– О, нет, господи. Ты знаешь, у него были проблемы. – Ява с серьезным видом заглянула в стакан с витаминным напитком. – Так что мне надоело тащить на себе весь его груз. В жизни каждый должен тащить свой собственный.
Даже Лоренс согласно закивал. Очевидно, американцы не считают банальности пустой брехней. Я отчаянно пыталась запомнить каждое слово, чтобы пересказать потом Хьюго.
– А еще он был алкоголиком! – добавила Ява. – Я заметила, только когда мы с ним поехали кататься на лыжах.
– Он что, напился? – встревожился Кевин. – Он ничего с тобой не сделал?
– Выпил три бокала вина за вечер, – с грустью поведала Ява.
Лекс застыл, не донеся до рта стакан с «маргаритой».
– Боже мой! – простонала я. – Три бокала вина! Надеюсь, ты убедила его обратиться к «Анонимным алкоголикам»?
Ява была совсем неглупа – мигом смекнула, что в моих словах таится скрытый смысл. Но какой именно, она не распознала и взглянула на меня с подозрением.
– Да, я дала ему их брошюрку. Когда мы вернулись в город.
– А ты сказала, зачем? – Я не могла оставить этого так просто. – Дала понять, что у него серьезная проблема?
– Не помню… Но, знаешь, у него появилась почва для размышлений. В смысле, пусть выбирает, хочет он принять помощь или нет.
Лекс ни с того ни с сего вдруг начал давиться. Сидевший рядом Кевин крепко хлопнул его по спине, из Лекса вырвалось хрюканье, смахивавшее на смех.
– Я не желаю встречаться с человеком, у которого алкогольная зависимость! – продолжала Ява. – Не подумайте, будто я отношусь к алкоголикам предвзято, но это непростительная слабость. Глотая спиртное, они будто говорят: у меня есть потребность, которой я не могу противостоять.
Даже Ким, новообращенная трезвенница полагала, что Ява перегнула палку. Я бросила на подругу многозначительный взгляд. Понимаешь теперь, дорогая, что ступила на скользкий склон – вот что говорил мой взгляд. Лекс тем временем подозвал официантку и постучал по пустому стакану, требуя добавки.
Я воспользовалась моментом и втихую сунула официантке свой стакан – у Явы за спиной. Приятно, когда ты не один. Во всяком случае, в нашей компании появился еще один человек, обладающий силой воли и самообладанием Джона Белуши
l:href="#note_32" type="note">[32]
. Принимая у официантки коктейль, я дала себе слово, что еще до моего отъезда Ким снова начнет пить. На пару с Лексом мы ее как-нибудь обработаем. Я, конечно, человек скромный, но и у меня есть чем гордиться – например, способностью оказывать на людей дурное влияние.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Земляничное тату - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Земляничное тату - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100