Читать онлайн Заморозь мне “Маргариту”, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава двадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Заморозь мне “Маргариту”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двадцатая

Всю ярость дикую, всю злость я в свой удар вложил.Он рухнул на пол, быстро встал и нож свой обнажил.Он ухо мне порвал, тогда я быстро стул схватилИ челюсть выломал ему, и копчик повредил.А он пинался, точно мул, и выл, как крокодил.Мы бились в собственной крови, пока хватало сил.Сильнее парня никогда я в жизни не встречал.Я дернул руку к кобуре и пистолет достал,И был готов его убить, но тут увидел я:С улыбкой очень странной он смотрит на меня.
– Привет, – сказала я, осторожно спускаясь по лестнице на каблуках и придерживаясь рукой за перила.
Лерч, напевавший вместе с Джонни Кэшем, резко развернулся и чуть не прикусил вывалившийся изо рта язык.
– Сэм? – изумленно воскликнул он. – Ты похожа на рекламу духов.
– Спасибо. Слушай, ты разнес подарки по гримеркам? Я забыла позвонить и напомнить.
– Конечно! Мы же столько с ними провозились. Хьюго сказал мне, что после премьеры все обязательно должны вручить друг другу если не подарок, то хотя бы красивую открытку, и последние несколько дней мы с Лерчем готовили сюрпризы для рабочих и актеров. Времени у меня было полно, и мы принялись весело собирать повсюду кусочки металла, проводки, винтики и гайки, приваривать их к металлическим пластинкам и мастерить брелоки. На обратной стороне мы выгравировали название спектакля и дату премьеры. Постепенно наши творения становились все более экстравагантными; некоторые из брелоков были предельно бессмысленными с практической точки зрения.
– Запросто можно порезаться, когда полезешь в сумку за этой штуковиной, – заметил Лерч, заканчивая последний брелок, к которому было приварено столько железяк, что он походил на магнит, забытый посреди мастерской жестянщика. – Кому мы его подарим?
– Базу! – решила я. – За то, что издевался над нашим первым шедевром.
Мы завернули брелоки в коричневую бумагу и запечатали воском. Мне очень нравились наши подарки. По крайней мере – необычные.
– Слушай. – Я вытащила из-за спины бутылку шампанского. – Найди какие-нибудь стаканы. Где Баз?
Тот мгновенно материализовался на пороге.
– Запах бутылки я чувствую за пятьдесят шагов, – весело сообщил он. – Выпивка! Шампанское, да? Вот что значит «заранее подготовиться к вечеринке».
– Ты ведь пойдешь на вечеринку, Сэм? – с тревогой спросил Лерч. – К Мэттью?
– Она знает, придурок, – крикнул Баз и наградил помощника подзатыльником. Я открыла бутылку. Раздался громкий, веселый хлопок. – Естественно, пойдет, – продолжал Баз. – Зачем она, по твоему, так расфуфырилась?
– О-о, какой комплимент, – высокомерно ответила я, наполняя щербатые чашки. К нам уже присоединились главный электрик с помощником.
– Слыхали новости? – спросил Баз. – ММ преддлжили занять пост Филипа. Типы из совета побывали на прогоне и высоко оценили спектакль. Еще бы!
Руководить театром, с его бесконечными интригами и столкновениями интересов, с мужчинами, которых надо ставить на место, не говоря уже о самих постановках, – бр-р-р. На такое способна только Мелани.
– Здорово, – сказала я, потягивая шампанское. Надеюсь, она согласится.
– Я тоже надеюсь, – сказал Баз.
– Только потому, что она раньше не руководила театром и ты сможешь вволю над ней поизмываться, – цинично загоготал главный электрик.
– Что за чушь ты мелешь? – неожиданно взорвался Баз. – Я что-то не помню, чтобы здесь кто-нибудь над кем-нибудь измывался. ММ отлично знает свое дело. Именно поэтому я за нее. К тому же она не выеживается. В отличие от Филипа. Тот любил строить из себя невесть что.
– Если ММ получит эту работу, – задумчиво проговорила я, – значит, Мэттью займет место Бена?
– На ее месте я бы взял мальчишку, – отозвался Баз. – ММ умеет выбирать помощников. Парень работает как вол, не жалуется, записывает все, что ему поручают сделать, все проверяет, обо всем напоминает – да, я бы оставил Мэттью. Хотя меня бы раздражало, если б он повсюду таскался за мной, точно на поводке.
– Да малый фактически и сидит на поводке, – вставил помощник главного электрика. – Если она прикажет: «Мэттью, пойди и спрыгни с колосников без каната», он ответит: «Хорошо, ММ» – и побежит прыгать. А если бы она приказала ему лечь на дороге… – Он увлекся собственной фантазией и не мог остановиться.
– Ладно, хватит, мы тебя поняли, – осадил его главный электрик. Помощник смолк, багровый от собственного красноречия.
Я разлила остатки шампанского. Мы осушили чашки с неприличной скоростью.
– Такое ощущение, что вечеринка уже началась, – признался Баз.
– Осталось совсем чуть-чуть – дождаться окончания спектакля, – напомнила я.
– А, ну да, – Баз улыбнулся. – Вечно какая-нибудь палка в колеса.


Когда мы добрались до места, вечеринка была в полном разгаре. Дом Мэттью, если быть точной, оказался домом его родителей. Они, как все и надеялись, умотали на выходные в свое поместье в Уилтшире, дав возможность труппе, рабочим и севшим на хвост халявщикам бесноваться – в буквальном смысле слова – в их роскошной усадьбе в Чизвике. Я впервые оказалась на вечеринке, где и обстановка, и гости соответствовали столь высоким эстетическим стандартам. Актеры, конечно, выглядели особенно шикарно: молодые, жадные до успеха, полностью осознающие необходимость на всю катушку эксплуатировать свою внешность. На крыльце, обнявшись, сидели Пол и Табита – парочка, достойная обложки «Хэлло!». Особенно бросался в глаза контраст между ними: Пол, высокий, массивный, рыжеволосый, один из немногих по-настоящему белокожих людей, и Табита, невесомая, стройная, смуглая, в крохотном платьице цвета морской волны. У меня возникло подозрение, что свои черные волосы (а-ля Донателла Версаче) она забрала в узел, копируя стиль Фиалки. Только в отличие от Донателлы чернота ее волос и гладкость кожи были вполне натуральны.
Когда мы проходили мимо, Табита беззаботно рассмеялась. Сегодня обошлось без неприятностей, сюрпризов с канатом не произошло, и прыжок удался превосходно. Табита так и светилась от успеха и близости Пола – она выглядела гораздо спокойнее, чем все последние недели.
– Всем привет! – радостно крикнула она. – Классная вечеринка, правда?
– Мы пока не знаем, – ответствовал Хьюго. – Еще не добрались. Но если ты спрашиваешь чисто риторически…
– Сейчас я его уведу, – сказала я, утаскивая Хьюго по ступенькам. – Приношу свои извинения.
Выступление Хьюго было триумфальным; бурные аплодисменты, комплименты со всех сторон, восторги агента. И сейчас он парил на высоте в десять метров без страховки. Мне же приходилось выступать в роли веревочки, не позволяющей надутому гелием воздушному пузырю взмыть в небеса.
Парадная дверь была приоткрыта, но пройти в дом оказалось непросто – столько собралось народу. На первый взгляд вечеринка сверкала, как фотографии в глянцевом журнале, сделанные под таким углом, чтобы никто из плохо одетых не попал к кадр. Но через некоторое время мои глаза привыкли к обстановке, как привыкают к темноте, и я начала там и здесь обнаруживать более скромных членов труппы «Сна». Примой среди «немодных» была сама Мелани. Я впервые видела ее не в брюках. На ней было красное платье, которое шло ей еще меньше, чем джинсы, но для Мелани одежда не играет никакой роли. Я завидовала ее одухотворенному виду, понимая, что сама никогда не смогу стать такой, и втайне этому радуясь. Я пригладила руками белое платье, как бы успокаивая себя.
Как выяснилось, Хьюго пребывал на седьмом небе не до такой степени, чтобы упустить из внимания мое движение.
– Классно выглядишь! – Он чмокнул меня в макушку.
На Хьюго был белый костюм, под пиджаком – бежевая майка; на запястье болтался массивный серебряный браслет, очень похожий на мое ожерелье. Мы выбрали удачный лак для ногтей: искристый серо-голубой «Узи» от «Городского Распада». Хьюго покупал парфюмерию только лучших компаний и не стал слушать меня, когда я попыталась ему объяснить, что в «Бутс» он может купить тот же оттенок в три раза дешевле. Папарацци из «Ивнинг стандард» заметили сходство наших нарядов и, вопреки моему нежеланию, настояли, чтобы мы позировали вместе. Дело не в том, что я боялась затмить Хьюго; наоборот, меня злило, что на снимках он наверняка выйдет эффектнее.
– Это нечестно, – заявила я, – обряжать меня в белое, а потом ставить рядом с мужчиной, который в два раза выше, не говоря уже – в два раза тоньше. Я буду похожа на белую сардельку.
– Дорогая, – возразил Хьюго, – никто не назовет тебя сарделькой. Песочными часами – может быть. Сарделькой – нет.
Одно из явных преимуществ белого наряда – в том, что все на тебя оглядываются. Наверное, так себя чувствуют блондинки. Джейни просочилась сквозь толпу обнять нас. За нею двигалась Хелен – красивая как никогда. Она светилась похлеще ядерного реактора. На нее тоже действовала заряженная адреналином атмосфера. Будет интересно посмотреть, далеко ли зайдут последствия этого воздействия. Я, скажем, сомневалась, что Хелен станет нахваливать других актрис.
– Слышали? – спросила она. – Мелани предложили пост худрука! Здорово, да?
На ней было обычное платье из лайкры до щиколоток, подчеркивавшее изящные бедра и скрывавшее не самые идеальные ноги. Должна признаться: с точки зрения тех, кто ничего не знал о ее жирных икрах, все должно было выглядеть превосходно.
– Ей уже предложили этот пост? – с сомнением в голосе переспросил Хьюго. – По-моему, ее пока только пригласили на собеседование.
– Правда? – разочарованно воскликнула Хелен. – А мне сказали, что уже предложили…
– Не доверяй сарафанному радио, – поучающе сказал Хьюго. – Просто удивительно, насколько искажается информация, когда доходит до пятнадцатого человека.
– На самом деле мне сказал об этом Билл, а он беседовал с человеком, который знает, что происходит в совете, – ответила Хелен, раздраженная намеком на то, что ее информаторы трудятся недостаточно качественно, – Правда, Билл? Билл?
Билл послушно подскочил к Хелен. За время репетиций он изрядно разжирел и выглядел бледнее обычного. Его лицо приобрело грязно-белый оттенок сырого овечьего сала. Вокруг ширинки глубокими каньонами залегли складки, брюхо распирало рубашку. Краем глаза я заметила, что Хьюго самодовольно покосился на свой плоский живот. Сегодня утром он занимался на тренажерах, избавлялся от лишнего веса.
Билл был прекрасным примером противоречивости актеров: в обычной жизни разговаривать с ним настолько сложно, что Уильям Хейг
l:href="#note_77" type="note">[77]
по сравнению с ним показался бы Стивеном Фраем
l:href="#note_78" type="note">[78]
. Но сегодня он играл так, что я не только выла от смеха, но и ощутила к нему симпатию, несмотря на то что много раз видела его игру на репетициях. Я не прониклась к Биллу доверием, но моя неприязнь к нему утихла.
– Привет, – сказал Билл, кивая всей компании. Он держал в руке слоеный пирог с креветками, осторожно откусывая от него маленькие кусочки так, чтобы пирог не развалился. Я была потрясена. Правило хорошего тона номер 149.
– Я сказала им, – весело продолжала Хелен, – что ММ, по всей видимости, предложили работу художественного директора.
Закончив, она выжидающе уставилась на Билла.
– Ну, не совсем так, – пробурчал Билл, неловко переминаясь с ноги на ногу. – Совет пригласил ее на собеседование, «Сон» произвел на них большое впечатление. Так что…
Он смолк, затолкал в рот остатки пирога, сомкнул челюсти и начал медленно жевать. Его щеки надулись, как у Мари Хелвин
l:href="#note_79" type="note">[79]
.
Преданная товарищем по сплетням, Хелен побагровела.
– Интересно будет посмотреть, что получится, – поспешно вставила Джейни. – ММ сейчас пользуется большой популярностью. Сегодня на спектакль пришли практически все. Смотрите, вон Тревор Нанн
l:href="#note_80" type="note">[80]
.
Актеры разом повернулись, будто кто-то хлестнул их прутом по копчику.
– Где? – жадно спросила Хелен.
– Вон, с Мелани и Беном.
– Бен знает, как влезть в разговор, – недовольно буркнула Хелен. – До чего хитрый субъект.
Хьюго закатил глаза.
– Если ты хочешь сказать, что он думает о собственной судьбе, то это довольно разумно, согласись, – протянул он. – Я не знал, что ты считаешь такое поведение противозаконным, Хелен. Ой, смотрите, Табита и Пол запустили языки друг другу в глотки. Как мило. Должен заметить, эта постановка стала рассадником спаривания. Видимо, сказалась атмосфера пьесы – все по лесу бегают и влюбляются в того, кто первым вылезет из кустов.
Сомневаюсь, что «Король Лир» окажется таким же неистовым. – Хьюго посмаковал последнюю фразу и продолжил: – Хотя кто знает – на некоторых кровь и увечья действуют, как заклинания… Ну так что, Билл, присмотрел себе кого-нибудь?
– Я – человек женатый, – уклончиво ответил Билл. – Никто не хочет пирожок?
Он побрел прочь, как слон, неожиданно заметивший, что все его приятели уже десять минут толпятся у водопоя. Хелен резко развернулась на каблуках и двинулась за ним.
– Сначала ему нравилась Табита, но потом, по-моему, он переключился на Лизу, – сказала я, имея в виду девушку, игравшую Мотылька. – Все время плотоядно пялится на нее.
– Ах, как повезло малютке Лизе! – завистливо вздохнул Хьюго. – Если бы милашка Билли соблаговолил бросить парочку плотоядных взглядов на меня, я умер бы от счастья. А глупая Лиза наверняка развлекается групповухой в гримерке. Хоть одним глазком бы глянуть. Надо попросить Стива установить там камеру. Я слышал, ему нравится порнуха.
– Им всем нравится.
– Нет, дорогая, ты меня невнимательно слушаешь. Говорят, Стиву она очень нравится, – со значением сказал Хьюго.
– Фи, – утонченно заметила я. – Мне надо срочно выпить.
– Ах, чем бы горло мне прополоскать! – запел Хьюго. – Где в этом чертовом кабаке бар?
Я не сразу заметила, что Джейни практически не раскрывает рта. Оглядываясь в поисках бутылок, я встретилась с ней взглядом и только тогда заметила ее уныние.
– Все в порядке, Джейни? – спросила я, мигом выйдя из эйфории.
– Да, – ответила она, пытаясь улыбнуться. – Я что-то задумалась.
– Нет-нет, это запрещено, категорически! – возмутился Хьюго. – Не волнуйся, у нас есть противоядие.
Тут у меня под ухом раздался истошный вопль:
– Друзья!!!
На нас набросилась Фиалка. В одной руке она держала бутылку шампанского, в другой – несколько бокалов. Фиалка выглядела, как всегда, сногсшибательно, но сегодня ее ухоженность достигла нереального совершенства, на какое способны только топ-модели. Макияж был наложен идеально. Волосы она собрала на макушке в мягкие локоны, напоминающие прическу греческой богини. Ее бриллиантовые серьги поблескивали при малейшем движении.
– Вы не пьете! Вот! – Она вручила нам бокалы и быстро наполнила их.
– О Святая Вечной Бутылки, – простонала я, делая большой глоток. – Спасибо!
– Правильно, Фиалка, если ты будешь продолжать свою благотворительную деятельность, возможно, никто и не заметит, что ты явилась в одном нижнем белье.
– Хьюго! Это же «Дольче и Габбана»! – засмеялась Фиалка. На ней было крохотное черное платьице на бретельках и с кружевами, напоминавшее платье Табиты. Только на Фиалке платье было настоящее, а Табита нарядилась в подделку. Заметить разницу было несложно.
– Мне выдали его, когда я снималась для «Космополитен» на прошлой неделе, а потом люди из «Дольче» сказали, что я могу оставить его себе, – самодовольно рассказывала Фиалка. – Правда, очень мило с их стороны?
Рискованный покрой платья резко контрастировал с ее неземными формами; каким-то непостижимым образом Фиалке удавалось не выглядеть так, будто она собирается завернуть за вокзал Кингс-Кросс, встать под фонарным столбом и зазывно выставить бедро.
– Когда выходит статья? – спросила Джейни. У меня возникли серьезные подозрения, что Джейни очарована Фиалкой. Вряд ли шампанское могло так быстро повысить ей настроение. Джейни предпочитает красное вино.
– Завтра, – ответила Фиалка. – Очень хорошо для рекламы спектакля.
– О чем, Фиалка, пишут нынче? – осведомился Хьюго. – О жизни, любви и уходе за кожей?
– В основном. Они, естественно, пытались вытянуть из меня что-нибудь о Филипе, но после всего этого бреда в желтой прессе на прошлой неделе я отказалась отвечать на вопросы о нем.
Бульварные издания несколько дней обсуждали смерть Филипа Кэнтли. Писали о Фиалке и инсулине, хотя, не имея никаких доказательств, они не могли напрямую связать друг с другом разрозненные факты. В театре многих развеселили такие заголовки, как «Значит, именно так сексуальной Фуксии удается сохранять фигуру?» или «Убийца, влюбленный в теледиву Фиалку».
Фиалка благоразумно отказывалась от интервью, поэтому репортеры попытались с максимальной многозначительностью связать убийство Ширли Лоуэлл со смертью Филипа Кэнтли. Немаловажно и то, что Филип Кэнтли сыграл роль злодея в последних сериях «Основного подозреваемого», и теперь читатели таблоидов смутно узнавали его лицо. Из разрозненных фактов – отношений Кэнтли с Фиалкой, ее склонности появляться на публике в платьях, больше подходящих для девочек легкого поведения, – журналисты слепили историю и бесконечно обсасывали ее с разных сторон.
Эти спекуляции, естественно, были проиллюстрированы кадрами из сериала с Фиалкой в роли Фуксии. Там она выглядела не старше шестнадцати – огромные глаза, кудряшки и надутые губки. Элизабет Ботт в роли строптивого подростка, как я кисло заметила Хьюго. Надо отдать ему должное – он счел мое замечание смешным. Однако затем газеты пустились во все тяжкие и начали печатать смелые фотографии – Фиалка утверждала, что их много лет назад сделал человек, которому она доверяла, а он воспользовался ее наивностью. На самом деле на них ее тело было прикрыто ничуть не меньше, чем сегодня, однако позы были более рискованными, чем те, на которые она отваживалась в последнее время. Почему-то я сомневалась, что в завтрашней «Мэйл» появится фотография Фиалки, лежащей на спине, с раздвинутыми ногами и рукой на груди.
– Знаешь, мы скоро начинаем репетировать «Кукольный дом», – сообщила Фиалка.
Хьюго изогнул бровь:
– Уже?
– Это очень сложная пьеса, дорогой, – беспечно ответила Фиалка. – Мы решили, что в этой суматохе лучше взяться за нее как можно раньше. Пока только я и Джереми.
Джереми звали актера, которому досталась роль Торвальда.
– Кто ставит? Бен? – спросила я. Фиалка кивнула:
– Я так рада, что смогу поработать с ним. Он полностью согласился с тем, как я вижу Нору, а это крайне важно. Мне кажется, что она – манипулятор, – задумчиво добавила Фиалка. – А порой Нора откровенно груба. Знаете, как бывает: люди полностью полагаются на собственное обаяние и не вполне отдают себе отчет в том, что говорят. Нора безобразно поступает с несчастной Кристиной. Я хочу все это показать.
Я была не на шутку потрясена. В Фиалке-то, оказывается, есть нечто, чего я прежде не замечала! Если начинает серьезно говорить о работе, слушать ее интересно…
– Кристину играет Хэзел Даффи, да? – Джейни прекрасно это знала. Уж не пытается ли она поддеть Фиалку? – Слышала, вы здорово с ней подрались.
– Ох господи! Ты слышала, что я чуть не выцарапала бедной Хэзел глаза? – воскликнула Фиалка. – Да, Хелен, конечно, тебе рассказала, – несколько ядовито добавила она. – Слава богу, Хэзел совершенно на меня не сердится, а ведь это было очень опасно. Я рада, что тебе понравилось, потому что сегодня я была ужасно аккуратна и боялась, что сцена не получится эффектной.
Я и сама часто пользовалась этой техникой – заранее признаться в своих прегрешениях и не дать другим возможности заговорить о них первыми. Фиалка, судя по всему, оправилась от растерянности, мучившей ее с тех пор, как она чуть не покалечила Хэзел. А ведь ее при этом каждые две минуты вызывают на допрос в полицию; понятно, что временами она на взводе. Я вдруг поняла, что защищаю Фиалку. Что ж, похоже, начинаю к ней проникаться сочувствием.
– Думаю, пора раздобыть еще выпивки, – сказал Хьюго, допивая. – Стойте здесь, дамы. Я все сделаю.
Он скрылся в толпе. Фиалка проводила его восторженным взглядом.
– Я так рада, что ты с Хьюго, – сказала она мне.
– Правда? – Я старалась быть осторожной. По моему личному опыту, бывшие подружки любовников не бывают искренни, делая подобные заявления; это лишь предварительный шаг к другому замечанию, которое они стараются сделать как можно более неприятным. – Почему?
Фиалка в упор посмотрела на меня своими огромными сиреневыми глазами. Нельзя в них не утонуть, когда она так смотрит.
– Ну, ему нужен кто-нибудь… – Она замолчала. Либо искала нужное слово, либо пыталась усилить воздействие заготовленного оскорбления. Я приготовилась к худшему. – Умный, – закончила наконец она. – Тот, кто в состоянии его переносить. Я, конечно, не дура, но Хьюго чересчур умен. И обладает, как это называют, широким кругозором. А ты, Сэм, всегда понимаешь, о чем он говорит. И потом, ты не воспринимаешь его слишком всерьез, а это невероятно важно. Хьюго становится чудовищно чванливым, когда к нему относятся излишне уважительно.
Такого я совсем не ожидала. И потому, разинув рот, уставилась на Фиалку. Она не только совершенно права в своем анализе Хьюго, но еще и комплимент мне сделала. Неслыханно! Либо все, что говорил Хьюго – мол, они с Фиалкой старинные друзья и любят друг друга как брат с сестрой правда, либо Фиалка просто дьявольски хитра.
– И тебе тоже повезло, – продолжала Фиалка, шкодливо улыбаясь. – В постели он был сказочно хорош уже много лет назад, и я не сомневаюсь, что с годами он прогрессирует.
К моему изумлению, это сработало. Я захохотала, решив, что Фиалку невозможно не любить. Она тоже захихикала.
– Девочки! Девочки! Вы не в женском общежитии после отбоя! Прекратите это недостойное ржание! – отчитал нас Хьюго, вернувшийся с еще одной бутылкой шампанского. Вдруг он заволновался, посмотрел на меня, на Фиалку, потом на Джейни. – Эй, о чем это вы хихикаете, если позволительно спросить?
– Мы с Сэм только что обсуждали, каков ты в постели, Хьюго, – весело ответила Фиалка.
– О, чудесно, – с уничтожающим сарказмом сказал Хьюго. – Только, пожалуйста, не надо касаться болезненных тем – сколько кусков сахара я кладу в кофе и на каком боку сплю. Можете сколько угодно обсуждать размеры моего члена. При мне. Не стесняйтесь, дорогуши мои.
И он открыл бутылку с яростным хлопком. Я подмигнула Фиалке. Мы уже стали практически Тельмой и Луизой
l:href="#note_81" type="note">[81]
.
– Привет! – крикнула Софи, протискиваясь между двумя высокими мужчинами. По сравнению с ними она казалась крошечной жительницей Изумрудного города.
На ней было трикотажное платье в яркую полоску, вдоль длинных рукавов тянулся ряд выпуклых треугольников – как на позвоночнике у динозавра. Странно, но платье было ей к лицу. Ради вечеринки Софи побрилась наголо, и ее глаза стали похожи на гигантские блюдца.
– Я углядела Хьюго с бутылкой и шла по его следам, как собака, – призналась она, протягивая бокал.
– В очередь, – кисло сказал Хьюго, наполняя ее бокал. – Желающих много.
Посмотрев на бритую голову Софи, я вспомнила об одном важном деле.
– Фиалка, – я вытащила из прически одну из многочисленных заколок. – Это не твоя?
Фиалка просияла:
– Как здорово! Я ее просто обыскалась! Это одна из пары. Я думала, что потеряла ее в гримерке.
– Какая красивая! – Джейни потрогала бриллиант. – Откуда она у тебя?
– От «Харви Никс», – спокойно ответила Фиалка. – Где ты ее нашла, Сэм?
Я внимательно наблюдала за ней:
– Мэттью нашел на галерее над сценой и отдал мне. Я подумала, что, возможно, твоя.
– Все равно спасибо, – Фиалка бросила заколку в сумочку. – Ума не приложу, как я могла ее потерять. Они никогда не выпадают. На галерее над сценой? – озадаченно добавила она. – Странно.
Софи побледнела. В отличие от Фиалки она прекрасно поняла, что это значит. Софи потрясенно посмотрела на меня, но быстро отвела взгляд. Фиалка, разумеется, не заметила немой сцены и одарила нас очередной всесокрушающей улыбкой.
– Пойду посмотрю, есть ли возможность подобраться к Тревору. Наверняка там собралась уже приличная очередь желающих поболтать.
– Неправильно мыслишь, – авторитетно заявил Хьюго. – Мы встанем с ним рядом, заведем оживленную беседу и будем ждать, пока он первый с нами поздоровается.
Фиалка кивнула.
– Хорошо. Вы пойдете? – спросила она у нас с Джейни.
Я покачала головой:
– Лучше пообщаюсь со знакомыми. Удачи вам.
Они двинулись к Тревору Наину, громко разговаривая и стараясь не смотреть на него. Софи проводила Фиалку тревожным взглядом.
– А она очень милая, правда? – сказала Джейни, глядя в ту же сторону. – Мне кажется, Хелен преувеличивает, рассказывая о ней.
Я пропустила слова Джейни мимо ушей, задумавшись о бриллиантовой заколке в сумочке у Фиалки. Может, стоит ей все объяснить?
Впрочем, вряд ли имеет смысл вдалбливать в голову Фиалки, что заколку на галерею мог подбросить только тот, кто испортил канат Табиты. Она просто устроит истерику, и никто от этого не выиграет. Случается, что я все-таки принимаю верные решения.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лорен



Просто глоток свежего горного воздуха на рассвете! Совершенно гадкая циничная ржачная книжка, настоящий подарок. А ведь только треть прочитала. Некоторые трудности перевода все таки прослеживаются. Однако же, это стоит прочитать
Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лоренkato
28.06.2013, 13.21





Книга 10 баллов, но не по шкале романчиков про люблю-не-могу, вытри-об-меня-пожалуйста-ноги-любимый,а по шкале классных современных запоминающихся книг. Она на грани,но не вульгарна.
Заморозь мне “Маргариту” - Хендерсон Лоренсанктумспиритус
28.06.2013, 20.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100