Читать онлайн Слишком много блондинок, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Слишком много блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2



В этот раз я опоздала на пару минут на занятия Рэйчел. Лоу, наш администратор, хотела проверить мой график на эту неделю, а когда Лоу хочет что-то проверить, то нужно ей это позволить. Едва я отворила двойные двери, которые ведут в гимнастический зал, как почувствовала дуновение густого, влажного воздуха, которое ударило меня в лицо как горячее полотенце. Я увидела ряды, которые ритмично двигались, главным образом, женщин, и стройную, высокую фигуру Рэйчел, стоящую напротив их. Я помахала ей, после чего спряталась в углу. Рэйчел кивнула мне головой, но ни на минуту не изменила выражения лица, которое было хмурым и серьезным.
Я чувствовала себя как в теплице - окружала меня зелень, жара и множество ярких цветов. С той лишь разницей, что никто не говорит орхидее делать по двадцать приседаний в одной серии. Зал имел размер трех бадминтонных кортов, и мы использовали почти две трети этой поверхности. Рядом с нами, отгороженная стеной, находилась шумная спортивная футбольная площадка. Все было окрашено в зеленый от пола до металлических ребер и пролетов, которые располагались под пологом крыши со светильниками. В некоторых местах пласты зеленой краски отпали, открывая первичный, горчичный цвет стены. Это не был один из этих фитнесс-клубов для богатых яппи, где членство стоит сотню фунтов ежегодно. Наш тренажерный клуб представлял собой собственность Чалк Фарм, и его бюджет держался в очень скромных рамах. Функцию декораторов внутреннего убранства выполняли, вероятно, братья мусорщиков и их сотоварищи, и сырье добывалось из того, что случайно выпало из грузовиков их поставщиков.
Все же в целом вид производил безоблачное впечатление. В тот момент атмосферу подогревало оглушительное техно, бившее из динамиков. Все дышали в ускоренном темпе, и некоторые хуже тренированные участники были уже красные и вспотевшие, как бухгалтера в холостяцкий вечер. Только Рэйчел производила впечатление совсем неутомляемой. Ее нога двигалась вниз и вверх, как конечность автомата. Волосы, стянутые в конский хвост, тесно облегали голову и падали на спину, как черный водопад. Одежду ее составляло черное боди, натянутое на лиловые леггинси. Ее фиолетовая нога сверкала среди толпы истощенных тел и словно стегала кнутом. Лиловый материал кончался на половине икры, которая выглядела как глянцевая, отполированная древесина цвета кофе с молоком. Рэйчел имела невозможно длинные и стройные бедра и лицо, на котором были написаны одинаково красота и темперамент. Если бы она была генералом, я присоединилась бы к любой армии, которой она командовала.
По окончанию занятий раздались оглушительные аплодисменты. Подозреваю, что люди попросту радовались, что пережили эту аэробику без значительных повреждений на теле. Сама я чувствовала себя так, словно кто-то вылил на меня ведро воды. Зная Рэйчел так хорошо, как ее знала я, тотчас же додумалась, что в тот день юмор ее отсутствовал, и поэтому она угостила нас всех очищающим тренингом.
Я наблюдала, как она вытирает полотенцем лицо, после чего вынимает резинки из волос. Ее голову немедленно украсила буря черных проводов, которые она также стала вытирать. Я налила себе кружку воды из автомата, выпила его одним глотком, после чего наполнила опять и подошла с ним к Рэйчел
- Ну, ты дала нам жару - сказала я.
- Слишком тяжело для тебя? – поинтересовалась она, улыбаясь мне из-под полотенца.
В настоящий момент она выглядела намного более спокойной. Это чудесное действие упражнений. Сама я получила приличное впрыскивание адреналина.
- Отвали - сказала я с выражением, которое однажды принесет мне славу Дороти Паркер из Камден Тауна. - Никогда меня ты не побьешь.
- Ты здесь только временно устроена, поэтому не задирай постоянных работников, милая - ответила Рэйчел, выставив на меня свой длинный, элегантный палец.- Не собираюсь сносить такую примитивную попытку оскорбления.
- Почему у тебя всегда играет одно и тоже? - спросила я сладко. - Ты не хотела бы взять взаймы у меня немного кассет с какой-нибудь мелодией?
- Хватит. Достаточно – предупредила она, и глаза ее опасно сузились. - В настоящий момент ты можешь пригласить меня на выпивку в рамках извинений.
- Хорошо. Ты идешь в душ?
- Нет, я заскочу домой. Так что, мы увидимся в Плизанте через полчаса?
- О’кей.
Я схватила сумку и плащ, после чего вышла в коридор. Я предпочла подождать пять минут, пока рассеется толпа, которая принимала душ внизу, чтобы зайти в предбанник, не употребляя каблуки. После вечерних занятий люди почти всегда торопились. Хотели как можно скорее быть дома и радоваться хорошо заслуженному отдыху перед телевизором.
Линда, которая правила нашим клубом железной рукой, одетой в стальную рукавицу, в этот момент прикалывала заметку к большой доске объявлений, находящейся сбоку от будки администратора. Я улизнула бы, но она и так уже меня увидела. Она обладала взглядом, который умел пригвоздить тебя к стене. А поскольку была более или менее моего роста, следовательно, могла без труда высверлить мои глаза. Мгновенно я подумала сочувственно, что знаю, как ощущает себя бабочка, когда ее прибивают булавкой к пробковой доске.
- О, Сэм - воскликнула она живо. – Рада тебя видеть. Ты не знаешь случайно, где наши новые гимнастические канаты? Лежали в бюро, в такой голубой сумке, но в настоящий момент куда-то пропали. Все послеобеденное время не могу их найти.
- К сожалению, не могу тебе помочь. Я не использую их на своих занятиях и не припомню, чтобы видела эту сумку, когда в последнее время заглядывала в бюро.
- А когда это было?
- В пятницу.
- Хм. - Линда уставилась на меня еще суровей, чтобы я не подумала, что освобождена от подозрений. - Что ж, если найдешь, дай знать. Немало стоят. Специально заказывала.
- Очевидно.
Я взглянула на заметку, которую та вешала.
- Ох, тебя это не касается - предупредила она своим обычным, высокомерным тоном, который употребляла, чтобы преумножить себе популярность среди подчиненных. - Собрание будет для штатных работников с полным правом голосования.
До сих пор поражена, почему еще я не сижу в середине коридора с животом, вспоротым каким-нибудь ритуальным мечом и плакатом на груди, который поясняет, что я убила себя от стыда, поскольку не удалось мне получить штат в Чалк Фарм.
- А я могу прочитать? Не выбросишь же ты меня с работы, если я это сделаю?
Линда пожала плечами и отошла. Я с присущей мне восприимчивостью показала язык ее спине. Углом глаза я отметила полный понимания взгляд Лоу, которая слышала наш обмен мнениями. Через минуту, однако, Линда вторглась в плексигласовую будку администратора, и обе погрузились в бумаги.
Никто не спорил, что Линда отлично выполняла функцию директрисы. Соединяла в себе готовность робота и нечеловеческую работоспособность тяжелой машины. Всегда первая приходила на работу и ежедневно уходила последней. Я прозвала ее Хельгой, из чистой симпатии, в конечном итоге. Я не знала ее слишком хорошо: лишь несколько месяцев я работала регулярно в клубе, раньше приходила только замещать заболевших или получивших лучшую работу. В настоящий момент ушел один из случайных тренеров силовых упражнений, поэтому мне доверили четыре постоянных занятия еженедельно. Я должна была выжать из себя все, чтобы не обмануть ожиданий работодателей, поэтому много времени проводила в гимнастическом зале. Это Лоу всегда устанавливала расписание занятий и звонила мне, если возникала на горизонте какая-нибудь замена. Редко когда приходилось сталкиваться с самой директрисой, которая считала, что контакты с человеческой породой ниже ее достоинства, особенно, если шла речь о внештатных работниках.
Сама она тоже проводила несколько занятий, главным образом, по аэробике для третьего уровня, то есть для очень продвинутых, которые прошли уже процесс посвящения. Линда соединяла в себе арийскую точность движений и одинаково германскую выносливость к боли. Благодаря этому на ее занятиях являлось значительно больше мужчин – вероятно, никто не мог бы назвать моллюском того, кто тренировался аэробике вместе с Хельгой. Ее силовые упражнения предназначались исключительно для людей, которые согласно нормальным стандартам были уже суперменами. В тот день ее волосы были причесаны под мальчика, а одета она была в маленький черный топ, который застегивался на молнию, поверх эластичного костюма цвета граната. Этот наряд был задуман, чтобы подчеркнуть ее идеальные формы. И, в самом деле, против ее фигуры не удалось бы ничего возразить, поскольку очевидно принято восхищаться скелетами, покрытыми таким тонким слоем тела, какой себе только можно позволить .
Дереку это нравилось. Правда, он с радостью вступал в эротичную связь с каждой привлекательной женщиной, с которой только что познакомился, но к своим девушкам он предъявлял определенные требования. Они должны были быть стройными, блондинками и элегантно одетыми. Такими, как Линда – или, как женщина, которую я видела с ним в клубе. Предпочитал также тех кандидаток, которые умели признать его право на заскоки в сторону, если только дама, с которой он прыгал, не надеялась на нечто более серьезное. Его философия была проста: хорошее веселье, свободное времяпрепровождение и никаких претензий с обеих сторон. Более того, совсем не избегал женщин, с которыми пережил свои короткие приключения, наоборот, в целом, начинал относиться к ним ласковей, чем раньше, как султан, балующий жен из своего гарема. Многим девушкам это очень импонировало, и они охотно с ним флиртовали, но я опасалась, что Линда не захвачена ролью главной жены султана.
Заметка Линды, написанная на образцовом жаргоне просто с учебника менеджмента, предвещала встречу, посвященную дискуссии над проектом изменений в системе членства тренажерного зала и взывала к участию всех уполномоченных в голосовании. Внизу виднелась подпись: «Линда Филлман, директор тренажерного клуба».
Линда тем временем удалилась, вероятно, для того, чтобы пересчитать все диванчики в павильоне и составить их под прямым углом к стене. Я подошла к администраторской, просовывая голову в дверь.
- Линда Филлман, директор тренажерного клуба, – шепнула я язвительным голосом.
Лоу, серый кардинал нашего клуба, ответила полной выражения миной. Она не выглядела на свои пятьдесят лет и счастливо сочетала красоту пышной секс-бомбы с материнским теплом. Работала в Чалк Фарм в Рекреационном Центре уже лет сто и была очень занята, чтобы обращать внимание на, как она их называла, «барские замашки» Линды. Ее красочный вид выделялся на белизне помещения как картина Матисса на стене. Лоу носила волосы, заколотые в элегантный пучок, который оборачивала цветной косынкой и закрепляла золотой заколкой. В этот раз тюрбан дня состоял из красных и зеленых платков, которые подходили к ее красному платью. С ушей Лоу свисали огромные золотые колеса, а ее глянцевые ногти, из которых каждый был более длинен, чем мои все вместе взятые, танцевали по клавиатуре компьютера как экзотические птицы в брачной поре.
- Почему бы не написать попросту «Линда»? - спросила Лоу. - Все знают, черт возьми, кто она такая. Ее вечное стояние надо мной, в конце концов, доведет меня до инфаркта, скажу вам. Словно я не могу сделать того, что входит в мои обязанности и того, что относится к ней, не получив при этом апоплексию, как она. Эх, по-моему, Линда - только вылупившийся цыпленок, ничего больше. Не знаю, что Дерек в ней находит.
Я спустилась вниз, улыбаясь про себя. Лоу всегда меня забавляла. Лестницу оккупировала толпа переодетых и накрашенных женщин, которая в этот момент направлялась в противоположную сторону. До моего захвата под душем остались только две девицы, которые разговаривали оживленно, перекрикивая шум льющейся воды. Одна из них имела очень темную кожу и была бы совсем красива, если бы не одиозная мина, которая так подходила ее лицу, словно девушка с нею родилась.
- Нет, я в самом деле ему нравлюсь, говорю тебе, старушка! - кричала она подруге. - Жаль, что ты не видела, как он сегодня на меня таращился. Серьезно.
Ее подруга выглядела бледной как стена, за исключением той части тела, которую как раз натирала натуральной губкой, светло-розовой и усеянной целлюлитом.
- Да брось, Наоми, не будь такой ду-у-рой...
- Да что ты можешь об этом знать, - забурчала Наоми.
- Прошелся уже по всем бабам в клубе, ты разве не слышала? Конечно, уже давно нажил себе сифилис!
Я не могла удержаться от улыбки. Девушка по имени Наоми открыла рот, чтобы что-то ответить, но при виде меня изменила мнение и с радостью занялась публичным обмыванием внутренней части бедер, совсем игнорируя факт, что белье у нее грязное. Прежде, чем я успела раздеться, она уже презентовала подруге мелодию последнего отрезка из East Enders.(популярная мыльная опера BBC в 80-х – Прим.пер.)
Вскоре девушки вышли, а я осталась под душем. Я не торопилась, зная, что Рэйчел не придет минута в минуту на условленную встречу. Истина была где-то рядом, но полчаса немного мало на путешествие домой, возвращение и еще ванну по пути. Внимательно я присмотрелась к своему голому телу в зеркале и осталась вполне довольной. На свои двадцать шесть лет я выглядела совсем в порядке, хоть никогда не удавалось мне накачать идеальные бицепсы. Разве что нужно с этой целью тренироваться шесть дней в неделю.
Кроме этого у меня все было под контролем, и особенно естественная тенденция моего тела принимать форму клепсидры. Именно поэтому Том злословил на тему моей похожести на Лоллобриджиду. Но пока я удерживалась в размере двенадцать и не собиралась завидовать Рэйчел, которая, высокая и стройная, хоть и не такая скелетообразная, как Линда, олицетворяла мой идеал совершенной фигуры.
Однако недовольство представляет неотлучную часть человеческого характера, поэтому сама Рэйчел жаловалась на свой малый бюст и компенсировала сию надуманную нехватку покупкой десятков бюстгальтеров с прокладками. Напоминала мне порой миссис Смайлинг из Cold Comfort Farm (романтическая комедия 1996 г. – Прим.пер.), которая вечно выискивала оригинальные бюстгальтеры.
Выходя, я на минуту заскочила вниз в бюро. Содержалось оно в маленькой клетушке у подножия лестницы и выполняло функцию служебной комнаты, особенно с тех пор, как предусмотрительная Лоу поставила там старый чайник и огромный ящик чая. В бюро стояли маленький стол и пара стульев, но остальное место было завалено старой тумбой с документами и испорченными штангами. Кроме чая главное преимущество помещения представлял факт, что Линда исполняла служебные обязанности в собственном кабинете этажом выше, в связи с чем внизу мы могли обсасывать каждую подробность ее характера без риска, что она нас подслушает. Помимо прочего стены с высоты метра вверх были сделаны из плексигласа, поэтому каждый мог проверить, кто находится внутри, прежде чем решится войти. Благодаря этому удавалось избежать общества нуднейших работников клуба. А, кроме того, проводя чарующие полчасика попивая чай и обливая грязью любого из коллег, всегда можно было вовремя заметить, когда упомянутый коллега ступает по коридору, и предварительно заменить тему на такую, которая всегда интересовала всех. Например, на сплетни о Линде.
В тот момент в бюро сидели Дерек и Джефф. Первый из них опирался бесцеремонно на шкаф и что-то говорил, второй сосредоточенно слушал. Дерек никогда просто не сидел или стоял; он вальяжно отдыхал на стульях или опирался спиной о стену. При виде меня он тепло улыбнулся.
- Эй, Сэм, как дела?
- Все в порядке, благодарю.
Я послала ему улыбку. Его добродушное поведение было заразно. Дерек веселил людей одним своим присутствием. В клубе работало множество лиц с идеальным телом, но Дерек оставался звездой, благодаря красивому лицу и свободным манерам. Окружала его атмосфера полной легкости, словно проблем для него не существовало, что в конечном итоге могло быть правдой. Женщины при виде его раздирали на себе стринги и бросались на него, крича „Возьми меня! Возьми меня!”.
Дерек держал себя в замечательной форме, хотя не проводил в тренажерном зале много часов в противовес парням, менее щедро наделенным природой. Однако открытость и симпатичные манеры покоряли и этих возможных завистников. Не удавалось его даже винить за промискуитизм (беспорядочные половые связи –Прим.пер.) - Дерек обставлял дело столь откровенно, так беспроблемно... Искренне удивлялся энергии Линды и решительно радовался, что его девушка не обычная безмозглая пустышка, а руководит тренажерным клубом. Но я не дошла бы до того, чтобы назвать его феминистом.
Джефф, однако, принадлежал к тем немногочисленным, которые избежали очарования Дерека. Изменялся сам язык его тела. Джефф сидел просто как струна, с руками, скрещенными на груди, глядя на Дерека, который в белой футболке, удобно прислонившись к шкафу, олицетворял собой воплощение здоровья и уверенности в себе. Это ведь не его была вина, что при нем бледный Джефф выглядел как инфузория.
Однако Джефф злился на него. В каждом тренажерном клубе возникает естественная иерархия инструкторов. Те, работа которых заключается в формообразовании тел, очень соперничают друг с другом. Джефф, ведущий занятия по аэробике, был худ как щепка и очутился на самом дне шкалы. Каждый мужчина, который проводит аэробику, напрашивается на немалые неприятности. Нафаршированные стероидами мясники обзывают его за глаза - говоря очень мягко - и безустанно стараются продемонстрировать ему свое превосходство. Хорошо, если ограничиваются высокомерными взглядами при встрече в коридорах. Джефф тренировался по два часа ежедневно, но и так непрерывно кто-нибудь злословил на тему его танцев перед толпой прыгучих девиц.
В Чалк Фарм , в котором в противовес многим другим клубам очень заботились о ровном поведении работников, порой выбрасывали на улицу за неуравновешенность. Ирония судьбы была в том, что недоброжелательность Джеффа направлена было главным образом на Дерека, который никогда не принимал участия в этих мелких провокациях, потому как его очень занимали женственные зады присутствующих в тренажерном зале. Но жизнь несправедлива, а мужчины - особенно те, которые весь день проводят в оснащенных зеркалами павильонах, чтобы накачать себе мышцы - ведут себя более или менее также мудро как банда пятилеток, которые спорят о том, кто первый выиграет на Gamе Boy (название игровой приставки – Прим.пер.).
- Не видел ли кто-нибудь из вас случайно голубую сумку с канатами? - поинтересовалась я. - Линда спрашивала меня об этом.
- Меня тоже, - ответил Джефф, кивнув головой.
Джефф и Линда вечно были на тропе войны, и я чувствовала, что если бы не Дерек, то услышала бы еще какой-нибудь злобный комментарий в ее адрес.
- Линда очень этим всех донимает - ответил спокойно Дерек. - В последнее время немного задергалась. Не относите это на свой счет. Канаты где-нибудь, в конце концов, отыщутся.
- Не сомневаюсь. До свидания.
- Ты уже уходишь? - спросил Джефф.
- Да, я условилась с Рэйчел пойти в Плизант.
- О, может, мы там встретимся – сказал он.
Черт. Я проболталась. Джефф был клубной пиявкой: вгрызался в тебя и высасывал всю энергию, пока не доводил тебя до состояния, в котором ты была годна разве что только к просмотру австралийских мыльных опер. Особенно тех, что показывают там же после обеда, когда зрители переваривают пищу и не предъявляют больших требований к качеству развлечений. Рэйчел проклянет меня, если из-за моей ошибки Джефф достанет нас в пабе. Я улыбнулась вежливо и убежала прежде, чем он смог ко мне прицепиться и назначить встречу на конкретный час.
Закрывая дверь, угловым зрением я отметила выражение лица Дерека. Он разогнулся резко, и его беззаботное настроение мгновенно испарилось. Может, посеял где-то сумку с канатами и не хотел, чтобы Линда узнала. Могла бы впасть в неистовство. Но нет, Дерек умел сделать себе внушение не делать из этого проблему. Я подумала, что скорей всего он сокрушается о том, что его мадам открыла, с кем он провел предыдущую ночь.
* * *
Кок энд Плизант - небольшой тенденциозный паб в аллее, которая отходит от Камден Хай Стрит. Вся стена состоит из позолоченных окон, и отполированный паркет простирается аж до полки с вином, что лично я считаю достаточно опасным замыслом. Мне говорили, что в Плизант заглядывают все декораторы интерьеров в полночном Лондоне. Кроме того, как можно сопротивляться пабу, где сервируется такой величественный выбор темных сортов пива и везде раскладывают фирменные коробки спичек, которые только и ждут, чтобы их прикарманили. Я люблю такие пустячки - благодаря им я чувствую себя утонченной.
Рэйчел очевидно еще не появилась. Я пробилась через толпу людей, одетых в кожаные куртки и черные, пластиковые рюкзаки, и пробралась к камину, где нашла два свободных, стоящих вплотную диванчика. Целую минуту я боролась, чтобы мой джин с тоником пережил немного дольше, чем несколько секунд. Моя подруга появилась пятью минутами позже. Выглядела великолепно с волосами, заколотыми в высокий пучок на макушке, в коротком, черном пиджачке, который тесно облегал ее узкую талию. Как женщины, так и мужчины следили за каждым ее движением. Рэйчел подошла к бару заказать себе выпивку, а я отметила с горечью, что ей не пришлось ждать, когда ее обслужат. Я внушила себе, что дело в росте. Да-да, мечтай больше, неудачница...
- Привет – сказала она, садясь рядом на диванчик. - Как же хорошо наконец-то присесть, - прибавила она с вздохом.
- Э-э, - начала я нервно. – У меня плохая новость. Возможно, что Джефф к нам присоединится.
- Черт, Сэм! Как ты могла ему сказать?
- Выскочило как-то. Извини. Ты хочешь уйти куда-нибудь еще?
- Нет. - Рэйчел пожала плечами. - Я люблю этот паб. А, кроме того, где бы мы нашли места в эту пору? Просто мы должны будем нести глупости о дамской гигиене, пока он не поймет о чем идет речь и не исчезнет.
- Джефф считается профеминистом – сказала я. - С удовлетворением просветит нас, что думает на тему новой рекламы туалетной бумаги и как она унижает женщину. Это его способ вести беседу.
- Да, бедный идиот. – Рэйчел сделала большой глоток. - Как тебе понравились занятия? - спросила она через минуту более серьезным тоном.
- Было замечательно, - ответила я искренне. – Славно мы повеселились. Только это не должно фигурировать в списке как первый уровень, с уклоном на второй. Линда устроит тебе, пекло, если когда-нибудь спустится, и увидит, что мы делаем. Эта решительно второй с уклоном на третий.
- Обычно я даю что-то более легкое, - призналась Рэйчел, цедя выпивку. - Сегодня я была немного на взводе.
- Я заметила. Хочешь об этом поговорить?
- Ох, к черту. Хлопоты с парнем, как обычно. Сказал, что заберет меня, и не появился, ничего нового.
Уже давно - дольше даже, чем наше знакомство – у Рэйчел тянулась связь с женатым мужчиной. В такой ситуации немногое можно сказать, и, в самом деле, я не осмелилась ни на один комментарий по поводу сей информации. Роман проходил согласно классической схеме: он безустанно давал ей обещания, после чего их не выполнял, она грызла пальцы от злости, когда тот в очередной раз не приезжал на условленную встречу
- Ты должна чаще ходить на свидания, - заметила я, стараясь воздержаться как от выражения критики, так и от сочувствия. Признаться, ни одно из этих двух не подходит к ситуации.
- Ведь я хожу. Но никто, с кем встречаюсь, не может с ним сравниться. Господи, что за кошмар. - Рэйчел пожала плечами. - Сегодня даже позвонил. Должен провести вечер с женой. Очевидно, впала в депрессию, - прибавила голосом, лишенным эмоций.
- Готова поспорить, что эта информация сразу тебе исправила юмор. Ты хочешь еще выпить?
- Благодарю, я схожу, - сказала она и взмахнула рукой, словно отгоняла от себя неприятную тему. - Что мы пьем?
- Для меня джин с тоником, пожалуйста.
- Ого, какое буржуйское.
Через минуту Рэйчел вернулась с напитками. Джефф пока еще не появился, поэтому я начала надеяться, что мы в безопасности.
- После твоего ухода Хельга вывесила плакат, - сказала я, потому что вспомнила об этом, пока Рэйчел покупала напитки. - Что-то на тему встречи по делу реструктуризации системы членства, как-то так. Грузила меня, что я не должна даже его читать, потому что не вхожу в штат фирмы. Ты представляешь себе?
- Не обращай на нее внимания, - ответила Рэйчел высокомерным тоном. - Ты знаешь, какая она. Как только около Дерека появляется какая-то красивая девушка, Линда выпускает когти.
- Ведь я даже с ним специально не разговариваю - запротестовала я, оправдываясь.
- Достаточно, что ты оказываешь ему честь. - Рэйчел пригубила глоток напитка. - Знаю, о чем будет идти речь на этой встрече помимо жаргона Линды.
- В самом деле? Будет что-то интересное?
- Можно так сказать. Она планирует сделать из тренажерного клуба заведение для снобов. Удвоить абонентскую плату и выстроить при этом джакузи и парильню. Капитализм в наступлении. Полная измена тому, чем должен быть настоящий фитнесс. К тому же хоть Линда, конечно, получит повышение, но наша зарплата наверняка не изменится. Всегда так, правление крутится у касс, а работники едва сводят концы с концами. Добро пожаловать в Великобританию.
Надо сказать, элегантная бровь Рэйчел была немного приподнята, но ее рот не двигался. Даже если обработать это утробное чревовещание, то она никогда не использовала бы подобный лексический набор из песен протеста. В конечном итоге без труда я распознала голос Джеффа, выдавшего эту длинную речь. Повернувшись, я увидела, что тот стоит здесь же за мной.
- Не сделает этого, - заявила я в знак протеста, думая, что он преувеличивает. - Ведь владельцем тренажерного зала является городской совет...
- Линда думает, что у нее достаточная поддержка, чтобы протолкнуть этот замысел, - сказал Джефф. - Скажет им, что это рационализация услуг или какая-то другая подобная глупость, и они пойдут на все. Этот клуб еще станет их флагманом, когда захотят доказать, что не являются какими-то бедными леваками в противовес того, что утверждают газеты тори...
Вообще-то я согласна с содержанием выводов Джеффа, но отвращает меня их форма. Джефф является одним из этих щуплых, бледных и слабых выходцев из среднего класса, которые переодеваются в грязную куртку и с притворным рабочим акцентом продают брошюры о социализме у выхода из метро. В любой момент я ожидала, что он начнет выкрикивать лозунги призыва к товарищам.
- О, мой Господи, что, уже так поздно? - воскликнула я, глядя демонстративно на часы. – Мне нужно лететь домой.
Я встала и схватила свой леопардовый плащ. Рэйчел воспользовалась случаем.
- Да, я тоже должна идти, – сказала она, поднимая сумку. - Замечательный плащ, Сэм.
Я раздулась от гордости. Тем временем Джефф сделал разочарованную мину.
- Ох, пожалуйста, останься еще на выпивку, – взмолился он. - Я ставлю.
Хоть обращался к нам обеим, его взгляд вонзился в Рэйчел.
- Прошу у тебя прощения, но я, в самом деле, устала, – пробормотала я, непрерывно загружая карман плаща горстью коробков со спичками. К счастью, никто не смотрел. В настоящий момент я действительно приобрела бедра как у Лоллобриджиды.
Рэйчел сдалась под давлением Джеффа.
- Ну, хорошо, выпью еще один – сказала она. - В конце концов, мой дом недалеко.
Джефф был слишком счастлив, что Рэйчел с ним осталась, чтобы заметить мой уход. Я тронулась к двери, проталкиваясь боком через толпу. Нужно было помнить о спичках.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100