Читать онлайн Слишком много блондинок, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Слишком много блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1



Дружеская атмосфера, которая когда-то господствовала среди работников гимнастического клуба Чалк Фарм, в последнее время куда-то испарилась. Дух товарищества спасало только бренди, которое Лоу держала в шкафу за документами, но повисшее в воздухе напряжение можно было с успехом резать заржавленной цепной пилой. Но мы же не рассчитывали на убийство. Даже у величайших циников в наших рядах немного снесло крышу, когда был найден труп.
К счастью, полиция не знала о моем предубеждении к блондинкам, иначе, пожалуй, меня бы сразу арестовали. Беда в том, что, согласно принятым всяческим стандартам биологии и респектабельности, в этом клубе работало слишком много белокурых дам. Если бы любая из них умерла при менее подозрительных обстоятельствах, я признала бы это за эффект воздействия естественного отбора Дарвина.
Только вот смерть этой женщины была не более натуральна, чем цвет ее волос.

***

В субботний вечер в эту пору через Камден (Camden Town – район Лондона к северу от Лондонского Сити, ассоциируется с поп-культурой, славится галереями, выставками, магазинчиками искусства и т.п. – Прим.пер.) переливалась такая же толпа, как в часы пик на Оксфорд Стрит. Шатающиеся пьяные, банды вопящих подростков, напудренные готические лица с сизыми губами, выглядывающие из пластов черной одежды - все толкались на мокрой от дождя улице. На большом перекрестке перед выходом из станции метро мерцал свет, зеленый, желтый, красный, который игнорировали абсолютно все, за исключением разве что истошно гудевших автомобилей.
Именно в этом месте я проживала - и очень мне это нравилось. Нигде я не чувствовала себя лучше, чем здесь.
Том, несомненно, имел другие вкусы.
- Куда, ты говоришь, мы направляемся?
- В клуб Силвер - вздохнула я. - Альтернативная культура. Конечно, тебе там не понравится. Но вход бесплатный, поэтому, если ты не выдержишь, всегда сможешь перенестись в джазовый зал Электрик Баллрум, ладно? Ведь ты сам хотел куда-нибудь выбраться.
- Только потому, что не имел ничего получше работы.
С Томом я встретилась случайно этим самым вечером в его любимом пабе Фридом Армс, что расположен в паре шагов за углом Камден Хай Стрит. Я заглянула туда на минуту, чтобы стрельнуть себе по-быстрому чего-нибудь более крепкого прежде, чем пойти танцевать. Том пил в одиночестве и выглядел довольно жалко, поэтому я предложила ему отправиться со мной. Том, кстати, один из моих старейших приятелей. Я предостерегла его, что музыка не будет отвечать его вкусам, но он, как всегда, пропустил это мимо ушей.
Мы добрались до клуба, который располагался напротив метро Камден Таун над пабом. Паб этот слыл замечательной закусочной, пока в него не стали пускать туристов и кандидатов в будущие яппи, что разрушило всю его атмосферу. Уже сейчас перед входом собралась довольно большая очередь желающих, но я проигнорировала ее и пошла просто ко входу, минуя первую пару вышибал. Я высунулась из-за колонны и помахала Джеймсу, владельцу Силвер.
- Эй, это я. Могу я кого-то провести с собой?
- Конечно. Она в порядке, - бросил он охраннику, который стоял рядом. - Иди вниз, Сэм, - прибавил, оборачиваясь ко мне.
Когда-то я сердечно его благодарила каждый раз, когда меня впускали, но он всегда это игнорировал, следовательно, можно было не утруждаться. Джеймс сохранял по отношению ко мне необычайное великодушие. Когда-то я гуляла с его приятелем, и несколько раз мы встретились на вечеринке. Не совсем понимаю, отчего это должно было бы дать мне полномочия на вхождение даром в его клуб, но, поскольку он так сам считал, то не намеревалась протестовать. Я задавалась только вопросом, распространятся ли на Тома сии блага.
Отворив двери у основания лестницы, я приостановилась на миг, чтобы вдохнуть клубной атмосферы. Можно так выразиться, что если у меня было ощущение принадлежности к Камдену, то, без сомнения, концентрировалось оно внутри этого помещения. Стены покрывали постеры с концертами, а пол был деревянным. Посередине стоял большой бар, окруженный тучей подозрительных людей, которые пили и курили значительно больше, чем нужно. Над их головой висели большие динамики, из которых лилась пульсирующая и оглушительная музыка, но на данный момент никто еще не танцевал. Я почувствовала, как поднимается во мне энергия. Мир лежал у моих ног.
- Хочешь выпить? - поинтересовалась я у Тома.
Идиотский вопрос. Я заказала виски для него и темное пиво для себя, после чего мы встали у бара и начали искать общества. Может, точнее: я начала. В клубе Силвер скорее не бывали люди, с которыми Том мог бы водить более близкое знакомство.
Мой приятель был в мрачном настроении. Слыл поэтом, но по поводу нехватки успехов на ниве искусства безустанно грозил, что станет учителем в начальной школе.
В это самое мгновение я поняла, что, по-видимому, сделала ошибку, притащив его в свой клуб. Здешняя музыка, в самом деле, ему не подходила. Том никогда не рос с соул. Ну, и ко всему прочему, никто кроме него не был одет в шерстяной свитер и не носил нижнее белье.
- Ну и что ты об этом думаешь? - спросила я веселым тоном.
Том покосился в ответ.
- Все одеты в черное – ответил он. - Разве это не вышло из моды?
- Этот черный вид вечен - подтвердила я. – Например, посмотри на нее – прибавила я, указывая на девицу, стоящую по другую сторону бара, которой могло быть не более семнадцати лет, но выглядела она как новое воплощение фанатки Сьюксов и Баньши: торчащие волосы, кожа, обязательно белая как стена, и рот, раскрашенный сливовой губной помадой, бесконечный согласно оригинальным контурам.
Том вздрогнул от этой картины.
- Может, пока я посмотрю на что-нибудь другое – пробормотал он.
Его вкусы ограничились явной блондинкой, поэтому я не смогла проникнуться сочувствием.
- Знаешь ли, я точно также одета - заметила я. На мне было черное платье, колготки и большие, черные ботинки с множеством молний и шнурков. То есть основной наряд для танцулек.
- Ты нечто другое - запротестовал Том, окидывая меня взглядом. - Так ты выглядишь здорово и чисто.
- Как смешно...
- Я хотел сказать, - прибавил поспешно - что эти шмотки тебе не вредят, в определенном смысле они тебе идут. То есть у тебя платье как у вампирши, но ты выглядишь скорее как Джина Лоллобриджида, переодетая в вампиршу. Как кто-то, с кем хотелось бы заняться сексом. В противовес той другой девице, что производит впечатление, словно от нее можно подхватить какую-нибудь примитивную, венерическую заразу, от которой гниют яйца...
Я осознала, что лучше всего на время сменить тему, прежде чем любая из дам, о которой Том высказывался, нас услышит, после чего пригвоздит его к земле одним ударом каратэ, а потом займется его наиделикатнейшей частью тела. Большинство из них, вероятно, окончило соответствующие курсы, финансируемые дополнительно правительством, и только ждали, чтобы воплотить в жизнь знания.
- О, посмотри только, – воскликнула я. - Дерек.
- Кто такой?
- Дерек. Учит поднимать железо в нашем тренажерном клубе. Интересное, что он здесь делает? Я и не думала, что он бывает в таких местах.
Я указала на Дерека пальцем, хотя и без того трудно было бы его пропустить. Практически все в клубе имели упырную белую кожу и черные, как смола, шмотки. Дерек - совсем наоборот, имел темный цвет кожи. Кроме того, что был ростом почти два метра, он был прекрасно сложен, что само по себе выделяло его из толпы постоянных завсегдатаев клуба, теснящихся при баре с выпивкой и рассуждающих, не представляется ли вытягивание очередной сигареты из пачки избыточным усилием.
- С кем это он разговаривает? - поинтересовался Том, поднимая голову впервые за этот вечер. Женщина, о которой он спрашивал, была, несомненно, блондинкой. Ее золотые волосы, стянутые высоко резинкой, всплывали каскадом вдоль красивого лица. По контрасту с мощным Дереком она производила впечатление необычайно хрупкой. Решительно во вкусе Тома.
- Не имею понятия - сказала я. - Представить тебя?
- Нет - ответил Том категоричным тоном. – Рядом с этим парнем у меня нет шансов. Перед этим Шварцнегерром буду выглядеть увечным.
Том сам совсем неплох и довольно мускулист, в конечном итоге ничего странного, поскольку работает физически с тех пор, как кончилась его последняя артистическая стипендия. Но в последнее время нарастил себе лишние прослойки подкожного жира, которые прикрыли его мускулы весьма основательно. Если бы прекратил пить, за месяц вернулся бы к форме.
- „Конан варвар” с Грейс Джонс - это единственный фильм, в котором грудь героя больше груди героини - я сказала, недооценив ситуацию. - В сумме Дерек не так уж сильно «накачан». Он только много играет в баскетбол.
- Это должно меня утешить? - пробормотал Том, вызывающе глядя на меня.
- Я гадаю только, знает ли девушка Дерека, что ее парень в субботний вечер шатается по барам в сопровождении другой женщины - сказала я задумчиво. - Линда не обрадуется. На его месте я хотела бы, чтобы она не узнала.
- Что, такая ревнивая?
- Точно. Но Дерека должен скорее печалить факт, что Линда также директриса тренажерного клуба.
- Аа.
- У Дерека слава жеребца...
- Я тоже бы ее имел, если б так выглядел! - бросил горько Том.
- Может, потанцуем? - предложила я.
Всегда стараюсь направить разговор в более счастливое русло, когда Том начинает толочь воду в ступе. В ином случае он втягивает меня в свое болото жалоб и сетований, и я никак не могу потом очиститься от этой грязи.
- Ты танцуй – сказал он, повернув нос в сторону Дерека и его девушки. - Я буду смотреть.
Мы пробились в сторону танцплощадки. Клуб выполнял порой функцию концертного зала, следовательно, сзади содержалась малая сцена, на которой танцевала кучка эксгибиционистов. Окружал ее узкий балкон, а ниже находилась главная площадка с платформой для диджея. Я мечтала потанцевать, но держала сейчас в руках мой новый плащ, имитирующий расцветку леопарда, который облегал мои кости и имел фантастические, большие клапаны по последней моде семидесятых годов. Я купила его чудом в магазине поношенных вещей и ни за что в мире не могла поручить его гардеробщику, ни тем более оставить на полу. К счастью Том пообещал, что будет его стеречь как зеницу ока, а в таких делах вообще-то можно было ему довериться. Я оставила своего приятеля, топчущегося на балконе с моим плащом, который он повесил через плечо, после чего взошла по лестнице и нырнула в колеблющуюся толпу.
Через минуту при помощи метких ударов локтей я завоевала себе немного пространства, где могла немного побросаться.
В этом клубе играют мою любимую танцевальную музыку, очень громкую, полную захватывающих мелодий и острой гитарной вставки. Молодые люди пожиманием плеч выражали рефрены последней песни, а когда диджей пускал что-то более мрачное, молниеносно меняли настроение и бросались на тебя с диким рыком. К счастью при мне были мои ботинки и каждый, кто на меня падал, получал такого пинка, что уже позже соображал, что делает. Именно в такой ситуации видно, какие парни хорошо воспитаны: те, что просят прощения, прежде чем сбежать, хромая, с твоей подошвой, оттиснутой на икре.
После какого-то часа Джеймс пустил „Touch Me, I’m Sick”. Это воистину надсадистая песня, полная пульсирующих ритмов и характерных моментов, когда все становятся на месте, чтобы прокричать рефрен, который с простотой, достойной похвалы, состоит исключительно из названия. После этого всего я полностью вымоталась, как и мои опавшие волосы, и поэтому отправилась на поиски Тома. Нашла его у бара и с радостью удостоверилась, что его по-прежнему сопровождает мой плащ.
- Какое название имела последняя песня? - поинтересовался мой приятель тоном антрополога, который открыл исключительно мерзкий брачный ритуал и желал бы ему посвятить специальную монографию.
- Это „ Touch Me, I’ m Sick ”. Mudhoney (американская гранж-группа 80-90-х – Прим.пер).
- Ага. Сдается мне, что некоторые верещат что-то другое...
- Да, последний раз поется „ Fuck Me, I’m Sick ” .
- Действительно, именно так я и слышал. – Тома передернуло. - Могу ли я попросить еще одно виски? И пиво для моей дамы.
Он толкнул выпивку в мою сторону.
- Твой приятель только что вышел с той девушкой.
- Дерек?
- Да, мистер Пульсирующий Бицепс.
Кто-то хлопнул меня по плечу.
Это была Люси, девушка, с лицом как молочный коктейль с изюмом, которая вела программу об альтернативной музыке для какой-то каболовки. Привела с собой некоего субъекта, которого представила как коллегу и продюсера, а также вокалиста, сделавшего себе имя на собственном коллективе из категории воюющего направления грандж.
Продюсер выглядел достаточно интересно - то есть привлекательно – но, к сожалению, сразу ушел, чтобы поговорить, к гитаристу из группы, который провокационно выпячивал таз на другом конце бара. Парень тот был так по-модному худ, что выпирающие кости протерли ему дыру в джинсах.
С вокалистом я раньше уже познакомилась.
- Привет, Легго - сказала я. - Как дела?
- В порядке – ответил он.
Для Легго это было слишком многословное высказывание. К сожалению, исключительная красота не объединялась в данном случае с даром беседы. Люси, его подробное противоречие, тотчас же начала нескладный рассказ о том, какой возбуждающей оказалась для нее последняя неделя. В исполнении Люси каждая фраза, которая начинается со слов «Это действительно было очаровательно...» возвещала кошмарную скуку. Тем не менее, я слушала терпеливо, периодически гася зевоту, потому что Люси издавна обещала, что будет представлять мою металлическую скульптуру в своей двухминутной программе, посвященной обзору событий. Хоть это не было бы очень эффектное начало звездной карьеры, но, однако, на данный момент я не видела другой возможности заблистать.
- Ты должна заскочить ко мне осмотреть новье - вставила я с надеждой, как только та прервала на секунду поток. - Я только что закончила такую мобилу, реально хорошо смотрится.
- Супер – ответила подруга. - Позвони мне через некоторое время.
Хотя я не принадлежала к миру медиа, но и так хорошо понимала, что это означает НЕТ. Через минуту я вдалась в мрачные размышления, являются ли она и Легго парой. Некоторое время назад я сама старалась его подцепить, но не осмелилась ни на один жест. Меня интересовало, принадлежит ли он к тому сорту парней, которые вместо крошки своей инициативы желают, чтобы женщина стукнула их дрюком по голове и затянула за волосы в пещеру. В настоящий момент таких вокруг пруд пруди. Конечно, не потому ли столько присутствующих отрастили себе в настоящий момент большие снопы на головах?
Я представила Ли Тома, что было не лучшим решением. Мой приятель сразу же начал ее расспрашивать, почему на телевидении так мало передач о поэзии, на что она напомнила ему о программе, посвященной Джиму Моррисону (вокалист группы Doors –Прим. пер.), которая демонстрировалась не далее как неделю назад. На этой ноте я скорее покинула территорию: Том имеет достаточно суровые взгляды на искусство, и я не думаю, чтобы он относил к нему дела Моррисона. Я не желала быть свидетелем взрыва.
* * *
- Этот тип хочет с тобой поговорить.
Я посмотрела вверх, возмутившись, что кто-то мне помешал. Происходило это более или менее полутора часами позже, когда я сидела в укромном углу клуба Силвер в компании божественного парня, с которым хотела провести ночь.
- Где? - спросила я озлобленно. - А, достопочтенный Том.
- Я уже сваливаю - объявил Том, подняв бровь конспиративным способом, который перенял от Роджера Мура (актер, исполняющий роль Бонда в 70-х годах – Прим.пер.). - Подвезти тебя?
С течением времени мы овладели этим фокусом в совершенстве. В идеальном случае лицо, с которым я разговариваю (или с которой Том разговаривает), услышав, что Том предлагает меня подвезти (или что я предлагаю подвезти Тома), немедленно делает мне (Тому) идентичное предложение, что позволяет определить его (лица) намерения. Если лицо молчит, я выхожу с Томом, но если отвечает правильно, но я не имею охоты воспользоваться ситуацией, всегда могу ретироваться с достоинством, кивая на соглашение с приятелем.
- Нет проблем, - ответил образцово мой товарищ. - Я тебя отвезу. У меня автомобиль перед клубом.
- Все в порядке, я охотно останусь еще на минуту – заявила я наипрохладнейшим тоном, который у меня получился. – Благодарю, Том, но нет необходимости. - Я отобрала у него свой плащ, воспользуясь этим моментом, чтобы сделать мину, которая говорила: „Оставь меня, я хочу быть с ним ”.
- Ладно. - Том отступил послушно, согласно правилам. - До встречи.
Отошел на позицию, где только я могла его увидеть и начал что-то беззвучно говорить, но я ничего не поняла. Его бровь ходила вверх и вниз как у Роджера Мура или автомобильные стеклоочистители, в этот раз выражая удивление. Я отогнала его движением руки, после чего повернулась к моему товарищу. Не хотелось испортить дело из-за какой-нибудь бестактности Тома.
- Надеюсь, что не доставляю вам хлопот - сказала я учтиво.
- Нисколько – заверил он, глядя мне прямо в глаза. Я чувствовала, как желудок плавится у меня в животе. То самое ощущение.
Оно было знакомым. Другими словами, я не выглядела как полная кретинка. Хоть я не знала его особенно хорошо, но намеревалась быстро наверстать упущенное. Из того, как он на меня смотрел, я сделала вывод, что он думает о том же.
Точно в этот момент стихла музыка. По клубу разнесся громкий стон. Тогда раздались первые звуки „ Don’t It Make My Brown Eyes Blue” Crystal Gayle, которая всегда была последней песней вечера. Таким образом, Джеймс давал нам понять, что уже время возвращаться домой.
- Потанцуем? – поинтересовался он, глядя на меня с таким выражением, что я едва не растворилась.
- Ты всерьез? – спросила я с недоверием. - Я должна танцевать под музыку кантри?!
- Конечно. Посмотри, некоторые уже вышли на площадку.
Я уже хотела бросить какое-нибудь подлое замечание типа „Ха, жалкие бедняги”, но он предотвратил это, взяв меня за руку и потащив вниз по лестнице. Едва он меня коснулся, и я поняла, что пойду за ним почти куда угодно.
Его ладонь была теплая, сухая и не терпящая возражений. Он повернул меня, после чего стиснул рукой талию. Затем притянул меня к себе, а я обняла его за плечи, потом за шею. Я не чувствовала в нем ни одной заминки, ни знака неуверенности, так что без труда доверила ему вести в танце. Мне не нужно было уже ни о чем беспокоиться.
У него были очень темные глаза. Он наклонил голову, чтобы меня поцеловать, не деликатно, для попытки, а уверенно и крепко, без каких-либо сомнений относительно того, как может быть это истолковано. Он прильнул ко мне всем телом, не оставляя места недоумению. Я заколебалась, а в голове пронеслась дюжина поводов, почему я не должна была поддаваться. Но тогда вся эта ситуация, этот свободный, страстный танец в завершение длинной ночи, его рука, привлекщая мои ягодицы, горячая, влажная атмосфера Силвер, все это овладело моими чувствами. В конце концов, я расслабилась, отдавая ему полный контроль над моим телом. Я зарылась ладонью в его волосы. Мое тело пульсировало так громко, что через пару секунд я не сообразила, что музыка уже смолкла.
Я взяла его за руку, и мы вышли из клуба. Я закуталась в плащ, чувствуя дуновение холода. Его автомобиль оказался исключительно элегантным, а вел он его уверенно по ночной улице, вслушиваясь в соул, доносящийся из динамиков. Почти не разговаривали, я дала ему только несколько напутствий относительно трассы. Мы замешкались перед моей берлогой. Я видела, что ему не очень хочется оставлять свой роскошный автомобиль в боковой улочке, полной старых, покинутых складов. Все же он осмелился на это святое деяние. Я надеялась только на божий промысел.
Он не терял времени. Две секунды спустя, как я закрыла за нами дверь квартиры, он держал меня за плечи, с задранной юбкой и ногой, обвитой вокруг его пояса. Прижал мою спину к стене и без усилия, поддерживая меня одной рукой, вторую использовал столь эффективно, что мне пришлось крепко в него вцепиться, чтобы просто не упасть в озеро наслаждений. А затем я вскочила на гребень волны и в мгновение ока врезалась в него еще более крепко. Но вряд ли он возражал.
Был он очень сильный, очень хороший и очень находчивый, поэтому по тем или иным причинам этой ночью спать много мне не пришлось. На рассвете парень оставил меня, свернувшуюся в клубок, на кровати и сошел с моей антресоли в главное помещение. Спускаясь по стремянке, даже не зацепился волосами о большую мобилу, которая свисала с потолка на цепи. А ведь я сама непрерывно в нее вляпывалась.
Я подождала, пока закроется за ним дверь, после чего повернулась на спину, зевнула и снова скрутилась в комочек, довольная сама собой. Не думаю, что он захотел бы остаться, но после секса я никогда не умела выбрасывать людей из дома - это кажется таким нечестным, даже если знаю, что оба позже мы будем себе за это благодарны. Но он повел себя корректно. Поцеловал меня, прошептал: ”До свидания” и оставил, чтобы я успела поспать перед утром. В конце концов, оба мы знали, что еще встретимся. Камден - это такое тесное место.
Да, он был совершенен во всем, что делал. Умел затягивать удовольствие и знал, в какой очередности, что делать, каждое его движение было точно запланировано и выполнено. Не его вина, что лично я желаю чуточку безумия. Даже когда я извивалась в экстазе, какая-то часть меня оставалась сбоку, словно рассматривала наши тела на экране. Нельзя ведь полностью потеряться в сексе, если почти слышишь, как ваш партнер тщательно просчитывает каждое ваше следующее движение.
Но он четко заметил, что любит все держать под контролем, а я слишком наслаждалась, чтобы протестовать. Кроме того, я чувствовала, что могла бы все испортить. Для него секс был как спорт, и он любил играть в него в соответствии с собственными принципами. Но не хочу тем самым сказать, что он не обращал внимания на партнера. Уж в этом я его не могу обвинить.
Больше мне было и не нужно. Я еще не оправилась от грустного и достаточно неутешительного окончания большого романа, которое наступило полгода назад. Приятно было удостовериться, что я еще помню, как это все работает. Какое-то время я не предполагала строить что-то серьезное и хотела этого не более, чем монашка.
Бледный рассвет уже начал переливаться через грязное, запорошенное небо, когда я повернулась на другой бок и заснула с улыбкой на губах.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Слишком много блондинок - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100