Читать онлайн Мое бурное прошлое, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Мое бурное прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Услышав шум, бывшие супруги испуганно воззрились на нас. Я боялась, что Джереми при виде меня скривится, но его лицо так и осталось скорбной маской.
– Привет, Джульет, – устало проговорил он, – привет, Крис.
Мы что-то промычали в ответ.
– Уже ухожу, – добавил Джереми. – Зашел на минутку повидаться с Джил.
– Да нет, останься, – глупо сказала я. – Ты нам, того, не мешаешь. Что-нибудь выпьешь?
Джил стрельнула в меня убийственным взглядом из-за плеча Джереми. К счастью, тот на уговоры не поддался:
– Нет, мне пора. Завтра на работу и все такое… Просто у меня поблизости был деловой ужин, и я решил зайти…
Он умолк. Я уставилась в пол. Неловко было слушать его оправдания в том, что он зашел повидаться со своей собственной женой.
Джереми взял свой плащ, аккуратно висевший на стуле, и медленно принялся его надевать, словно ожидая, что Джил что-нибудь скажет. Но она стояла у раковины и дожидалась, когда он уйдет.
– Ну, увидимся как-нибудь, – вздохнул Джереми.
Они неловко обнялись. Желтые резиновые перчатки Джил суетливо болтались в воздухе, чтобы не замарать его плащ.
– Э-э… ну, пока, – сказал он нам с Крисом. Раньше мы с Джереми всегда обнимались на прощанье, но сейчас это было бы лишним. Я несуразно похлопала его по плечу – в знак солидарности. Понурив голову, он направился сквозь толпу к подставке для зонтиков. В этом весь Джереми. В «Джейн» зонты при входе не оставляли, так как они оттуда загадочно исчезали. Джереми, разумеется, не предполагал, что кто-то может увести его зонтик. Или жену.
– Он ушел? – нетерпеливо спросила Джил.
Я с мукой смотрела, как за Джереми захлопывается дверь. Может статься, я его больше никогда не увижу – «пока» сильно смахивало на последнее «прости».
– Ушел, – отозвалась я.
В следующую секунду Джил зашлась в рыданиях, закрыв лицо руками в резиновых перчатках.
– Аааааааа! – завыла моя подруга.
Она попыталась сесть, но рухнула вместе со стулом, да так и осталась сидеть на полу, всхлипывая.
– Ах, Джил! – Я бросилась к ней, опустилась рядом и погладила по коленке. – Будет тебе.
Я оторвала по очереди ее руки от лица, стащила перчатки и швырнула их в раковину.
Внезапно рыдания Джил резко оборвались. Вместо этого она выдавила смешок и глубоко вздохнула.
– Я так устала плакать, – произнесла она, вытирая слезы тыльной стороной ладони. – Прости, ничего не могу с собой поделать. Это как рефлекс, который срабатывает каждый раз, когда я вижу Джереми. Ты ведь тоже начинаешь рыдать, стоит кому-нибудь вспомнить Барта.
– Ну все, с меня хватит, – усмехнулась я. – Не волнуйся, через каких-нибудь четыре года ты будешь как новенькая.
– Жду не дождусь, – скорбно изрекла она. Крис возился возле плиты, пытаясь поставить чайник.
– Я подумал, чашечка чаю не повредила бы Джил, – заботливо сказал он. – Джу, ты как?
– Не хочу, спасибо.
Мне казалось, что чай после спиртного – это излишество. Пусть я и пренебрегла перечным шнапсом, так как не хотела заблевать всю улицу на пути домой, зато изрядно побаловалась шампанским.
– Ах, Крис, ты просто ангел, – с благодарностью сказала Джил. – Я бы и впрямь не отказалась от чашечки чаю.
– Выпьем за шеф-повара! – ворвался в кухню зычный глас.
На пороге возник безмятежный Генри с бутылкой шампанского и двумя бокалами. Когда он заметил нас с Крисом, его физиономия расплылась в улыбке:
– Э-э, полагаю, нам понадобится еще пара бокалов.
– Да, еще парочка не помешает, – сказала я. – Захвати вон те, из бара.
Но Генри не удостоил меня и взглядом, а уставился на Джил. Она уже перестала реветь, но красные глаза выдавали ее с головой.
– Джил! – взволнованно воскликнул он. – Что случилось?
Та что-то невнятно прогнусавила, и я ответила вместо нее:
– Джереми заходил.
Генри ощетинился. Черт, как же все это странно! Я недоуменно смотрела на него.
– Он хотел повидаться со мной, и я сказала, где меня найти, – объяснила Джил. – Я думала, что если полностью погружусь в работу, мне будет легче и я не стану переживать. Да и потом, вокруг будут люди… Но дело в том, что… ах, спасибо, Крис, как мило!..
Она взяла чашку. Как ни странно, братец умудрился самостоятельно откопать чайные пакетики, молоко, сахар и чашку, ни разу не грохнув дверцей шкафчика. Вот это заботливость!
– Но ты все равно распереживалась, – закончил за нее Генри.
Джил потерянно кивнула.
Мне показалось, что Генри тяжело вздохнул. Затем он неуклюже протиснул свою тушу в узкий проход между столом и стойкой и нежно потрепал Джил по плечу.
Та удивленно посмотрела на него и выдавила благодарную улыбочку. Генри извлек из нагрудного кармана носовой платок размером с полотенце и галантно сунул его Джил. На платке тотчас отпечатались тушь и подводка, однако Генри, судя по всему, было плевать.
Этот трогательный момент неизъяснимой нежности не терпел присутствия посторонних. Я обняла Джил, чувствуя себя пятым колесом колымаги.
– Тебе нужно вернуться к гостям, – сказала Джил, обнимая меня в ответ. – Я все прекрасно понимаю, у тебя еще куча дел.
– Ты уверена, что я здесь больше не нужна?
– Да, я скоро приду в себя. – Тут она в ужасе уставилась на платок Генри: – Что я наделала?!
– Не изволь беспокоиться, – ответил тот, притягивая стул и садясь подле нее. – Так даже лучше.
– Ах… Я, должно быть, выгляжу как пугало…
– Ничего подобного. Прекрасна как всегда.
Генри был решительно ослеплен страстью, потому что Джил выглядела жертвой преступной халатности производителей туши для ресниц.
– Я присмотрю за ней, Джульет, не волнуйся. Ступай и займись лучше делом.
– И правда, Джулс, – поддержала Джил. – Я сама виновата. Не нужно было звать сюда Джереми. Я не хочу, чтобы ты из-за меня бросала работу.
– Ну хорошо… – с нарочитой неохотой уступила я. Крис откупорил шампанское, но Генри на него даже не взглянул. Джил поглотила все его внимание без остатка. Первый раз вижу, чтобы толстяк не встрепенулся, когда в его руках оказалась рюмка. Сегодняшний вечер не перестает удивлять! Джил, склонив голову, прихлебывала чай, а Генри квохтал над ней. Нам с Крисом не оставалось ничего другого, как ретироваться.
– Так-так, – пробормотала я, когда мы вновь оказались в баре. – Кто бы мог подумать?
– Что это за чувак?
– Главный лондонский ресторанный критик. И как видно, станет мистером Джил, если она его не пошлет.
– Черт, да он так и пялился на нее! Считаешь, они… того?
Я покачала головой:
– Судя по всему, Генри уже давно и безуспешно за ней волочится. Он что-то такое говорил мне, только я не поняла, что он имеет в виду Джил. Кто бы мог подумать!
– Да уж, не супермен, – заметил Крис. – С другой стороны, Джереми тоже не ахти.
– На Джереми можно поставить крест, – с грустью вздохнула я. – Бедняга. Мне он всегда так нравился.
– Но ты же сказала, у них что-то не заладилось. Я не посвящала его в сексуальные проблемы супругов. С братьями таким не делятся.
– Так и есть, не заладилось, – согласилась я. – Не думаю, что проблемы такого сорта вообще решаемы. Просто мне жаль Джереми. Вот и все.
Я вспомнила, как бедолага, повесив голову, выудил зонтик из подставки и отправился в пустую шикарную квартирку, где, скорее всего, будет рыдать, пока не уснет. Мне очень хотелось помочь ему, но я прекрасно знала, что это невозможно. Даже если я позвоню ему, Джереми решит, что у меня есть весточка от Джил.
– Джульет, куда ты запропастилась? Я тебя обыскался.
Оставляя позади шлейф сигарного дыма, Ричард спикировал на меня, всем видом выражая удовлетворение насытившегося до отвала стервятника.
– Не правда ли, все чудесно? – ликующе вопросил он.
Я познакомила его с Крисом. Ричард потряс вверх-вниз его руку и предложил сигару. К моему удивлению, Крис не отказался, и босс радушно дал ему прикурить.
– Дорогуша, не завалялось ли у нас еще несколько татуировок? Саманта Форчьюн просто слюной истекает, и я не хотел бы ее разочаровывать.
Босс говорил о восходящей звездочке, которая, как мне довелось заметить, вовсю кадрила Лайама.
– Может, и осталось. Надо проверить.
– Пожалуй, мне пора, Джулс, – прошепелявил Крис, зажав в зубах сигару, как крутой герой вестерна. – А то завтра курсы с утра. Спасибо, что свистнула меня. Я здорово оторвался.
Мы обнялись.
– Ты же знаешь, что ты мне не безразличен, – сказала я. – Правда. Позвони как-нибудь, ладно?
– Через пару дней. Может, где-нибудь выпьем? Горячая волна счастья чуть не смела меня с ног.
– Отлично!
– Заметано.
Мы потоптались на месте. Хоть мы и попрощались, мне хотелось погреться в этих новых братских, более равных, чем когда бы то ни было, отношениях, которые ждали нас впереди. Но Крис вывел меня из затруднения:
– Шагом марш за тату, Джулс! Не заставляй Саманту Форчьюн дожидаться. – Произнося ее имя, он покраснел. – Неужто она и правда здесь? – застенчиво спросил он Ричарда. – Я бы с удовольствием на нее глянул.
– Вон там, на диване, – жизнерадостно ответил Ричард. – Немного вяленая, но кому из нас удалось остаться бодрячком к этому времени?
– Принесу тату.
– Отлично, детка.
Только Ричарду удавалось произносить «детка» без снисхождения – он обладал редким даром.
– Кстати, если встретишь по дороге юного Льюиса, то имей в виду, что я сообщил ему о повышении. Мне хотелось, чтобы мальчишка узнал об этом именно сегодня. Я наблюдал за ним, работал он на славу. Пусть отметит это дело в выходные.
– Очень мило с твоей стороны, – одобрила я.
Махнув Крису на прощанье, я двинулась в кабинет менеджера, где мы хранили тату и футболки. Пока я рылась в ящиках, куда, как мне казалось, я могла сунуть запасной набор тату, в комнату вошел Льюис.
– Отлично, ты-то и поможешь мне откопать тату для Саманты Форчьюн.
– Вопрос решен, – весело ответил Льюис. – Ричард сообщил мне, что отправил тебя на поиски тату, а у меня как раз был с собой дополнительный набор, и я им с удовольствием поделился.
– Умница! – Я задвинула коробку обратно в угол, зевнула, потянулась и плюхнулась во вращающееся кресло менеджера. – Отбой. Черт, у меня просто сил нет.
– Держи. – Льюис протянул мне бокал с шампанским. – Хочу отметить с тобой мое… – он выдержал эффектную паузу, – ПОВЫШЕНИЕ!
– Поздравляю!
Мы чокнулись. Весь вечер меня снабжали шампанским – чертовски приятно.
– Ричард просто чудо, – сказал Льюис. – Принялся заговаривать мне зубы этой своей болтовней – ну, знаешь, «добро пожаловать в агентство, сынок»! Ты, мол, теперь совсем большой и так далее. А еще он говорил о моей работе… в деталях. – Льюис зарделся. – Понять не могу, откуда он узнал о таких мелочах. То есть, по идее, это должно было показаться ему мелочью…
– Я держу его в курсе. Помнишь, что я говорила, когда брала тебя на работу? Никогда не думай, будто Ричард чего-то не замечает.
– Я решил, ты меня просто пугала, – признался он, присаживаясь на край стола.
– Сначала всем так кажется. Однако умники делают вид, что сами все понимают.
Он улыбнулся:
– Ах, Джульет, я просто на седьмом небе от счастья.
– Вот и прекрасно, – ответила я, чувствуя, как лицо расползается в ответной улыбке. – Ты это заслужил.
– А сегодня! Просто фурор! Услышать об этом в такой вечер, после того как мы столько пахали, – это как достать с неба звезду!
– Или собрать все лавры!
– Или утонуть в шампанском! – добавил он, осушив свой бокал и потянувшись за бутылкой. – Еще?
Я кивнула.
– Послушай, а не поужинать ли нам как-нибудь? Я бы хотел отблагодарить тебя за все, что ты для меня сделала. Без тебя ничего этого не было бы. – Он одарил меня приторным взглядом. – Ты лучший босс в мире. – Льюис сделал паузу. – И самый сексапильный. С самыми красивыми ногами.
Что? Я тянула время, пытаясь понять, к чему он клонит.
– Хм, спасибо, конечно, за комплимент, но только с кем ты меня сравниваешь? С Ричардом?
– Да с кем угодно. Ты самая обольстительная.
Я потягивала шампанское, обдумывая сказанное. Здесь вполне могла крыться ловушка. Льюис мог льстить из обычной вежливости, а я не хотела превращаться в тех дурех, которые считают, что все на свете мужики мечтают их трахнуть.
– Ну и?.. Что скажешь?
– О чем?
– Да об ужине! Выбирай любой ресторан.
Хоть я прилично выпила за вечер, однако решила, что разобраться, что к чему, не помешает. Жаль будет, если наши деловые отношения пойдут ко дну из-за какого-то недоразумения.
– Льюис, чего именно ты добиваешься? Чтобы я проинструктировала тебя или трахнула?
Он расхохотался. Темные волосы упали на глаза, он откинул их и наклонился ко мне. Я ощутила запах шампанского в его дыхании.
– И то и другое. – Его губы практически касались моих.
Я уже забыла, когда в последний раз нормально с кем-то трахалась. Оргия с Лайамом только подогрела желание. А Льюис, честно говоря, просто секс на палочке.
– Послушай, – сказала я, прикладывая героические усилия, чтобы не обезуметь от запаха его туалетной воды. – Может, я и поучу тебя уму-разуму – если захочу, конечно, но трахать тебя я не собираюсь.
Льюис взглянул на меня. Он был очень и очень умен, поэтому сообразил, что разубедить меня не удастся.
– Но ты мне и правда нравишься, Джульет, – серьезно произнес он. – Ты не просто очередная девица в моем списке, понимаешь? – Он откашлялся. – А что, если я стану партнером? Тогда мы будем на равных. Ты бы согласилась в этом случае поужинать со мной? – он подмигнул. – Ну давай, соглашайся. Что ты теряешь?
Я рассмеялась.
– Хорошо! По рукам.
И мы обменялись рукопожатием с таким благочестивым выражением на физиономиях, что я снова расхохоталась:
– Ну ты и подхалим.
– А пока что мешает нам вместе пообедать? Я соберу для тебя уйму свежих сплетен.
– Идет. Почему бы не завязать плодотворную дружбу? – Я указала на дверь. – Отыщи-ка Саманту Форчьюн и предложи собственноручно прилепить ей тату. Я же вижу, как у тебя горят глаза в предвкушении.
– Есть, мэм!
Прежде чем я успела очухаться, Льюис запечатлел у меня на губах стремительный сочный поцелуй.
– Самый сексапильный босс в мире! – пробормотал он, затем встал, по-военному резко развернулся на каблуках и промаршировал в зал.
Наш разговор еще больше повысил мне настроение. Внимание Льюиса приятно грело душу, да и вырулилось все замечательно. В данный момент едва ли стоит прыгать к нему в койку, но через пару лет – кто знает? Возможно, я все еще буду свободна. Да не возможно, а наверняка. Похоже, я не способна даже на подобие продолжительных отношений с нормальным мужчиной. Так и помру одиночкой. Зато перед смертью успею насладиться кое-кем молодым и сексуальным. Подожду, пока он станет партнером.
Хихикая, я обогнула стойку бара и уткнулась в нечто громоздкое и недвижное.
– Ой! Простите! – Я попятилась. К счастью, мой бокал был почти пуст, и я не облила себя шампанским. Надо срочно взять себя в руки.
– Ничего страшного, – ответил знакомый голос.
Так, похоже, начались глюки. Двухнедельное ожидание все-таки сказалось. Я с опаской подняла глаза.
– Привет, Джульет, – произнес Алекс.
Вот тут я ударилась в настоящую панику. Судорожно шлепая губами, словно глупая рыбина, я дернулась и выплеснула на себя остатки шампанского. Когда же дар речи вернулся ко мне, вылился он самыми нелюбезными словами, какие только можно вообразить.
– Какого черта ты здесь делаешь? – выпалила я.
Грубоватое лицо Алекса потемнело, улыбка погасла – словно я повернула выключатель у него за спиной.
– Э-э… Генри привел меня… То есть пригласил, конечно. – Он смущенно замолчал. – Ну… в общем, предложил заглянуть. По пути с работы. И я согласился. Но вижу, что я не вовремя.
– Нет-нет-нет, – затараторила я, – можешь остаться. Все равно мы уже сворачиваемся.
О боже! Я всего лишь имела в виду, что вечеринка уже катится по накатанной и мне больше не нужно носиться всюду и утрясать проблемы. И следовательно, я могу уделить больше времени своим друзьям. Однако прозвучало это так, словно я пыталась сказать: «Да что там, все равно тебя никто не увидит, все уже пьяные или вообще ушли». Мне захотелось треснуть себя по башке бутылкой шампанского.
– Я не то… – Нет, уж лучше уподобиться Льюису и ринуться напролом. – Я страшно рада тебя видеть, – бодро заявила я. – А ты мне так и не позвонил.
Алекс ошеломленно смотрел на меня. Только сейчас я обратила внимание, как классно он выглядит – простой черный свитер и серые брюки. Он укротил свою шевелюру, и теперь она казалась не такой бунтарской. Алекс куда лучше вписался в антураж «Джейн», чем я могла представить. Ничего удивительного, он же не деревенщина какая-нибудь, а архитектор и, предположительно, не чужд вечеринок. И все же поразительно, как органично он смотрится в богемной «Джейн». Как сказала бы Мэл, все-таки я… сепаратистка.
– Ты права. – Он вздохнул. – Давай присядем. Или ты торопишься?
– Нет. Я вполне свободна и могу поболтать.
– Значит, я не так уж не вовремя, – заметил он с облегчением. – Боялся, что приду слишком поздно. Провел на стройке большую часть дня и заехал домой надеть что-нибудь… не такое пыльное.
Что он бормотал по поводу «по пути с работы»? Да он специально примчался в Сохо, чтобы увидеться со мной! Ха! Но тогда почему он так и не позвонил? Сейчас скажет, что женат или с кем-то живет. Что ж, не исключено. Я так нервничала, что, когда Алекс отвернулся от меня и двинулся в сторону, я решила, что он уходит насовсем. И только через пару секунд поняла, что он приглашает меня занять диванчик в спокойном уголке. Я поплелась за ним и уселась, тщательно расправив платье. Еще бы спиртного раздобыть.
– Кстати, превосходно выглядишь, – оценил он.
– Спасибо. Это все новое платье.
– Что ж, сколько бы ты за него ни заплатила, оно стоило тех денег!
– Надеюсь! – хмыкнула я. Надеть туфли, которые я купила в любимом магазинчике Мэл, так и не пришлось. Они не подходили к платью. Эх, ладно, в другой раз.
– Джульет, дорогая, ты не откажешься от шампанского? Твой друг, думаю, тоже. У нас кончаются запасы, так что я решила позаботиться, чтобы тебя не обделили.
Предложение исходило от Гвен, управляющей «Джейн».
– Ты ангел! – с чувством воскликнула я, как будто это была не Гвен, а сенбернар с фляжкой бренди на ошейнике, откопавший меня из-под сугроба. – Кстати, это Алекс. А это Гвен. Она управляет этой дырой.
– Черт бы меня подрал, – подтвердила Гвен. – Снарядить кого-нибудь, чтобы приволок вам бутылку шампанского?
Я энергично закивала. Гвен умеет все понимать без слов. Она вмиг догадалась, что светская болтовня способна испортить наш тет-а-тет.
– У меня еще куча дел. Кстати, чудесная презентация, Джулс. Дай знать, если в следующий раз решишь снова задействовать «Джейн».
Послав мне воздушный поцелуй, она убежала. Я довольно улыбнулась: мало того, что Алекс застал меня во всем блеске и в самом разгаре сногсшибательной вечеринки, так еще и убедился, что я на короткой ноге с всесильной управляющей модного клуба. Однако Гвен – не из тех, кого стоит знакомить с мужчинами, которые тебе нравятся.
– Она была моделью, – сообщила я, не дожидаясь вопроса Алекса.
– Я так и подумал, – безмятежно отозвался он. – Кожа да кости.
– Ого! Лучшего ответа и за неделю не придумаешь. Теперь мне не нужно врать, что у нее накладные локоны.
– А что? Ты ревнуешь?
И Алекс одарил меня своей фирменной улыбкой – со смешливой сеточкой морщинок вокруг глаз.
– Возможно, – буркнула я.
Перед нами материализовался официант, но мы о едва заметили.
– Так почему ты мне не позвонил? – вернулась я к интересующей меня теме. Идиотка! Неужто все мое дикое прошлое ничему меня не научило?
– Я не решался.
Официант оделил нас бокалами. Алекс схватил свой и жадно осушил. Глазам не верю! Должно быть, он и впрямь не в своей тарелке.
– Не решался? Ты?
– Да, я. Не решался. – Он твердо посмотрел мне в глаза.
– Ага, как же, – промямлила я.
– Это правда. – Он замолчал, потом быстро отбарабанил, словно зубрила у школьной доски: – Я нахожу тебя очень привлекательной. Я был счастлив, когда ты приняла мое приглашение. – Тут Алекс не выдержал и расхохотался. – Господи, веду себя как придурковатый солдафон. Видишь, я не привык к таким вещам. Э-э… о чем я? Ах да. Я провел чудесный вечер. Потом ты пригласила меня к себе, что просто замечательно. Все было хорошо, но…
Он отставил бокал и тяжелым взглядом уставился на меня. Я присосалась к шампанскому, до истерики боясь того, что он скажет. Итак, он не желает со мной связываться. Считает меня психопаткой. И законченной наркоманкой. К тому же он женат.
– Я обычный унылый архитектор. А ты… я же вижу, к чему ты привыкла. – Он обвел «Джейн» взглядом. – Вот и сейчас. Только посмотри вокруг.
Даже я узнаю некоторых знаменитостей, хотя отнюдь не зачитываюсь глянцевыми журналами и не штудирую светскую хронику.
Алекс смотрел на Хоуи, юного распутника с маленьким членом и, предположительно, альтернативными пристрастиями. Тот обжимался с известной телеведущей, которая была по меньшей мере вдвое старше его и только что бросила мужа. После того как застукала того в джакузи с двумя мальчиками, едва достигшими совершеннолетия. Последняя деталь, кстати, так и не просочилась в газеты.
– Понимаешь, все это…
– Угу.
– И по-моему, она целуется с тем парнем, что играл не так давно Генриха Пятого в центре «Барбикан».
– Вполне возможно, – согласилась я, пристыженная своими убогими познаниями в области культуры. – Он недавно засветился на ТВ в новой рекламе джинсов «Ливайс». Это все, что я знаю.
– Вот видишь? – Алекс перевел взгляд на меня. – Для тебя это норма.
– Ну, это всего лишь работа… – пробормотала я.
– Поэтому я и не звонил, – заключил он. – Мне показалось, что я тебе не пара.
От восторга я не могла выдавить ни слова. Да по сравнению с Алексом я незрелая, заигравшаяся недоросль.
– Нет! – заорала я наконец. – Боже, это смешно! Ты мне говоришь о Генрихе Пятом в «Барбикане», а я несу какую-то чушь про кретинскую рекламу джинсов. Это я тебе не пара.
Я залпом проглотила остатки шампанского и с головой бросилась в ледяную воду:
– Это все из-за кокаина, так ведь?
– Да нет, я вовсе не против… – поспешно ответил он, – кокса как такового. Ты же не наркоманка. Но, в общем, отчасти ты права. Просто кокаин показался мне символом твоей жизни… А потом ты устала, а я нудел и нудел, нагоняя на тебя скуку… Я решил, ты не захочешь меня больше видеть…
– Тогда почему пришел сегодня? – спросила я, не решаясь взглянуть ему в глаза и рассматривая его мощные ключицы.
– Я доставал Генри расспросами о тебе каждый раз, когда он заваливался в «Плевок». Я все надеялся, что ты заглянешь как-нибудь, но этого не произошло. И я решил, что ты избегаешь меня.
– Но ты же обещал позвонить, – упрямо повторила я. – А сам не позвонил, и я подумала, что это ты меня избегаешь. Поэтому и не заходила в «Плевок». Это же твоя забегаловка, а не моя. Если ты меня избегаешь, зачем навязываться.
Алекс расхохотался:
– Ну и ирония! А я слонялся по Чок-Фарм в надежде столкнуться с тобой, доводил Генри до исступления, не давая ему спокойно опрокинуть свой коньяк. А знаешь, Генри изменился в последнее время. Он даже проникся ко мне сочувствием. Это ведь его идея – прийти сюда. – Алекс помолчал. – Что это с ним?
– Похоже, немного сдвинулся из-за моей подруги. Вырядился сегодня и подкатил к ней с бутылкой шампанского.
Алекс щелкнул пальцами:
– Конечно! Ее зовут Джил, верно? Он упоминал о ней несколько раз. Но по-моему, там все очень и очень сложно. Генри говорил, что она связалась с кем-то, кто ее недостоин.
Интересно, кого имел в виду Генри, Джереми или Филипа? Впрочем, какая разница.
– Так и было, но сейчас все изменилось.
– Отлично! Для Генри, конечно. Знаешь, такое впечатление, что он сохнет по ней уже не один год.
– Неужели? – поразилась я. – Вот бы не подумала.
– Вот я и решил с тобой увидеться, – не совсем логично сказал Алекс. – Кто не рискует, тот не пьет шампанское.
В голове шумело. Меня словно грузовиком переехало. Ведь если человек за две недели ни разу не удосужился тебе позвонить, значит, ты его нисколько не интересуешь. А получается, что все наоборот? Это значит, что от моего «прогрессивного» образа жизни у парня затряслись поджилки. Господи, действительно – какая ирония!
– Я ужасно рада, что ты пришел, – проблеяла я, по-прежнему не решаясь на него взглянуть. Я оробела как шестиклашка, которую парень из седьмого класса приглашает наведаться с ним за гаражи.
– Я тоже рад.
Мы сидели, скованные неловким молчанием. Пути у нас было два: либо прямо сейчас кинуться друг на друга, либо завести легкий треп о новом фильме. Мне было страшно даже прикоснуться к нему, не говоря уже о том, чтобы кидаться, а что касается легкого трепа – на меня напал приступ косноязычия.
Из ступора нас вывел Ричард:
– Джульет! Моя сладенькая! Я скрываюсь в ночи. Хотел еще раз поблагодарить тебя за прекрасную работу… Нет-нет, не вставай, ты так чудненько смотришься на диванчике. Чудно! – Он мигнул. – Кстати, юный Льюис тоже времени даром не теряет и уже вовсю обрабатывает мисс Форчьюн. И я желаю ему в этом удачи. Впрочем, он и так на коне. Ладненько, увидимся завтра. Да, можешь не слишком резво бежать на работу.
– Кто это? – спросил Алекс, когда Ричард исчез.
– Мой босс.
– Странный.
– Угу.
Я изобразила Ричарда: ссутуленные плечи, выдвинутая вперед голова, выкаченные глаза. Алекс рассмеялся.
Новая пауза.
– Итак… – Алекс подался вперед.
– Мне нужно кое-что доделать. Это займет минут двадцать, – суховато сказала я.
– Я подожду. Тебе помочь?
Я покачала головой. Затем испугалась, что он неверно истолкует этот жест.
– Нет, ты не сумеешь… Ну, ты понимаешь…
– Может, выпьем где-нибудь, когда разберешься со своими делами? Или сразу двинем в наше захолустье? По дороге могли бы заскочить в «Плевок».
– А что? Это был бы славный финал сегодняшнего дня, – ответила я обыденным тоном, хотя на самом деле мое сердце принялось отбивать бешеную румбу.


* * *


Как удобно, когда твой возлюбленный обретается по соседству. Конечно, вы можете возразить, что если в конце концов все пойдет шиворот-навыворот, то остаток жизни придется опасливо выглядывать из-за угла, дабы не напороться на теперь уже экс-возлюбленного. Но кто, черт возьми, думает о таких мелочах, когда безрассудный энтузиазм первопроходца захлестывает с головой? Нет, ты видишь лишь неоспоримые плюсы такого соседства. Отныне нет нужды вторгаться на территорию интересующей вас персоны всякими несуразными способами: «Ах, знаешь, мы ведь совсем рядом с моим домом, просто в двух шагах. Так, может, заскочишь, раз уж пабы все равно закрыты». Эти примитивные уловки отныне не нужны. Ты просто спокойно едешь в одном направлении со своим объектом и ликуешь при мысли о том, что если все пойдет как-то не так, то ты, по крайней мере, не очутишься черти где в час ночи.
Оказавшись с Алексом в такси, я смешалась. После всего, что мы успели сказать друг другу, в машине буквально трещали электрические разряды. Словно сговорившись, мы тянули время и вместе с тем неслись вперед сломя голову. Ведь мы ясно продемонстрировали друг другу свой интерес, хотя еще ни разу даже не поцеловались. Впрочем, поцелуй не за горами, и я почему-то цепенела при этой мысли. А что если он и целоваться-то не умеет? Как я тогда от него отделаюсь? Придется извиниться и свинтить, а потом планомерно увиливать от назойливых телефонных звонков. А что, если, не дай бог, он и трахаться не умеет? Когда парень умеет целоваться, то и трахается он, соответственно, неплохо, но тут могут подвести пропорции. Однако узнать размеры пениса – задача куда более сложная. В моей голове крутилась жуткая мысль о том, что у Алекса может оказаться маленький член, поэтому, неожиданно услышав слово «маленький», я подпрыгнула так, что чуть не проломила головой крышу машины.
– Я сказал, твой клиент ведет себя как маленький, – повторил Алекс.
– Э-э, да, согласна. Вот задумалась, как у него идут дела.
– Я, кажется, его не застал. Судя по твоим рассказам, я бы его сразу узнал даже в толпе.
– Особенно если бы он продирался сквозь нее с моей подругой на плече.
Наша машина огибала Сохо-сквер. Из-за ограды одного из особняков донесся воинственный клич, голос показался мне знакомым. Лайам? Не может быть… Некто совершенно голый, наполовину скрытый от глаз деревьями и забором, повис на ветке, раскачиваясь как мартышка.
– О боже! – пробормотала я.
– Это и есть?..
Я достаточно успела наглядеться на задницу Лайама, чтобы отличить ее от сотни других, даже не видя тату. Зловещее ведьмино гоготанье ответило на вопль, и между деревьями пронеслась гибкая тень. Лайам спрыгнул на землю, заколотил себя в грудь, как Тарзан, заорал: «Стой! Обожди», на ходу пытаясь натянуть штаны. «Мэл! – орал он во всю глотку. – Ты куда?» И тут Лайам упал: Мэл незаметно подкралась со спины и подставила ему подножку. Кажется, она даже победоносно оседлала его, но машина в этот момент свернула, и я вытянула шею, силясь что-нибудь увидеть, но, увы, напрасно.
– Можем остановить машину, – предложил Алекс, заметив выражение ужаса на моем лице.
– Ни за что! – с жаром возразила я. – Чтобы оторвать их друг от друга, понадобится трактор.
– Судя по всему, эти двое спелись, – прокомментировал он.
– Это господу богу решать. Не представляю, чтобы кто-нибудь из них завел более-менее постоянного партнера, но, похоже, они вляпались. Вот черт!
Алекс захохотал. Надо же, мы с ним уже обсуждаем своих знакомых с видом зрелой парочки и следующим подтекстом: «Уж мы-то знаем, какими должны быть отношения».
– Я попрощался с Генри, пока ты бегала, разбираясь с делами. Он пристроился в тихом уголке и обсуждает некую важную проблему с привлекательной блондинкой. Полагаю, это твоя подруга.
– Угу, – промычала я, пытаясь заглушить укол ревности, вызванный тем, что Алекс назвал Джил привлекательной. – Мои подруги сегодня пустились во все тяжкие. Я не видела Джил с Генри, зато она сама ко мне подходила. Кажется, она в полном порядке.
– Да. Они мило ворковали. О серьезных вещах, но вполне дружелюбно. Я даже заметил, как их руки украдкой касаются друг друга. Добрый знак.
Я не удержалась и взглянула на руки Алекса. Они спокойно и уверенно лежали на коленях. Мои же судорожно ковыряли ногти. Шелушить маникюр не входило в мои планы, и я попыталась взять себя – то есть свои руки – в руки. Впрочем, без толку.
Чем ближе мы подъезжали к пабу, тем сильнее становилось мое беспокойство. Если мы заглянем в «Плевок и свисток», то придется убить по меньшей мере полчаса на спиртное, затем Алекс проводит меня домой, и только потом я смогу пригласить его к себе. Не лучше ли идти напрямик? Если Алекс не умеет целоваться, я должна узнать об этом как можно скорее.
– Ты, как всегда, будешь ударять по кофе? – спросила я.
Алекс кивнул, и его кожаный пиджак слегка скрипнул.
– Я, пожалуй, тоже. Хватит с меня на сегодня шампанского. Так почему бы не зайти ко мне? Мой кофе получше будет, чем у Нила.
– Забыла? – возразил Алекс. – Я снабжаю Нила своим кофе.
– Зато у него нет кофеварки.
– Он скорее сдохнет, чем разорится на такую роскошь.
– Вот видишь.
Алекс помолчал. Затем наклонился к таксисту и назвал номер моего дома.
– Ты очень любезна, – как-то нерешительно сказал он.
– Ага, ужасно любезна, – согласилась я и порадовалась собственному остроумию.
Но Алекс тут же поставил меня на место:
– Это чистая правда. – И он улыбнулся.
Я смешалась. Его улыбка так обволакивала, что в ней можно было раствориться без остатка. На какой-то миг мы замерли, глядя друг на друга. По нашим лицам пробегали оранжевые огоньки фонарей. Такси свернуло на мою улицу, и нас сильно качнуло. Алекс поймал меня за руку и крепко сжал ее в сильной ладони. Несколько секунд мы не могли сообразить, что машина остановилась. Алекс заплатил, презрев мой лепет, что за такси платит компания. Я вовремя сообразила, что иначе его гордость была бы задета.
Мы выбрались наружу, и я принялась искать ключи. Вечная история. Не хватало только застрять у подъезда и пуститься в очередную слабоумную болтовню. Ох, скорей бы уже оказаться дома. Я стиснула зубы. Как будто дома мне предстоит выполнить неприятное задание, и я хочу поскорее покончить с ним. Отыскав наконец ключи, я открыла дверь и быстро засеменила вверх по лестнице: из-за этих каблуков и узкой юбки я наверняка походила на манерного трансвестита, крутящего бедрами. Ну вот и квартира. Я уже хотела распахнуть дверь, как вдруг Алекс за моей спиной негромко произнес:
– Джульет.
Я проворно развернулась, ожидая натолкнуться на него и оказаться в его объятиях. Но Алекс стоял у парапета лестничного балкона – более того, он стоял ко мне спиной! Я растерянно моргнула, глядя на мощную спину, обтянутую кожаным пиджаком.
– Иди сюда, – позвал он.
Я заклацала каблуками по бетонному полу. Алекс поднял руку, указывая на ночное небо. Сквозь листву на нас смотрела луна – чистая и ясная, источающая прозрачный матово-белый свет.
Я молча навалилась на парапет. Рука Алекс легла мне на плечо – сначала осторожно, затем уверенно притянула меня к себе. От Алекса пахло новой кожей, лосьоном после бритья, но больше всего – им самим. Пьянящий запах. Я смотрела на луну, чувствуя на своей щеке взгляд Алекса, но не решаясь повернуть голову. Меня вдруг затрясло.
– Замерзла? Пошли внутрь? – неохотно предложил он.
– Не сейчас. Здесь так красиво.
Он мягко убрал с моей щеки локон.
– Ты красивее. Понимаю, это избитая фраза. Прости, не сдержался.
К этому времени он уже вовсю обнимал меня. Его техника впечатляла. Я встрепенулась – я ведь тоже спец по части технических приемчиков – и погладила Алекса по щеке, он взял мою руку и поднес к губам. Мне внезапно вспомнился Йохан. И хорошо, потому что сравнение было явно не в его пользу. Йохан целовал мне ручку как записной ловелас, перевернув ее ладонью вверх и красноречиво заглядывая в глаза. Должна заметить, очень сексульно. Но Алекс лишь слегка коснулся губами пальцев, потом поднес мою руку к щеке и задумчиво посмотрел на меня.
Стоп. Я так не могу. Ты же классный парень. Зачем тебе такая жуткая дрянь, как я? К счастью, я прикусила язык раньше, чем что-то в этом роде сорвалось с моих губ. Вместо этого, не позволив себе одуматься, я потянулась к Алексу и поцеловала его. Время понеслось вперед, остановилось, снова понеслось. Прошла минута. Или полчаса. Сомнения рассеялись. Алекс целовался классно. Тесно прижавшись к нему, я отмела и сомнения другого рода – никакого электронного органайзера в кармане его серых брюк не оказалось.
Мы оторвались друг от друга, улыбаясь влажными губами.
– Из тебя самодовольство так и прет, – упрекнула я.
– Разве я виноват?
Боже, такой милой улыбки я еще ни у кого не видела. Алекс не красавец, но улыбка делает его таким, Или заставляет меня забыть, что он не красавец.
Одним легким движением он поднял меня и усадил на парапет. Чтобы не свалиться, я схватилась руками за край.
– Не волнуйся, – сказал он, обняв меня. – Я тебя держу.
Я приблизила к себе его лицо и поцеловала. Здорово, что он смог поднять меня, не кряхтя и не пошатываясь. Алекс уткнулся мне в шею, и я тихонько застонала и отклонилась назад, освобождая ему больше пространства для маневра. В кармане моего плаща зашуршала, сминаясь, визитка Йохана. Я почувствовала укол совести. Нет, пускай себе лежит. Так у меня будет путь к отступлению, даже если отступать никуда не придется.
– Пошли, – услышала я свой хриплый голос. Алекс оторвался от моей шеи и взглянул мне в глаза, лишь крепче обхватив за талию.
– Не сейчас. Куда нам торопиться?
В ответ я улыбнулась, чувствуя, как тело мое дрожит, еще крепче притискиваясь к Алексу.
– Ты прав. – Я запустила руку в его лохматые волосы. Лунный свет серебрил прядки у висков. – Торопиться нам некуда.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100