Читать онлайн Мое бурное прошлое, автора - Хендерсон Лорен, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хендерсон Лорен

Мое бурное прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Я боялась признаться в этом не только Мэл, но и самой себе – из страха, что оно и впрямь может случиться. Как только я уложила Джил в постель, передо мной во всей своей красе выросла жуткая перспектива: что, если Джил, пребывающая в смятении и душевном раздрае, спасует перед задачей приготовить тонны еды? Ведь до презентации, которая должна пройти с большой помпой, осталось каких-то четыре дня! Я уже видела, как Джил, погребенная в моей квартирке точно в склепе, изводит гигантские упаковки с бумажными платками, а я в это время ношусь обезглавленной курицей, пытаясь найти шеф-повара для вечеринки и поливая все вокруг кровью, фонтанчиком брызжущей из моей осиротевшей шеи. Приглашая Джил, я отнюдь не играла роль большого босса, проталкивающего свою протеже. Джил в готовке – величайший профессионал, и Ричард, хотя и знал, что она моя подруга, не моргнув глазом утвердил ее кандидатуру. Но если она подведет нас, это будет полная катастрофа.
Я провела ужасную ночь – металась на диване и рисовала в воображении мрачные картины. В худшей из них Лайам в самый разгар вечеринки одну за другой крушил тарелки с канапе и орал, что бездарный повар изгадил все его гениальные рецепты. Подобная перспектива вовсе не была из разряда фантастических, на этот счет я не питала никаких иллюзий. Грипп все еще давал о себе знать, но теперь на первое место выдвинулось нервное напряжение – именно из-за него я пропотела так, что матрас к утру был мокрым, как клумба после дождя. Но, разлепив утром глаза, я увидела перед собой Джил – она стояла возле дивана, с чашкой кофе в руках. Джил умудрилась запустить мою кофеварку для капуччино, которую я никак не могла привести в действие: чашку венчала пышная молочная пенка, присыпанная корицей.
– Я готовлю оладьи по-французски, – провозгласила Джил. – По-моему, нам обеим не мешает отметить начало новой недели вкусным завтраком.
– Оладьи по-французски? – оторопела я.
– Да. Сбегала в магазин на углу и купила кленового сиропа. Он, конечно, не ахти какого качества, но сойдет. За столом мы могли бы обсудить график работы на эту неделю. Между прочим, у меня отличные новости: нам не придется брать напрокат столько техники, сколько я планировала вначале. Кухня в «Джейн» недурно оборудована, а в их кладовке полно всякой всячины, которую никто не использует. Думаю, имея такой арсенал, им не мешает разнообразить свое меню. Я понимаю, это скорее бар и все такое, но хорошая кухня всегда найдет отклик у посетителей. В общем, я решила разработать для них пробное меню. Как считаешь, стоящая идея? Что-нибудь такое, что шеф-повар сможет приготовить на скорую руку, а посетители пожевать для разнообразия? Ну, что-то вроде легкой закуски?
Нет, даже я такое не способна осмыслить с утра пораньше. Я недооценивала Джил. Вместо того чтобы погрузиться в уныние, она развила бешеную деятельность – чтобы не думать ни о чем другом
– Почему бы нам сначала не разобраться с презентацией? – осторожно пробормотала я. – Но в принципе, мне кажется, идея отличная.
Я села на постели и повнимательнее оглядела Джил. Она была слегка взъерошенной, чему отнюдь не сложно найти оправдание. Глаза припухшие – а как же иначе. И все же она приняла душ и вымыла голову, а также попыталась скрыть под макияжем наиболее страшные последствия слезного наводнения, что было добрым знаком. Нытики не втирают тональный крем в темные круги под глазами и не стряпают оладьи по-французски. Нытики слоняются весь день по дому в неглиже с грязными волосами и смотрят дурацкие дневные сериалы. Просто гора у меня с плеч свалилась.
– Спасибо за вчерашнее, Джулс, – сказала она. – Мне и впрямь нужно было кому-то поплакаться.
– Всегда пожалуйста.
Мы неуклюже стиснули друг друга в объятиях.
Можно больше не беспокоиться по поводу вечеринки! Уже от одного этого я была готова прыгать от счастья. Неделя начиналась превосходно. Презентацию я переживу с помощью парацетамолового допинга, и если все удастся на славу, то смогу потом уйти из жизни на несколько дней. Поскорей бы!


* * *


– Может, принести тебе лекарство, раз ты даже с коктейлем не можешь справиться? – предложил Льюис. – Здесь аптека неподалеку.
Мы совершали очередной ежедневный визит в «Джейн». Льюис дегустировал коктейли, которые бармен придумал специально для вечеринки. Вот главный плюс нашей работы, однако сегодня я вне игры. К счастью, вкусу Льюиса вполне можно доверять. Если кто-то и был достаточно искушен и знал наизусть все лондонские бары, чтобы дать добро на рецепт нового коктейля, так это Льюис. Нюх у него острее, чем лезвие, рассекающее кокаиновую дорожку.
– Спасибо, не надо, – отказалась я, – а то у меня будет парацетамоловый передоз. В аптеку рядом с домом меня уже не пускают. Того и гляди полицию вызовут, если заявлюсь к ним еще хоть раз.
– Ты уверена, что с тобой все в порядке?
В его голосе послышалось такое участие, что я занервничала:
– О боже, у меня и правда такой гадкий вид?
Я кинула взгляд в тускловатое зеркало за стойкой бара, намеренно затуманенное, чтобы звездные клиенты «Джейн» не устраивали в три часа утра пьяных истерик, разглядев свои красные рожи, перекошенные от возлияний и химии.
– Ну… выглядишь слегка больной, – тактично ответил Льюис.
– Господи.
Я закашлялась. Не знаю, то ли зараза временно ослабила хватку, чтобы потом, когда у меня будет больше свободного времени, со всей яростью вонзить в меня когти, то ли свое дело делал коктейль из пилюль и горячих отваров, который я вливала в себя каждые четыре часа. Если честно, мне это было безразлично. Главное, что я пребывала в состоянии полной боевой готовности.
Все шло строго по графику. Мониторы, на которых будут мелькать наиболее яркие фрагменты шоу Лайама, были уже установлены и работали как часы. В банкетном зале проверяли огромный плоский экран. Мы также планировали установить мониторы во всех укромных уголках клуба, включая сортиры (последняя задумка принадлежит мне, и я ею страшно горжусь). Уже прибыли фальшивые татуировки для обслуживающего персонала – точные копии росписей, украшающих тело нашего сумасбродного клиента. Тату смотрелись великолепно, особенно вкупе с обмундированием – широкими армейскими штанами и куцыми футболочками с надписью «Лайам без границ» (разумеется, с каждой ухмылялся наш наглец-молодец – очищая банан от кожуры). Бьюсь об заклад, этот прикид – еще один плод моей изощренной фантазии – на следующий день мы увидим на самых прогрессивных улицах в Сохо.
Коктейли тоже оказались хоть куда – как сказал Льюис. Ладно, поверим ему на слово. Если учесть, сколько химии сейчас бурлило в моих венах, «Горячий залп» (шнапс с корицей и острой перечной приправой) уложил бы меня на обе лопатки.
– Не присесть ли мне? – пробормотала я, проваливаясь в мягкое кожаное кресло.
В нашем распоряжении были все лучшие места, поскольку «Джейн» открывается не раньше двенадцати. Чем мы и воспользовались, выбрав самые престижные кресла в эркере. К ужину в «Джейн» набьются юные актеры-повесы и художники-концептуалисты и, разместив задницы на диване, не сдвинут их оттуда до самого закрытия клуба в полтретьего ночи, совершая лишь редкие налеты в сортир, чтобы припудрить носики снежком.
– Как ты? – снова заботливо поинтересовался Льюис, присев на подлокотник кресла напротив и устремив на меня беспокойный взгляд.
Я неопределенно взмахнула рукой – мол, борюсь с заразой как могу.
– Не стоит гробить себя из-за вечеринки, – сказал он.
Гениальная идея.
– Брось, Льюис, – нетерпеливо сказала я, – ты же прекрасно знаешь, что это самая важная неделя в моей жизни. Я имею в виду карьеру. Даже если бы мне отрезали обе руки, я бы потребовала прижечь культи и тут же понеслась на работу. После четверга я могу свалиться, но до того – ни за что… Ну хорошо, я буду ложиться пораньше, чтобы как следует отдохнуть.
– Вот и славно.
Льюис отбросил волосы со лба, и мне в глаза бросились его до безобразия ухоженные ногти, аккуратные и блестящие. Льюис и впрямь топ-модель, соскочившая с подиума. И я вот-вот его потеряю, подумала я с тяжким вздохом.
– Положись на меня, Джульет. У меня море энергии, я могу делать втрое больше. Ты знаешь, как я предан нашему делу. В последнее время ничем другим и не занимаюсь. А тебе вряд ли надо что-то еще доказывать. Знаешь, все и так считают тебя звездой агентства. Ты столько вложила в раскрутку Лайама, что теперь можешь просто сидеть в сторонке. Вряд ли стоит убиваться ради каждой мелочи, если тебя одолел грипп.
Его слова меня растрогали. Парень говорил от чистого сердца. Внезапно в голову пришла отличная мысль. Я прекрасно помнила нашу договоренность с Ричардом, но, по-моему, Льюис имел полное право узнать о своем повышении уже сейчас.
– Льюис, я хочу кое-что сказать тебе. Однако ты должен некоторое время держать это в строжайшем секрете. Я знаю, что тебе можно доверить любую тайну.
О его умении держать язык за зубами я знала давным-давно.
– Разумеется! – нетерпеливо воскликнул Льюис. По моему тону он смекнул, что его ждет приятный сюрприз.
– Официально об этом объявят не раньше следующей недели. Ричард хочет, чтобы сначала мы покончили с презентацией.
Я тянула время, как опытная садистка. Льюис растерянно моргнул – сейчас он напоминал мальчишку, который вот-вот развернет рождественский подарок.
– Нам с тобой придется расстаться. И я от этого далеко не в восторге, поверь мне. Дело в том… – я еще помедлила, – что скоро ты будешь вести собственные проекты.
Рождество буквально обрушилось на Льюиса – он был в полном экстазе. Вот что мне понравилось в нем с первой встречи, еще во время собеседования: несмотря на свои манеры, стильную одежду и показушное хладнокровие, Льюис умел радоваться как никто, и своей радости он не скрывал. Ему и в голову не приходило демонстрировать крутизну, пряча эмоции.
– Ух ты! Вот это да! – расплылся он. – Я не ожидал повышения раньше чем через полгода. Ну надо же! Супер!
Его сияющий вид так меня ободрил, что я даже примирилась с потерей лучшего помощника на свете.
– Ты отлично справляешься с работой. Все это заметили, не только я.
Льюис на секунду примолк, переваривая.
– Ты это заслужил, – просто добавила я.
Его красивое лицо лучилось счастьем. Он схватил меня за руки.
– Джульет, я знаю, кого должен благодарить за это. Спасибо тебе! Я многому научился, работая с тобой. Ты самый лучший в мире босс, а мне жутко повезло, что выпало вкалывать с таким профи, это было колоссальное удовольствие, и мне будет тебя так недоставать… ну, не то чтобы я отправлялся на Северный полюс, но ты понимаешь…
Я скромно грелась в лучах столь жаркого признания. Зачем развеивать его иллюзии и объяснять истинную природу этого повышения? Теперь мои связи в агентстве укрепятся, и Льюис станет моим оплотом. Я не собираюсь врать, будто это я протолкнула его, но если он считает, что обязан шагом по карьерной лестнице именно мне, к чему его разубеждать?
– Но на сегодняшний день ты все еще мой ассистент, – напомнила я, – и будешь выполнять свои обязанности до тех пор, пока я не подыщу тебе замену. Думаю, это не займет много времени.
– Отлично! Как скажешь!
Он сиял как новая монетка на солнце.
– А когда Ричард потащит тебя на обед, ты будешь вести себя подобающим образом – словно потерял от шока дар речи, – строго продолжала я. – И обо мне – ни полслова.
Льюис отсалютовал, щелкнув каблуками:
– Так точно, мэм! Наш секрет не покинет этих стен, мэм!
Я отсалютовала в ответ и рявкнула:
– Вольно, рядовой!
Льюис одарил меня широченной белозубой улыбкой. Хоть я и привыкла к его красоте, она все равно время от времени оглушала меня.
– Разрешите поцеловать главнокомандующего, мэм.
Я ухмыльнулась:
– Разрешаю.
Я ожидала банального чмока в щеку, но вместо этого он поднес мою руку к губам и поцеловал, неотрывно глядя мне в глаза. Это напоминало немое кино: чересчур страстно, но эффектно. Я поплыла. А Льюис все держал мою руку в своей, многозначительно и нежно поглаживая ладонь большим пальцем. Боже, до чего же он хорош.
Внезапно до меня дошло, что Льюис испытывает на мне свои чары. Раньше он никогда этого себе не позволял. Мы, конечно, подкалывали друг друга, но субординацию соблюдали. Я припомнила совет, который не так давно дала Льюису, – обратить внимание на зрелых женщин. Неужто он уже и в этом преуспел? Или я первая?
Я неуклюже вырвала руку. А что еще оставалось? Упасть к нему в объятия и закатить глаза в страстном томлении? Негодяй и впрямь меня завел и прекрасно это понимал, о чем яснее ясного говорила его нагловатая ухмылка.


* * *


– Эй! – Лайам выпрыгнул словно чертик из табакерки. – Так и думал, что вы тут!
Лайам и всегда был энергичен, но в последнее время с ним творилось что-то немыслимое. Он уже не мог просто ходить, он скакал и подпрыгивал, будто к его кроссовкам были приделаны пружины.
– Все в порядке? О, моя прекрасная леди! – И он звучно чмокнул меня в щеку. – А, Льюис! Здорово, друг!
Они с Льюисом обменялись долгим, запутанным, вывихивающим кисти и ломающим предплечья рукопожатием, как два заядлых гангстера. И где только Льюис нахватался такой ерунды? Впрочем, может, этому и учиться не надо? Может, у каждого самца это в крови: ты просто хватаешь руку другого чувака и начинаешь ее дергать и скручивать в знак мужской солидарности.
– Я прямиком от другой моей прекрасной леди! – сообщил Лайам, энергично приплясывая на полусогнутых ногах, словно готовился к спринтерскому забегу.
– О чем это ты, Лайам? – поинтересовалась я. – Я за тобой не поспеваю.
Точнее не скажешь: достаточно было только взглянуть на него, и силы меня покидали. Когда там мне закидываться следующей дозой лекарства? Через пару часов? Вот черт.
– Конечно, о Джил, о ком еще? – возбужденно размахивая руками, ответил Лайам. – Ну ты молоток, Джулс, скорифанила меня с Джил! Не, в натуре, она просто супер. Я уже попробовал – харч что надо. Не скажу, что она готовит лучше, чем я, потому что это я бы погнал… ну, ты сечешь, это мои рецепты как-никак. Но она потрясно стряпает! А это тебе не пальцы гнуть!
Мы с Льюисом обменялись взглядами, и мой помощник ухмыльнулся.
– У нее до хрена всяких идей, – продолжал Лайам. – Кайф. Ты спасла мою задницу, Джулс. – Голос его вдруг сделался сконфуженным. – На самом деле я тут обмозговал кое-что… короче, если я буду делать еще одну книгу, – они мне все уши прожужжали про следующую книгу… ну, если эта пойдет круто… Короче, я бы с радостью закорешился с Джил. Не то чтобы я сам не справился и все такое… У меня куча чумовых идей, но иногда так помогает почесать с кем-нибудь язык о стряпне, собрать мысли в кучку и все такое… Она такая цыпа, но не заносится. Короче, знаешь, если все пойдет путем, мы с ней могли бы покумекать насчет кой-чего на пару.
– Вот и отлично! – поддержала я его с воодушевлением.
Понятия не имею, согласится ли Джил «корешиться» с Лайамом на предмет дальнейшего сотрудничества. Впрочем, если он предложит ей приличную сумму за услуги консультанта, кто знает? Главное, чтобы сейчас Лайам остался доволен.
Он поигрывал массивной золотой цепью, которая болталась у него на шее, вызывая в памяти китайское оружие. Прошу заметить, в самом Лайаме есть нечто от оружия, поэтому что может быть гармоничнее? Торс нашего клиента обтягивала футболка с изображением двух трогательных зайчих из «Плейбоя», изображенных в таких позах, каких эти зайцы – готова спорить на что угодно – никогда не принимают, скажем… в общественном транспорте.
– А Джил еще та телка, да? – ухмыльнулся Лайам. Свою минутную слабость он всегда возмещал с избытком. – Я тащусь от баб в теле. Секс из них просто прет, да ведь?
Я с удивлением оглянулась на Льюиса, который важно кивнул в знак согласия, словно сам был без ума от зрелых женщин.
– Трахнул бы ее прямо на плите, – продолжал Лайам.
Господи. Вот уж чего Джил не хватает, так это секса на плите. Хотя… может, ей и правда этого не хватает? Теория Пластыря в действии: как только одна полоска отклеивается, сразу – шлеп! – приляпываешь другую на зияющую рану.
– А кухня у нее полный улет, скажу я тебе, – неожиданно серьезным тоном заявил Лайам. – Я бы себе такую завел.
Льюис не смог подавить смешок. Лайам не так его понял.
– Не-а, чуа-ак, пра-ада! – Надо было слышать его новую манеру глотать звуки в подражание неграм американского Гарлема. – Клевая планировка, свету до фига и недетская сексуальная энергетика, мо-ож мне поверить.
– Мне казалось, тебе подойдет что-то более современное, ну, знаешь, мрамор, хромированные детали. У Джил просто кухонька в деревенском стиле, – пояснила я Льюису. – Терракотовый пол, ящички под сосну и кафель с орнаментом.
– Не-а, – настаивал Лайам, – я тащусь от кухни Джил. Она реально самая чумовая. А все эти хромированные хреновины – для салаг, которые мечтают быть поварами, ясно? Не сомневайся, если ты живешь стряпней, то на фиг тебе еще дома такая кухня? Тебе скорее хочется чего-то домашнего… – Он задумчиво поскреб загривок. – Привалило же ее муженьку. Хоть бы ценил это, что ли. А то какой-то смурной ходит. Я бы на его месте точно срывал с петель дверь, пока у меня молнию на ширинке не сорвало. А он приползает домой как побитая собака. А ведь он не красавчик, так?
Я подпрыгнула:
– Ты видел Джереми?
– Ага, он завалился как-то, когда мы обсуждали наши планы. Сунул голову в дверь и сразу поперся наверх. А чего? Видать, не описался от радости-то, что его жена зависает на кухне с молодым горячим парнем, пока он на работе корячится, а? – Лайам по-свойски ткнул Льюиса в бок. – Мы же знаем, что может случиться, пока муженек на работе, а, друг?
Льюис залился краской. Должно быть, он поведал Лайаму о своих подвигах. Иначе с чего бы ему краснеть. Я обрадовалась возможности сравнять счет, который был не в мою пользу после его поцелуя.
– Не то чтобы мы баловались, – продолжал Лайам, – но я уже начал подумывать, как бы мне взбить сливки и…
– Лайам, избавь меня от этого. Она же все-таки моя подруга.
– Ну как же. А кстати, о твоей подруге, – Лайам запрыгнул на подлокотник моего кресла, – как там твоя Мэл? Она обо мне спрашивает? Крутая цыпа, черт меня подери, – с восхищением сказал он Льюису. – Из-за нее меня вышвырнули из клубняка. Завела меня так, что мне башку реально снесло, и они меня вышвырнули. От таких надо держаться подальше, а?
Последняя фраза явно адресовалась мне. Я кивнула.
– А если уж и корешиться с ней, то нужно отвалить кучу бабок, я прав? – с энтузиазмом спросил он. – Профи высшего разряда. Черт, хоть бы поскорей ее увидеть. Придет на презентацию-то?
– Возможно.
– Притащи ее, Джулс, притащи! – взмолился Лайам. – Скажи ей, что я собираюсь разойтись на полную катушку и только она сможет вправить мне мозги.
Черт, просто страшно делается, насколько Мэл и Лайам настроены на одну волну.
– Ну ладно, поглядим, – сказала я.
– Джулс, ну пожалуйста… А, Хоуи! Здорово, друг!
Итак, клуб открылся и прилетела первая ласточка – юный сердцеед и звезда сериалов, который, не выдержав драконовского графика мыльной сцены, ошивался по лондонским барам с целью завести несколько полезных знакомств, чтобы пролезть в Голливуд. Если бы легионы восхищенных фанатов, которые знают его по роли опрятного отца-одиночки, отважно бросающего вызов нужде, увидели его сейчас, то никогда уже не оправились бы от шока. Сейчас это был нечесаный пьянчужка со шваброй на голове.
Лайам подскочил к нему. Они обменялись крендельным рукопожатием, но актер задерживаться не стал, ибо ничто не могло встать между ним и баром. Ясное дело, торопится опохмелиться.
– Помнишь актриску, которую я забалтывал на водочной вечеринке? – прошептал Льюис мне на ухо. – Ну, Сюзанну Сондерс? Она сказала, что парень – гей.
– То есть он ее бросил? Льюис усмехнулся:
– Нет, правда гей. Но это еще не самая пикантная деталь. У него крошечный член.
– Бедный. – Меня захлестнула волна жалости к Хоуи. Неудивительно, что он так торопится в бар.
– Как думаешь, Лайам в порядке? – спросил Льюис.
– Куда там! Последние дни он сам не свой. Превращается в маньяка.
– Наркотики?
Я пожала плечами:
– Не больше, чем обычно. Скорее парень просто до смерти перепуган. Он трезвонит мне каждую минуту – хотя это ты и так знаешь, потому что отвечаешь на звонки. Но он мне и домой звонит и болтает обо всем… и ни о чем. Ему нужна поддержка.
– Ничего странного, – заметил Льюис. – Он ведь совсем молодой, и все это свалилось на него слишком неожиданно.
– Угу, катастрофа гарантирована.
Я оглянулась на Лайама – он оживленно дискутировал с Хоуи и барменом о футболе. Дело в том, что пока Лайам остается самим собой, горячие скандалы обеспечены прессе каждый день. Я не удивлюсь, если через год в колонке сплетен прочту, что Лайам женился на супермодели, развелся с ней пару месяцев спустя из-за того, что успел поиметь весь выводок ее подружек и дальнюю родственницу королевских особ, что его замели за наркотики, отправили в десятый раз в клинику для… Но никто и слова ему не скажет до тех пор, пока он будет ляпать кулинарные книги и его программы будут пользоваться бешеным успехом. Ведь Лайам – настоящий клад для желтой прессы. И для рекламщиков, конечно. Представляя интересы Лайама, как мне иногда казалось, что я держу за хвост тигра. Ну что ж, по крайней мере не надо приправлять публикации перчиком, что приходится делать с прочими клиентами-занудами.
– По-моему, это у него от безделья. Он привык вкалывать с шестнадцати лет, с тех пор, как закончил школу. А после того как Фелисити прибрала его к рукам, он целыми днями пропадал на съемках и сочинял рецепты. Сейчас же он только и делает, что валяет дурака. И это для него вредно.
– Думаешь, ему стоит открыть свой ресторан? – догадался Льюис.
– Ну, что-то в этом роде.
Лайаму не стоялось спокойно – он подпрыгивал на месте, яростно жестикулируя.
– Шеф-повара все такие, – заметила я, – брызжут энергией. Жаль, что я раньше до этого не додумалась. Ему нельзя позволять бездельничать. Даже если у сериала будет продолжение (мы с Льюисом одновременно постучали по столу), съемки начнутся не сразу. А я не хочу видеть, как он себя уничтожает. Пока он бьет баклуши, с ним действительно может случиться беда. Если что-то и способно удержать его от соблазнов, это работа и карьера.
Льюис кивнул:
– Думаю, ты совершенно права.
– Твои слова ласкают слух, – ухмыльнулась я. Внезапно на меня навалилась усталость.
– Льюис, я и так уже разбита, а придется еще часа два висеть на телефоне. Ты не можешь поговорить с менеджером по поводу кронштейнов для трех последних экранов? И поболтать с Лайамом как мужчина с мужчиной? Кто-то должен за ним последить, пока я буду занята.
– Будет сделано, босс, – козырнул Льюис и добавил, сопроводив слова откровенно игривой улыбкой: – Обожаю так говорить. Мне решительно будет не хватать этих слов.
Льюис прежде не включал передо мной свои чары на полную мощность, и потому до сих пор я имела довольно слабое представление об их разрушительной силе, наблюдая со стороны, как юные девицы пачками падают к его ногам. Наверняка ведь мерзавец трахнул и Сюзанну Сондерс: он с такой самодовольной ухмылочкой сказал, что «забалтывал ее» (хотя глагол «забалтывать» явно не способен описать все действия, которые он над ней производил). Теперь же я поняла, в чем главный секрет его обаяния. Дело не только в его внешности, достойной мирового признания, но и в значении, какое он вкладывает во взгляд: мол, ты – единственная женщина на всем белом свете, способная его заинтересовать. Я чувствовала себя кроликом в западне.
Встав, Льюис протянул ко мне обе руки:
– Пойдем, пострадавшая. Вот так, потихоньку.
Я позволила ему вытащить себя из кресла. Он не отпускал моей руки куда дольше необходимого, напоследок еще раз многозначительно пожав ее. Черт, он просто не занимался мной раньше, потому что я была боссом?
Но Льюис мигом вылетел из головы, когда я вспомнила рассказ Лайама о том, что Джереми заходил домой к Джил. Надо же, как быстро в моем сознании их общий дом перешел в единоличное пользование подруги! Однако, если Джереми по-прежнему открывает дверь своим ключом, значит, Джил так и не сменила замки. Но теперь-то все иначе, чем неделю назад! Теперь, когда крыса Филип покинул корабль любви, все круто изменилось. Зачем Джереми заходил к Джил? Обсудить развод? Надо срочно поговорить с Джил. Ах да, и не забыть позвонить Крису, напомнить ему о презентации и спросить, как прошел первый день занятий. А затем, естественно, Лайаму. Хотя он и сам мне позвонит. Вчера он звонил трижды, будучи в разной степени опьянения. Итак, грипп валил с ног, а мне приходилось оказывать поддержку всей вселенной, не получая взамен почти ничего! Ну да ладно, только быстрей бы все закончилось.
Скоро я не смогу положиться даже на Льюиса. Он поймал мой взгляд, улыбнулся и провел рукой по волосам. Это был очевидный призыв. Будь Льюис девчонкой, он бы надувал губки и перекидывал волосы с одного плеча на другое. С одной стороны, такая перемена в нем удручала. Я и не представляла, что продвинутый по службе Льюис окажется совсем другим Льюисом. Кому нужна опора, которая с тобой заигрывает? Но с другой – до чего же это лестно! Ведь эта экзотическая помесь жеребца и очаровательного щенка еще и моложе меня! Весь остаток дня я прошагала энергичной прыгающей походкой, хотя у меня и не было уникальных кроссовок Лайама с пружинами на пятках.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен


Комментарии к роману "Мое бурное прошлое - Хендерсон Лорен" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100