Читать онлайн Гвардеец Бонапарта, автора - Хелтон Венита, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хелтон Венита

Гвардеец Бонапарта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

– Похоже, племянничек, твой будущий тесть попал в крупную переделку, – сказал Ренато Белуши, выныривая из ночного тумана в расположение третьей батареи. При свете фонаря Доминик увидел, что во рту у Белуши торчала неизменная сигара, правда на этот раз незажженная.
– Я думал Этьен в городе охраняет рынок, – произнес Доминик, – а что там с ним стряслось?
– Да захотелось ему, понимаешь ли, в герои. Кажется, он поплыл по реке на пироге, чтобы присоединиться к нам, по пути в темноте заблудился и пристал к берегу, как раз возле плантации Вилье. Наши лазутчики говорят, что там его и взяли. Сейчас он сидит у англичан спеленатый, как младенец.
– Лаура знает?
– Еще нет, однако, сам понимаешь, – шила в мешке не утаишь.
– Да уж, – буркнул Доминик и вполголоса выругавшись, начал снимать одежду.
– Ты что, что ты, черт побери, ты что собираешься пойти утешать свою мадемуазель своей колотушкой в такое время?
– А, иди ты, – раздевшись догола, Доминик зачерпнул грязи и начал намазывать все свое тело до тех пор, пока не стал черным как ночь.
– Посмотри там в моем мешке, дядя, где-то там у меня есть кожаные трусы. – Прицепив на пояс кортик и захватив шпагу, Юкс сказал: – Пойду выручать этого храбреца. Надо же вытащить его оттуда.
Ренато раскурил сигару и, выпустив дым в ночную темень, нагнулся к мешку Доминика, чтобы найти его кожаные трусы. Отыскав их Белуши повернулся к племяннику.
– Помощь нужна?
– А ты что, предлагаешь свою?
– Да нет, но может кто-нибудь еще захочет помочь.
С Домиником пошел Сент Джон. Они миновали темную кипарисовую рощу, прошептали пароль передовым постам, состоявшим из индейцев, и вскоре оказались на территории занятой врагом. В кронах деревьев шуршали ночные животные, птицы. Где-то недалеко, в речной заводи, плескались аллигаторы, прямо перед ними с ветки дерева, глухо заворчав, спрыгнула рысь и исчезла в ночи. Костры английского лагеря стали видны сквозь ночной туман. Бесшумно, словно призраки, мужчины переползали от дерева к дереву все ближе и ближе подбираясь к английским аванпостам. Впереди внезапно зажегся огонек спички, это английский часовой зажег ее и стал раскуривать трубку. Едва заметного огонька все-таки хватило Доминику и Сент Джону, чтобы рассмотреть мушкет часового, стоявший возле дерева.
– Вот идиот, – еле слышно прошептал Доминик и двинулся к англичанину.
– Дай я, – произнес Сент Джон и, стремительно прыгнув вперед; тут же ударил солдата в челюсть своим тяжелым кулаком. Англичанин, как подкошенный рухнул на землю. Вдвоем они оглушили его и крепко связали, привязав к дереву, чтобы тот невзначай не скатился в речную протоку.
Низко пригнувшись к земле, Доминик осторожно вышел из зарослей прибрежного кустарника на равнину, за ним последовал Сент Джон. Ноги обоих мужчин были окутаны тростниковыми связками так, что теперь они могли совершенно бесшумно продвигаться от костра к костру. Они прошли через весь лагерь, но Этьена нигде не обнаружили.
Под прикрытием густого тумана спасатели решили углубиться дальше в расположение неприятеля. Несколько раз, при появлении английских солдат им приходилось падать на землю и ждать, пока опасность их минует. Английский лагерь тихо и безмятежно спал, туман сгущался, и тогда Сент Джон и Доминик решили подойти к самой речной дамбе.
– Да разве найдешь его в такой темноте! – прошептал Сент Джон, – как мы его отыщем?
– А вот как, – сказал Доминик, – следуй за мной и делай как я.
– Все что хотите месье Юкс.
– Индейцы! – громко закричал по-английски Доминик. – О, боже, помогите нам, их тут сотни!
Сент Джон тоже издал дикий воинственный вопль и швырнул палку в ближайший костер. Вверх взлетели тысячи искр. Солдаты вскакивали охваченные внезапным ужасом, ругались на чем свет стоит и спешно начали забрасывать землей костры. Несколько человек разрядили в воздух свои мушкеты, кто-то очевидно выстрелил просто в темноту, закричали раненые, и от этого паника еще больше усилилась, а Сент Джон и Доминик продолжали бежать, под прикрытием тумана, время от времени издавая леденящие кровь жуткие вопли. Паника разрасталась, раненых становилось все больше. Возле речной дамбы Доминик внезапно услышал, как кто-то ругается по-французски, и они сразу бросились на звук. Возле костра, связанный по рукам и ногам; лежал Этьен Шартье. Два человека охранявшие его, стояли тут же, но чуть-чуть поодаль и громко проклинали начальство, индейцев и эту войну, в которой им приходилось жертвовать собой неизвестно ради чего.
– Ага, вот посмотрите, индейцы сдерут с вас скальпы и порубят на мелкие кусочки, – злорадно кричал Шартье своим охранникам. – Вашим друзьям придется упаковать ваши дрянные останки в ящики из-под виски и отправить обратно в Лондон.
– Заткни свою пасть, грязная лягушка.
– Уносите свои жалкие кости подальше, – продолжал препираться Этьен, – и скорее грузитесь на корабли. Эти дикари чертовски кровожадны. Не хотел бы я быть сейчас на вашем месте.
– Заткнись! – закричал один из стражей повернувшись к Этьену и обнажив свою шпагу. Глаза солдата стали круглыми от ужаса, плескавшегося в них. – Заткнись или я тебя отправлю прямо в ад.
– Я погибну как герой, – невозмутимо произнес Этьен, – как один из старых наполеоновских гвардейцев, так что пошел к черту со своими угрозами ты, английская свинья.
Рыча от гнева, англичанин бросился к пленнику и размахнулся, чтобы прикончить его, однако, в следующее мгновение Доминик, бросившись вперед, своей шпагой отбил удар часового, когда клинок находился всего в нескольких дюймах от головы Шартье. Сент Джон внезапно напал на другого охранника и словно стальными тисками сжимал тому горло, пока англичанин не потерял сознание.
Доминик и его противник обменялись несколькими ударами, внезапно солдат в красном мундире вскрикнул раненый в грудь и упал на колени. Резким движением Юкс выбил у него из рук оружие, засунул в рот кляп и связал ему руки за спиной. Сент Джон и Этьен бросились к дамбе.
Спустя несколько секунд, Доминик их догнал, и все вместе они скатились с насыпи к берегу. Внезапно перед ними оказался еще один костер, возле которого находились английские солдаты, охранявшие баржу. От неожиданности солдаты беспорядочно разрядили свои мушкеты кто куда, не причинив беглецам ни малейшего вреда. Доминик бросившись на землю, на ходу откатился в темноту и из своего пистолета выстрелил в освещенную огнем костра фигуру. Англичанин даже не успел вскрикнуть, пуля угодила ему между глаз. Двое других солдат бросились со шпагами на Юкса.
Издав воинственный крик, Этьен вырвался из объятий Сент Джона, пытавшегося скорее отправить француза в безопасное место, и рухнул на берег словно мешок с углем. Падая, он сшиб в воду и Доминика и его двух противников. Яростно ругаясь Сент Джон бросился к месту схватки и, напав сзади на англичан, резко стукнул их друг о друга головами, после чего вытащил обмякшие тела англичан на берег.
Отплевываясь и чертыхаясь Этьен вскочил на ноги. Грязная вода стекала с его одежды ручьем. Восторженно воздев вверх руки, он закричал:
– Давайте, друзья мои, утащим их барк и пойдем на шестах вверх по реке…
Доминик схватил Этьена за руку и толкнул на баржу, затем они с Сент Джоном отпихнули судно от берега и вскочили на него. Став на корме и взяв в руки длинные шесты, мужчины начали поворачивать баржу против течения. Внезапно Этьен схватил Доминика за руку и, радостно глядя ему в глаза, произнес:
– Слушай, все-таки я отлично сделал, что отвлек от тебя этих мерзавцев, правда?
– Отлично, спасибо тебе.
С минуту Шартье молчал, затем заговорил снова.
– Даже ветераны Наполеоновской гвардии вряд ли могли бы сделать лучше, как ты думаешь?
– Да уж куда лучше, Этьен, – согласился Доминик налегая на шест. Он внимательно следил за дамбой, пытаясь рассмотреть где англичане, однако, в тумане ничего нельзя было рассмотреть.
– Может ты когда-нибудь замолвишь за меня словечко, чтобы меня тоже приняли в армию. У меня отличные данные: невообразимая храбрость и сила льва. Ведь, кажется, нет никаких препятствий для меня, чтобы стать гвардейцем, а?
Несмотря на всю серьезность момента, Доминик не смог скрыть своей улыбки.
– Есть одна проблема, Этьен.
– А что такое?
– Рост. Ты должен быть ростом не меньше шести футов.
Шартье расстроенный присел на корточки и в отчаянии уставился в туман. Наконец он безнадежно произнес:
– Но мне же не хватает целых двадцать дюймов… И я все-таки сражался хорошо, правда?
– Угу, еще как! Если бы только император знал, какого солдата он потерял!


Доминик Юкс пристально всматривался в раскинувшуюся перед ним равнину. Он, Сент Джон, Ренато Белуши и еще десять человек бывших пиратов, молча стояли возле покрытых утренней влагой мерцающих орудий. Инстинкт подсказывал Доминику, что этим утром англичане будут бороться до конца и не отступят.
– Эти пожиратели овсянки сегодня хотят крови, – прошептал Ренато Белуши. – Ну что ж, пора с ними посчитаться.
– Боишься? – спросил тихо Доминик.
– Боятся трусы, а твой дядюшка никогда не боялся за свою жизнь. Ого, это еще что такое?
– Черт подери! – Доминик увидел, что на батарею скользнула Лаура одетая в мужское платье с длинным ружьем. – Немедленно возвращайся назад, – приказал он ей.
– Нет, я пришла помогать.
– Уходи, кому сказал!
– Думаешь оттого, что я уйду, рассеется туман? – спросила девушка. Не дожидаясь ответа, задала новый вопрос. – А как ты считаешь, где сейчас англичане? Наверное, ярдах в десяти от нас?
– Я думаю, что сейчас перегну тебя через колено и выбью из твоей задницы все твое упрямство.
Лаура с вызовом вздернула голову, однако, сказала по возможности нежным голосом:
– А тогда мой храбрый папа снимет с тебя, дорогой, скальп.
– Твоему храброму папе сейчас не до этого. Он на шестой батарее таскает ведра с водой.
– Тогда я буду таскать вот это ведро. Я отказываюсь быть единственным членом семьи, который отсиживается в тылу. – Лаура быстро привстала на цыпочки и чмокнула Доминика в нос. Сзади послышался добродушный смешок и подошедший Ренато Белуши взял у девушки из рук ружье.
– Мадемуазель, у нас тут сегодня будут настоящие цели и ружья у которых есть кремни.
Девушка отобрала свое оружие и продемонстрировала всем его затвор.
– На, посмотри. Видишь? Кремень. Я его купила сегодня у Жана Лаффита, а вот тут, – она показала на кожаный мешочек, висящий у нее на поясе, – здесь у меня порох и пули.
Доминик наклонился пониже над мешком и присвистнул.
– Это самые необычные пули, которые я когда-нибудь видел.
Девушка попыталась закрыть мешочек, но Сент Джон склонился к Доминику и, потянув за веревку, развязал ее. Отталкивая одной рукой Лауру, бухгалтер заглянул внутрь. В ту же секунду плечи мужчины начали содрогаться от смеха. Вокруг них стали собираться солдаты батареи.
– Что у нее там, Сент Джон? – спросил Доминик, – кажется подгоревший картофель?
Сент Джон вытащил из кожаного мешочка дюжину блестящих цветных шариков и произнес:
– Мраморные бусинки.
Мужчины расхохотались, Лаура, стараясь сохранить серьезность, начала сгребать бусы обратно в мешочек. Доминик поднял одну бусину, которую она просмотрела и ловко запустил ее девушке за воротник. Взвизгнув, Лаура бросила в него целую пригоршню камушков. Он отшатнулся, а артиллеристы весело расхохотались.
– Мадемуазель, вы именно такая француженка, каких я люблю всем сердцем, – весело прокричал Ренато, вытирая выступившие от смеха слезы. – Вот уж кого я с радостью назову своей племянницей, пусть ваш будущий муж смотрит за вами получше, иначе я утащу вас к себе на корабль и уплыву. Вы у меня будете главным артиллеристом.
– Я с такой старой крысой ее ни за что не отпущу, – засмеялся Доминик, схватив Лауру раньше, чем ей удалось ударить его. – Ее с тобой нельзя отпускать даже, несмотря на опасность, которой она тут подвергается.
Ренато снова рассмеялся и довольно затянулся сигарой.
– Ну, может мой племянник будет слишком высовываться, когда англичане пойдут в атаку, и тогда эти парни помогут мне избавиться от опасного соперника.
– Дурацкий юмор, мадемуазель Лаура, – добродушно сказал Сент Джон. – Вам не слушать месье Белуши. Он думать, что он сильно смешной.
Ренато довольно усмехнулся и, не считая необходимым отвечать, глубоко затянулся сигарой.
Лаура вцепилась в руку Доминика и крепко ее сжала.
– Ты ведь этого не сделаешь, Доминик, правда? Ты будешь осторожен?
– Более чем обычно, особенно теперь, когда ты здесь. – Доминик нежно погладил лицо девушки, – но я не смогу ловить ядра руками, поэтому, девочка моя, постарайся сама не высовываться. Да, и вот еще что, Лаура…
– Что?
– Не стреляй из своего ружья. Эти чертовы бусинки могут искрошить все твое лицо, когда разорвутся прямо в дуле ружья. Позволь уж нам стрелять из пушек.
– Ладно. Но если все-таки англичане заберутся на вал, я тогда буду бить их тем, что попадется под руку.
– Решено. И еще.
Лаура с подозрением посмотрела на него, зная что он не оставил мысль отправить ее назад, а мужчина улыбнулся и сказал:
– Я люблю тебя.
Она глубоко вздохнула и коснувшись пальцем его лица, прошептала:
– Тогда останься сегодня живым… пожалуйста.
– Ну конечно, нам с тобой нужно еще тысячу лет быть вместе, – Доминик наклонился к девушке и поцеловал ее.
Артиллеристы отвернулись, желая дать влюбленным хоть немного побыть вдвоем.
Туман стал очень быстро редеть, и американцы с волнением стали всматриваться в боевые порядки противника. Вдоль линии обороны помчался на коне генерал Джексон, подбадривая своих солдат и остановившись возле третьей батареи, прокричал:
– Кошки драные! Их тут не меньше шести тысяч, откуда они тут все взялись?
Рядом с командующим ехал на лошади Жан Лаффит. Джексон сделал его одним из главных своих советников отчасти потому, что Жан знал местность, как свои пять пальцев, а отчасти потому, что не хотел выпускать пирата из виду. Сделав какие-то пометки на грифельной доске, лежавшей в переметной суме, Жан наклонился к генералу и что-то сказал.
Прямо перед оборонительным валом разорвалась сигнальная ракета, и редеющий туман вспыхнул мириадами ярких блесток.
– Это сигнал к началу английской атаке. Бог да поможет нам! – воскликнул Лаффит и крикнул Доминику: – Доминик, братишка, ты крепко всем нам поможешь, если прикончишь побольше англичан.
Сент Джон перекрестился и произнес:
– Вы когда-нибудь видели такое?
О себе Лаура могла сказать только одно.
– Никогда!
Двумя длинными колонами в атаку на позиции защитников Нового Орлеана двигались регулярные части британской армии в красных мундирах. Одетые в зеленую форму, стрелковые бригады, темнокожие индусы и соединения шотландцев, одетых в свои национальные клетчатые юбки.
Руки Лауры задрожали, и она взволнованно схватилась за свое незаряженное ружье.
– Кажется прошлой ночью эти ублюдки разместили на равнине новые батареи, – произнес Белуши. – Посмотри вон, видишь левее шотландцев между ними и левым флангом. Я насчитал семь, нет восемь орудий.
– Внимание, прицел семьсот ярдов, – подал команду артиллеристам Доминик и, те засуетились возле орудий, – пали по ним, ребята!
Орудия рявкнули, на равнине поднялись клубы дыма, однако, штурмовые колонны не выказывая никаких признаков расстройства и страха, все так же мерно и неумолимо продолжали двигаться на оборонительные порядки американцев.
– Заряжай картечью, – скомандовал Доминик, увидев как англичане открыли огонь из своих ружей, все так же неутомимо продвигаясь вперед.
Лаура зажала руками уши и в ужасе смотрела через бруствер на то, как английские солдаты, сжатые неумолимым серпом войны, падали на землю словно колосья. Несколько английских подразделений внезапно остановились, пропуская своих товарищей вперед, и у Лауры мелькнула отчаянная надежда, что сейчас все английские штурмовые колонны бросятся назад, но уже в следующее мгновение она поняла, что ошиблась. Отставшие солдаты догнали своих товарищей, но теперь в руках они несли фашины и штурмовые лестницы, которые они собирались приставлять к валам оборонительных редутов, если конечно они смогут к ним дойти.
Когда до англичан оставалось метров четыреста, Джексон приказал артиллерийским батареям прекратить огонь. По оборонительным порядкам передали его приказ:
– Когда пороховой дым рассеется подпустить их поближе, пока не увидите какого цвета у них глаза, а потом бейте и не промахивайтесь. Мы их всех отправим в ад.
Медленно, словно часы, бежали секунды ожидания. Дым постепенно относило в сторону, и стало видно англичан. Они были уже совсем близко. Американские стрелки открыли огонь практически уже не промахиваясь. Наступающие колонны редели, но продолжали двигаться вперед. В их шествии, в этой неумолимости, с которой они двигались навстречу ярко-оранжевым злобным вспышкам ружейных выстрелов, было что-то страшное, даже жуткое. Казалось, что их уже ничто не остановит.
Доминик стоял у амбразуры из мешков с песком и смотрел на поле боя, не обращая внимания на летающие вокруг пули. Его руки крепко сжимали эфес шпаги. Он яростно и гневно кричал наступающим.
– Вы бесславно погибнете тут как овцы. Возвращайтесь к себе в Англию, дурачье.
Цепь солдат бросилась вперед к укреплениям. До них оставалось совсем немного, всего несколько ярдов, всего несколько шагов и в этот момент скрытые в прибрежных кустах пушки американцев дали залп.
Словно смерч пронесся по рядам штурмующих, и англичане в панике, побросав все осадные принадлежности, начали отступать. Пренебрегая дисциплиной, оставляя лестницы и фашины, теряя оружие, они побежали назад.
Генерал Пакенхем, тот самый, который должен быть губернатором Луизианы, на своем великолепном белом коне, бросился через все поле, чтобы остановить бегущих. Внезапно над бруствером поднялся какой-то стрелок и выстрелил в скачущую фигурку. Пуля попала генералу в шею и Пакенхем, словно камень, бездыханный покатился на землю.
– О, черт! – секунду спустя выругался Доминик, – посмотрите, что делают шотландцы. Они снова идут на приступ, это же самоубийство, прямо на пушки.
Лаура увидела, как через все поле прямо на их батарею, двигалась армия шотландских горцев. Даже рев орудий не мог заглушить пронзительных звуков волынок, игравших какой-то походный марш. Шотландцы падали и все же продолжали идти. Вид множества храбрых людей, идущих на верную смерть, был так ужасен, что Лаура закричала и в следующую секунду заметила лицо Доминика. Оно было страшным. Закопченное пороховой гарью, искаженное страданием лицо Доминика вздрагивало, а по его щекам, оставляя светлые полоски, стекали слезы. Он приказал перезарядить орудия. В это мгновение, как никогда в своей жизни, он с гордостью почувствовал, что в его венах тоже течет шотландская кровь. Но в то же время понимал, что сейчас орудия, которыми он командует, начнут стрелять по тем, кто может оказаться его братьями. Он поднял руку и помедлил. На солнце сверкнуло его кольцо. Артиллеристы смотрели на своего командира, ожидая приказа открыть огонь, а он посмотрел на Лауру, затем стиснул зубы и отвел взгляд в сторону.
– Огонь! – едва слышно скомандовал Доминик и резко опустил руку.
Орудия рявкнули и пороховой дым милосердно закрыл от него то, что в эту секунду происходило на равнине. Но ни что на свете не смогло бы заглушить раздавшийся затем ужасный звук смерти, в одночасье разнесшийся над полем сражения.
Через два часа после начала битвы у Нового Орлеана, генерал Джексон приказал своим солдатам прекратить огонь. На поле остались лежать две тысячи англичан. Американцы потеряли только тринадцать человек.
Доминик, Лаура и многие другие защитники Нового Орлеана высыпали на поле, чтобы оказать помощь раненым. Доминик Юкс, чувствуя как на сердце у него лежит камень, пытался оказать всю возможную помощь раненым шотландцам. В отличие от остальных победителей он был молчалив и мрачен.
– Ты делал то, что должен был делать, Доминик, – Лаура прикоснулась к его локтю и попыталась заглянуть ему в глаза.
– Да. – И отведя от нее взгляд, он продолжал ходить между телами убитых, заглядывая каждому в лицо, словно пытаясь среди павших отыскать самого себя. И только когда над полем битвы опустилась, наконец, ночь, и он больше не мог различить лица поверженных людей, наступило облегчение.
Этой ночью в американском лагере никто не спал. Те, кто ухаживал за ранеными, напряженно всматривались в западный берег реки, на котором войска полковника Горнтона грузились на баржи, чтобы в течение ночи перегруппироваться и сделать новую попытку победить в сражении.
Новый Орлеан был охвачен тревогой, однако, на следующее утро разведка донесла, что главные силы Горнтона ушли с плантации Вилье.
Новый Орлеан был спасен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита



Эх какой мужчина я аш позавидовала главной героине! Раман просто чудесен, в нем чувствуется романтический и чувственный настрой, а так же приводит в восторг захватывающий, интригующий и интересный сюжет и конечно же главные герои! В общем я суперски провела время за чтением этого шедевра в который безусловно автор вложил душу, за что автору браво и спасибо! У меня после прочтения душа поет! Кто риснет раскусить и распробывать изюменку этого романа то уж точно не прогодает и ни за какие коврижки не пожалеет затраченного времени на этот роман! Он много стоит и однозначно не оставит вас безразлчными и разочарованными в нем, так как любой коментарий какой бы он не был это уже эмоции и чувства, вы высказываете свое мненя и одно это делает вас не безразличными! Это здорово когда читаешь то что твоей душе по нраву!
Гвардеец Бонапарта - Хелтон ВенитаНаталья Сергеевна
19.09.2012, 11.07





Читать конечно можно, но роман так себе.
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
5.11.2012, 23.14





Глупость плюс гордость - очень раздражающее сочетание. Но 5 поставлю. Думала, еще мать обьявится, но нет...
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
14.11.2013, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100