Читать онлайн Гвардеец Бонапарта, автора - Хелтон Венита, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хелтон Венита

Гвардеец Бонапарта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Оставшись на крыльце Доминик стал дергать дверь и громко, яростно звать Лауру.
– Вы похожи на старого волка возле трех поросят, – добродушно ухмыльнулась Ида, подходя сзади и передавая ему поводья его лошади. – Я бы не удивляться, если бы видеть, как вы дуете на дверь.
Впервые за все время Доминик не улыбнулся. Он бросил на женщину разъяренный взгляд, снял притороченную к седлу корзину с едой, отдал ее Иде и вскочил на лошадь. Кровь его бурлила. В бухте найдется множество хорошеньких смугленьких красоток, которые с охотой успокоят его.
Солнце уже почти спряталось за горизонт, когда он достиг дома Шартье. Над двором витали ароматы французской кухни. Доминик поставил лошадь в конюшню и вышел во двор. Как всегда, собаки лениво залаяли, но так и не дали себе труда вылезти из-под веранды.
Фабиан, пропалывающая клумбу, выпрямилась и, бросив несколько цветков в свою плетеную корзину, махнула ему рукой.
– Капитан Юкс, я так надеялась, что вы присоединитесь к нам за ужином.
Доминик снял шляпу и поклонился.
– Мне не хотелось бы быть слишком, навязчивым, мадам.
– Ну что вы, – молодая женщина, поставив корзину на плечо и расправив свои красные юбки на бедрах, улыбнулась мужчине мимолетной соблазнительной улыбкой, от которой у нее на подбородке появилась очаровательная ямочка.
– Ведь согласитесь, что вы бы сюда не заехали, если бы не почуяли запах еды.
– Признаюсь, не смог удержаться.
– Ну, вот и хорошо. – Она взяла гостя под руку и пошла с ним вверх по ступеням. – Этьен у себя в кабинете, а я должна закончить приготовление к ужину.
Доминик горячим взором следил за тем, как женщина пошла в дом, окутанная густым ароматом дорогих духов. Ее бедра слегка покачивались при ходьбе, и он сжал кулаки, представив на ее месте Лауру, вспомнив тонкую гибкую талию девушки. Черт возьми, ему следовало бы вырвать ту проклятую дверь.
Этьен как раз заканчивал разбирать свои бумаги, когда Доминик вошел к нему. В пепельнице из слоновой кости, стоявшей у локтя хозяина дома, дотлевал окурок сигары. Вторая сигара была у Шартье между зубов.
– Да здравствует Император! – произнес хозяин вместо приветствия.
– Здоровья ему и скорого возвращения в Париж, – механически ответил Доминик.
Он осмотрелся вокруг. Все стены были увешаны головами всевозможных хищников из семейства кошачьих. Среди них находились трофеи в виде голов гиппопотамов, носорогов и даже одна слоновая. Огромная шкура белого медведя распростерлась на полу. Морда животного навечно оскалилась в зловещей ухмылке.
– Они вам нравятся, мой друг? Всех я застрелил своими руками. – Этьен довольно обвел богатство рукой с зажатой в ней сигарой. – Сегодня вечером за ужином я расскажу вам о своих подвигах.
– С огромным интересом послушаю, – сказал Доминик, все еще кипя от гнева на Лауру, он отодвинул стул, сел и, закурив сигару, посмотрел сквозь дым на головы животных.
– Ну и как у вас дела с моей дочерью?
Сигара, которую Доминик держал между пальцев, вздрогнула и вдруг сломалась. Выругавшись, он положил ее в пепельницу и ответил:
– Так как и ожидалось, черт побери!
– Звучит не очень хорошо.
– Она из-за чего-то очень зла.
Этьен виновато посмотрел на гостя, уселся в кресле поудобнее, затем перевел взгляд в окно.
– Моя дочь все эти дни, все время почему-то злится. Это пройдет.
– Возможно.
Хозяин дома сложил свои бумаги в аккуратную стопку и встал из-за стола.
– Пойдемте, поужинаем на застекленной веранде. – Они прошли по освещенной факелами дорожке мимо пруда на задний двор. Указав на прыгавших в ветвях деревьев попугаев, Шартье произнес: – Обычно в комнате Лауры, когда она сюда приезжает, живут четыре-пять этих бездельников. Надо сказать, что она не очень любит содержать дом в порядке.
Доминик удержался от комментариев по этому поводу, и спорить не стал. Комната Лауры над магазином в Новом Орлеане была наоборот очень опрятной и аккуратной. По крайней мере, до той ночи, когда они предавались там бурным ласкам. Даже сейчас у него зашумело в ушах, и кровь застучала в висках, когда он вспомнил их одежды, беспорядочно разбросанные по полу, смятые, сбившиеся в ком простыни и ее горящее от возбуждения лицо на фоне белоснежных подушек.
– Ну, вот мы и пришли, капитан.
Увитые цветами и яркой свежей зеленью, колонны поддерживали крышу белой веранды, стоявшей на расчищенном от леса участке. На перилах стояли восковые свечи и вазы с цветами, а на столе лежала огромная пальмовая ветвь и несколько роз. Корзина с цветами, которую набрала Фабиан, стояла на одной из ступеней. Сама молодая женщина стояла возле стола, сложив руки перед собой. Доминик поклонился, Этьен приподнялся на носках, чмокнул ее в щеку, и все сели за стол.
Держа в руках серебряные блюда, показались рабы, которые, пройдя вокруг стола, сняли крышки с кастрюлек, демонстрируя хозяину и его гостю филе из камбалы, креветок и в особом соусе, запеченные в раковинах устрицы, бобы, рисовый салат и еще с полдюжины других блюд.
Однако, Доминик мало обращал внимания на все это великолепие. Он отсутствующе смотрел на стол, уставленный тарелками с угощением и все еще желал почувствовать в эту минуту руки Лауры у себя на спине, ее нежные груди у своей груди. Ему хотелось прикоснуться губами к тонкой коже на шее девушки и заставить ее порывисто повздыхать под его ласками.
– Капитан, такое ощущение, что вы за тысячу миль отсюда, – сказала Фабиан, окутывая его светом своих темных глаз.
– Прошу прощения, месье, мадам, пожалуй, я отвлекся, – Доминик занялся филе, где-то в подсознании отмечая, что бриз стих, воздух стал густым и душным, как бывает перед дождем.
– Может быть, если бы Фабиан поговорила с Лаурой, так сказать, женщина с женщиной… – начал Этьен.
– Этьен, друг мой, она не одобряет меня, – прервала хозяина дома молодая женщина.
– Ну, так ее нужно заставить! – Шартье вытер салфеткой крупные капли пота на своем лице и добавил. – Я сам ее заставлю.
– Ее нельзя заставить сделать абсолютно ничего, – возразил Доминик.
– Ох уж мне эта ее раздражительность, вот и мать у нее была такой же горячей. Это вина матери. Мне следовало выбить это из дочери еще в юном возрасте.
Внезапно Доминик почувствовал гнев в груди, направленный теперь уже на Шартье, позволившему себе критически высказаться о его любимой.
И тогда он резко произнес:
– Месье, вам следует благодарить судьбу за то, что ваша дочь обладает таким темпераментом, она храбрая и сильная. Да любой мужчина будет просто счастлив, умереть за такую девушку.
Глаза Фабиан пристально взглянули на него.
– И даже вы?
– Да. – Его голос стал тихим, едва слышным. – Она драгоценная жемчужина, за нее я готов отдать свою жизнь.
Этьен задумчиво надул щеки и произнес:
– Послушайте, капитан, те корабли, что гниют в бухте до верху нагружены прошлогодним урожаем табака. Я не смог его доставить в Орлеан, а сейчас уже скоро созреет новый урожай. Я хорошо вам заплачу, если вы погрузите его к себе на шхуну.
– Оплата для меня ничего не значит. Я отсюда без Лауры никуда не уеду.
Губы Этьена растянулись в широкой улыбке.
– Так ведь в этом же и есть вся прелесть моего плана. Везите ее назад в город вместе с табаком.
– Вы так говорите, словно она коробка с сигарами. Неужели вы опять рискнете ее жизнью во время прорыва блокады?
– Не очень-то и велик будет риск, если вы будете с нею.
– Вы не знаете британцев, – мрачно сказал Доминик.
Фабиан долго молча смотрела на него и затем тихо произнесла:
– Он сделает это, Этьен.
Шартье потер руки.
– Лаура никуда не денется и когда окажется на одном корабле с таким славным парнем, непременно влюбится в него, если еще не влюбилась по уши.


Остров уже окутывала ночная тьма, когда Доминик покинул дом Шартье и направился на свой «Дракон». От того, чтобы провести ночь в пустой комнате Лауры, как ему предлагал плантатор, Доминик отказался, прекрасно понимая, что это обеспечило бы ему совершенно бессонную ночь. Если бы он только услышал аромат Лауры, исходящий от подушки, скорее всего он бы сошел с ума. Когда Доминик подошел к бухте, внезапно с моря ему в лицо подул сильный порыв ветра. Луну начали закрывать густой пеленой неизвестно откуда взявшиеся облака. Атмосфера сгустилась, стало тяжело дышать, несмотря на сильный ветер. Казалось, сам воздух пропитался какой-то смутной тревогой. Новый ледяной порыв!
Доминик всмотрелся сквозь сумрачную мглу в силуэт «Дракона», стоявшего на якоре. Шхуна повернулась против ветра. Ее гладкий фальшборт на несколько мгновений блеснул в лунном свете, затем снова вокруг затянуло густой пеленой.
Налетел новый порыв ледяного ветра. Ветер крепчал, яростно рвал полы куртки. Подхваченная его порывом, шляпа Доминика взлетела вверх и исчезла где-то в темноте. Издалека, почти заглушаемый воем разбушевавшейся стихии, донесся лай собак. Гончие Этьена! Те самые гончие, которые вообще никогда не подавали голоса.
Посылая страшные проклятья, Доминик взбежал на пристань, подбежал к дому, в котором жили его матросы, и забарабанил в дверь.
– Тайфун идет, быстро отводите корабль на подветренную сторону острова!
Подгоняемый порывами ветра, Доминик пробежал милю к дому Этьена Шартье меньше чем за пять минут. Остановившись только затем, чтобы побарабанить в дверь, он уже на ходу крикнул об опасности и, перепрыгнув через перила веранды, бросился к конюшне. Там, нервно перебирая ногами, бились в стойлах лошади Шартье, чувствуя приближение шторма. Доминик вывел черного мерина, на котором сегодня уже ездил и, не теряя времени, вскочил на спину неоседланной лошади. Уже вылетая галопом со двора, он увидел, как прислуга Этьена поспешно прячется в укрытие под верандой.
Крупные капли дождя упали ему на лицо и часто застучали по земле. Дорога сразу стала похожа на жидкую черную смолу, такую же вязкую и плотную. Небосвод прочеркнули вспышки молнии и в их отсветах, на мгновение мелькнули стебли табака, поваленные порывами ветра. Ветер свистел в ушах Доминика, и оглушительные удары грома напоминали яростную канонаду каких-то могучих гигантских орудий. Словно огромные стрелы по воздуху летели пальмовые ветви и даже небольшие, вырванные с корнем деревья. Доминик понимал, что ураган еще только набирает силу и не достиг всей своей мощи. Изо всех сил, пытаясь удержаться на дороге, он молил господа помочь ему вовремя успеть туда, где осталась Лаура. Ее коттедж стоял в самой низкой части острова и вода могла залить его в считанные минуты. От сильного порыва ветра мерин стал на дыбы и, не устояв, соскочил с дороги в поле. Доминик попытался заставить лошадь двигаться дальше. Казалось, в этом сражении со стихией прошли часы, а может быть дни, во всяком случае, он уже потерял счет времени, когда, наконец, заметил еле видный за серой пеленой дождя силуэт коттеджа. Мужчина соскочил с лошади и бросился к веранде. По пути его два раза бросало на землю, и он откатывался назад, словно тюк хлопка.
– Лаура! Лаура! Ида! Лаура! – звал Доминик. Судя по тому, как заболело горло, он понял, что кричит их имена, однако, ничего не услышал. Ветер заглушал его голос, яростно рвал пуговицы на его рубашке, трепал клочья порвавшейся одежды.
– Лаура! Ида!
С трудом, забравшись по ступеням, мужчина обнаружил, что передней двери коттеджа нет на месте, ему с трудом удалось заползти внутрь. То, что он заметил в частом сверкании молнии, ужаснуло его. Задней стены дома не было совсем, будто ее снесло чьей-то чудовищно сильной рукой. В этот пролом ветер с грохотом выдувал остатки мебели, которая исчезала в зияющей бреши, словно ее втягивал гигантский насос. Стены дома вибрировали, словно были из бумаги, и было ясно, что они в любой момент могут рухнуть. Доминик бросился наружу.
– Лаура!
Высокие морские волны, ломая деревья, яростным приступом заливали двор. Один из валов чуть не утащил мужчину в море, однако, ему удалось где ползком, а где вплавь, вновь выбраться на относительно твердое место и вновь добраться до здания кухни.
– Лаура! Ида!
– Доминик! Домини-и-ик!
Он услышал ее голос, но не смог увидеть ее. Тогда собрав все силы, он рванулся вперед и вдруг налетел на стол, лежавший кверху ножками. Лаура и Ида прятались там, цепляясь за ножки.
– Держись! Держись! – донесся до него истошный женский крик.
Ему было ясно, что кухня вскоре тоже обрушится. Захваченной заранее веревкой Доминик обмотал Иду, затем другой конец завязал вокруг талии Лауры, оставшимся концом веревки он привязал себя к ним.
– Пойдемте! – истошно завопил он. – Быстро наружу!
– Нет! О, боже! Нет! – закричала в страхе Ида.
– Пойдем, крыша скоро рухнет, – крикнула в ответ Лаура.
Доминик вытолкнул женщин из домика и как только вышел сам, увидел, как коттеджа уже нет на прежнем месте. Лаура и Ида упали в воду, но ему удалось вытащить их и потянуть в сторону. Не прошли они и десяти шагов, как перед их расширившимися от ужаса глазами, легкий домик кухни приподнялся вверх и, сложившись словно карточный, рухнул прямо в море.
Собрав остатки сил, уворачиваясь от летящих со всех сторон обломков, Доминику удалось добраться до кипарисовой рощи в пятидесяти футах от того места, где когда-то стоял дом Лауры. Он привязал веревку к стволу дерева, плотнее подтянулся к женщинам, стараясь не думать о том, что может случиться, если ураган вывернет кипарис из земли.
Сколько времени пришлось им пробыть под ледяным ветром, прижимаясь, друг к другу, почти захлебываясь под ливнем, никто из них не мог бы сказать. Но, наконец, вой ветра пошел на убыль и стал слышен шум дождя. Теперь капли дождя падали на землю вертикально.
Всем троим, стало почти больно от наступившей вдруг тишины.
– Все кончено, – сказал Доминик, – но сейчас будет большой прилив. Нам надо выбираться с этой оконечности острова.
Он развязал веревку и повел женщин почти по пояс в воде мимо почерневших стволов упавших деревьев туда, где, как он надеялся, находилась дорога. Несколько раз Лаура падала, и ему приходилось почти нести ее на руках.
Почти два часа, если не больше, блуждали они среди воды и грязи, пока, наконец, небо не стало светлеть. Раскаты грома звучали в отдалении. Везде, куда ни посмотришь, на земле лежали стебли табака, многие поля были залиты водой, тут и там копошились люди из разрушенной деревни, находящейся впереди.
– Пошли, посмотрим, чем мы им можем помочь, – сказал Доминик.
Белый надсмотрщик и пять рабов погибли, многие пропали, возможно, их смыло в море. Ида заметила двух ребятишек, по всей видимости, оставшихся без родителей, и направилась к ним, а Лаура и Доминик принялись оказывать помощь раненым женщинам и другим обитателям деревни.
Спустя некоторое время Доминик произнес:
– Больше мы здесь ничего не сможем сделать, пока не получим помощь. Пойдем, Лаура, я отведу тебя к отцу.
– Может там и дома-то никакого нет. Лучше я останусь здесь с Идой и буду делать то, что смогу.
Он взял ее за плечи. Волосы девушки висели, словно мокрые сосульки, ее лицо стало трудно узнаваемым от покрывшего кожу слоя грязи, однако, глаза Лауры горели решительно и страстно. Доминик, удивляясь силе духа этой хрупкой на вид девушки, произнес:
– Мы должны отыскать твоего отца. Когда мы узнаем о его судьбе, то вернемся сюда с помощью.
Затем Доминик взял ее за локоть, и они медленно пошли по размытой дороге. За три мили до главного дома Доминик заметил в отдалении фигуру какого-то человека и сказал:
– Вон, похоже, твой отец.
– Где?
– Смотри вон туда, он только что скрылся за домом, вон видишь?
– Милосердный боже, правда, он. – Лаура попыталась побежать к отцу, однако, ее ноги разъезжались в грязи, и ей казалось, что она едва движется. Заметив их, Этьен пришпорил лошадь навстречу.
– Дети мои! – закричал он, спрыгивая на землю и обнимая сразу их обоих.
– Как я счастлив, что вас спас господь! Пойдемте скорее, пойдемте домой.
– А что, он уцелел? – спросила Лаура.
– Да. Ураган был сильнее, как мне показалось, на южной оконечности острова. Нас едва затронуло и урожай на этой части острова тоже пострадал не так сильно.
– А вы не знаете, что с моим кораблем? – спросил Доминик.
– Ваша шхуна в порядке, чего не скажешь о моих кораблях. «Попрыгунья» и один из моих бригов оказались выброшенными на берег. Боюсь, что я понес большие убытки.
– В южной деревне пострадало много рабов, – Доминик принялся рассказывать о том, что они увидели.
Впервые за все время Лаура увидела боль в глазах отца. Немного помолчав, Этьен с горечью произнес:
– Я все-таки надеялся, что все не так плохо. До чего печальный день!
– Он будет еще печальнее, если мы не окажем им помощь. – Лаура схватила поводья лошади, на которой приехал отец, и вскочила в седло. – Я скачу в бухту и организую помощь.
Девушка галопом помчалась по дороге, а Шартье хлопнул в ладоши, указал Доминику на дочь и воскликнул:
– Ну, я же знал, что она умеет ездить верхом! Нет, я все-таки заставлю ее взять ту белую кобылу.
– Вы все-таки на удивление жизнерадостно выглядите для человека, который понес такие убытки, – устало, улыбнувшись, сказал Доминик.
Глаза Этьена заблестели.
– Убытки? Да наоборот, я думаю, что сегодня я приобрел себе сына или зятя, уж как хотите. Разве вы не видели, какими глазами смотрела на вас моя дочь? Вы все-таки одолели ее и могу сказать, что теперь она ваша.
– Я научился никогда не быть уверенным, когда дело касается вашей дочери, – ответил Доминик, однако, восторг и волнение в голосе не оставляли сомнения в его подлинных чувствах.
– А теперь пойдемте назад и организуем рабов. Самое время начинать ремонт, а потом, мой друг, я объясню вам, как я на моих ранчо применяю систему сдачи в наем земельных наделов.
– А? Что это еще такое?
– Это та система, которую вы у себя будете применять после того, как отпустите своих рабов на свободу.
– Похоже, вы, мой друг, получили деревом по голове во время урагана, если всерьез предлагаете мне такие проекты.
– Я предлагаю вам все это для того, чтобы спасти вашу черную душонку от ада, месье, и помочь вам вернуть расположение вашей дочери, да и, кроме того, моя система поможет вам изрядно обогатиться.
Глаза Этьена Шартье засмеялись, сам он весело заулыбался и, взяв, Доминика под руку, сказал:
– В таком случае, капитан Юкс, мои уши в вашем распоряжении.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита



Эх какой мужчина я аш позавидовала главной героине! Раман просто чудесен, в нем чувствуется романтический и чувственный настрой, а так же приводит в восторг захватывающий, интригующий и интересный сюжет и конечно же главные герои! В общем я суперски провела время за чтением этого шедевра в который безусловно автор вложил душу, за что автору браво и спасибо! У меня после прочтения душа поет! Кто риснет раскусить и распробывать изюменку этого романа то уж точно не прогодает и ни за какие коврижки не пожалеет затраченного времени на этот роман! Он много стоит и однозначно не оставит вас безразлчными и разочарованными в нем, так как любой коментарий какой бы он не был это уже эмоции и чувства, вы высказываете свое мненя и одно это делает вас не безразличными! Это здорово когда читаешь то что твоей душе по нраву!
Гвардеец Бонапарта - Хелтон ВенитаНаталья Сергеевна
19.09.2012, 11.07





Читать конечно можно, но роман так себе.
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
5.11.2012, 23.14





Глупость плюс гордость - очень раздражающее сочетание. Но 5 поставлю. Думала, еще мать обьявится, но нет...
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
14.11.2013, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100