Читать онлайн Гвардеец Бонапарта, автора - Хелтон Венита, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хелтон Венита

Гвардеец Бонапарта

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Доминик толкнул Лауру себе за спину и, повернувшись, спокойно посмотрел прямо в отверстие пистолета, наведенного ему в лицо. Глаза его при этом возбужденно и лихорадочно блестели, однако, он и не пошевелился, чтобы защитить себя.
Косточки пальцев Аллена побелели на курке оружия. Толпа медленно, безмолвно подалась назад. В этот момент к спорящим подошла мадам Ренуа.
– Я не позволю вам устраивать дуэли в моем собственном саду, Аллен! Доминик! Или занимайтесь этим в другом месте, или я сию же секунду вызываю шерифа.
На подбородке Дефромажа вздрогнул мускул. Он медленно опустил оружие и спрятал его за поясом.
– Не имеет значения, где именно я выпущу кровь из этого негодяя. Называйте место, месье.
– Площадь Святого Антония, ровно в час, – сказал Доминик, все таким же спокойным голосом. – Я выбираю кавалерийские пистолеты.
– Решено, – ответил Аллен. – Надеюсь, что вы уже написали завещание.
– Э-э, дружок, оно уже много лет пылится в сейфе моего адвоката.


Лаура стояла одна рядом с магнолией, пристально вглядываясь в туманную тьму. Она не хотела присоединяться к группе возбужденных зевак, оказавшихся здесь после бала.
В центре площади стоял человек в цилиндре и сюртуке и спокойно разговаривал с Домиником и Алленом. Рядом стояли Ренато Белуши и Габриель Вилье, исполнявшие роль секундантов, держа в руках плащи противников.
– По правилам дуэли, – произнес мужчина в цилиндре, – вы расходитесь, начиная со счета «один». На счет «десять» поворачиваете и стреляете. Кто-нибудь из вас хочет сказать последнее слово?
Лаура надеялась, что Доминик бросит на нее последний взгляд, или хотя бы еще раз заговорит с ней, но этого не произошло. Ее губы еще болели от его долгих страстных поцелуев, которыми он на обратном пути покрыл ее лицо. На глаза девушки навернулись слезы, к горлу подкатил комок, она вся дрожала и с трудом удерживалась на ногах, затем она схватилась за ствол дерева, чтобы не упасть.
Дуэлянты медленно стали спина к спине, подняв свои длинные драгунские пистолеты кверху, словно прицелившись в луну и с посеревшими лицами стали ждать начала отсчета.
– Один!
Доминик шагнул вперед.
– Два, три!
Доминик возвращает ее честь. Отныне весь Новый Орлеан будет знать, что Лаура – это женщина, ради которой можно убить или умереть, и самое главное – она сама будет это знать.
– Четыре! Пять! Шесть!
Перед Домиником выросла густая пелена тумана. Он подумал с тревогой о том, сможет ли увидеть цель, когда повернется, чтобы стрелять.
– Семь! Восемь! Девять!
Он слышал, как толпа разом взволнованно вздохнула. Это был ужасный звук для человека, идущего по лезвию ножа. Его пальцы напряглись на гладкой деревянной рукоятке пистолета.
– Десять!
Он повернулся и навел пистолет в голову Дефромажа раньше, чем тот успел повернуться на своих каблуках. Однако, в следующее мгновение порывом ветра вновь взметнуло целые клочья тумана и на мгновение ничего не стало видно. Когда туман рассеялся, пистолет Аллена уже был направлен на него. Мрачная усмешка тронула губы Доминика, и его палец отпустил курок. Глядя вперед Доминик медленно скрестил руки на груди, и его пистолет бесполезно уставился в небо.
– Проклятье! Ты идиот, француз! – донесся до него выкрик Ренато Белуши. Он услышал проклятье мужчин, женский плач, но только ничего не слышал с того места, где, как он знал, стояла Лаура.
Когда Доминик посмотрел на пистолет своего противника, руку, высунувшуюся из рукава дорогого серого одеяния и залитое лунным светом лицо своего врага, то улыбнулся, словно перед ним стоял не вооруженный враг, а добрый приятель.
Наведенное на него оружие легонько вздрогнуло, затем до него донесся звук выстрела. Злобный язычок пламени разорвал туман и в ту же секунду Доминик почувствовал, как будто его левую щеку обжег дьявольский горячий поцелуй. В следующую секунду он увидел на лице Аллена выражение триумфа. Однако, радость в его глазах тут же исчезла, когда Дефромаж увидел, что его враг не упал. Толпа в волнении закричала.
– Теперь ваш черед, месье Юкс, – сказал распорядитель и помахал толпе, чтобы там замолчали.
Доминик поднял пистолет, прицелился, его палец вновь лег на курок. Аллен Дефромаж стоял там, откуда и выстрелил. Его глаза горели от ненависти. Ветер бросил ему в лицо пряди длинных черных волос.
– Пристрели его, Доминик! – воскликнул Ренато Белуши, – он зацепил тебя!
Домик снова опустил курок. Наконец, ему стало видно как смотрит на него Лаура. Ее глаза были наполнены страхом. Тогда он снова перевел взгляд на своего противника, положил под локоть правой руки левую ладонь и прицелился. Теперь ему очень хорошо было видно, что лицо Аллена заливает холодный пот. Тому было очень трудно стоять спокойно, ожидая собственной смерти. Доминик тихонько выругался, поднял пистолет вверх и нажал на курок. Из дула вырвался острый язычок пламени, и пуля исчезла в ночном небе.
Аллен застонал и без сил упал в объятия своего секунданта, а Доминик повернулся и, уже собираясь уходить, мрачно взглянул на своего противника, тихо и грозно обронил:
– В следующий раз, друг мой, я вас убью.
Опустив плечи и сознавая свое поражение, Ален Дефромаж повернулся и пошел прочь. Не говоря ни слова Габриель Вилье подал ему шляпу и пальто. Толпа расступилась, пропуская его. На мгновение капитан остановился возле Лауры и затем пошел дальше, так и не решившись заговорить. Вскоре издалека донесся стук колес его экипажа.
Белуши хлопнул Доминика по плечу, помог ему одеть пальто, и люди тут же окружили победителя, стараясь пожать ему руку, хлопнуть по спине или хотя бы просто что-нибудь восхищенно крикнуть.
Юкс довольно равнодушно принимал их похвалы и поздравления. Лаура по-прежнему стояла у магнолии не двигаясь и ему никак не удавалось увидеть, что выражали ее глаза. Но конечно, она явно не хотела, чтобы он убивал этого дурака капитана. Возможно потому, что не считала себя достойной такой жертвы. «О, боже! – подумал Доминик. – Сможет ли она когда-нибудь перестать чувствовать себя виноватой?»
Ренато Белуши помахал своими руками, заставляя смолкнуть разговоры.
– Ребята, нам всем надо расходиться по домам. Клейборн запретил дуэли и наверняка сейчас появится шериф. Ну-ка быстро все по каретам!
Добродушно улыбаясь и помахивая на прощание руками, толпа быстро стала редеть, и через пять минут на туманной улице никого не осталось. Белуши, махнув рукой Лауре, ушел с площадки и забрался в черный экипаж.
И тогда Доминик, сквозь туман, двинулся к Лауре. Опустив руки вдоль тела, он ждал, чтобы она сама показала ему, что желает его объятий.
– Я думала, что ты погиб, когда не услышала твоего выстрела, – наконец, прошептала девушка.
Она достала из ридикюля носовой платочек и прижала его к красной полосе на щеке мужчины.
– О, Доминик, ты сумасшедший, пылкий, прекрасный мужчина. Я своими руками убью тебя за то, что ты меня так напугал.
Доминик обнял девушку с удивительной силой и нежностью глядя прямо в глаза, блестящие от слез.
– Ты не очень расстроилась, что я его не убил, – спросил он.
– Расстроилась? Да я никогда не видела никого, кто мог бы сравняться с тобой по храбрости и благородству. Доминик!.. Я больше не могу сомневаться в своих чувствах. Я-я… я… тебя люблю.
Острая радость пронзила его.
– Святые апостолы! Наверное все же капитан убил меня, и я уже в раю.
– Рай там, где ты, – прошептала Лаура.
Он крепче прижал ее к груди, не имея сил сказать ни слова от избытка чувств. Наконец, он пробормотал:
– Я никогда не позволю тебе уйти от меня, моя прекрасная жемчужина. Ты бесценное сокровище и я никогда не оставлю тебя, Лаура Бретон Шартье.
– Мое сердце разорвется от горя, если ты это сделаешь, Доминик Юкс.
Он засмеялся от счастья, затем подхватил ее на руки и пошел по улице, не остановившись и даже не посмотрев в сторону экипажа с сидевшим в нем Ренато.
Девушка в его руках была подобна легкому облачку и ему казалось в этот миг, что он мог бы так идти всю свою жизнь, никогда не останавливаться.
Вскоре в тумане появились очертания дома Лауры. В нем горело только одно узкое оконце возле двери. Доминик опустил девушку на землю и тихо сказал:
– Дай мне ключ.
Лаура открыла свой ридикюль, достала маленькую металлическую связку ключей и передала ее мужчине дрожащими руками.
Он вставил ключ в замок и дверь щелкнула, открываясь. Девушка остановилась на пороге в сомнении, не зная, как поступить дальше и глядя прямо в глубокие, как омут, глаза Доминика. Этой теплой летней ночью он мог погибнуть защищая ее честь. Возможно, что опасность еще не миновала. Возможно, Аллен Дефромаж подстерегает Доминика где-нибудь в тумане на темных городских аллеях.
– Если ты сейчас уйдешь, – тихо сказала девушка, – я, может быть, никогда снова не увижу тебя. Пожалуйста, зайди ко мне в дом.
Его лицо радостно осветилось, но тут же вновь стало суровым и серьезным.
– Лаура, мне завтра надо уехать по делам. Через несколько дней я вернусь.
Лаура взволнованно схватила его за лацканы сюртука.
– Пожалуйста, не покидай меня.
Доминик даже застонал, чувствуя себя так, словно ему в сердце воткнули нож. «Почему он должен этой ночью страдать от одиночества, когда наконец, выиграл такой приз?» Быстро, словно боясь, что девушка исчезнет, испарится в ночном тумане, он втолкнул ее в дом и войдя вслед за ней, закрыл дверь.
– Ты пригласила меня войти, – сказал он, – и теперь тебе не удастся меня выгнать.
– А я никогда и не буду пытаться, любимый мой.
– Ну, тогда веди меня наверх.
Поднимаясь наверх по лестнице, Лаура едва чувствовала ступени под ногами. Дрожащими пальцами она крепко держалась за руку Доминика понимая, что как только его отпустит, то сразу потеряет всю уверенность и решимость.
Войдя в свою спальню девушка остановилась посредине комнаты, а Доминик прошел вперед к каминной полке и чиркнув спичкой зажег лампу. Затем он подошел к кровати, откинул полог, сдернул покрывало и только после этого повернулся к девушке.
Там, у входа, он сказал, что теперь его ни за что не выставить за дверь, однако Лаура очень хорошо понимала, что стоит ей сказать только слово и Доминик уйдет, но как она сможет тогда жить? Если с ним этой ночью случится что-нибудь ужасное, ее сердце разорвется на части, и она никогда не сможет утолить страсть своей души. Лаура решительно отвергла последние сомнения в правильности того, что делает.
– Не уходи, Доминик… – попросила девушка и робко вошла в кольцо его рук.
– С этой минуты не будет пути назад, Лаура.
– Я уже сделала свой выбор, – она поднялась на цыпочки и поцеловала его. И тогда мужчина нежно поцеловал ее в ответ и, уже чувствуя, как дрожит от волнения девушка, поднял руку к ее волосам и вытащил из них гребень. Тяжелая лавина волос Лауры еще не успела рассыпаться у нее по плечам, а мужские пальцы уже начали расстегивать пуговицы на ее изумрудном зеленом платье.
– Я хочу видеть твое прекрасное тело, – произнес он спуская легкую ткань с девичьих плеч к талии. Она покорно ждала пока Доминик стянул с ее грудей лиф, а потом, опустив голову и прикрыв глаза, тихонько вздохнула, когда дыхание мужчины опалило ее сразу набухшие соски.
– Тебя породил дракон, – прошептала она.
– Этот дракон пылает ради тебя, Лаура Шартье…
Платье Лауры, слегка задержавшись на бедрах соскользнуло на пол. Все сильнее возбуждаясь от близости молодого натянутого словно струна девичьего тела, задыхаясь от нетерпения, Доминик снял с нее нижнюю юбку и короткую сорочку и она осталась стоять перед ним в одном лифе и чулках с подвязками.
– О, боже! Ты прекраснее, чем самые сказочные мечты пирата.
Она задрожала от волнения и робости не зная, что он собирается делать и заранее позволяя ему все, смиряясь со всем, что сейчас случится. Ее тело прожигали насквозь взгляды Доминика, а живот девушки казалось превратился в пылающее озеро огня. Словно в забытьи она почувствовала, как мужчина развязал ленты у нее на лифе и последний покров спал с ее тела.
– Ты словно ожившая статуя Галатеи, – прошептал Доминик, дотрагиваясь большими пальцами до сосков девушки, – ты моя Венера, я хочу тебя поцеловать… – И сразу же его язык скользнул к ямочке у основания девичьей шеи. В мозгу Лауры словно взорвались миллиарды разноцветных звезд – это он коснулся губами нежного и упругого соска на ее правой груди. Спустя мгновение, Доминик выпустил изо рта горячий влажный комок плоти и легонько подул на него.
– Доминик… – простонала она, – мне кажется я сейчас упаду.
– Я не дам тебе упасть, Огонек.
И теперь уже не сдерживаясь, мужчина крепко обнял девушку за бедра и прижал к себе, лаская ее тело и покрывая поцелуями. Лауру била дрожь, и в то же время, ей казалось, что она словно сгорает на медленном огне с какой-то стыдливой радостью, чувствуя на своем обнаженном теле мужские сильные ладони. Доминик положил ее на кровать, а сам стал на колени у нее между ног.
Его лицо было искажено страстью, сжигавшей его душу Доминик стал быстро срывать с себя одежду. На секунду ему показалось, что пальцы слишком медленно справляются со всеми многочисленными пуговицами и тогда от решительно рванул ворот рубахи так, что пуговицы с треском отлетели и застучали по полу словно сухие горошины.
При виде его широкой загорелой груди, покрытой курчавыми жесткими волосами, у Лауры перехватило дыхание. В свете лампы мускулы на торсе Доминика вырисовывались особенно рельефно. У него не было ни капли жира, только упругие напряженные мышцы.
– Я задыхаюсь, не могу дышать, – счастливо улыбаясь прошептала девушка. Робко и неумело она прикоснулась к его горлу и затем медленно повела ладонью вниз по его груди к твердому плоскому животу.
Доминик приподнял ее правую ногу сгибая в колене, медленно, восхитительно прекрасными движениями он начал ласкать ее ступни, щиколотку, медленно поднимаясь по ее ноге все выше и выше и улыбаясь при виде того, как лицо девушки начинает пылать, а ее дыхание становится прерывистым. Спустя несколько бесконечно долгих мгновений, его пальцы уже гладили бедра девушки, с наслаждением чувствуя их нежную округлую мягкость сквозь ее шелковые чулки. Доминик словно оттягивал то мгновение, когда его пальцы соскользнут на обнаженную девичью кожу и от этого, от его улыбки, прикосновений, от его дыхания, опалявшего ее до самого сердца, Лаура почти потеряла ощущение реальности. Она впилась пальцами в перину и выгнулась всем телом навстречу его твердым, сильным и в то же время таким нежным ладоням.
– Ты словно львица, – хрипло пробормотал мужчина и шире раздвинув ее ноги в стороны, он несколько мгновений голодным взором смотрел на распростертую перед ним девушку, а затем запустил пальцы под ее подвязки и начал ласкать нагую, слегка прохладную кожу Лауры, ее бедра, упругий живот, манящие впадины и таинственно мерцающие при свете лампы выпуклости ее тела.
– Ты моя алчущая, юная львица. Позволь мне насытить тебя.
Девушка вскрикнула, когда его рука смело и восхитительно настойчиво двинулась по ней. Она судорожно уцепилась за его кисть и тут же услышала горячий шепот Доминика:
– Дотронься до меня, Лаура.
Она двинула свои ладони по его сильным рукам вверх, туда где бугрились высокие холмы мужских бицепсов и могучих плеч. Сила Доминика поразила Лауру. Все еще изумляясь, и как бы не веря своим собственным рукам, она медленно кончиками пальцев ощупывала мускулы любимого.
По его дыханию и движению пальцев, она поняла как ее ласки возбуждают его. Она почувствовала, как под ее ладонью напрягся живот Доминика. Мужчина вздохнул и хрипло сказал:
– Огонек, ты сводишь меня с ума.
– А ты лишил меня рассудка сразу, как только появился в моей жизни.
Улыбаясь Доминик склонился к лицу Лауры, поцеловал ее, волосы на его груди прикоснулись к обнаженной груди девушки. Ее ладони ласкали мускулистые бедра мужчины. Она с наслаждением чувствовала их силу сквозь ткань его брюк. Ладони Лауры легли на спину мужчины и затем, немного задержавшись, скользнули ему в брюки. Каждый мускул мужского тела напрягся от теплых прикосновений девичьих пальцев.
– Я играю с огнем, – улыбаясь прошептала девушка, – и не могу остановиться.
– Тогда грейся у этого огня, Лаура, – его язык скользнул к ее губам, а мужская рука в это время с жаром и ненасытной страстью, ласкала тело девушки.
– Возьми меня, Доминик, люби меня, – прошептала Лаура, прерывая поцелуй, – я не могу больше ждать.
Доминик встал на колени, расстегнул пояс и снял брюки.
От взгляда девушки, от того, как она восхищенно смотрела на него, мужчина почувствовал, что стал еще сильнее, еще тверже.
Он медленно лег на девушку, продолжая ласкать ладонью нежную девичью плоть до тех пор, пока она не задрожала всем телом и не вскрикнула от наслаждения. И тогда, не желая больше сдерживаться, он медленно вошел в нее. Она вскрикнула, и ее голос в ночной тишине прозвучал как прекрасная музыка, как голос какой-то птицы поющей песнь любви.
На долгое мгновение Доминик остановился, лаская лицо Лауры, шептал что-то ей, пока ее боль не утихла и не растворилась во всепоглощающем огне страсти вновь затопившем их тела.
– Силы небесные, Лаура, как я тебя люблю!
Она не могла говорить, впившись пальцами в его мускулистую спину, приподняв голову и прильнув губами к шее Доминика.
Его тело было таким сильным, таким твердым и гладким, как камень и его восхитительные движения вызывали в ней все новые и новые потрясения. У девушки не хватало воздуха, вновь и вновь она звала любимого всем телом изгибаясь навстречу его мощным движениям, отдаваясь им, растворяясь в них.
– Ты моя Лаура! – восклицал он, – я хочу тебя.
– Да, да, любимый мой, желай меня всегда! – ослепительная вспышка пронзила все ее тело от ступней ее ног до корней волос. Мужчина почувствовал, как в спазмах наслаждения содрогнулся живот девушки. Ей показалось, что ее начала заполнять горячая, восхитительно прекрасная лава, рождая в ней такое прекрасное чувство, которого она не знала и в пламени которого ей суждено было сгореть без остатка.
– Возьми меня!!!
Доминик что-то произнес и крепко обхватив Лауру своими стальными руками начал двигаться быстрее и быстрее в таком стремительном ритме, что на мгновение ей стало страшно – не умрет ли она от наслаждения, но в тот же миг она забыла о своих страхах, и уже не успевая отвечать на его ласки, просто выгнулась навстречу к нему, стараясь как можно сильнее прижаться к его телу, прильнуть к нему так, чтобы не утихало это ослепительное, доводящее до безумия, наслаждение, чувствуя и зная, что вот-вот сейчас, через мгновение, эти движения мускулистого тела в ее недрах разразятся неповторимо радостным крещендо. Лаура уткнулась лицом в плечо Доминика и громко протяжно застонала.
Прошло много долгих минут в течение, которых они лежали в объятиях друг-друга в полной неподвижности.
– О, любимая моя! – хриплым голосом окликнул мужчина. Он нежно поцеловал влажную бровь Лауры, ее горящие щеки и сухие распухшие от поцелуев губы, – знаешь ли ты как нежно я люблю тебя и буду любить.
– Кажется я начинаю это понимать, – улыбаясь прошептала девушка и поцеловала его в ответ.
Мягкий ночной ветерок врываясь в растворенное окно колыхал полог кровати, охлаждая их влажные тела. Доминик лег на спину и положил голову Лауры к себе на грудь так, чтобы они вдвоем могли смотреть в окно. В темном небе, сквозь туман, призрачно мерцали звезды, напоминая слабое свечение волн на море.
Тихий мужской голос нарушил тишину.
– Как часто все эти годы я смотрел на эти звезды с палубы корабля, всей душой желая отыскать тебя.
– Но ты же не знал, что я существую, – прошептала Лаура, касаясь кончиком пальцев его щеки.
– Я всегда знал, что ты существуешь, всегда.
– Ты неисправимый романтик, мой дорогой.
– Возможно. Все-таки я помню одну ночь в декабре, когда мне было всего только двадцать лет. Тогда я подумал, что вот сегодня наверное родилась моя жена. Лаура посмотрела на него с беспокойством.
– Я родилась в декабре.
– В какой день?
– Шестнадцатого.
– И-и-и, я думал, что это было семнадцатого. Вот что я написал в своем дневнике: «Декабрь семнадцатого 1791. Наконец появилась на свет моя будущая жена, какая радость!»
– Ты меня дурачишь, Доминик, правда?
– А зачем мне это делать, дорогая? – спросил он.
– Ну может, чтобы заставить меня еще сильнее любить тебя. Только тебе не нужно прибегать к таким фокусам. И без того я тебя так люблю, что у меня даже сердце разрывается на части. Ты не должен так шутить.
– Для такой юной особы, ты слишком подозрительна, – улыбнулся Доминик касаясь губами ее лба.
– Я бы не хотела быть подозрительной, но ничего не могу с собой поделать. Мне попадалось слишком много мужчин с не очень чистыми намерениями. Я совсем не имела тебя в виду.
Он потянулся к ней.
– Пусть мне понадобится доказывать это всю жизнь, Лаура, я все равно докажу тебе как я тебя люблю и как много ты для меня значишь. Ты – самое бесценное сокровище моей души. Ты та, кого я знал и обожал даже раньше, чем родился и пришел на эту землю.
На ресницах девушки задрожали слезы. Она попыталась заговорить, но ее язык словно прилип к гортани, и она не смогла проронить ни звука.
– Лаура, ты выйдешь за меня замуж?
Она думала, что не сможет испытать более сильного потрясения, чем то, которое испытала несколько минут назад. Однако, его вопрос заставил ее сердце бешено заколотиться в груди. Она не могла больше жить без него, и она больше не хотела отказываться от него.
Девушка провела пальцами по лицу любимого, по щеке к его подбородку и затем положила указательный палец ему на губы. Когда Лаура ответила, казалось ее пронзительный шепот звучал громче, чем самый сильный раскат грома.
– Ты же знал с самого начала, что я скажу «да», когда настанет время сказать это.
– А оно уже настало, Огонек?
– Более подходящего времени и не может быть, мой милый дракон. – Лаура прижалась губами к его лицу. – Я только прошу дать мне неделю на подготовку.
Он улыбнулся и вместо ответа вновь привлек девушку к себе, заключив в объятия. И снова пламень любви разгорелся во всепоглощающий пожар, и еще долго полог кровати вздрагивал и качался в такт движениям влюбленных, кружившихся в прекрасном танце любви и желания.
Наконец, Доминик и его возлюбленная вновь откинулись на подушки, тяжело переводя дыхание. Лаура положила голову ему на грудь и закрыла глаза вслушиваясь в затихающие сильные удары его сердца, с наслаждением чувствуя теплую мужскую ладонь на своей обнаженной спине.
Они знают друг друга так мало времени, но кажется, что они знакомы целую вечность, может быть и правда в том, что он сказал, что-то есть. Может быть действительно ее любимый знал ее где-то в высших сферах и явился сюда на землю, чтобы отыскать ее здесь.
Конечно он странный человек. Во многом темный и загадочный. Он все еще не так много рассказывал о себе, и это немного беспокоило Лауру. Однако, девушка была уверена, что со временем он непременно расскажет ей обо всем. Мадам Ренуа сказала, что у него была опасная и полная горестей жизнь, и все же несмотря на все уверения и попытки успокоиться, Лаура не могла избавиться от какого-то страха, глубоко засевшего где-то в глубине ее души.
Что-то ужасное должно было случиться. Что это будет, девушка не могла представить, однако, ужасная поэма Блейка вновь отчетливо встала у нее в памяти.
С безнадежным отчаянием Лаура теснее прижалась к телу Доминика, и он покрепче обнял ее. Разве смогут все эти мрачные тайны погубить ее жизнь и справиться с силой любимого.
– Я не хочу об этом думать, – взмолилась девушка. – Я не хочу этого знать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венита



Эх какой мужчина я аш позавидовала главной героине! Раман просто чудесен, в нем чувствуется романтический и чувственный настрой, а так же приводит в восторг захватывающий, интригующий и интересный сюжет и конечно же главные герои! В общем я суперски провела время за чтением этого шедевра в который безусловно автор вложил душу, за что автору браво и спасибо! У меня после прочтения душа поет! Кто риснет раскусить и распробывать изюменку этого романа то уж точно не прогодает и ни за какие коврижки не пожалеет затраченного времени на этот роман! Он много стоит и однозначно не оставит вас безразлчными и разочарованными в нем, так как любой коментарий какой бы он не был это уже эмоции и чувства, вы высказываете свое мненя и одно это делает вас не безразличными! Это здорово когда читаешь то что твоей душе по нраву!
Гвардеец Бонапарта - Хелтон ВенитаНаталья Сергеевна
19.09.2012, 11.07





Читать конечно можно, но роман так себе.
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
5.11.2012, 23.14





Глупость плюс гордость - очень раздражающее сочетание. Но 5 поставлю. Думала, еще мать обьявится, но нет...
Гвардеец Бонапарта - Хелтон Венитаирина
14.11.2013, 13.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100