Читать онлайн Женская логика, автора - Хеллер Джейн, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женская логика - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женская логика - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женская логика - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Женская логика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Следующие несколько недель были похожи на любовный роман. Мы с Брэндоном не разлучались ни на минуту, за исключением тех случаев, когда он уезжал в командировки. И даже в такие дни он звонил мне без остановки, говорил, что скучает, присылал букеты цветов и флаконы духов. (Кстати сказать, Брэндон ни разу не поручал Наоми покупку подарков. Он сильно изменился, но не утратил своей яркости, решительности, разносторонности — всего того, что так привлекло меня в начале знакомства.) Вне всяких сомнений, он всерьез ухаживал за мной, и я бездумно наслаждалась этим.
Брэндон признался мне в любви в тот вечер, когда вернулся из Лондона с коробками сувениров из «Харродз». Он попросил Лиама привезти меня в аэропорт Кеннеди, чтобы я встретила его там. Мы не виделись целых три дня.
— Как я рад тебя видеть! — сказал он, заключая меня в объятия. — Скучала?
— Вовсе нет, — подтрунивала я над ним, осыпая его лицо поцелуями.
— Так я и думал. Любишь меня?
— Ни капельки!
Брендон отстранился от меня.
— Это правда?
— Что — правда?
— Что ты не любишь меня? — Он взглянул на меня, как затравленный зверь.
— Я пошутила. Ты что, меня всерьез об этом спрашиваешь?
— Да. Возможно, я не говорил об этом раньше… Но я люблю вас, доктор Виман. Безумно.
Он признался мне в любви через восемь месяцев после знакомства, и я ни секунды не сомневалась в его искренности. Кип, в отличие от него, поведал мне о своих чувствах через неделю знакомства, во время одной из своих слезных исповедей об отце. И я никогда по-настоящему не верила в его чувства.
— Нет, ты не говорил об этом раньше, — сказала я Брэндону.
— Теперь говорю: я люблю тебя. Надеюсь, ты не обижаешься, что я говорю об этом только сейчас?
— Хорошо, что ты сказал. Было бы ужасно, если бы из нас двоих любила только я…
Он обнял меня, будто хотел закрепить наш союз. Мы были настоящей влюбленной парой, у которой есть будущее, а если все сложится удачно, будет и потомство. Да, я забегала далеко вперед, но у меня были все причины для оптимизма — и никаких причин для пессимизма.
Всю неделю после возвращения Брэндона из Лондона мы с ним виделись каждый вечер, хотя он был очень занят на. работе. В прошлом году объем продаж продукции «Файнфудз» уменьшился из-за растущей среди американцев тенденции не завтракать дома, чтобы успеть на работу вовремя. Для увеличения доходов компания начала производство принципиально новой продукции, и, чтобы обеспечить успех рекламной кампании, Брэндону пришлось перестать скрываться от представителей прессы. Он недолюбливал журналистов и обычно, когда ему не нужно было представлять на рынке новый товар, старался избегать их. Но теперь Брэндон превратился в блестящего оратора — его яркая внешность и открытость, с которой он делал свои заявления, производили на слушателей сильное впечатление. Я гордилась им, гордилась его красноречием и умением излагать свои мысли, зная, что во всем этом есть и моя заслуга.
А еще я была очень благодарна ему, что, несмотря на свой плотный график, он все-таки нашел время для того, чтобы поужинать с моими подругами, которые замучили меня просьбами познакомить их с ним. Перед встречей я рассказала ему о каждой из них, объяснила, что прежде у меня никогда не было подруг, поэтому я испытывала к Пенни, Изабелле, Гейл и Саре особенно нежные чувства, несмотря на все их причуды.
За ужином Брэндон вел себя как истинный джентльмен, ни одну из моих подруг он не назвал дорогушей. Они, разумеется, раскрыли рты от удивления, что я сумела сделать человека из «самого сурового начальника Америки». А еще они позеленели от зависти, что в качестве награды за труды мне достался этот лакомый кусочек.
Зато Брэндон почему-то не был в восторге от моих подруг. Когда я спросила его, что он о них думает, он только пожал плечами и сказал:
— Они, конечно, очень занимательные, но на твоем месте я бы был с ними начеку.
— О чем ты? — удивилась я.
Он помолчал, словно обдумывая что-то, потом улыбнулся.
— Да так, ни о чем. Если ты считаешь, что на них можно положиться, то все в порядке. Наверное, я просто слишком хорошо знаю, что такое «корпоративные джунгли», и в каждом человеке заведомо вижу врага. Не обращай внимания на мои слова.
И я не обратила внимания. Брэндон любил меня. Он не обязан был любить моих друзей.
Как он любил меня! Я не уставала удивляться силе его чувства. Однажды вечером он был особенно нежен со мной.
— Помнишь, на одном из занятий ты спросила меня, как бы я ответил Келси, если бы она заговорила о свадьбе? — спросил он, когда мы лежали в постели и разговаривали.
— Помню. Ты сказал тогда, что уклонился бы от ответа, потому что не хотел жениться на ней.
— Верно. И знаешь, что самое забавное? Если бы ты заговорила о свадьбе, я бы не стал уходить от ответа.
Я приподнялась на локте.
— Повтори еще раз!
— Я сказал, что, если бы ты подняла вопрос женитьбы, я бы не стал уходить от ответа, — спокойно произнес он, как будто мы говорили о погоде.
— Не стал бы? А что бы ты стал делать?
Предмет разговора вызывал у меня живой интерес.
— Мне бы понравилась эта идея!
Я лишилась дара речи. Несмотря на постоянные признания в любви, я не ожидала, что он сделает мне предложение. Во всяком случае, не так быстро.
— Ты хочешь сказать, Брэндон… ты думаешь, что мы можем… ты предлагаешь мне…
Он засмеялся:
— И я платил тебе, чтобы ты научила меня говорить?!
Я тоже засмеялась:
— Прости меня. Но я потрясена и не верю своим ушам. Повтори, пожалуйста, еще раз.
Брэндон подвинулся ко мне и обнял меня обеими руками.
— Я хочу жениться на вас, доктор Виман, — прошептал он мне в ухо. — Не обязательно прямо сейчас. Не обязательно в этом году. Но таковы мои чувства, желания, намерения.
— О!
— О? Это все, что ты можешь сказать?
Я поцеловала его.
— Я имею в виду: «О, я так хочу выйти за тебя замуж!» Я просто не ожидала, что когда-нибудь снова выйду замуж. Честное слово, не ожидала!
— Почему? Ты же еще так молода!
— Да, но когда мы с тобой встретились, я меньше всего думала о любви. У меня была совсем другая цель — восстановить свою профессиональную репутацию.
— Знаю, знаю. И ты бы восстановила свою репутацию, если бы не наш с тобой договор о неразглашении. Ты бы могла разболтать журналистам о том, что я — твой пациент, и добилась бы известности за счет меня. Но ты не пошла на это, ты осталась верна своему слову. Вот почему я тебе доверяю, Линн. Ты умеешь держать слово. Понимаю, что тебе и сейчас хочется восстановить свою карьеру. Я помогу тебе, чем смогу. Единственное, что я не могу для тебя сделать, — это разгласить тайну, что я был твоим пациентом. Акционерам это явно не понравится. Они привыкли думать, что во главе компании стоит нормальный мужик, а не какая-то сволочь, которая рта не может раскрыть, не оскорбив женщину.
— Брэндон, ты и есть нормальный мужик! И я всегда была и буду верна своему обещанию.
— Какому обещанию?
— Что я всегда буду любить тебя.
Он поцеловал меня.
— Даже если я случайно забудусь и назову Сьюзен дорогушей?
— Конечно.
— Даже если я перебью ее на собрании?
— Даже тогда.
— Даже если я скажу ей, что у нее роскошные ноги?
— Тогда я переломаю твои ноги!
— Что ж, справедливо.
На следующее утро я была на работе, консультировалась с Дианой по поводу нового пациента (теперь она помогала мне проводить собеседования), когда раздался телефонный звонок.
— Вы не возьмете трубку? — спросила Диана. — Я накрасила ногти.
Я недовольно взглянула на нее и подошла к телефону.
— Доктор Виман слушает.
— Доброе утро, доктор Виман. Это Наоми. Сейчас с вами будет говорить мистер Брок.
«Ну надо же, до чего он сентиментален! — подумала я, ощущая знакомое волнение, охватывающее меня каждый раз, когда я слышала его имя. — Мы расстались с ним двадцать минут назад, и он уже звонит мне!»
— Соедините меня с ним, Наоми. Удачного вам рабочего дня!
— Хотелось бы надеяться, что он будет удачным, — вздохнула она. — Но пока этот день не предвещает ничего хорошего.
Не дав мне опомниться и спросить, что она имела в виду, Наоми уже переключила меня на Брока.
— Что, уже соскучился? — подшучивала надо мной Диана, пока я ждала.
— Наверное, — отвечала я с беззаботной улыбкой.
Я думала, как хорошо, что он позвонил, потому что я забыла его спросить, когда он будет дома. А затем раздался его голос.
— Линн!
Что-то случилось. Это стало ясно сразу — по интонации, с которой он произнес мое имя.
— Привет, Брэндон. Что случилось?
— Нам надо встретиться! Немедленно!
Его голос звучал угрожающе. Он выкрикивал слова как раньше, до занятий со мной.
— Через сорок минут ко мне придет пациент, но мы можем встретиться позже, во время обеда или…
— Я сказал — немедленно! — перебил меня он. — Выезжай сейчас же, я выйду к тебе навстречу.
— В чем дело, Брэндон? Что происходит?
Я уже разволновалась не на шутку.
— Этот вопрос не только оскорбляет меня, но и характеризует тебя не с лучшей стороны.
— Что…
Он положил трубку.
— Что-то не так? — обеспокоенно спросила Диана. — Вы побледнели.
Мне нечего было ей ответить. Я не знала, что могло заставить Брока так разговаривать со мной, приказывать мне, командовать…
— Доктор Виман! — не унималась Диана.
— Мне надо идти, — сказала я, стараясь сохранять спокойствие. — Замени меня, Диана.
— Хорошо, — ответила она. — Я позабочусь о…
Но я уже выскочила на улицу.
Я поймала такси и через десять минут была около дома Брэндона. Я поднялась по ступенькам, взяла дверной молоток, постучала. Он появился на пороге, чтобы впустить меня и проводить Наоми, которая как раз уходила. Похоже, они были не очень-то рады меня видеть.
— Итак, в чем дело? — спросила я, когда мы остались одни в доме. Он не поцеловал, не обнял меня, что было совсем на него не похоже.
— А вот в чем! — с отвращением сказал он, протягивая мне последний номер «Нью-Йорк пост».
Брендон держал газету на расстоянии вытянутой руки, как будто сама мысль о том, что я подойду к нему на шаг ближе, была ему противна. Неверной походкой я все-таки подошла к нему и взяла газету. Она была открыта на шестой странице, где обычно печатают сплетни. Этот раздел пользовался большой популярностью у читателей. Мне сразу же бросились в глаза наши имена — в заголовке статьи! — и в то же мгновение я поняла, почему Брэндон был так суров со мной. В статье черным по белому было написано, что он, Брэндон Брок, тайно брал у меня уроки, чтобы не позволить женщинам, занимающим ответственные посты в «Файнфудз», уйти в другие компании. Меня в статье называли «Линн Виман, бывшая знаменитость в области лингвистики», но это был пустяк по сравнению со всем остальным. Брэндона в статье описали как какого-то отвратительного типа, которому пришлось пересмотреть свои принципы, чтобы не потерять работу.
— Подумаешь, Брэндона Брока выставили полным идиотом! Тебе-то что до этого?! — выпалил он. — Подумаешь, пострадает репутация «Файнфудз» в решающий для компании момент — пустяки какие! Сотни других изданий подхватят эту историю, перескажут ее на разные лады и создадут мне негативный имидж — тебе-то какое дело! А труд моих пиарщиков, которые готовили рынок к появлению нового продукта? Он тоже пойдет насмарку — но тебя это не волнует! ТЕБЯ НИЧЕГО НЕ ВОЛНУЕТ!
Он остановился, отдышался, а затем заговорил снова. Его голос превратился в крик, рев, лицо покраснело, глаза налились кровью. Он снова стал тем самым Брэндоном Броком, с которым я познакомилась в теннисном клубе, — истеричным скандалистом, которого я собиралась перевоспитать на спор с подругами.
— Брэндон, я…
— Я НЕ ЗАКОНЧИЛ! Я хотел сказать, что для тебя, разумеется, никакого значения не имеют эти жалкие ублюдки. Главное, что имя Линн Виман снова появилось в прессе! Она убедила руководителя «Файнфудз» воспользоваться ее услугами, научила его говорить, как баба, и тем самым спасла его шкуру. Поприветствуем Линн Виман, которая снова стала медиа-дивой! — Он вскинул руки и зааплодировал.
Больше всего меня задело то, что он снова обратился к Языку мужчин. Но я знала, что он сделал это, чтобы досадить мне, потому что был вне себя от гнева.
— Послушай, Брэндон. — Я очень старалась говорить спокойно, хотя во рту у меня пересохло. — Я не имею никакого отношения к этой статье.
— Вешай лапшу на уши кому-нибудь другому!
— Но я говорю правду! Я дала слово не говорить о нашем соглашении, и я сдержала его. Ты даже сам не далее как вчера благодарил меня за это!
— Вот именно! Представь себе мое удивление, когда я купил газету сегодня утром. Представь себе мое негодование, когда я вспомнил, как вчера распинался о моем доверии к тебе. А ты молча слушала, улыбалась и скромно кивала, зная наверняка, что всего через несколько часов статья появится в газете! Я знаю, что ты хочешь восстановить свою карьеру, но не знал, на что ты можешь пойти ради этого.
Господи, как убедить его в том, что он несправедлив, что торопился с выводами!
— Брэндон, — проговорила я, изо всех сил стараясь не выходить из равновесия, — ты обвиняешь меня в том, чего я не делала.
Он презрительно расхохотался.
— Ну да, конечно! А кто же, по-твоему, это сделал? Никому, кроме тебя, это не выгодно. Да там все, кроме высказывания о «бывшей знаменитости», говорит в твою пользу!
У меня не укладывалось в голове, как мог мужчина, который только вчера клялся мне в любви, так быстро поменять свое мнение обо мне. Как он мог так легко причислить меня к злодеям? Я была оскорблена в лучших чувствах, но надо было взять себя в руки, постараться разубедить его, помириться с ним.
— Если бы мне так хотелось восстановить свою карьеру, я бы могла позвонить в «Нью-Йорк пост» несколько месяцев назад. Почему же, по-твоему, я ждала так долго?
— Откуда мне знать? Возможно, ты сочла, что лучше выдать меня, когда я завершу курс обучения. Ведь если бы статья появилась, когда я был твоим пациентом, я бы прекратил занятия преждевременно, и ты бы не получила нужного результата. А может быть, ты пишешь еще одну книгу, где я выступаю в качестве главного действующего лица, и, по договору с издателем, я должен был пройти программу до конца. Так или иначе, вы не сдержали слово и разрушили все, что было между нами, доктор Виман! Это было уже выше моих сил.
— А вы, мистер Брок, не допускаете мысли, что кто-то из «Файнфудз» мог разболтать о нас?
— Не пытайся свалить свою вину на других. В «Файнфудз» никто, кроме Наоми, не знал, что я хожу к тебе на занятия. А Наоми предана мне, как никто другой! — Он с укоризной посмотрел на меня, будто я, в отличие от Наоми, не оправдала его ожиданий. — Конечно, члены совета директоров тоже знали: ведь они-то меня и направили к тебе. Но они так поступили, потому что не хотели, чтобы меня сместили с должности руководителя компании. Я помогал им зарабатывать деньги и неплохо справлялся со своими обязанностями. Поэтому им совершенно ни к чему было строить против меня козни.
— Возможно, это сделал кто-то еще из «Файнфудз».
— Я ЖЕ ТОЛЬКО ЧТО СКАЗАЛ ТЕБЕ! БОЛЬШЕ НИКТО В «ФАЙНФУДЗ» ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЛ, ЧТО Я ХОДИЛ К ТЕБЕ НА ЗАНЯТИЯ!
— Я слышу, Брэндон. Не кричи.
— Ах, слышишь? Тогда послушай вот что: я любил тебя. Я доверял тебе. Я хотел провести с тобой остаток своих дней. А ты предала меня. Ты такая же, как все! А ведь твой бывший муж поступил с тобой точно так же, тебе бы следовало извлечь из этого урок… Впрочем, ты его извлекла. Теперь ты решила воспользоваться этим опытом.
— Как ни странно, я даже рада, что ты заговорил о Кипе. Да, он предал меня, и я говорила тебе, как мучительно я переживала его измену. Неужели ты думаешь, что после всего, что у нас с тобой было, я смогу причинить тебе такую боль? Неужели ты забыл, что я тоже тебя люблю, что я хотела выйти за тебя замуж? Стала бы я собственными руками разрушать свое счастье? Чего ради?
— Ради карьеры, — усмехнулся он. — Вчера вечером ты сама сказала мне, что любовь занимает не первое место в системе твоих ценностей, что для тебя карьера превыше всего.
— В начале моего знакомства с тобой так и было, но приоритеты меняются, Брэндон! Когда я полюбила тебя, ты стал для меня дороже всего на свете! Я хотела целиком сосредоточиться на карьере, потому что…
— Хотела? Или хочешь до сих пор? — оборвал меня Брэндон. — Теперь, когда ты рассказала газетчикам нашу историю, мне все стало ясно. Ты обучила меня по своей методике. Ты затащила меня в постель. Ты позволила мне увлечься тобой. А теперь, когда вся эта сентиментальная чушь осталась в прошлом, ты наконец можешь полностью посвятить себя карьере! А что может быть лучше для карьерного роста, чем внимание общественности?
— Заткнись! Да заткнись же ты наконец! — не выдержала я. — Слушай меня, и слушай внимательно. Я этого не делала и смогу это доказать.
— Можешь не торопиться, все уже доказано.
— Что ты имеешь в виду?
— Я велел Наоми позвонить в «Нью-Йорк пост» и узнать, откуда у них такая информация.
— Пустая трата времени. Газетчики никогда не выдают источник.
— Неужели? Представь себе, на этот раз они выдали источник. Наоми сказали в газете, что Линн Виман сама предоставила им эту информацию. Что ты на это скажешь?
Сначала я не знала, что сказать. Да и что я могла сказать? Видимо, здесь какая-то ошибка, Наоми что-то не так поняла… Хуже всего было то, что Брэндон не допускал и мысли, что я не виновата, не давал мне никаких шансов. А ведь мне казалось, что он любит меня, доверяет мне.
— Ты, как вижу, решил все разрушить, — сухо сказала я.
— Я решил?!
Похоже, мое замечание его еще больше разозлило.
— Да, ты! Неужели ты не понимаешь, Брэндон, — то, что было между нами, никогда больше не повторится. Мы полюбили друг друга, и наша любовь облагораживала нас, делала нас лучше. Мы так удачно дополняли друг друга. Я научила тебя быть внимательней к людям, а ты научил меня легче относиться к жизни и к себе самой. А теперь в один миг ты хочешь все разрушить? Это невозможно!
— Невозможно…
Он стоял у стены, ссутулившись и опустив руки. У него был вид человека, убитого горем, и я почувствовала, что для него все случившееся — такой же тяжелый удар, как и для меня.
— Я не предавала тебя, — сказала я в полной уверенности, что он все еще любит меня — несмотря на все свои горькие слова.
— Не предавала? — Он мрачно посмотрел на меня, снова превратившись в прежнего Брэндона Брока, который не слушал никого, кроме себя. — Я бы все отдал за то, чтобы это было не так! Но, к сожалению, тут все ясно, и двух мнений быть не может.
Он подошел к входной двери и распахнул ее. Он без лишних слов гнал меня из своего дома, из своей жизни!
Знаю, что скажу сейчас банальность, и заранее прошу за нее прощение, но в тот момент, когда он открыл дверь, чтобы выставить меня вон, мое сердце дрогнуло и раскололось на тысячи маленьких кусочков.
— Я не предавала тебя, — тихо сказала я, направившись к выходу. — Не предавала. Пусть ты мне не веришь.
Я последний раз взглянула него. Он поджал губы в отчаянной попытке сдержать свои чувства. Мне захотелось броситься к нему и обнять его; мелькнула надежда, что наши тела скажут за нас то, что не смогли сказать слова…
Но он крепче стиснул зубы и резко повернулся ко мне спиной. И я отказалась от своей идеи, не бросилась к нему в объятия. Вместо этого я глубоко вздохнула, подняла голову и вышла из его дома.
— Я не предавала тебя, — прошептала я, стоя на тротуаре, не зная, куда идти, как мне прожить этот день. — Не предавала.
В ожидании такси я прокрутила в памяти весь наш разговор — обвинения Брэндона и мои оправдания. Уже когда я села на заднее сиденье, велела шоферу довезти меня до офиса и такси тронулось, у меня возникла новая мысль, благодаря которой все случившиеся со мной несчастья представились мне в ином свете.
Конечно, все это еще нужно было доказать, и сейчас, в таком состоянии, я не могла ни о чем судить с уверенностью. Но должно же быть какое-то объяснение! Если я не предавала Брока, то остается предположить, что кто-то предал меня. Почему бы и нет? Ведь нечто подобное уже случалось со мной, когда я была замужем за Кипом. И теперь, через год, в газете снова появилась статья обо мне — статья, выдающая факты, которые мне бы не хотелось предавать огласке. Совпадение?
В редакции «Нью-Йорк пост» Наоми сказали, что я предоставила газете информацию о Брэндоне, однако это было не так. В прошлом году я обвинила Кипа в том, что он предоставил редакции «Инквайрер» информацию обо мне, — и, возможно, мои обвинения тоже были несправедливы.
«Да, кто-то предал меня, — решила я. — И не единожды, а дважды. Чтобы вернуть Брэндона, остается только одно: узнать, кто это сделал».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женская логика - Хеллер Джейн

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233Эпилог

Ваши комментарии
к роману Женская логика - Хеллер Джейн


Комментарии к роману "Женская логика - Хеллер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100