Читать онлайн Женская логика, автора - Хеллер Джейн, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Женская логика - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Женская логика - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Женская логика - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Женская логика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

В последние дни лета мы с Дианой проделали большую работу. С утра у нас было занятие, затем перерыв на обед, снова занятие, перерыв, во время которого Диана посещала солярий, потом еще занятие — и ранний ужин в ресторане. Во время этих ужинов мы тоже проводили языковой тренинг.
Тогда-то мы и узнали друг друга по-настоящему. Хотя Диана делала себе пирсинг раз пятьдесят, а я не делала ни разу, даже уши не проколола, у нас было гораздо больше общего, чем мы могли предположить. Ее родители тоже развелись, когда она была подростком. Как и я, она не пользовалась успехом в школе. Впрочем, причины были разные: меня в детстве недолюбливали сверстники потому, что считали занудой, а ее изгоняли, потому что она была рыжей. Как и меня, ее предал мужчина: молодой человек, уверявший, что он продюсер рок-группы, на деле оказался наркоторговцем.
Мы делились, делились, делились друг с другом до умопомрачения и в результате стали ближайшими друзьями. Но готова ли я была к предстоящему испытанию? Была ли я готова поделиться своими чувствами с Брэндоном Броком? Не совсем. Мне нужно было еще потренироваться, и я решила сделать это в предстоящие праздники — День труда. Изабелла, проводившая много времени в Восточном Хамптоне, сняла в августе дом на целый месяц. Будучи хорошей подругой, она пригласила на четыре дня Пенни, Гейл, Сару и меня. Я была рада сменить обстановку и, конечно, пообщаться с подругами — без мужей, ухажеров, детей и астрологов. Только наш мозговой трест!
Праздники начались для нас в пятницу вечером с небольшой вечеринки, на которой Изабелла познакомила нас со своими соседями из хамптонской артистической среды. Субботний день мы провели на пляже, а вечером ходили в кино. В воскресенье мы остались дома — отдыхали, читали. Так мы дотянули до вечера — нашего последнего вечера. В понедельник мы все отправлялись домой.
Никто из нас не был наделен кулинарными способностями, но, тем не менее, мы решили попытаться приготовить ужин вместе, самонадеянно включив в наше меню вареных омаров, жареную картошку, свежую спаржу, чесночный хлеб и салат.
— Мы справимся! — уверенно заявила Пенни.
Закатав рукава, она стала распределять задания. Сама она взяла на себя омаров, Гейл досталась картошка, Изабелле — спаржа, а мне — салат. Решив, что легко отделалась, я от радости выпила пару бокалов шампанского, пока неторопливо мыла салат, резала помидоры и шинковала зелень. Когда мы садились за стол, я была вдрызг пьяна.
Мы накрыли стол под открытым небом и зажгли свечи.
— У меня есть тост! — сообщила я, поднимая свой бокал. — Прежде чем мы отведаем угощения, я хотела бы поделиться с вами своими чувствами.
Надо сказать, что меня попросили повторить эти слова еще раз, потому что язык у меня здорово заплетался.
— Давай! — воскликнула Пенни, подмигнув другим. — Это будет любопытно!
— Я рада, что ты так думаешь, Пенни. Поэтому начну с тебя. — Я заговорила еще громче и подняла бокал еще выше. — Выпьем за Пенни Хертер, за ее умение соблазнить любого мужчину и затащить его в постель! — Я засмеялась, но никто почему-то не последовал моему примеру. — Я всегда восхищалась твоей способностью добиваться своего, Пенни. Я так завидую тому, что тебя не терзают угрызения совести, когда ты отдаешься мужчине на первом же свидании! Я так рада за тебя, что ты всегда потакаешь желаниям шлюхи, которая сидит в душе каждой из нас, и не стесняешься этого!
Вопреки моим ожиданиям, подруги не разделили моих искренних чувств. Они ошеломленно смотрели на меня, явно не веря своим ушам. Я не могла понять, что им не понравилось в моей речи, но тем не менее решила продолжить.
— Ты следующая, Изабелла. — Я снова наполнила свой бокал. — Выпьем за Изабеллу Грин, которая так ловко обвела нас всех вокруг пальца! Она заставила нас всех поверить, что она немного не в себе, — то есть, я хотела сказать, большая оригиналка. — Я сопроводила свои слова громким смехом, но меня опять никто не поддержал. — Я преклоняюсь перед тобой, Изабелла! Ведь это целое искусство — умение создать себе имидж, предстать перед публикой в выгодном свете, а твои фотографии, на мой взгляд, просто гениальны! Но, — я сделала еще глоток шампанского, — надо признаться, я видеть не могу твоих кошек!
Я не хотела обидеть ее последней репликой. Я имела в виду, что у меня аллергия на кошек — в том числе на ее кошек. Когда они были рядом, я начинала задыхаться и у меня текло из носа.
— Теперь, Гейл, твой черед, — продолжала я, не обращая внимания на то, что окружающие почему-то не в восторге от моего выступления. — Я поднимаю этот бокал за одержимую приключениями Гейл Оррик! Правда, большинство своих историй она устраивает себе сама. — Мое последнее высказывание вызвало у всех возглас возмущения, который я приняла за признак восхищения. — Я без ума от тебя, Гейл, и от твоей склонности все драматизировать. Мне нравится, что ты вечно страдаешь, вечно ощущаешь себя героиней мыльной оперы. Итак, за тебя! — провозгласила я, икнув напоследок.
Пенни поднялась со своего места и попыталась отнять у меня бокал.
— Хватит, Линн, — сказала она.
— Нет, подожди! — возразила я, увернувшись от нее и допивая остатки шампанского. — Мы еще не пили за здоровье Сары!
— Ты лучше поешь, — посоветовала Сара.
— Почему вы не позволяете мне поделиться своими чувствами? — обиженно сказала я и подняла пустой бокал. — Выпьем за Сару Пеппер, королеву детской литературы! Я без ума от твоей эпопеи о волшебной зубной щетке! И твоя жизнь тоже полна чудес, Сара. Как по мановению волшебной палочки, твой муж то появляется в ней, то исчезает из нее. В этом что-то есть, вам не кажется?
Закончив свою речь, я пошатнулась и упала (потом мне рассказали, что это было похоже на обморок). Сара подхватила меня под одну руку, Пенни — под другую, и они поволокли меня в спальню, которую я делила с Гейл.
— Но я не хочу спать! — запротестовала я, когда Сара выключила свет.
— Хочешь не хочешь, а придется, — сказала Сара, и они с Пенни вышли из комнаты.
Не стоит и говорить, что на следующее утро меня мучило похмелье — и чувство вины. Я не могла вспомнить, что именно наплела накануне, но по лицам подруг догадывалась, что мои слова не были образцом хорошего тона. Большую часть следующего дня я провела в извинениях, и к тому времени, когда мы поехали домой, все уже простили меня.
Вторник, первый рабочий день после праздников, был еще и днем последнего занятия Брэндона Брока. Мне не терпелось рассказать Диане о случившемся. Недолго думая, я так и сделала.
— Не понимаю! — причитала я. — Ты потратила столько времени на то, чтобы помочь мне раскрепоститься, и, как мне казалось, я извлекла пользу из наших занятий. Но стоило мне открыть рот, как я чуть не лишилась своих подруг!
— Пусть это будет вам уроком на будущее, — спокойно сказала Диана, подкрашивая ресницы.
— Каким уроком?!
— Никогда не делитесь с людьми своими чувствами, если вы пьяны.
— Хорошо, я учту, но как это поможет мне сегодня в разговоре с Брэндоном? Я надеялась, что устрою в выходные генеральную репетицию, и потерпела полный провал!
— Вам не о чем беспокоиться, доктор Виман. Вы вполне готовы к разговору с мистером Броком. Вы в совершенстве владеете Языком женщин. И прекрасно выглядите.
— Правда? — Прежде чем выйти из дома, я четыре раза меняла наряды, пока не остановилась на желтом платье. Мне почему-то представлялось, что желтый — наш с Брэндоном цвет.
— Правда, — она похлопала меня по плечу. — У вас все получится. Вы расскажете мистеру Броку о своих чувствах, он обрадуется, обнимет вас и сделает вам предложение.
— Ты оптимистка, Диана, — улыбнулась я.
В тот день Брэндон опоздал на несколько минут. В ожидании его я нервно мерила шагами свой кабинет, прокручивая в голове все возможные варианты его ответа на мое признание. Наконец он пришел — точнее, приковылял на костылях.
— Господи, что случилось? — воскликнула я, помогая ему сесть. Его правая нога была забинтована.
— Я вывихнул лодыжку, когда играл в теннис в выходные. — Он поморщился от боли, пытаясь сесть поудобнее. — Побежал за мячиком, споткнулся и упал.
— Ну надо же, мне так жаль…
Я сочувствовала ему, но в то же время радовалась, что он просто констатирует факты, а не ищет виноватых, как сделал бы раньше.
— А уж как мне жаль! — Брэндон одарил меня своей лучезарной улыбкой. — Я хотел явиться на последнее занятие во всем своем великолепии, чтобы у вас обо мне остались хорошие воспоминания. И ничего из этого не вышло.
Я глупо засмеялась. Хотя ничего смешного он не сказал.
— Не волнуйтесь, мистер Брок. Выглядите вы замечательно.
— Спасибо. Итак, что вы обычно делаете в таких торжественных случаях, как этот, — когда пациент заканчивает курс занятий по методике доктора Виман? В чем состоит церемония?
— Никакой церемонии не будет, — сказала я.
С моих губ не сходила нелепая неестественная улыбка. Я боялась встретиться с ним взглядом, не могла смириться с мыслью, что он может уйти и никогда больше не вернуться. Ведь если я не расскажу ему о своих чувствах, я никогда его больше не увижу!
— Будет только собеседование по итогам занятий, — продолжала я между тем как ни в чем не бывало. — Я задам вам вопросы, вы на них ответите, а потом мы сравним ваши нынешние ответы с теми, которые вы дали на первом занятии. Так мы сделаем выводы о произошедших с вами позитивных изменениях.
— Похоже на итоговый экзамен.
— Так и есть.
— Как вы считаете, я сдам его?
— Конечно, сдадите.
Да, Брэндон Брок оправдает мои надежды. Он… «Размечталась! Ты хуже Дианы!» — сказала я себе и начала собеседование. Я задавала ему вопросы, чтобы выявить, склонен ли он перебивать других, любит ли он поспорить, насколько он высокомерен, инфантилен, агрессивен, упрям и т.д. Я проверила все проблемные территории, которые обозначила ранее. Особое внимание я уделила выяснению того, о чем больше всего волновался его совет директоров, — не рискует ли он угодить под суд за сексуальное домогательство.
Брендон ответил на мои вопросы без единой ошибки. Трудно было поверить, что когда-то его окрестили самым суровым начальником Америки. Чем больше он говорил, тем яснее становилось, что он действительно освоил Язык женщин и превратился в идеального начальника — и идеального мужа для любой женщины.
Конечно, не будь я так увлечена им, я бы дала волю своей гордости и радости по поводу того, что он справился с программой, что моя методика сработала. Брэндон Брок был живым доказательством того, что моя методика имеет право на существование. Даже если у меня больше не будет пациентов, если я никогда больше не появлюсь ни в передаче «С добрым утром, Америка!», ни в радиошоу, этого все равно никто у меня не отнимет.
— Я понимаю, вы, наверное, еще не закончили, — сказал Брэндон, ответив на очередной вопрос, — но я хочу вам кое-что сказать, доктор Виман.
— Да?
В какой-то момент я все-таки посмотрела в его голубые глаза, попала в эту ловушку. Он хотел мне что-то сказать! Может быть, мы с ним думали об одном и том же?.. Я набрала воздух в легкие.
— Продолжайте, мистер Брок. Я вас слушаю.
— Только, пожалуйста, не записывайте то, что я буду говорить. Это не для экзамена. И не делайте мне замечаний, если я перейду на Язык мужчин. Обещаете?
— Обещаю.
— Итак, — он откашлялся, — когда я пришел к вам на первое занятие, я хотел одного: чтобы совет директоров от меня отвязался.
— Я знаю.
— И я очень, очень скептически был настроен по отношению к вашей методике и к вам лично.
— Это я тоже знаю.
— И хотя некоторые аспекты вашей методики я бы назвал спорными — вы ведь помните об уговоре не делать мне замечаний? — я уважаю то, что вы делаете. Я согласен, что мужчин надо учить правильно разговаривать с женщинами. И благодарен вам за то, что вы изменили мою точку зрения на многие вещи. Возможно, завтра на собрании я опять расскажу сальный анекдот, но я тут же осознаю, что мог кого-то обидеть, и попрошу прощения. Или, возможно, я забудусь и назову нашу с вами подругу Сьюзен деткой. Но я вовремя спохвачусь и использую все свое обаяние, чтобы загладить неловкость. Иными словами, доктор Виман, мне много дала ваша программа. Я искренне считаю, что я стал лучше, чем был, когда пришел на первое занятие.
Я молчала. Что это было? Он закончил свою речь? Он ничего не хочет добавить? Видимо, нет…
Я поблагодарила его за лестные слова, сказала, что мне было приятно работать с ним и наблюдать его прогресс, и так далее. А между тем сердце у меня колотилось как сумасшедшее; я понимала: или сейчас — или никогда. Ну и что с того, что он первым не сказал, что любит меня? Тогда я скажу первая. Я же справлюсь, не так ли? Разве Диана не прошла со мной специальный курс? Может быть, Брэндону просто нужна моя поддержка — ведь он мужчина, а все мужчины, как владеющие Языком женщин, так и не владеющие им, боятся поражений. Или, наоборот, своей речью он хотел поддержать меня и помочь мне выразить свои чувства. Возможно, он сейчас сидит и ждет, что я произнесу слова, которые ему хочется услышать…
— Доктор Виман, — сказал Брендон после нескольких секунд молчания. — Вы, как я понял, не окончили наше собеседование. Простите, что прервал вас. Так о чем еще вы хотели меня спросить?
Все понятно. Он намекает на то, чтобы я это сказала. Сейчас я расскажу ему о своих чувствах, и наши отношения получат новую направленность.
— Мистер Брок, — начала я дрожащим голосом, будто бы собиралась прочитать монолог из трагедии, — я хочу сказать, хочу поделиться с вами тем, что я… — Слова застряли у меня в горле.
— Что — вы?
Опять все сначала? Нет! Я скажу эти слова, даже если для этого мне придется силой вырвать их из горла!
— Видите ли, вы для меня очень много значите.
Брэндон удивленно взглянул на меня:
— Спасибо. Я ценю это.
— Я не преувеличиваю. У вас хорошо развито чувство юмора, и вы умеете веселиться. К тому же вы талантливый предприниматель, хотя на первый взгляд можете показаться легкомысленным…
Судя по всему, мои комментарии сбили его с толку окончательно.
— Возможно, вы слышали это миллион раз, — снова отважилась я, — но у вас потрясающие глаза. Загадочные глаза!
Его лицо вдруг расплылось в улыбке. Я поняла это как знак того, что мне все-таки надо высказаться.
— Мне нелегко в этом признаться, — продолжала я, — потому что я не знаю, какой будет ваша реакция. Но я хочу сказать, мистер Брок… Брэндон, что я питаю к вам чувства, которые не вписываются в рамки наших занятий. Чувства, которые…
Тут я остановилась, потому что он засмеялся. Засмеялся! Что смешного он нашел?
— Вы молодец, доктор Виман, — сказал он, пытаясь совладать со своим дыханием между приступами хохота. — Вы просто молодчина!
— Почему?
Я ничего не понимала. Я представляла себе все возможные реакции на мое признание, кроме смеха.
— Теперь я понял, в чем заключается ваша прощальная церемония. Вы заставляете ваших пациентов пройти через испытания и заманиваете их в ловушку. — Он хохотал. — Но я не попался на ваш крючок и достоин оценки «пять с плюсом»!
Я не знала, что делать, и пребывала в полном смятении. Я пересилила себя, поделилась с ним своими чувствами, а он принял мое признание за розыгрыш!
— Вообще-то, — сказал он, немного успокоившись, — я должен был быть готов к такому повороту событий. Ведь вы же столько месяцев вбивали мне в голову идею о сексуальных домогательствах. Я должен был догадаться, что вы устроите мне испытание под конец! А это высказывание о загадочных глазах… — Он снова расхохотался. — Я чуть вам не поверил, доктор Виман. Но потом до меня дошло, что вы просто хотите проверить меня — попадусь я на наживку или нет. Я не попался, потому что твердо усвоил: нельзя ухаживать за женщинами в рабочей обстановке.
«О боже! — подумала я. — Я создала чудовище. Я собрала в кулак все силы и призналась мужчине в любви, а он вообразил, что гений зла доктор Виман хочет провести с ним дикий и безумный эксперимент».
— На этом мое экзаменационное испытание закончилось? — спросил он, все еще посмеиваясь.
— Да, — ответила я, изо всех сил стараясь успокоиться. — Наше время истекло, а значит, на этом моя работа с вами закончилась. Мне было приятно заниматься с вами. Желаю вам всего самого лучшего и удачи во всех начинаниях.
Знаю: я снова превратилась в сухую и черствую зануду.
На то, чтобы встать на костыли, у него ушло несколько минут. А потом он вдруг сказал:
— Вы позволите мне обнять вас, доктор Виман? В знак благодарности за все, что вы для меня сделали.
Тут мне стало так все безразлично, что я сказала:
— Да, конечно, если хотите.
Какая разница! Не все ли равно? Ну и пусть он обнимет меня. За последний час я потратила столько сил, что теперь чувствовала себя абсолютно измотанной — и опустошенной.
Но когда он, обняв меня на прощание, прихрамывая, направился к выходу, меня охватило другое чувство — чувство одиночества. Он вывихнул лодыжку, но я пострадала гораздо больше — было задето мое самолюбие. Ясно, что я ему совершенно безразлична. Иначе он сказал бы: «Ты тоже для меня много значишь». Или: «Теперь, когда наши профессиональные отношения закончились, мы можем начать встречаться». Или хотя бы: «К черту вся эти разговоры о сексуальных домогательствах! Иди сюда, девочка моя», после чего последовал бы долгий поцелуй, а не это жалкое объятие.
Нет, Брэндон Брок ушел и никогда больше не вернется. Если я и увижу его когда-нибудь еще, то разве что на обложке журнала. Статья о нем будет называться «Лучший начальник Америки».
«Все кончено, — думала я. — Все кончено…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Женская логика - Хеллер Джейн

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233Эпилог

Ваши комментарии
к роману Женская логика - Хеллер Джейн


Комментарии к роману "Женская логика - Хеллер Джейн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100