Читать онлайн Взрывоопасные сестрички, автора - Хеллер Джейн, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Взрывоопасные сестрички

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Вечером в понедельник я позвонила Шэрон и проинформировала ее об экстренном визите к доктору Гиршону (утаив от нее, что он пригласил меня в театр). Я сказала сестре, что меня тревожит психическое состояние мамы, и, на мой взгляд, нам необходимо выработать более тщательный план по уходу за ней – до тех пор, пока она не придет в норму. Шэрон согласилась. Поэтому мы уговорили Роуз, приходящую по вторникам домработницу, являться и по пятницам. Шэрон обещала приезжать на среду и четверг, так что мне остаются суббота, воскресенье и понедельник.
Новый план сработал. К концу недели мама стала гораздо спокойнее, потому что рядом с ней постоянно кто-то находился. Она лучше ела и спала, начала ездить к друзьям и даже опять занялась садом. Роуз тоже была весьма счастлива, получая плату за дополнительный день работы. А Шэрон довольна, что может спокойно заниматься своей работой, не переживая за маму. Единственной проблемой оставалась я. Я скучала по Нью-Йорку. Скучала по нашему сериалу. И чувствовала себя жутко одинокой.
Мне было так одиноко, что я даже позвонила Вуди. Его «слуга» сообщил, что Вуди снял виллу в Тоскане и не вернется на Манхэттен еще как минимум месяц.
Мне было так одиноко, что я позвонила Хелен. Та сказала, что Филипп переехал к бывшей редактрисе «Арлекина» и они поговаривают об усыновлении ребенка из Румынии.
– Но я уехала всего пару недель назад! Как же все это так быстро произошло?
– Филипп ведь торопыга? – усмехнулась Хелен, а потом обрушила на меня куда больше грязных сплетен, чем мне хотелось услышать.
Мне было так одиноко, что я позвонила аж коменданту моего бывшего дома, желая узнать, пересылает ли он, как обещал, мою почту, поскольку пока я ничего не получила.
– Все такая же настырная! – рыкнул он, как всегда, хамски. – Может, тебе никто не пишет. Об этом ты не подумала?
Мне было так одиноко, что вечером следующего понедельника, когда мама пожаловалась на то, что у нее немеет рука, я позвонила доктору Гиршону. Домой. Чтобы убедиться, нет ли у нее второго инфаркта.
– Я помню, что боль иногда отдается в левую руку, – сказала я, не уточняя, какая именно боль – Мне не хотелось бы рисковать.
Доктор ответил, что, поскольку мы соседи, он сейчас приедет.
Я чувствовала себя хитроумной героиней старого фильма – истеричной дамочкой, изображающей меланхолию, чтобы привлечь внимание интересующего ее мужика, разница состояла лишь в том, что меланхоличкой я выставила собственную мать. Но результата я добилась: Джеффри Гиршон ехал сюда, а Шэрон находилась в полутора часах езды отсюда.
Ожидая его появления, я размышляла, как он воспримет наш дом, папин Шангри-Ла. Посравнению с домом Джеффри, мимо которого я неоднократно проходила, надеясь застать доктора стригущим лужайку или что-нибудь в этом роде, наш совсем простенький. Доктор жил в лучшем квартале Сьюел-Пойнта, на южной оконечности полуострова, в двухэтажном особняке персикового цвета, с металлической крышей, верандами и балконами, огромными окнами с цветами и, как я разглядела за деревьями, с бассейном, джакузи и причалом. Неплохо для мужчины, которого, но словам его медсестры, практически «разорила» бывшая жена.
– Классное местечко, – заявил Джеффри, едва я открыла ему дверь. – Своего рода личный Шангри-Ла.
Я вытаращилась на него.
– Что-то не так? – спросил он.
– Нет-нет, все в порядке.
«Мы с этим мужчиной просто созданы друг для друга, – подумала я. – И к черту Шэрон!»
Я провела его наверх, в мамину спальню. Он куда больше с ней разговаривал, чем осматривал, расспрашивал, что болит, не затруднено ли дыхание и принимает ли она прописанные им лекарства. Через несколько минут Джеффри вынес вердикт, что рука у мамы болит из-за мышечного спазма, а вовсе не из-за сердца, но мы все равно правильно сделали, позвав его на всякий случай.
Когда мы с ним остались наедине, он похвалил меня за заботу о маме и внимание к ней.
– Вы потрясающая женщина, Дебора, – изрек он. – И Шэрон тоже. Как я выяснил в процессе длительных бесед с ней по телефону на прошлой неделе. – «Длительные телефонные беседы? Забавно, но она мне ни словом об этом не обмолвилась». – Я знаю, что пациенты часто западают на своих докторов, но со мной произошло обратное: я запал на дочерей моей пациентки.
«Елки-палки, да он запал на нас обеих», – подумала я и слегка напряглась.
– Еше рано, – заметил Джеффри, посмотрев на часы, а потом на пейджер. – Не хотите сходить в кино? Или поужинать? Я обожаю еду в «Флаглер-гриль». Могу узнать, есть ли у них свободные столики. А не откажетесь ли вы поехать ко мне? – ухмыльнулся он. – Мы бы посидели, расслабились, выпили и обсудили мою дурацкую влюбленность.
Джеффри стоял совсем рядом со мной, буквально впритык, возвышаясь как башня. Его бородка щекотала мою макушку.
«Ой, поехать с ним! – подумала я. Когда еще подвернется такая возможность? Симпатичный мужчина. Доктор, спасший жизнь маме. Доктор, назвавший папин дом Шангри-Ла».
Нет! Сделка есть сделка. Мыс Шэрон договорились не ходить на свидания с доктором Джеффри Гиршоном. Нужно держать слово. И не поддаваться его комплиментам. Нельзя рисковать маминым здоровьем, провоцируя ссору с сестрой.
– Мне очень бы хотелось, Джеффри, но завтра я должна рано встать, поскольку переезжаю на Хатчинсон-Айленд, чтобы приступить к работе, о которой рассказы вала вам.
– Да, помню. В Историческом обществе, – кивнул он. – Это довольно романтично – жить в коттедже на берегу. Дайте знать, когда соскучитесь по обществу.
«Да я уже соскучилась! – хотелось заорать мне. – Увези меня!» Но я лишь поблагодарила доктора за визит и проводила взглядом его удаляющийся «порше».
Во вторник утром, как только пришла Роуз, я забросила свое барахло в «понтиак» 82-го года, купленный в магазине подержанных автомобилей. Колымага отъездила больше ста тысяч миль и находилась, прямо скажем, в далеко не выставочном состоянии, но стоила дешево – удивительно дешево, – и я подумала, что она вполне сойдет для езды по Стюарту.
Поцеловав на прощание маму, я напомнила ей, что буду за мостом, если вдруг понадоблюсь, и отбыла. Как бы сильно я ни любила ее, мне хотелось снова жить самостоятельно.
Мы с «понтиаком» ползли по грунтовой дороге к Хатчинсон-Айленду. День стоял чудесный: ясное голубое небо, легкий ветерок, температура около двадцати градусов. Свернув направо возле «Индиан-Ривер», единственного в округе крупного отеля с полем для гольфа, и поехав по бульвару Макартура по направлению к Убежищу, я снова ощутила себя ребенком – ученицей колледжа на весенних каникулах, мчащейся во весь опор на побережье, когда радио орет во всю мощь, ветер развевает волосы и все такое. Недоставало одного – доски для серфинга.
У ворот меня поджидала Мелинда Карр. Она впустила меня на территорию, поскольку было еще рано, и ни само Убежище, ни примыкающая к ней сувенирная лавка не работали.
– Я счастлива, что вы согласились на эту работу, – сообщила она, предварительно поинтересовавшись здоровьем мамы. – Просто в экстазе.
– Я тоже в экстазе, – ответила я, когда мы шли к крошечному белому коттеджу, который станет отныне моим новым домом. Посматривая на берег, я чувствовала, как моя физиономия расплывается в широченной улыбке. Мягкий нежно-кремовый песок казался естественным продолжением корявого лабиринта пещеристых скал, а океан был насыщенного синего цвета. Ну и конечно, тут витал тот самый знаменитый аромат – солоноватый морской запах, отлично прочищающий не только нос, но и мозги. Даже не верится. Историческое общество будет мне еще и приплачивать за то, что каждое утро я буду просыпаться здесь, думала я, внезапно перестав скучать по Нью-Йорку.
Когда мы добрались до коттеджа, Мелинда чуть помедлила, прежде чем открыть дверь.
– Должна предупредить вас, Дебора. Это отнюдь не «Мара-Лаго». – Она имела в виду огромный особняк – частный клуб Дональда Трампа в Палм-Бич. – Более того, предыдущий смотритель не слишком заботился о мебели. Боюсь, стол тут колченогий.
– Ничего страшного, – ответила я Мелинде, ощущая себя невестой, которой не терпится, чтобы ее внесли на руках через порог. – Давайте наконец войдем.
Мелинда открыла дверь.
Мы вошли на кухню, почти такой же величины, как и моя в Нью-Йорке, с похожей миниатюрной обстановкой, и проследовали в гостиную, где стояли довольно продавленная софа, кофейный столик из плавника и пара пуфов. Все это дополнял застеленный от стенки до стенки палас довольно паршивого цвета. Такой оттенок я называю «детской неожиданностью». Три окна за софой выходили на океан. И это более всего притягивало в гостиной. В маленькой спальне окна выходили на запад, на пролив, и я уже предвкушала, что увижу здесь не менее красивые закаты, чем восходы в гостиной. В коттедже были ванная комната, кабинет-склад и лоджия, проходящая по фасаду коттеджа, откуда открывался чудесный вид на океан, берег и пролив. Я сразу поняла, что большую часть времени мне предстоит проводить тут, читая, размышляя о будущем и предаваясь мечтам о мамином кардиологе.
– Как мы уже говорили, – сказала Мелинда, когда мы завершили обход, – вы будете нашим смотрителем, кастеляном, иными словами. Если возникнут проблемы с каким-либо из строений на территории, звоните Рэю Скалли, инспектору департамента Охраны зданий округа Мартин. А счета по завершении работ пусть он присылает мне. – Она протянула мне его визитку. – Если появятся проблемы с нарушителями, тогда, естественно, звоните 911.
– Нарушителями?
– Да. Злоумышленниками.
– Я знаю значение этого слова, Мелинда. Просто удивилась, что сюда может кто-то вломиться. Как вы справедливо заметили, это отнюдь не «Мара-Лаго».
– Ой, да я имею в виду вовсе не ваш маленький коттедж! Я говорю об остальных зданиях. Ключи от ворот есть у многих – уборщиц, добровольцев и так далее, и периодически кто-нибудь из них решает воспользоваться ими ночью. Шутки-ради, полагаю. Еще сюда изредка забредают пьяные, которым вдруг приходит в голову перелезть через забор и заглянуть внутрь зданий. Или бесящиеся от избытка гормонов подростки, желающие заняться сексом непременно в обзорной башне. Но бояться нечего, поверьте мне.
Мелинде я верила, но только что приехала из Нью-Йорка, где мою квартиру взломали и превратили в помойку. Я-то полагала, что сменила убийства и погромы на тишину и спокойствие.
– А теперь, если у вас нет вопросов, я уйду и предоставлю вам обустраиваться. – Протянув мне ключи от ворот и строений, Мелинда направилась к выходу из коттеджа. – Скоро прибудут добровольцы. Уверена, вы сочтете их весьма полезными и симпатичными.
Мы обменялись рукопожатием.
– Мне повезло, что подвернулась эта работа, – сказала я. – И очень вовремя.
– И мне тоже, – ответила она. – Как я уже говорила во время нашей предыдущей встречи, Историческое общество искало кого-то вроде вас, человека зрелого и ответственного.
– Очень постараюсь соответствовать высоким стандартам общества, – ответила я, ощущая себя так, словно только что вступила в ряды морской пехоты.
Разобрав барахло, я приступила к более внимательному исследованию коттеджа. Он нуждался в генеральной уборке и кое-где покраске, но мама снабдила меня бумажными полотенцами и необходимой бытовой химией, так что я была во всеоружии. Самое главное, мне нравился этот домик на берегу. Я почувствовала себя в нем как дома, едва ступив на порог.
«Так, – подумала я, – если газовая плита работает нормально, вода в туалете спускается, а окно в спальне открывается, я буду самой счастливой крошкой».
Достав врученную мне Мелиндой визитку, я набрала номер Рэя Скалли, инспектора департамента охраны зданий округа. Я надеялась, что он не такой хам, как комендант в Нью-Йорке.
Ответил мне автоответчик.
– Добрый день, – заговорила я. – Меня зовут Дебора Пельц, я – новый смотритель Убежища. Только что перебралась в Стюарт с Манхэттена. Мелинда Карр из Исторического общества порекомендовала мне связаться с мистером Скалли, если с каким-нибудь из местных зданий возникнут проблемы. Пожалуйста, перезвоните мне.
Я оставила свой номер телефона, даже повторила его дважды.
Дожидаясь звонка, я оттерла кухню, смахнула пыль, пропылесосила ковер, застелила кровать, съела собранный для меня мамой ленч и уселась на лоджии, глядя на океан. Рэй Скалли не счел необходимым срочно перезвонить мне. Вообще-то он не перезвонил вовсе. Скалли явился ко мне сам.
– Рэй Скалли. Как поживаете? – Он прошел мимо меня в коттедж. – Я был тут неподалеку, в музее Эллиота, когда проверил, кто мне звонил. Мне передали, что звонили вы. Что стряслось?
– Рада познакомиться с вами, – сухо сказала я. Ну, он, конечно, не был таким хамом, как комендант в Нью-Йорке, но мистером Очарование его тоже не назовешь. – Я Дебора Пельц.
– Ага. Из Нью-Йорка. Я понял это из вашего сообщения.
Скалли говорил с южным акцентом в отличие от коменданта, серба по происхождению. А еще он был моложе «Ивана Грозного», как я обычно величала коменданта. Я решила, что ему около сорока. Волосы рыжевато-каштановые, почти как у меня, прямые, довольно длинные, касались воротника светло-голубой рубашки на пуговицах, заправленной в изрядно потертые джинсы. Среднего роста и среднего телосложения, он отлично выглядел, если ваш идеал мужчины – ковбой «Мальборо». Нет, ковбойской шляпы Скалли не носил, но имел эдакий ковбойский вид: типичный обветренный ковбой-одиночка, да еще и со шрамом на подбородке под нижней губой.
– Я предложила бы вам выпить чего-нибудь прохладительного, но переехала сюда лишь несколько часов назад и до магазина еще не добралась.
– Сойдет и вода из-под крана, – ответил он. – Мы тут не боимся ее пить.
«А, все ясно, – подумала я. – Он ненавидит ньюйоркцев. Должно быть, абориген, отродясь не покидавший округа Мартин».
Я принесла ему стакан воды. Он поблагодарил меня.
– Ну а теперь покажите мне, что тут надо чинить, Диана, – сказал Скалли.
– Дебора, – поправила я. – А проблемы тут, в коттедже. Для начала, плита. Когда включаешь газ, ничего не получается. Вода в туалете течет непрерывно, если не подергаешь ручку. И окно в спальне не открывается. Оно присохло или что-то в этом роде.
Рэй Скалли вытаращился на меня так, будто у меня две головы:
– И вы из-за этого вызвали меня, Диана?
– Меня зовут Дебора. – Я начала злиться. – Должно быть, вы плохо запоминаете имена.
– Нет. Имена я запоминаю отлично. Только ваше не могу запомнить.
– Польщена. Насчет туалета…:
– Вызовите слесаря.
– А плита?
– Позвоните в газовую компанию.
– А с окном как быть? Или даже не стоит спрашивать?
По сравнению с этим малым мой бывший комендант казался душкой.
– Слушайте, Дебора…
– Ну вот, это не так уж трудно, верно?
Он исхитрился выдавить улыбку. Мне страшно захотелось открыть шампанское. Об его голову.
– Дебора, – повторил Рэй, – это ваш первый рабочий день, поэтому вы пока не очень владеете ситуацией. Я слежу за всеми принадлежащими округу строениями, включая Убежище. Ему больше ста лет, и оно время от времени требует капитального ремонта. Давая вам мой телефон, Мелинда Карр вовсе не предполагала, что вы будете звонить мне насчет туалета в вашем коттедже. Подразумевалось, что вы позвоните мне, если образуется дыра в крыше музея, или на какой-нибудь колонне появится гниль, или шторм повредит фасад. Я не разнорабочий, жующий табак и обдирающий своих клиентов. Я не только умею есть ножом и вилкой, но даже периодически принимаю душ. Более того, у меня степень по градостроительству, полученная в университете Флориды; специализация – сохранение исторических зданий, а также нормировка, застройка и деловое право. Иными слонами, так уж и быть, я посмотрю вашу плиту, туалет и окно, раз уж пришел сюда, но в следующий раз не поленитесь, вызовите кого-нибудь из «Желтых страниц», а?
Ишь ты! Да он еще и самолюбив, надо же! И обидчив к тому же.
Я мысленно повторила тираду Рэя, пытаясь сообразить, чем так вывела его из себя, а потом расхохоталась. Когда он поинтересовался, что меня развеселило, я охотно сообщила ему:
– Я писала сценарии для телевизионной «мыльной оперы». И ваша небольшая нотация напомнила мне сцену, написанную мной пару лет назад, где дама просит мужчину заменить на ее машине колесо. Он рекомендует ей самой заменить это чертово колесо. Он говорит: «Я что, похож на автомеханика?» Не улавливаете сходства?
– С трудом. А что происходит в следующей сцене? Парень сменил леди колесо и оказался у нее в койке? Так, по-моему, обычно развиваются события в подобного рода шоу, нет?
– Да, но не в этот раз. Парень сменил ей колесо, а потом пристрелил.
– За каким чертом он это сделал?
– С актрисой не возобновили контракт. Так что нам пришлось убрать ее из шоу.
Рэй заржал:
– Похожему вас в Нью-Йорке была та еще работенка! Что заставило вас бросить ее и променять на должность смотрителя в крошечном Стюарте?
– У меня мама тут живет. Она перенесла инфаркт и теперь выздоравливает. Мне хотелось быть поближе к ней.
Я не сочла нужным сообщить о второй причине, вынудившей меня покинуть Нью-Йорк, – разгаре кризиса среднего возраста.
– Мне жаль вашу маму. И за нотацию тоже извините. Я не имел права так обрушиваться на вас. Откуда вам знать, кто тут чем занимается.
– Или кто ищет повод для драки?
Он снова засмеялся:
– А вам палец в рот не клади, верно?
– Стараюсь.
– Я оценил. – Он пожал мне руку. – Рэй Скалли. Рад знакомству, Дебора. Давайте начнем сначала, ладно?
– Ладно.
«Может, он вовсе не хам, – подумала я. – Может, просто застенчив».
– Вы сказали, вашей маме лучше? – спросил он.
– Гораздо лучше, спасибо.
– И кто ведет ее в мемориальном госпитале Мартина?
– Джеффри Гиршон. – Я старалась не покраснеть.
– Этого я и боялся. Но Гиршон сейчас тут в моде.
– Вы знакомы с Джеффри? – закинула я удочку, подумав, что вряд ли эти двое вращаются в одних и тех же кругах.
– Да уж, знаю его, – ответил Рэй. – Слишком хорошо. – Он внезапно переменился в лице, словно само упоминание о Джеффри задевало какой-то болезненыый нерв. – Я понимаю, что сую нос не в свое дело, но мой вам совет: держите вашу маму подальше от этого сукина сына.
– Сукина сына? – Меня ошарашила его реакция. – Вам не кажется, что это слишком сильно сказано? Понятия не имею, почему вы так относитесь к доктору Гиршону, но он спас моей маме жизнь. Он хороший врач. И хороший друг.
Рэй кивнул:
– Забудьте о том, что я сказал. – Он поставил стакан, в котором я принесла ему воды, на кухонный стол. – А теперь покажите мне, что тут у вас надо починить.
– Ой, в этом нет необходимости, Рэй! Я вызову кого следует.
– Я с удовольствием помогу. А потом поеду.
Я показала ему все, что нуждалось в починке, и Рэй все починил. А потом уехал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн



Читать можно. Роман не плохой.
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейннатали
11.02.2016, 3.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100