Читать онлайн Взрывоопасные сестрички, автора - Хеллер Джейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Взрывоопасные сестрички

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Вернувшись во вторник вечером к себе в коттедж, я обнаружила на автоответчике два сообщения. Одно от матери, извещавшей, что у нее назначена встреча с Питером Элкином на завтра.
– Я прикинулась, что это срочно, – усмехнулась она. – Но, по-моему, мне главным образом помогло то, что я была пациенткой доктора Гиршона и у них есть моя карточка. Медсестра пообещала спросить доктора Элкина, примет ли он меня, и через пятнадцать минут перезвонила, сказав, что доктор назначил мне прийти в половине третьего. Задание выполнено, дорогая!
Питер хотел все то, чем обладал Джеффри, подумала я, припоминая слова Роберты о бывшем муже. Интересно, а на пациентов их соперничество тоже распространялось?
Второе сообщение поступило от Рэя, что меня несказанно удивило, поскольку я знала его нелюбовь к телефону.
– Не поужинать ли нам вместе сегодня вечером? У меня дома. В прошлый раз ты приготовила сандвичи с тунцом. Теперь мой черед. Адрес Семинола-стрит, тридцать девять. В семь часов. Дай мне знать.
Перематывая пленку, я улыбалась до ушей. Рэй Скалли явно начинал мне нравиться.


Дом Рэя, двухэтажное побеленное бунгало, тщательно и любовно отреставрированное им в свободное время, был куплен два года назад, после смерти Бет. Рэй решил, что ему нужно сменить обстановку, а ремонт отвлечет его от мрачных мыслей.
Этот домик, расположенный в сотне футов от реки Святой Люсии на узенькой, усаженной пальмами улочке, между деловыми зданиями города и позади них, представлял собой жемчужину старой Флориды. Симпатичное строение с желтыми сосновыми полами, грубыми деревянными потолками, красивой облицовкой и камином из настоящего ракушечника. Небольшую пристройку на прилегающей территории Рэй использовал под мастерскую и отдельный гараж.
– Классный дом! – воскликнула я, когда мы завершили обход владений. Мы стояли на кухне, оказавшейся немногим больше моей, но битком набитой новеньким кухонным оборудованием и сделанной на заказ мебелью из вишневого дерева. Весь дом сверкал и сиял полировкой, демонстрируя отличные навыки Рэя в работе по дереву. Увидев это великолепие, я заподозрила, что у него закончился фронт ремонтных работ и ему нечем было заполнить одинокие часы.
– Спасибо. Я рад, что хорошо получилось. – Рэй подал мне бокал белого вина и достал себе из холодильника банку «Хайнекена». – Мне нравится жить в нижней части города. Конечно, это не Нью-Йорк, но здесь всегда что-то происходит, всегда какая-то суета, будь то проходящий поезд, спектакль в театре или посещение людьми ресторанов. Здесь никогда не чувствуешь себя одиноким.
– В отличие от моего коттеджа, расположенного бог знает где?
– Ты не так меня поняла. Я люблю побережье. Но иногда хочется оказаться в гуще цивилизации. Во всяком случае, так утверждают друзья, желающие мне добра.
Рэй улыбался, но его тоска по умершей жене и ребенку ощущалась даже сейчас, спустя шесть лет.
– Расскажи-ка мне о сандвичах с тунцом, которые ты грозился нынче приготовить, – попросила я, желая поднять ему настроение. – Ты у нас сегодня поклонник «Человека-паука» или «Звездного пути»?
– Ой, черт! Забыл разжечь огонь! – Рэй вылетел из кухни и вернулся через несколько минут с черными от угольной пыли руками. – Если бы ты мне не напомнила, мы бы с голоду померли.
– Ты что-то жаришь на жаровне?
– Ага. Свежего тунца. Купил с утра, надеясь, что ты все же придешь. Мы будем есть его с пастой, чесночным хлебом и брокколи специально для тебя, раз ты так любишь овощи. Как тебе?
– Ты обещал сандвичи с тунцом, а теперь выясняется, что затеял целую кутерьму.
– Какую кутерьму? Ты мой новый друг. И я готовлю для тебя ужин. Так что садись и считай счастливые звезды.
Рассмеявшись, я направилась с бокалом вина в гостиную, миленькое местечко с панорамным окном, выходящим на реку. Рэй обставил ее белыми набивными креслами, лампами, переделанными из керосиновых фонарей, и прямоугольным полированным столом из тика, сделанным, как я предположила, самим Рэем. Интересно, не перевез ли он все это из того дома, где жил вместе с Бет? Я обратила внимание на отсутствие ее фотографий. Ни свадебных фотографий, ни таких, где они вдвоем греются на солнышке. Ничего. Никаких следов существования Бет. Лишь снимки родителей Рэя и его брата, на что указывало фамильное сходство, сувениры с игр «Аллигаторов» и пачка журналов под названием «Добыча аллигатора». Ничего, что говорило бы: «Бет». Впрочем, я не знала, не хранит ли память о ней вышитая подушечка на одном из кресел, не намекают ли на нее книги по искусству на кофейном столике. А может, Рэй довольствуется тем, что хранит память о покойной жене в душе. Я не пережила такой трагедии, как он, и не представляла, как ему удается горевать и справляться с трудностями.
Через несколько минут Рэй присоединился ко мне, пристроившись на ручке моего кресла. Он поинтересовался, как продвигается расследование. Я рассказала ему о встречах с «сиренами Стюарта».
– Утром я столкнулся с Фрэнком Гилби, – сообщил Рэй, когда я закончила повествование о моих приключениях. – Он никак не сообразит, что ему следует о тебе думать.
– Мне наплевать, что Гилби думает обо мне, пока он не пытается засунуть меня в каталажку.
– Он хороший человек, Дебора. Как и Эйвери Армстронг, начальник полиции Сьюел-Пойнта. Им несладко приходится с этим делом. Все вокруг вопят и требуют арестовать виновного. Боятся, что из-за шумихи упадет стоимость их собственности, полагаю. Но Фрэнк и Эйвери с этим не торопятся. Не хотят допустить ошибки или спешить с выводами. Не завидую им, поверь мне.
– А детектив Гилби не сказал, воспользовался ли он полученными от меня сведениями?
– Он сказал, что считает твои сведения интересными, – улыбнулся Рэй. – Угу. Иными словами, шла бы я лесом.
– Нет. Иными словами, он рад, что ты этим занялась.
– Да ну?
– Так он думает.
Приятно слышать, что мои визиты в чужие дома с нахальными вопросами не пропали втуне.
В восемь часов Рэй возвестил, что ужин подан, и жестом пригласил меня проследовать за ним в маленькую, но уютную столовую. Он подал стейки из тунца прямо с гриля, я разложила по тарелкам пасту и чесночный хлеб. Себе я положила еще и брокколи.
– А ты неплохой кулинар, – заметила я, отведав рыбы.
– Самоучка. В нашей семье обычно готовила Бет. А после ее смерти я решил, что мне давно пора стать большим мальчиком, и научился есть самостоятельно.
– Потрясающе! Просто объедение.
– Даже брокколи? – поморщился он.
– Особенно брокколи. – Мне польстило, что Рэй приготовил блюдо, которое не любит сам, специально для меня.
Мы ели и разговаривали, причем вовсе не о Джеффри и полиции, а о работе Рэя, о его сотрудниках, об Историческом обществе и проводимой им политике, о ведущихся в Стюарте яростных дебатах между сторонниками развития города и теми, кто хочет остановить «прогресс».
Когда мы убрали со стола и вымыли посуду, Рэй спросил, не желаю ли я развлечься.
– Смотря как. Не уточнишь ли?
– Без проблем. – Он взял меня за руку и повел к гаражу, тоже старой постройке, отремонтированной им.
Распахнув двери, Рэй ухмыльнулся:
– Настоящий красавец, а?
Я проследила за его влюбленным взглядом: справа в гараже стоял мотоцикл.
– Кто бы мог подумать: Рэй Скалли – байкер!
– Нет, Рэй Скалли – коллекционер! – уточнил он. – Иди глянь.
Он потащил меня к объекту своего обожания.
– Это «индеец» 1948 года. «Вождь», лучшая модель серии.
– Как? Не «харлей»?
– Не-а. Нынче у каждого яппи есть «харлей». А «индеец» – классика. Их очень трудно найти. Компания начала выпускать их в двадцатых годах и перестала в пятидесятых. Я возился с этой крошкой долго-долго, особенно с движком. Он объемом в семьдесят пять кубических дюймов, и на его восстановление ушла вечность. Естественно, «индеец» куда надежнее «харлея».
– Естественно. – Меня захватил энтузиазм Рэя.
– Сам «индеец» весит около четырехсот пятидесяти фунтов, это значит, что он действительно очень мощный, но относительно легкий для такого большого мотоцикла. С должной скромностью вынужден сказать, что, по-моему, это самая красивая машина на дороге.
– Она сверкает, согласна. Отродясь не видела столько хрома. А уж крылья! – присвистнула я.
– Называются окаймляющие крылья, и это отличительная черта «индейца», металл окаймляет колеса почти донизу.
– Потрясно!
– Ага. А какая кожа! Потрогай.
Я погладила черную кожу седла. Мягкая и нежная, как бархат.
– Кажется удобной, – признала я.
– Отлично. Давай прокатимся.
Я судорожно сглотнула, когда Рэй взял два шлема.
Мое отношение к мотоциклам исчерпывалось двумя фразами: «Ух, какие они клевые» и «Ой, какие они опасные». Я отродясь не ездила на них, предоставляя это занятие придурочным соплякам с татуировками и кольцами в носу.
– Да ты, никак, в ужасе! – рассмеялся Рэй.
– Приятно, что ты заметил.
– Все будет нормально, обещаю.
Он протянул мне шлем и помог застегнуть, а потом надел свой. Оседлав мотоцикл, он вывел его из гаража.
– Твой черед. – Он похлопал по седлу позади себя и велел мне сесть. Я уселась. Мягко говоря, неуверенно. – Да ладно тебе, Дебора. Я не кусаюсь. – Рэй придвинул меня поближе. – Держись за меня покрепче, и мы поедем.
Я выполнила инструкции, обвив руками талию Рэя, прижав ноги к его бедрам, ощутив его теплое крепкое тело и подавляя желание оказаться в его объятиях.
Рэй завел движок. Седло со страшной силой завибрировало. Я подумала, что от такой тряски зубы посыплются.
– Держись, – повторил он. Голос его взлетел, как у мальчишки, занятого любимой игрушкой.
Мы выехали по подъездной аллее на Семинола-стрит, потом понеслись по Оцеола-стрит, вдоль Риверсайд-драйв мимо живописных домов у реки Святой Люсии. Я отчаянно цеплялась за Рэя, и он сказал, что я своими ногтями проковыряю дырки в его боках.
– Если чуток расслабишься, получишь удовольствие! – прокричал Рэй. – Я не повезу тебя на шоссе и прокачу по тихим улочкам. Медленно. Так что не дергайся.
– Премного благодарна! – прокричала я в ответ и чуть ослабила хватку.
Вечер был ясным, небосклон усеян звездами, дул слабый ветерок. Великолепная ночь для гонок по окрестностям. И по мере того как я осваивалась с мыслью, что сижу в седле мотоцикла, а не садового велосипеда, мне начинало это нравиться. Я испытывала подлинное чувство свободы, мчась вот так по улицам, когда ветер в лицо, а мое тело плотно прижалось к телу Рэя. Это, признаюсь, мне нравилось больше всего: физический контакт, возможность обнимать Рэя, не испытывая при этом неловкости.
– Ю-хи-и! – заорал он, когда мы обогнали «ягуар», предоставив его водителю глотать пыль из-под наших колес. Роскошная машина не шла ни в какое сравнение с «индейцем».
– Да ты просто юный хулиган, – засмеялась я.
– Что? – крикнул он.
– Ничего!
Искренняя детская радость Рэя, откровенное удовольствие, которое он испытывал рассекая пространство на классическом мотоцикле восстановленном им, оказались заразительными. Меня охватили лихорадка, радость, ощущение свободы. Увлеченная, я почти забыла, что где-то тут бродит на свободе убийца – прямо тут, в городе, у воды. Около десяти мы с Рэем вернулись к нему домой.
– Ну как? – спросил он, помогая мне слезть с мотоцикла. – Понравилось? Не понравилось?
– Понравилось, хотя нужно время, чтобы сердце успокоилось.
Вспомнив, что Рэю рано утром надо идти на работу, я сказала:
– Отличный был вечер. – Он проводил меня к машине. – Спасибо за приглашение, Рэй.
– Это постоянное приглашение. – На сей раз, он поцеловал меня в щеку. – Увидимся на неделе?
– Конечно.


По дороге домой я осознала, что наши встречи с Рэем становятся постоянными. Между нами возникла своего рода дружба, основанная, судя по всему, на том простом факте, что мы нравились друг другу. У нас мало общего в плане прошлого и истоков и довольно разные характеры. Но он подтаскивал меня поближе к себе, я это чувствовала. И не сопротивлялась. Это я тоже сознавала.
Мое прекрасное благостное настроение улетучилось в ту же секунду, как я открыла ворота и вошла. На дорожке, ведущей к Убежищу, валялось не меньше десятка пивных бутылок, частично разбитых вдребезги, а окна здания были залиты пеной для бритья. В музей, слава Богу, не вламывались, никакого ущерба не нанесли ни сувенирной лавке, ни моему коттеджу, но, судя по всему, банда пьяных хулиганствующих подростков не придумала ничего умней, чем перебраться через запертые ворота и загадить общественную собственность.
Мелинда предупреждала меня о хулиганах, пьяных и сексуально озабоченных подростках, способных периодически что-нибудь эдакое учинять, как и случилось несколько дней назад, наверху обзорной башни, поэтому весь этот групповой кавардак вызвал у меня не больше раздражения, чем предыдущий. Однако, поскольку моя работа заключалась в том, чтобы сообщать об актах вандализма, я набрала 911 и стала ждать полицию.
Так как Хатчинсон-Айленд находится за пределами городской границы Стюарта, прибыла парочка моих друзей из офиса шерифа округа Мартин. Они явились минут через пять, увидели, что их вызвала пресловутая Дебора Пельц, и отпустили пару замечаний на тему «А, опять вы!». Будто я только тем и занимаюсь, что вызываю полицию. Но их визит оказался, к счастью, кратким. Они проверили «ущерб», задали мне пару вопросов и составили рапорт. А потом собрались отбыть.
– Минуточку, – остановила их я. – А как быть с этими бутылками и пеной для бритья? Кто-то должен это убрать.
– Вы ведь здешний смотритель? – произнес один из копов.
– Да.
– Вот и займитесь этим!
Засим они уехали.
Я вполне могла собрать пивные бутылки и выкинуть их в мусорный бак, а также стереть пену со стекол, но было уже поздно, я устала и мне хотелось одного – упасть в постель. Но коп прав: я здешний смотритель и, раз уж Мелинда позволила мне тут находиться, свою работу я выполнять должна.
Я бы оставила все до утра, но побоялась проспать. В таком случае добровольцы, (или, хуже того, Мелинда!) увидят этот бардак. Поэтому я принялась за работу. Вооружившись выданным мне Рэем мощным фонариком, большим мусорным мешком, рулоном бумажных полотенец и ведром воды, я вышла во двор и занялась уборкой. Я начала с северной части дома и продвигалась на юг. Я уже собралась вымыть последнее окно, ближайшее к моему коттеджу, как вдруг заметила, что специалист по пенному граффити не просто так разбрызгивал пенистую массу. На самом деле он что-то написал. Широкими смазанными буквами. Это нечто при ближайшем рассмотрении оказалось угрозой в мой адрес: «Эй, «мыльная» королева! Не суйся, куда не просят, или это будет не последнее твое бритье!»
Ахнув, я отшатнулась. Сердце учащенно забилось. Совершенно очевидно: писавший отлично знает, что я работала в «мыльной опере». И столь же очевидно: ему известно, что я рыскаю по всему городу, задавая вопросы о Джеффри. И нет никаких сомнений: этот умник осведомлен о том, что я обитаю в коттедже. Вполне вероятно, он даже знает, что я живу одна.
Я прикинула, не позвонить ли снова по номеру 911.
А вдруг за всем этим стоит кто-то из полиции? Например, от копа, знакомого с делом Джеффри, не утаилось, что я беседую с людьми и подкидываю информацию детективу Гилби? А вдруг кто-то считает меня конкурентом, кто-то желающий стать героем и самостоятельно раскрыть убийство?
Схватив ведро, я выплеснула воду на окно и смыла пену. Поскольку с первого захода она вся не смылась, остатки я стерла бумажными полотенцами.
Вернувшись в коттедж, я все-таки позвонила Рэю. Похоже, я разбудила его. Извинившись, я поведала ему о случившемся.
– Нет. Вряд ли за этим стоит коп, – сказал он, предварительно спросив, как я себя чувствую. – Скорее всего, это развлекалась кучка сопляков.
– Кучка сопляков, осведомленная о роде моих занятий? А как быть с тем, чтобы я не совалась, куда не просят?
– Ну, может, они прочли о твоей работе на телевидении в той газетной статье, – предположил Рэй. – Или их родители обсуждали твою персону за ужином. Или услышали о тебе от одной из тех дам, с которыми ты сегодня разговаривала. Все возможно. Это ведь…
– …маленький городок. Знаю, – оборвала я его, подумав, что этот городишко становится с каждой минутой все меньше и меньше. – Это действительно может быть обычной хулиганской выходкой, но у меня острое ощущение, что это предупреждение, Рэй. И я начинаю предполагать, что мой интерес к делу Джеффри заставляет убийцу нервничать.
– Господи, Дебора, мне как-то спокойнее от мысли, что это детишки нахулиганили. Что ты собираешься теперь делать?
– То же, что и раньше. Буду задавать вопросы, искать ниточки и сообщать о них Гилби. Чем раньше убийцу поймают, тем скорее я вернусь к своим делам.
– Иными словами, на предупреждение ты наплюешь, если это, конечно, предупреждение.
– Не совсем. Я просто не позволю запугать меня. Сильно.
Рэй засмеялся:
– Хочешь, я приеду? Буду спать на твоей кушетке. Спою тебе колыбельную.
– Как мило. Да нет, не стоит. Мне просто нужно было с кем-то поговорить. С мамой нельзя, не хочу ее расстраивать. С сестрой тем более – она расстроит меня. Так что остаешься только ты, Рэй. Уж прости.
– За что? Я рад, что ты позвонила. Для этого и существуют друзья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн



Читать можно. Роман не плохой.
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейннатали
11.02.2016, 3.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100