Читать онлайн Взрывоопасные сестрички, автора - Хеллер Джейн, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Взрывоопасные сестрички

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

В понедельник вечером я обзвонила Диди Хорнсби, Сьюзи Кэндалл, Люсинде Оруэлл и Роберте Росс. Я не выдавала себя за исследователя рынка и не заявила, что представляю телефонную или медицинскую компанию. Я прямо сообщила им, кто я такая и почему хочу поговорить с ними, прибегнув к аргументу, что мама – давняя обитательница Сьюел-Пойнта (и активно участвует в тех же благотворительных организациях, что и они), желая доказать, что я не посторонняя нахалка.
К моему изумлению, все они – даже Роберта, агент по недвижимости и бывшая миссис Элкин – заявили, что найдут время для встречи со мной. Я поняла, что местные обитатели не слишком стесняются обсуждать интимные подробности своей жизни даже с посторонним человеком. Я решила, что это объясняется популярностью откровенных ток-шоу на телевидении и дружелюбной, открытой атмосферой, свойственной маленьким городкам. Конечно, не исключено, что это также вызвано желанием всех и каждого внести свою лепту в расследование дела об убийстве.
На следующее утро мама отвезла меня в офис шерифа, чтобы я забрала свой «понтиак». Машина выглядела так же жалко, как прежде, но пахла еще хуже из-за химикатов, которыми ее обработали копы в надежде выудить волосинки из бороды и прочие следы пребывания в ней Джеффри.
– Не хочешь, чтобы я пошла с тобой, дорогая? – спросила мама, когда я отправилась на рандеву с «сиренами Стюарта», как я их прозвала.
– Нет. Для тебя у меня есть другое задание.
– О? – Ее синие глаза прищурились.
– Теперь, после смерти Джеффри, тебе нужен другой врач, кто-то вроде Питера Элкина, к примеру.
– Понятно, – улыбнулась она. – Ты возлагаешь на меня провести проверку.
– Именно. А пока будешь там, вверни пару вопросиков, которые я напишу тебе заранее.
– Это очень умно, Дебора, но доктор Элкин – терапевт, а не кардиолог. Он занимается больными с другими медицинскими проблемами.
– И что с того? Разве у тебя живот не болел? Или это был артрит?
– Скажи, какие у меня должны быть симптомы, и они у меня появятся, – рассмеялась она.
В десять часов я нанесла первый визит – к Диди Хорнсби, обитавшей в живописном уголке Стюарта, известном как Снаг-Харбор. В расположенном вдоль реки Святой Люсии, через мост от Сьюел-Пойнта, Снаг-Харборе были милые домики, пристань и теннисный корт для жителей этого района. Дом Диди, кирпичное здание в стиле, более типичном для северных регионов, просто кричал «дети». На подъездной аллее валялись пляжные мячи, летающие тарелочки и велосипеды, а на лужайке перед домом – игрушки самых разных расцветок и форм. Я осторожно вылезла из машины, чтобы не поскользнуться и не напороться на что-нибудь острое.
Когда я позвонила в дверь, меня приветствовал громкий лай нескольких крупных псов. Я предусмотрительно ретировалась в машину.
– Дебора? – спросила светловолосая женщина, приоткрыв дверь.
– Диди?
– Это я. Заходите. – В этот момент четыре здоровенных датских дога попытались налететь на меня. – Инга! Пайпи! Соня! Ева! На место!
Диди выкрикнула это самое «на место!» несколько раз, прежде чем собаки оставили меня в покое.
– Они нервничают при виде чужаков, – смущенно объяснила Диди. – Пойдемте в семейную комнату.
Следуя за Диди, я рассматривала ее сзади. На ней были черно-пурпурный топ и шорты в тон из спандекса – облачение, обычно встречающееся в спортивных залах и клубах здоровья. (Диди сказала, что недавно пришла оттуда.) Она была в отличной форме.
Блондинка, слегка загорелая, с развитой мускулатурой, Диди выглядела как человек, много времени проводящий на улице – как Мерил Стрип в том фильме, где она битых два часа сплавляется на лодке по реке. Да, поняла я, Диди Хорнсби из тех женщин, которые охотно встречались бы с Джеффри.
– Хотите «Эвиана»? – спросила она, остановившись у бара.
– Нет, спасибо.
Диди наполнила стакан, макнула туда пальцы и побрызгала водой себе на лицо.
– Важно сохранять кожу влажной, – пояснила она, продолжая брызгать. – Люди забывают об этом, потому что во Флориде и так высокая влажность:
Покосившись на мою кожу, она брызнула водой на меня.
– Вот так. И как вам?
– Мокро. – Я сморгнула воду с ресниц.
Мы расположились на софе, с которой Диди скинула детские игрушки.
– Спасибо, что нашли для меня время, – начала я.
– Никаких проблем. Дети сейчас с няней, у меня встреча за ленчем в половине первого, но остаток утра свободен. Кроме сеанса массажа в одиннадцать.
– Отлично. Я хочу поговорить с вами о Джеффри Гиршоне. Мы с сестрой познакомились с ним, когда у нашей матери случился инфаркт, а потом, пока она лежала в больнице и проходила дальнейшее лечение, подружились с Джеффри. А вскоре его убили, и это мы нашли тело Гиршона, что нанесло нам сильную моральную травму, как вы понимаете. С этого момента мне страстно захотелось узнать о нем побольше, выяснить, кто так сильно ненавидел его, чтобы убить. Доктор Гиршон спас жизнь моей любимой мамы! И самое меньшее, что я могу для него сделать, – это выяснить, кто лишил его жизни. – Признаться, все это я выдала, прижимая руки к груди, и, боюсь, сделала вид, что плачу.
На Диди мой маленький спектакль как будто произвел впечатление.
– Быть может, принести вам травяного настоя, Дебора?
Я покачала головой, опасаясь, что она брызнет мне в физиономию горячей жидкостью.
– Со мной будет все в порядке, если вы расскажете мне о Джеффри. Как вы к нему относились, не знаете ли кого-то, кто злился на него?
– Кто злился на Джеффри? Да он был классным парнем, просто душкой! Вот что самое странное. Мы встречались с ним полгода, и это было нечто!
– Если это было нечто, почему вы расстались?
– Потому что это перестало быть нечто.
– Да, но почему, Диди? – спросила я, сообразив, что она не склонна вдаваться в подробности.
– Просто перестало, – пожала она плечами. – Нам было весело, а потом все. И мы расстались.
– Вы хотите сказать, что искра угасла?
– Ну да, вроде того. Знаете, как бывает, когда ты видеть уже не можешь креветок. А едва сезон заканчивается, сразу начинаешь думать: неужели я больше не отведаю этой вкуснятины? Вот так произошло и у нас с Джеффри. Мы просто объелись друг другом.
– Значит, вы расстались по обоюдному согласию.
– Безусловно. Но мы оставались друзьями. Это я предложила ему пригласить Сьюзи Кэндалл на прошлогодний Бал Хризантем.
– Вот как… А вы с кем пошли?
– С бывшим мужем Сьюзи, Чипом.
Я вздохнула, попытавшись представить себе такой расклад в Нью-Йорке.
– А это никого из вас не смутило?
– Вовсе нет. Чип – первый бывший муж Сьюзи. Вот если бы я появилась там с Харли, ее вторым бывшим, это было бы совсем другое дело. От этого разрыва она еще не оклемалась.
У меня глаза полезли на лоб.
– Значит, после разрыва вы сохранили с Джеффри хорошие отношения.
– О да! Я же сказала вам, он был классным парнем!
– Но оставаться с ним было все равно, что объесться креветок.
– Точно.
Я задала еще несколько вопросов, но это была пустая трата времени. Диди Хорнсби ничегошеньки не знала. То есть вообще ничего. К тому же у нее в доме воняло догами, и мне просто необходим был свежий воздух. Я поблагодарила ее за беседу и откланялась.
Следующим номером программы было возвращение в Сьюел-Пойнт для визита к Сьюзи Кэндалл, жившей в огромном фисташкового цвета доме за воротами, в относительно новом районе под названием Касл-Хилл. Неплохо для «старого» железнодорожного капитала Сьюзи.
Прежде чем меня допустили в дом, пришлось звонить в домофон у ворот.
– Да? – ответил женский голос.
– Это Дебора Пельц.
Ворота растворились, и мы с «понтиаком» въехали на территорию.
У дверей меня поджидала сама Сьюзи, видение в сарафане цвета зеленого лайма. Не такая накачанная, как Диди, она не походила и на девушку с обложки модного журнала, но казалась красивой (несмотря на излишнее количество теней на веках), а взбитую прическу с фотографии на Балу Хризантем сменил более легкомысленный конский хвост (он шел ей гораздо больше).
Мы обменялись рукопожатием, и Сьюзи пригласила меня в дом. Мы расположились в гостиной, декорированной в стиле африканского сафари. Для полноты ощущения со стены над камином на нас пялились чучела животных. Меня сразу заинтересовало, не увлекается ли Сьюзи охотой и нет ли у нее ружья. О чем я и спросила. Сьюзи ответила, что охотой увлекается ее бывший муж (Харли, не Чип), а она сама до смерти боится оружия.
Обсуждение оружия и убийства живых существ плавно перешло в разговор о Джеффри. Я выдала ей ту же слезливую историю, что и Диди, но Сьюзи была далеко не столь равнодушна к тому, как завершился ее собственный роман с Джеффри.
– У него даже не хватило мужества сказать мне, что он встречается с другой женщиной! – кисло поведала она. – Он просто перестал звонить. Я чувствовала себя брошенной, как и после ухода Харли. У меня сейчас такой период, когда полностью отсутствует самоуважение. – Я попыталась уклониться от этой темы, но Сьюзи продолжила: – Знаю, самооценка не должна зависеть от того, есть или нет мужчины, нужно любить себя самое, духовно расти, выяснить наконец, чего я хочу достичь в этой жизни, и идти к намеченной цели. Но вопрос вот в чем: а чего же хочет Сьюзи Кэндалл от жизни? Кто такая Сьюзи Кэндалл? Сьюзи Кэндалл не делает карьеру. У Сьюзи Кэндалл нет детей. Все, что есть у Сьюзи Кэндалл, – огромный трастовый фонд.
«Хорошо бы мне так жить, а она хнычет насчет золотых гор, унаследованных ею от предков», – подумала я.
Когда в ее хныканье наметился перерыв, я успела вставить слово:
– Возвращаясь к Джеффри Гиршону, скажите, долго ли продолжалась ваша связь?
– Три месяца. Три месяца сюси-пуси, а потом вдруг ничего. Словно меня и не было никогда. Я звонила ему домой и натыкалась на автоответчик. Я звонила ему в кабинет, и эта ведьма, его медсестра…
– Джоан.
– Джоан всякий раз отвечала, что у него пациент. Мне никак не удавалось ему дозвониться. Он скрывался от меня, а я не знала почему. А потом, однажды в воскресенье, я открыла «Стюарт ньюс» и в колонке Селесты Толливер вдруг увидела Джеффри под ручку с Люсиндой Оруэлл на фестивале «Речные деньки»!
– Должно быть, вы пришли в бешенство, – предположила я, размышляя, использовала ли я прежде это выражение, а если нет, то почему использую сейчас.
– Мне было больно, я чувствовала себя униженной и не выходила из дома целых две недели.
– Две недели?! Бог ты мой, либо у вас на территории растет уйма фруктовых деревьев, либо вам на дом привозили пиццу.
– У меня чудесная повариха. И закупками тоже она занимается.
– Везет вам. А потом вы еще виделись с Джеффри или разговаривали о том, что между вами произошло?
– Я видела его на Бале Сердец, но не разговаривала с ним. Он был слишком занят.
– С Робертой Росс?
– Да. – Сьюзи посмотрела на меня. – Для новичка в этом городе вы отлично знакомы с последними новостями здешней светской жизни, Дебора.
– Моя мама вырезает все заметки Селесты Толливер, – объяснила я. – Ну, как некоторые люди вырезают купоны. Я их как-то прочла. В один присест.
– Потому что вам очень нравился Джеффри.
– Да, и потому, что моя мама не выписывает «Пипл».
– Ну у нас с ним, возможно, все было не так уж гладко, но я развалилась на части, услышав, что его убили.
– А вы не знаете, кто мог злиться на него? Кроме вас, конечно.
– Вы спрашиваете, не знаю ли я, кто его убил?
– Да.
– А как насчет Люсинды Оруэлл? Джеффри бросил ее ради Роберты. Может, она отнеслась к этому не так легко, как я.
– Вы знакомы с Люсиндой, Сьюзи? Поддерживаете с ней светские отношения?
– Конечно, я знаю ее. Люсинда – вторая бывшая жена моего первого мужа.
После разговора со Сьюзи у меня слегка заклинило мозги, поэтому перед следующей встречей я купила сандвич с диетической колой и жадно съела его, сидя в машине.
Подкрепившись, я направилась по Саус-роуд Сьюел-Пойнта в другой эксклюзивный район, именуемый «Архипелагом». Построенный лет двадцать назад на соединенной островной цепи, он состоял из трех узеньких улочек. Дома выходили либо на пролив, либо на чудесную лагуну. Отделенный от остальной части Сьюел-Пойнта двумя небольшими мостами, «Архипелаг» имел мистическую ауру, как и его обитатели. Некоторые из них были слегка эксцентричны, или им нравилось считать себя такими.
Дом Люсинды Оруэлл находился на Симара-стрит. По стандартам Бока довольно скромный, он напоминал полинезийские хижины, которые можно увидеть на Таити, Бора-Бора или, на худой конец, в старом телевизионном сериале «Приключения в Раю».
К дому вели каменные ступени, а вместо звонка висело ботало. Я дернула за язычок.
Люсинда тут же отозвалась. И через пару мгновений я увидела великолепное создание с волнистыми волосами до плеч, изумрудными глазами и высокой стройной фигурой. На ней были небрежно обрезанные джинсы и футболка (без лифчика). Обувь отсутствовала. Никакой косметики. Даже блеска для губ.
– Добро пожаловать, – сказала Люсинда. – Извините, но у меня мокрые руки.
Она продемонстрировала ладони, заляпанные масляной краской.
– Вы художница? – спросила я, когда она нырнула в ванную вымыть руки.
– Да, – отозвалась она. – Могу показать если хотите.
Люсинда отвела меня наверх в студию, огромное помещение со стеклянной крышей, занимавшее весь второй этаж.
– Большая часть моих работ находится в галерее «Профиль» в Харбор-Бей-Плаза, но кое-что есть и здесь. Багамские зарисовки в основном.
Я не искусствовед, но работы Люсинды, яркие и насыщенные атмосферой, мне понравились.
– Видимо, вы частенько ездите на Багамы. За вдохновением, – заметила я.
Она кивнула:
– Мы с Джеффри туда несколько раз мотались. Вы ведь приехали, чтобы расспросить о нем, верно?
– Да. – Я выдала ей тот же душещипательный сюжет, что и остальным.
– Мы с ним встречались три или четыре месяца, не помню точно. Джеффри любил плавать на своей яхте на Багамы, когда у него были длинные выходные, если он не дежурил, а я с удовольствием пользовалась случаем.
– Почему вы расстались? Сьюзи Кэндалл предположила, что из-за Роберты Росс.
– Сьюзи Кэндалл, как всегда, промахнулась, – рассмеялась Люсинда. – Мы с Джеффри расстались из-за Гвен Лэдд.
– Кого? – «Селеста такого имени не называла, – подумала я. – Она ясно дала нам с мамой понять, что после Люсинды Джеффри сразу переключился на Роберту».
– Вы не знаете Гвен? – удивилась Люсинда.
– Нет. А должна?
– Да, если интересуетесь местной богемой. У нее выставка в Нортоне, на Палм-Бич. Она делает скульптуры из стекла.
Люсинда подошла к столу и осторожно подняла вещицу из коричневого стекла. Мне показалось, что она имеет форму гриба.
– Это работа Гвен Лэдд? – спросила я.
Люсинда кивнула.
– Поразительная, верно?
– Я теперь буду совсем иначе смотреть на грибы, – заметила я. – Но вы молодчина, Люсинда. Вы не просто купили произведение своей соперницы, но и поставили его на самое видное место.
– Мы с Гвен вовсе не соперницы. У нее свое искусство, у меня – свое.
– Нет, я имею в виду соперничество из-за Джеффри. Вы ведь сами сказали, что расстались с ним из-за Гвен.
Люсинда снова рассмеялась.
– Мы с Джеффри расстались, потому что я бросила его ради Гвен.
– Прошу прощения?
– Мы с Гвен – пара.
– Вот как. – Я не сразу собралась с мыслями. – А Джеффри прошляпил – виновата, – пришел в ярость из-за того, что вы бросили его ради женщины?
– Вроде бы нет. Он начал встречаться с Робертой примерно через неделю после того, как мы с Гвен съехались. Как-то вечером я столкнулась с ними на приеме в Культурном центре, и они казались вполне совместимой парой.
«Интересно, – размышляла я. – Селеста Толливер гордится тем, что все про всех знает, но, быть может, ее осведомленность касается лишь гетеросексуальных пар?»
– Ну что ж, я задам вам последний вопрос и избавлю вас от своего присутствия, Люсинда. Вам не приходит в голову, кто бы мог желать смерти Джеффри?
– Кто угодно, – пожала она плечами. – Любой. Он был не слишком хорошим человеком.
– Тогда почему же вы с ним встречались?
– А вы никогда не ошибались в мужчинах?
– Люсинда, милая, – вздохнула я. – Будь это так, меня бы здесь не было.
Роберта Росс жила в таунхаусе с четырьмя спальнями в Сэйлфиш-Пойнте, в очень дорогом, тщательно охраняемом и огороженном поселке в самой южной оконечности Хатчинсон-Айленд. «Сэйлфиш», запутанный лабиринт кондоминиумов, таунхаусов и поистине гигантских домов, с клубом и рестораном на берегу, теннисными кортами, причалом и знаменитыми полями для гольфа, служил приютом для управленцев высшего звена, дельцов с Уолл-стрит и прочих нуворишей. Большинство из них мотались туда-сюда на своих собственных маленьких «гольфстримах».
Таунхаус Роберты, строение в средиземноморском стиле, с кирпичным двориком, камином и бассейном, был, как она заявила, впуская меня, временным жильем.
– Я арендую его, пока не подыщу то, что захочется купить, – пояснила Роберта, сногсшибательная брюнетка в деловом костюме канареечно-желтого цвета. – Рынок недвижимости настолько активен, что в данный момент не так много свободного жилья. Кстати, мне нужно через полчаса показывать клиентам дом. Наш разговор затянется?
– Нет. Я сразу перейду к делу. Я хочу поговорить с вами о Джеффри Гиршоне. – Я выдала свой традиционный сюжет. – Поскольку вы встречались с Джеффри незадолго до убийства, я подумала, нет ли у вас каких-нибудь соображений насчет того, кто мог его убить.
– По правде говоря, я не очень хорошо знала Джеффри. Нет, не так. Я знала его много лет, потому что они с моим мужем работали в одном объединении. Но сблизились мы лишь после того, как я рассталась с Питером. Едва Джеффри прослышал, что я ушла от Питера, как тут же мне позвонил.
– Не очень-то деликатно со стороны Джеффри по отношению к вашему мужу. Они ведь были коллегами.
– Да, но никогда не ладили. Питер всегда завидовал успеху Джеффри. Чем бы ни обладал Джеффри, Питер тут же хотел того же. Деньги, машину, яхту, женщин. Питер поразительно незрелый в этом смысле.
– Вы ушли от него из-за его незрелости?
– Я ушла от Питера, потому что застукала его в постели с медсестрой. Из отделения интенсивной терапии госпиталя, кто бы мог подумать! Я вошла в спальню, а там она интенсивно за ним ухаживает!
«Вики Уолтере», – сообразила я. Питер хотел все, чем обладал Джеффри. И получал, судя по всему.
– Вероятно, это был шок. Кошмар каждой женщины.
– Да уж, ничего хорошего. Думаю, именно поэтому я и связалась с Джеффри. В отместку. Я знала, что Питер взбесится из-за этого. Ну и, разумеется, основная причина того, что Джеффри предложил мне встречаться, – это желание досадить Питеру.
– Значит, вы с Джеффри встречались недолго?
– Да. Мы вместе сходили на Бал Сердец. Он пару раз сводил меня поужинать. Одну ночь мы провели на его яхте. И это почти все. Мы с ним не были влюбленной парой века. Вообще-то я не знаю, чему Питер так завидовал. Довольно паршивый мужчина при ближайшем рассмотрении.
– Роберта, позвольте задать вам довольно деликатный вопрос.
– Валяйте.
– Поскольку вы знали о враждебности между ними, вам не приходило в голову, что Питер убил Джеффри? Да, мне известно, что Питер был с Вики в ночь убийства. Об этом мне сказала сама Вики. Но она – надежная медсестра днем и развязная шлюха ночью, и я не была уверена, что ей можно верить.
– Очень сомневаюсь, – хмыкнула Роберта. – Питер совсем не жестокий. За одиннадцать лет брака я не могла его заставить прибить и жука.
– А никаких других идей у вас нет?
Она покачала головой.
– Ненавижу торопиться, но мне и впрямь нужно идти показывать дом.
– Понимаю.
– Хотя мне тоже хотелось бы кое-что у вас спросить, Дебора.
– Пожалуйста.
– Вы сказали по телефону, что ваша мать живет в Сьюел-Пойнте на Саус-Ривер-роуд. Это, часом, не трехэтажный серо-голубой дом на сваях?
– Он самый.
– Она не хочет продать его?
– Продать? Конечно, нет. Мама обожает этот дом.
Роберта протянула мне визитку.
– Если ваша мать вдруг передумает, позаботьтесь, чтобы она позвонила мне, хорошо?
– Вы хотите купить этот дом?
– Нет, хочу внести его в свой список. Я же сказала: сейчас мало свободного жилья, особенно когда дело касается домов на побережье в Сьюел-Пойнте.
– Мамин дом не продается. Но есть другой, поблизости от него, которым я на вашем месте занялась бы.
– Правда? И чей же?
– Джеффри. Может, у вас с ним и не был роман века, Роберта, но вы его последняя подружка, насколько нам известно. Поэтому если какой-то риэлтор в городе и заслуживает того, чтобы внести этот дом в свой список, так это вы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн



Читать можно. Роман не плохой.
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейннатали
11.02.2016, 3.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100