Читать онлайн Взрывоопасные сестрички, автора - Хеллер Джейн, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хеллер Джейн

Взрывоопасные сестрички

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

В понедельник днем, ровно в половине третьего, за мной заехала мама на своей «Дельте 88», и мы поехали в редакцию «Стюарт ньюс».
– У нас назначена встреча с Селестой Толливер, – сообщила мама секретарше, сидевшей за стойкой в холле модернового белого офисного здания.
– Назовите, пожалуйста, ваши фамилии, – попросила секретарша.
– Миссис Ленора Пельц с дочерью Деборой. Нам предложили присесть и подождать, когда «мисс Толливер» придет за нами, что та и сделала минут через десять.
– Ленора! – воскликнула редактор светской хроники, спускаясь по ступенькам и направляясь к нам. – Давненько не виделись.
Они с мамой обменялись светскими поцелуями. Мое первое впечатление о шестидесятилетней Селесте: такой розовой дамы я отродясь не видела. Розовое платье, розовые щечки, розовая губная помада, розоватый оттенок сильно завитых седых волос. Второе впечатление: несмотря на всю эту розовость и внешнюю слащавую невинность, Селеста ничуть не была слащавой, и уж тем более невинной. Когда мама представила нас друг другу, Селеста, от которой за версту разило духами, одарила меня таким взглядом, будто я какая-то запаршивевшая бродяжка, и сказала:
– Как я понимаю, вы – та, кто обнаружил тело. Вы и ваша сестра – организатор свадеб из Бока.
– Да, мисс Толливер, – ответила я. И третье, совершенно определенное впечатление: она именно мисс Толливер. – Но все далеко не так просто, и мама предположила, что вы благодаря вашему положению в обществе и знакомству с большинством наиболее известных местных жителей способны помочь восполнить кое-какие пробелы.
– Безусловно. – Она выгнула брови. Я поняла: Селесте польстило, что мы возлагаем на нее такие надежды. Она из тех, кого постоянно обволакивают лестью, и совершенно явно этим наслаждается. – Но вы, конечно, догадываетесь, что я не криминальный репортер.
– Разумеется, но, позволив задать вам несколько вопросов, вы, надеюсь, поможете привлечь убийцу к суду, – сказала я. – Это вдохновило бы ваших читателей.
– Если бы вы давно жили в Стюарте, Дебора, то знали бы, что мои читатели и так мне весьма преданны, – ответила она. – Впрочем, признаюсь, за все те годы, что я освещаю светскую жизнь в округе Мартин, никому и в голову не приходило воспользоваться моим огромным опытом для расследования убийства. Откровенно говоря, эта идея мне по душе.
Я подмигнула маме, когда Селеста повела нас в конференц-зал на втором этаже. За ней тянулся шлейф аромата духов.
Когда мы сели, я объяснила, почему мы – а не полиция – роемся в личной жизни Джеффри, и не раз заверила ее, что ни Шэрон, ни я не имеем никакого отношения к убийству.
– Нам хотелось бы услышать от вас, в каких общественных мероприятиях принимал участие доктор Гиршон за последний год, и каких дам он сопровождал на каждом из них.
– Каких дам! – Селеста закатила глаза. – Их было так много! Джеффри Гиршон играл по-крупному, как говорится.
– Не назовете ли нам их имена?
– Пожалуй, назову, но не на память. Для точности мне нужно просмотреть мои записи. Если вы подождете, я принесу те, что представляют наибольший интерес.
Ее не было минут двадцать. Я уже пожалела, что не взяла с собой колоду карт или, на худой конец, какой-нибудь журнал.
Вернувшись с несколькими коробками и досье в руках, Селеста водрузила их на стол.
– Итак, – сказала она, – наш светский сезон начинается в октябре с Джунканоо.
– Джун-Каноэ? – переспросила я, подумав, уж не спонсированное ли это местным дилером «кадиллака» суаре.
Селеста чуть в обморок не грохнулась от моего невежества.
– Джунканоо означает «Багамский фестиваль». Устраивается для сбора средств в пользу «Гибискуса».
– Центр «Гибискус» – это приют для детей, подвергшихся насилию, дорогая, – пояснила мама, прежде чем я успела совершить очередной недопустимый промах.
– Весьма достойная цель, – заметила Селеста. – Прием проходит ежегодно в клубе «Маринер сэндз», всегда в тропическом стиле, и пользуется огромной поддержкой. Уверена, Джеффри Гиршон наверняка там был. – Она полистала досье, перечитывая написанные ею на эту тему статьи. – Да, вот он! – восторженно воскликнула Селеста. – Так, а теперь посмотрим, есть ли у меня его фотография. Возможно, в газете ее и не публиковали, но я храню все сделанные мной снимки, даже те, что не пригодились. – Она порылась в одной из коробок. – Ха, так я и думала!
Селеста вытащила фотографию и гордо протянула нам.
– Это Джеффри, – сказала я, взглянув на снимок. В праздничной гавайке, ничуть не похожей на его белый медицинский халат, он сиял той же теплой открытой улыбкой, покорившей нас с Шэрон. И для его улыбки была достойная причина. Точнее, две. В одной руке он держал высокий бокал с коктейлем, а другой обнимал высокую стройную блондинку. – А кто эта крошка?
– Да это же Диди Хорнсби! – Селеста побарабанила пальцем по столу. – А я и забыла, что она встречалась с доктором.
– Она – дочь Теда и Одры Хорнсби? – спросила мама.
– Старшая, – ответила Селеста. – Разведена. Двое детей. Живет в Снаг-Харбор.
– И она некоторое время встречалась с Джеффри? – уточнила я.
– Да, как я сейчас припоминаю. Хотя ходили слухи, что это был лишь летний флирт.
– Летний флирт, продлившийся до глубокой осени, судя по всему, – хмыкнула я. – А в зимний он, часом, не перешел? Вплоть до дня убийства?
– Сомневаюсь, – покачала головой Селеста. – На Балу Хризантем в начале ноября они уже не были вместе. Это я помню точно.
– Бал Хризантем – это прием в вечерних туалетах, проводится ежегодно в частном доме в пользу госпиталя, дорогая, – объяснила мне мама.
– Совершенно верно. Прошлогодний проходил у Джеффри Гиршона дома в Сьюел-Пойнте. Если не ошибаюсь, его дамой в тот вечер была Сьюзи Кэндалл. – Селеста полезла в другое досье. – Да. Вот они. Красивая пара, согласны?
Она положила газетную статью на стол, чтобы мы могли посмотреть. Джеффри Гиршон был в смокинге. Его рука обвивала талию женщины в узком синем платье, с густо наложенными на веки тенями и высоко взбитыми, в стиле Иваны Трамп, темными волосами.
– А что можно сказать о Сьюзи Кэндалл? Кроме того, что она очень нуждается в современном макияже.
– Из старинной семьи. Огромные старые деньги. Железные дороги, – поведала Селеста.
– Разведена?
– Дважды. Они с доктором на том вечере жутко флиртовали друг с другом, но, если память мне не изменяет, этот роман закончился даже быстрее, чем с Диди.
– Не знаете почему?
– Нет. Может, ответ есть в моих досье. – Селесте явно нравилась эта игра. – Да, вот тут упоминается Джеффри Гиршон вместе с Люсиндой Оруэлл, в заметке о фестивале «Речные деньки».
– Мы пытаемся спасти реку Святой Люсии от загрязнения, – снова объяснила мне мама. – В нижней части Стюарта ежегодно устраивается уличная ярмарка в конце ноября, чтобы привлечь внимание к этой проблеме.
– Это очень благородно, мам, – ответила я. – Но вот что бросается в глаза: Джеффри Гиршон просто вездесущ, как Форрест Гамп. Невольно возникает вопрос, как у него оставалось время для занятий медициной.
– Посмотрите! – прервала нас Селеста. – У меня тут неплохая фотография доктора на «Речных деньках». Он стоит рядом с Люсиндой, которая, как вы можете заметить, один из ярчайших цветков Стюарта.
Подавив смешок, я взглянула на снимок. Люсинда Оруэлл и впрямь была сногсшибательна. Длинные светлые волосы, зеленые глаза, огромная грудь.
– Думаю, она и есть ответ на вопрос, почему роман с Сьюзи Кэндалл завершился, – ехидно промолвила Селеста. – Хотя сама я не понимаю, что все эти женщины нашли в Джеффри Гиршоне. Он выглядел таким нуворишем.
– В отличие от старых денег, вы имеете в виду, – уточнила я.
– Совершенно верно, – кивнула Селеста.
– Я и не подозревала, что здесь столько молодых одиноких женщин, – пробормотала я. – Мне казалось, что соперничество есть только в Нью-Йорке!
Селеста не ответила, снова зарывшись в свои досье.
– А как вам это! – ликующе воскликнула она, извлекая на свет божий две заметки. – В декабре доктор Гиршон сопровождает Люсинду на бал Красного Креста в Уиллоуби, но на прошлой неделе приводит на Бал Сердец в Сэлфише Роберту Росс!
– На прошлой неделе? – изумилась я. В это же время он трахал Вики и обхаживал нас с Шэрон.
– Ну да. У меня есть доказательство. – Селеста сунула мне обе заметки. – Подумать только, а ведь на свидетельстве о разводе Роберты еще чернила высохнуть не успели!
Диди. Сьюзи. Люсинда. Роберта. Я ошалела от обилия женщин в жизни Джеффри и не понимала, как он крутил с ними всеми в таком маленьком городке. Не догадывалась, как кардиолог, человек, которому люди доверяли свою жизнь, мог позволить себе иметь репутацию бабника.
– Весьма забавно, что последним выходом в свет доктора был Бал Сердец, – заметила Селеста. – Примите в расчет его профессию.
– Да, – согласилась я. – Однако вернемся к Роберте. Вы упомянули, что она пошла на прием с Джеффри сразу после развода. А с кем она развелась? С кем-то богатым? С кем-то из нуворишей? Со старым капиталом? Просто со средствами?
– Интересно, что вы об этом спрашиваете, – отозвалась Селеста. – Бывший муж Роберты работал вместе с Джеффри. Терапевт по имени Питер Элкин. Вы должны его знать, Ленора. Он тоже живет в Сьюел-Пойнте.
Услышав это, я застыла. Доктор Элкин – тот самый, с кем Вики, по ее словам, была в ночь убийства.
– А, вы недоумеваете по поводу фамилии Роберты, – неверно истолковала мое изумление Селеста. – Дело в том, что она – процветающий риэлтор. И всегда называлась своей девичьей фамилией, Росс, даже когда была замужем за доктором Элкином.
«Боже, – подумала я, – Рэй был прав. Сьюел-Пойнт и впрямь Пейтон-Плейс. Как говорится, найдите десять отличий».
– Что ж, мисс Толливер, вы предоставили нам достаточно пищи для размышления, – сказала я. – Полагаю, все четыре названные вами дамы есть в телефонном справочнике, если я вдруг решу задать им кое-какие вопросы?
Роберта Росс, в частности.
– Я дам вам их номера, – предложила Селеста, – но буду категорически отрицать это, если меня вдруг спросят.
– Понятно.
– Впрочем, сомневаюсь, что они согласятся с вами разговаривать, – добавила она. – Ведь вас подозревают в убийстве небезразличного для них человека.
– Если Джеффри действительно был им небезразличен, они непременно пожелают приложить руку к тому, чтобы его убийцу поймали, – возразила я. – Мне кажется, что в промежутке между благотворительными балами они буквально выжмут меня.
Мы с мамой поблагодарили Селесту за помощь и покинули здание.


Примерно через час после возвращения в коттедж мне позвонил детектив Гилби.
– Мы готовы вернуть вам машину. Она чистая.
– Спасибо вам, детектив, но право же, не стоило ее мыть!
– Да нет, «чистая» в том смысле, что в ней не нашли никаких улик. Ни крови, ни оружия, ничего. Хотя мы обнаружили пару волосков, совпадающих с волосами покойника – из его бороды. Они были на полу, под рулем. У вас нет никаких соображений по поводу того, как они туда попали, мисс Пельц?
– Есть. За день до смерти доктор Гиршон помог мне зарядить аккумулятор моего «понтиака» на стоянке возле магазина. Открыв капот моей машины и подключив «прикуриватель», он залез в нее со стороны водителя и завел. Думаю, именно тогда Гиршон и оставил там несколько волосков из своей бороды.
– Он сидел в вашей машине только один раз?
– У него же был «порше», детектив! При других обстоятельствах Гиршон не полез бы в мой «поитиак» даже под угрозой смерти! – Я тут же пожалела об этих словах, но было поздно. – А что с другими результатами экспертиз? – быстро спросила я. – У вас появились новые сведения о месте преступления?
– Даже если у нас они и появились, – засмеялся Гилби, – то мы ими не делимся.
– А почему нет? Я ведь делюсь с вами сведениями.
– Верно.
Я чувствовала, что хотя детектив Гилби – жесткий профессионал и не может просто так исключить меня из списка подозреваемых, он начал постепенно относиться ко мне терпимо, почти, дружелюбно.
– Ладно, – сказал Гилби. – Аутопсия показала отсутствие в крови доктора следов алкоголя или наркотиков. А содержимое желудка свидетельствуете том, что он ужинал незадолго перед тем, как его убили. Съел он пасту с каким-то томатным соусом, зеленый салат и…
– Эти подробности лучше опустить. – У меня скрутило желудок. – А кусочков кожи под ногтями не нашли? Разве вы обычно это не проверяете? Чтобы определить, была ли борьба?
– Ничего мы не нашли. Но мы и без того точно знали, что никакой борьбы не было. Все на месте преступления указывает на то, что убийца – кто-то из знакомых Гиршона. Ведь входная дверь была открыта, когда вы с сестрой заявились туда.
– Значит, по-вашему, убийца имел ключи от дома.
– Либо так, либо доктор сам впустил его. К тому же сделанные на месте преступления фотографии показывают, что в доме ничего не тронуто и все стоит на месте, даже в кабинете, где доктора пристрелили. Тот, кто шлепнул доктора, вероятно, сидел в этой комнате, тихо и мирно беседуя с Гиршоном, потом неожиданно выхватил пистолет, выпустил в него пулю двадцать второго калибра и покинул дом тем же путем, каким пришел. Через дверь.
– А отпечатки пальцев, детектив? Нашли что-нибудь?
– Ага. Ваши и вашей сестры.
– Черт! А еще чьи-нибудь?
– Слушайте, мисс Пельц, и вам, и мне отлично известно, что я не имею права обсуждать с вами детали этого дела. Давайте порешим на том, что расследование успешно продвигается, и вы с сестрой в данный момент не являетесь нашей основной целью.
– Приятно слышать. Но у меня есть еще вопрос. Как по-вашему, это важно, что Джеффри убили именно в его кабинете?
– Вы опять за свое?
– Вам не кажется, что в этом таится подсказка? Ведь его убили именно в кабинете, а не в спальне, ванной или на яхте. Нет, я не слишком пристально рассматривала это помещение, но, на мой взгляд, это его домашний рабочий кабинет. Мне просто пришло в голову, что если это преступление на почве страсти, то кабинет – несколько странная декорация для этого.
– Декорация, – хохотнул Гилби. – Я понимаю, что вы прибыли к нам из гламурного мира шоу-бизнеса, мисс Пельц, но мы тут не на сцене. Мы имеем дело с настоящим убийством.
– Я это запомню. – Я изобразила смущение. – Я вскоре с вами свяжусь. – Ничуть не сомневаюсь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейн



Читать можно. Роман не плохой.
Взрывоопасные сестрички - Хеллер Джейннатали
11.02.2016, 3.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100