Читать онлайн Жертва любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Жертва любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Несмотря на потрясения и страшную усталость, мисс Чалонер долго не могла уснуть. Она лежала без сна, думая о своем отчаянном положении и испытывая сильное душевное смятение.
Ей было стыдно признаться самой себе, что в тот момент, когда прозвучало предложение маркиза, она вообще не вспомнила о Софии, зато живо представила себя рядом с маркизом – они стоят на коленях перед алтарем… Итак, моя милая, сурово говорила себе мисс Чалонер, все это правда – ты влюблена в него и давно это знала!
Но она любила не всем известного похождениями красавца, скандалиста и волокиту. Мэри сумела разглядеть под оболочкой ветреного распутника необузданного дикого юношу, мрачного и неотразимого, именно такого, каким предстал перед нею маркиз во время их последнего разговора.
«Я могла бы с ним справиться!» Но она не позволила себе даже мечтать об этом. Брак с маркизом был абсолютно исключен. Ее нельзя принудить выйти за него, просто щелкнув повелительно пальцами. Он не любит ее и должен жениться, когда придет время, на скромной девушке из высшего света. А София? Что скажет она, узнав, что сестра увела из-под носа столь желанного жениха?
И, таким образом покончив с мыслями о браке, она начала думать о своем незавидном будущем. Вайдел прав – нельзя возвращаться на Блумсбери-стрит и совершенно невозможно искать спасения у деда. Она решительно вытерла слезы и начала искать выход.
Через два часа она нашла решение, приложив к этому всю изобретательность своего ума. Итак, самое разумное – это остаться во Франции, взять другое имя и поступить на службу гувернанткой в какую-нибудь порядочную, уважаемую семью.
Она начала мысленно сочинять письмо матери, но на середине фразы мысли начали – странно путаться, и мисс Чалонер неожиданно уснула.
Наутро, без аппетита позавтракав у себя в комнате кофе с булочкой, она через некоторое время спустилась в гостиную и застала там верного Флетчера, который сообщил ей не без суровости, с неодобрительной ноткой в голосе, что ночью у его светлости опять открылось кровотечение. Рана сегодня выглядела очень плохо. Его светлость все еще в кровати, но имеет намерение сегодня же отправиться дальше.
– Вы послали за доктором? – спросила мисс Чалонер, чувствуя себя убийцей.
– Нет, мадам.
– Так отправляйтесь и найдите его, – коротко приказала мисс Чалонер. Флетчер покачал головой:
– Я не могу принять на себя такую ответственность, мадам.
– Я и не прошу вас об этом. Просто делайте то, что вам приказывают.
– Прошу прощения, мадам, но в случае, если его светлость захотят узнать, кто послал за доктором…
– Вы, разумеется, скажете правду, – ответила мисс Чалонер. – Где находится спальня маркиза?
Флетчер взглянул на нее с возрастающим уважением.
– Если соблаговолите следовать за мной, мадам, – и повел мисс Чалонер наверх, в спальню маркиза.
Флетчер вошел первым, и мисс Чалонер слышала, как Вайдел сказал:
– О, пусть скорей войдет!
И она не стала ждать дальнейшего приглашения. Когда дверь за Флетчером закрылась, подошла к огромной, стоявшей на четырех столбиках кровати и произнесла покаянно:
– Это из-за меня вы страдаете, я ранила вас и очень сожалею, милорд.
Вайдел полусидел в кровати, опершись на подложенные под спину подушки, глаза у него лихорадочно блестели, лицо раскраснелось.
– Не извиняйтесь. Для новичка вы неплохо справились. Сожалею, что приходится так принимать вас. Надеюсь, вы поспали и отдохнули, так что мы сможем выехать отсюда в полдень. Как вы относитесь к этому?
– Боюсь, это невозможно, – ответила она, – мы останемся на сегодня здесь. – Она подняла подушку с пола и осторожно подложила ему под раненую руку. – Так удобнее, не правда ли?
– Замечательно, благодарю. Не имеет значения, готовы вы или нет, мы сегодня же выезжаем в Париж.
Она нежно улыбнулась ему:
– Моя очередь играть роль тирана, сэр. Вы останетесь в постели.
– Вы ошибаетесь. Я этого не сделаю.
Голос его зазвучал сердито, а ей захотелось взять его лицо в свои ладони и поцелуем разогнать хмурые складочки на лбу.
– Нет, сэр, вы останетесь в постели.
– Могу я узнать, мадам, каким образом вы собираетесь удержать меня в постели?
– Это очень просто – стоит лишь приказать вас раздеть.
– Это уже действия жены.
Она слабо вздрогнула, но тон ее остался твердым:
– Я послала вашего слугу за доктором. Прошу вас, не ругайте его.
– Какого дьявола, кто вас просил! Я не собираюсь умирать, к вашему сведению.
– Конечно нет, – согласилась мисс Чалонер, – но вы вчера слишком много выпили, и, мне кажется, ваша лихорадка вызвана именно этим, так же как и воспаление раны. Я думаю, вам надо пустить кровь.
Маркиз долго молча рассматривал ее. Подвинув стул ближе к постели, она села рядом.
– Вы можете поговорить со мной несколько минут, сэр? Если ваше самочувствие позволяет вам разговаривать.
– Разумеется, могу. О чем вы хотите поговорить?
– О моей дальнейшей судьбе, разумеется. Он нахмурился:
– Это теперь мое дело, мадам. Она покачала головой:
– Вы очень добры, милорд. Но я не стремлюсь стать вашей женой. Я хорошо все обдумала и теперь знаю, что будет для меня лучше всего. Сказать вам, что я решила?
Он произнес с искоркой юмора:
– Сегодня утром вы приняли очень много решений. Тем не менее давайте выкладывайте.
Она сложила руки на коленях, и он вдруг подумал, что эта девушка, как никто до нее, действует на него успокаивающе.
– Вы вчера сказали истинную правду, милорд, – я не могу теперь вернуться домой. Но вы не должны считать, что это меня очень огорчает. Я никогда не была там счастлива. У меня есть план, кажется, очень разумный. Я знаю теперь, как лучше поступить. Если вы меня отвезете в Париж, я буду вам благодарна. В Париже я подыщу себе место гувернантки в каком-нибудь приличном доме. И поскольку, без сомнения, у вас в Париже обширные связи, может быть, вы поможете мне устроиться на работу. Маркиз прервал ее:
– Мое дорогое дитя, вы считаете, что я порекомендую вас в какой-нибудь аристократический дом?
– Вы ведь можете? – волнуясь, спросила она.
– Разумеется, я смог бы. Но… Господи, представляю лицо какой-нибудь матроны, когда я предложу ей свою знакомую молодую девушку в гувернантки!
– О! Я и не подумала об этом! Как глупо с моей стороны. – Она на миг замолчала, потом объявила: – Ну что ж, если я не могу пойти в гувернантки, поступлю на работу модисткой. – Он протянул руку и накрыл ею обе ручки миcc Чалонер. Маркиз больше не улыбался. – Я не часто испытываю раскаяние, Мэри, но вы быстро учите меня. Неужели вы совсем не можете переносить мысль обо мне как о будущем муже?
– Даже если бы и смогла, милорд, я не могу украсть жениха у своей сестры.
– Украсть! Черта с два! – Маркиз привычно выругался. – Но у меня никогда не было намерения жениться на Софии!
– Тем не менее, сэр, я бы никогда не смогла так поступить по отношению к ней. Впрочем, мысль о таком браке для меня абсурдна. Вы меня не любите, как и я вас. И, кроме того, мы не равны по положению в обществе.
– Вы из какого сословия, Мэри? Кто был ваш отец?
– Это имеет значение?
– Ни капли. Но вы меня заинтриговали. Вы получили прекрасное образование, это видно. Каким образом вам это удалось?
– Да, я имела счастье учиться в одной из лучших школ Англии, школе для избранных.
– Я так и понял! И кто же вас туда поместил?
– Мой дед, – неохотно ответила мисс Чалонер.
– Отец вашего отца? Он жив? Кто он?
– Мой дед генерал, сэр. Вайдел сдвинул брови:
– Какого графства?
– Он живет в Бакингемшире, милорд.
– Боже мой! Не хотите ли вы сказать, что вы внучка сэра Джиля Чалонера?
– Именно так, сэр, – невозмутимо подтвердила мисс Чалонер.
– Но это же совершенно меняет дело. Препятствий не существует, и мы немедленно можем пожениться. Ведь этот старый упрямец, ваш дед, друг моего отца, приверженец строгих правил.
Мисс Чалонер улыбнулась:
– Вы не должны преувеличивать, милорд. Мой дед был действительно добр ко мне в прошлом, но он прогнал моего отца после того, как тот женился вопреки родительской воле. Дед умыл руки по отношению ко мне, когда после школы я решила жить в доме матери и сестры, И теперь ему совершенно безразлична моя судьба.
– Она очень быстро станет ему небезразлична, когда до него дойдут слухи, что его внучка работает модисткой.
– Разумеется, я не пойду в модистки под собственным именем, – объяснила маркизу мисс Чалонер.
– Вы не станете модисткой ни под каким именем, моя дорогая. Сделайте лучший выбор – станьте моей женой – это единственный для вас выход. Мне жаль, что все так получилось, но обещаю, что не буду требовательным мужем. У вас будет своя жизнь, у меня – своя. Я не стану вмешиваться в ваши дела, лишь потребую сохранения верности. Вы меня будете редко видеть.
На мисс Чалонер повеяло от такой перспективы ледяным холодом, но, видя, как пылает в лихорадке его лицо, она не стала больше спорить, отложив разговор на более благоприятное время.
– Мы еще обсудим это, милорд. Вы устали, и сейчас должен прийти доктор. Он схватил ее руку и удержал:
– Дайте мне слово, что не ускользнете, пока я буду тут валяться.
Она не смогла противиться искушению коснуться его руки.
– Обещаю, что я не поступлю так, – сказала она искренне, – потому что просто не смогу добраться до Парижа без вашей помощи.
Немного погодя появился доктор, маленький темпераментный француз, и прямо от порога заговорил, сопровождая поток слов активной жестикуляцией. Пока лилась непрерывным потоком докторская речь, Вайдел лежал, прикрыв глаза, и терпел, хотя это давалось ему с заметным усилием. Наконец, после пяти минут словесного извержения доктора, маркиз не выдержал. Приподнявшись, он произнес по-французски всего одну фразу, которая веско, всего в нескольких словах, опровергла все теории, диагнозы и методы лечения, изложенные местным эскулапом.
Доктор отпрянул, как человек, неосторожно залезший в жгучую крапиву, и растерянно пролепетал:
– Но, мсье, мне сказали, что вы англичанин! Маркиз в том же духе сообщил, что не собирается обременять доктора знанием своего генеалогического древа, потом послал его вместе со всеми его учениями и методами ко всем чертям и закончил свою эпическую речь в раблезианском духе, с едким и весьма остроумным сарказмом, не забыв, добавить, что думает обо всем племени пиявок.
Доктор, восхищенно открыв рот, внимал этой обличительной речи. Потом воскликнул:
– Замечательно! Англичанин – и столь великолепно владеет французским языком! Это не может не вызвать восхищения. А теперь, позвольте, я пущу вам кровь. Мадам будет столь добра и подержит таз. Известно, что англичанки очень хладнокровны.
Маркиз заметил в этот момент скромно стоявшую у порога мисс Чалонер.
– Что? Вы, оказывается, были здесь? Вы знаете французский?
– Вполне сносно, сэр, – невозмутимо отозвалась она.
– Насколько сносно?
В серых глазах мелькнул насмешливый огонек.
– Достаточно хорошо, чтобы понять то, что говорил доктор, милорд. Но я не могла понять вашу речь, потому что большинство слов мне незнакомы.
– И слава Богу! – облегченно вздохнул Вайдел. – Теперь будьте хорошей девочкой и уходите отсюда, оставьте меня с этим типом наедине.
– Но как хладнокровная английская особа, сэр, я могу подержать таз, – отозвалась мисс Чалонер. – Позвольте мне это, ведь вы для меня на яхте делали то же самое.
Он ухмыльнулся:
– Так и знал, что вы этого мне не простите.
– Простить вас? Да я вам необыкновенно благодарна.
В ее искренности не приходилось сомневаться.
– Вы – удивительная женщина, – заявил маркиз, – но несмотря на это, я не могу допустить при вас этого кровопускания.
Но мисс Чалонер уже держала наготове таз.
– Вам не будет больно, сэр, уверяю вас. Второй раз за это утро маркиз лишился дара речи.
А мисс Чалонер продолжала, как будто уговаривая непослушного ребенка:
– Если вы хотите поправиться и завтра продолжить путешествие, вы сделаете то, что советует вам доктор. Но если вы желаете оставаться глупым упрямцем, я найду способ сама добраться до Парижа и без вас.
Маркиз сел на постели:
– Гром и молния! Сколько мне, по-вашему, лет?
– Не очень много, иначе вы вели бы себя более благоразумно. – Она тепло и понимающе улыбнулась ему. – Пожалуйста, разрешите этому несчастному доктору пустить вам кровь, милорд.
– О, ради Бога! Делайте что хотите. Но на будущее, мадам, прошу вас не вмешиваться в мои дела.
– Я запомню ваше пожелание, милорд. Маркиз протянул запястье доктору, не сводя взгляда с Мэри.
После кровопускания маркиз слишком ослаб и уже не заговаривал о том, чтобы немедленно отправляться в Париж. Он проспал почти весь день, а потом лежал молча, не изъявляя желания разговаривать. Мэри взяла на себя все заботы по уходу за ним, отдавая распоряжения слугам, что вызвало обмен многозначительными взглядами между Флетчером и Тиммсом. И дворецкий, и камердинер с самого начала относились к Мэри с подчеркнутым уважением, очевидно следуя приказу его светлости и боясь вызвать гнев маркиза. Но к концу дня их уважение значительно возросло и уже не было следствием страха перед хозяином. Решительные действия мисс Чалонер настолько пробудили в них расположение к девушке, что оба слуги теперь беспрекословно ей повиновались.
Маркиз почувствовал перемены в настроении своих людей, когда Флетчер с невозмутимым, как маска, лицом принес к постели чашку жидкой овсянки, которую ему вручила мисс Чалонер. Встретив по дороге на лестнице мистера Тиммса, Флетчер сказал внушительно:
– Вы можете отнести это своему господину, Гораций.
Взглянув на поднос, мистер Тиммс тут же отклонил предложение.
– На вашем месте, мистер Флетчер, я послал бы с этим кого-нибудь из французской прислуги, – посоветовал камердинер.
Такое предположение оскорбило достоинство мистера Флетчера.
– Но почему, друг мой, вы не хотите сделать это сами?
– Потому что не желаю, чтобы этой чашкой запустили мне в голову, – ответил мистер Тиммс с подкупающей искренностью.
Маркиз долго и удивленно разглядывал содержимое чашки. Потом взглянул на своего дворецкого, потупившего взгляд в коврик, лежавший у кровати.
– Мой добрый глупец, что это за отвратительное пойло?
– Овсянка, милорд. – отвечал Флетчер невозмутимо.
Маркиз снова откинулся на подушки и принялся пристальным взглядом сверлить своего верного слугу.
– Ты что, сошел с ума? – лениво процедил он.
Нет, милорд.
– Так какого же дьявола тебе пришло в голову притащить мне это пойло? Уж не хочешь ли ты сказать, что маленький француз сотворил эту мерзость?
– Ее приготовила леди, милорд. Маркиз замолчал.
– Убери это, – приказал он немного погодя с опасной ноткой в голосе.
– Леди сказала мне, чтобы я ни в коем случае не делал этого, сэр.
Пальцы маркиза обхватили одну из ручек чашки.
– Ты отнесешь это назад, Флетчер? – спросил он очень тихо.
Флетчер, не сводя взгляда с пальцев милорда, после минутной борьбы с собой, сказал:
– Разумеется, милорд. Вайдел убрал руку:
– Я так и думал. Принеси мне что-нибудь поесть и бутылку кларета.
Флетчер, поклонившись, забрал чашку и ретировался. Через три минуты дверь снова открылась. Вошла мисс Чалонер, держа в руках тот же самый поднос. Поставив его на столик у кровати, она протянула маркизу салфетку.
– Извините, но я не разрешила Флетчеру принести вам бутылку кларета, сэр, – сказала она спокойно, – и, надеюсь, вы найдете мою овсянку не такой уж отвратительной. Я умею готовить ее как следует.
В глазах Вайдела мелькнул огонек бешенства.
– Вы слишком много на себя берете, мадам! Я не нуждаюсь ни в вашей заботе, ни в вашей
овсянке. И будьте добры не лезть в мои дела, как я уже вас просил!
По виду мисс Чалонер никак нельзя было сказать, что она испугалась грозного вида маркиза.
– Очень хорошо, сэр, но не будете ли вы так добры и не попробуете ли хоть немного блюда, которое я готовила с таким усердием?
– Нет, мадам, и не подумаю. Мисс Чалонер с грустным видом взяла поднос и расстроенно вздохнула:
– Я никак не хотела рассердить вас, милорд. Не думала, что вы откажетесь попробовать хотя бы ложечку.
– Вы ошиблись, мадам. – Тон был ледяной.
– Да, – подтвердила мисс Чалонер грустно. – Я и сама вижу теперь свою ошибку. Это было с моей стороны самонадеянно, простите меня, сэр.
Она медленно пошла к двери.
Маркиз вдруг сказал таким тоном, будто у него лопнуло терпение:
– Ну давайте ее сюда, тащите обратно! Я проглочу пойло, если это доставит вам удовольствие!
Мисс Чалонер, казалось, колеблется.
– Конечно, это доставит мне удовольствие, но я вовсе не хочу отравить вас.
– Ради Бога, не надо лишних слов, – взорвался Вайдел. – Давайте ее сюда и покончим с этим!
Мисс Чалонер с готовностью подала поднос. Потом присела около кровати, глядя, как маркиз пьет жидкую овсянку. Он подозрительно взглянул на нее, но она изобразила на лице полную невинность. Он выпил все до капли и поставил пустую чашку на поднос.
– Мэри, – вдруг попросил он, – подвиньтесь ближе и подставьте левую щеку.
– Зачем, сэр? – У нее задрожала ямочка на подбородке.
– А вы не знаете?
– Наверно, хотите дать мне пощечину? – рассмеялась она.
– Надо бы! И не думайте, что обманули меня своим кротким выражением. Куда вы идете?
– Вниз, в гостиную, сэр.
– Останьтесь, я хочу с вами поговорить. – Это был уже приказ. Мисс Чалонер слегка подняла брови. Вайдел усмехнулся: – Дорогая Мэри, умоляю, окажите мне честь и останьтесь.
Она села, слегка склонив голову.
– Разумеется, сэр. Но я не давала оснований звать меня Мэри!
– Так разрешите мне это сейчас. Разве мы не помолвлены?
Она покачала головой:
– Нет, милорд.
– Доминик, – поправил он.
– Нет, милорд, – спокойно повторила она.
– Мэри, – заговорил он снова, – разрешите дать вам один совет. – И, посмотрев на ее заинтересованное лицо, продолжал: – Никогда больше не спорьте со мной. Для вас будет намного лучше, если вы от этого воздержитесь. Мои намерения самые благородные, но я редко им следую. Не заставляйте меня выходить из себя снова.
– Но, милорд, я и не…
– Дорогая Мэри, придержите свой язычок!
– Очень хорошо, сэр, – сказала она покорно.
– Во-первых, – продолжал Вайдел, – я должен просить вас не выходить из наших комнат, пока мы находимся в Дьеппе. Не хочу, чтобы какой-нибудь английский путешественник невзначай вас увидел.
Мисс Чалонер задумчиво наморщила лоб:
– Я сделаю, как вы просите, но не думаю, чтобы здесь, в гостинице, отыскались мои знакомые. Вряд ли кто-нибудь из них соберется посетить Францию в такое время года.
– Возможно, – согласился маркиз, – зато у меня таких знакомых предостаточно. И во-вторых. К сожалению, я не смогу жениться на вас сразу, когда мы прибудем в Париж.
– Значит, вы все-таки не отступились от вашей идеи, несмотря на мои планы?
– Нет, мадам. Я просто хочу сказать, что во Франции существуют преграды для брака английских протестантов.
– О! – В ее голосе прозвучала надежда.
– Обычно следует вначале посетить посольство, но, поскольку посол является одним из моих родственников и я знаком близко с тремя секретарями, обращаться в посольство мне вовсе не хочется.
– Но если вы испытываете такое нежелание показывать меня своим друзьям, сэр, то не понимаю, зачем вы настаиваете на том, чтобы обвенчаться со мной?
– А если, – ответил маркиз с некоторой суровостью, – вы не сочтете за труд напрячь
ваши мозги, которые, по моему мнению, у вас все-таки есть, то, возможно, поймете, что мое нежелание представить вас многочисленным друзьям исходит из самых бескорыстных, даже рыцарских чувств.
– Неужели? – Мисс Чалонер ни капельки не смутилась. – Такая мысль едва ли смогла бы родиться в результате моего напряженного мыслительного процесса, вы так не думаете?
– Ого! Итак, у вас есть коготки, а? – Мисс Чалонер промолчала, и он продолжал: – Говоря откровенно, мисс Чалонер, посол, являясь моим уважаемым кузеном, а его секретари – моими друзьями, не так редко посещали меня в резиденции Эйвонов, где некая молодая леди играла роль хозяйки. Они принимали присутствие леди под моей крышей без лишних комментариев. Но если я появлюсь в посольстве с просьбой жениться тотчас на леди, которая уже живет под моим покровительством, я вызову не только изумление, это будет гром и молния! Не пройдет и недели, моя дорогая, как весь город будет говорить, что вы сбежали со мной из дома, чтобы поймать меня. заманить и женить на себе.
– О! – вспыхнула мисс Чалонер.
– Без всякого сомнения, любовь моя, – насмешливо подтвердил маркиз. – Поэтому, чтобы наш брак не получил огласки и не вызвал лишнего шума или даже скандала, мы должны обвенчаться так тихо, как только я смогу это устроить. После чего мы объявим, что я встретил вас случайно в Париже, где вы путешествовали со своими друзьями, внезапно в вас влюбился и женился. Такая вот романтическая история…
– Понимаю. Но как вы собираетесь это осуществить, милорд?
– Во Франции все еще есть протестанты, моя дорогая. Все, что надо, – это найти пастора. Но это нелегко, и вам придется пока оставаться в моем доме и никуда не высовывать носа. Я бы поместил вас к своей тетке, но боюсь, что не смогу ей доверять. Правда… есть еще толстяк, мой двоюродный дед, Арман де Сент-Вир, но нет… Он любитель потрепать языком.
– Оказывается, сэр, у вас в Париже полно родственников. Поздравляю!
– Не надо поздравлений. Я стараюсь с ними не связываться и встречаюсь лишь с немногими, а остальных просто посылаю к черту. Моя мать – француженка, и бабушка со стороны отца – тоже. И в результате, мадам, Париж кишит моими кузенами. Тетка Элизабет меня обожает, я вас познакомлю с ней, но к ней я вас не помещу. Остальных можно не считать. Я просто стараюсь с ними не встречаться.
– А ваш толстяк, двоюродный дедушка?
– Но он не входит в этот клан. Он родственник со стороны матери. Женился на титуле, и очень поздно. Он друг моего отца, и я его люблю. У него один сын, мой кузен Бертран. Вы с ним тоже познакомитесь.
– А это необходимо? Когда?
– Ну… когда станете моей женой.
– Перспектива весьма заманчива, сэр, – сказала мисс Чалонер, вставая, – но даже предвкушение таких удовольствий не делает для меня этот брак желанным. – И, грациозно присев, она направилась к двери.
– Чертовка! – бросил маркиз, когда она уже была в дверях.
Мисс Чалонер обернулась, еще раз присела и вышла.
На следующее утро она узнала, что Вайдел уже позавтракал. Хотя он съел лишь небольшую часть того внушительного завтрака, что был ему подан, сегодня вид у него был значительно лучше. Доктор пришел около полудня, долго восклицал и жестикулировал, протестуя против желания Вайдела немедленно продолжить путешествие. В конце концов маленький француз разрешил больному ненадолго вставать с кровати. После ухода доктора мисс Чалонер одержала еще одну победу, уговорив маркиза отложить отъезд на один день. Она провела послеобеденные часы у себя в комнате и, спустившись незадолго перед ужином в общий обеденный зал гостиницы, застала внизу необыкновенный переполох.
Несколько возбужденных аборигенов столпились вокруг аккуратного и невозмутимого джентльмена, вне всякого сомнения англичанина, судя по покрою его платья. Хозяин гостиницы, мсье Плансон, пытался понять незнакомца, но тщетно, и только вздымал руки к небу в полном отчаянии, а двое слуг и конюх, стараясь помочь, усиленно жестикулировали. Все вместе они создавали невообразимый шум и суету.
Мисс Чалонер заколебалась, вспомнив предупреждение маркиза, но в это время незнакомец по-английски невозмутимо прервал окружавших его слуг.
– Сожалею, мои добрые друзья, что я не понимаю больше одного слова из десяти из ваших
горячих объяснений, но я англичанин – Ahglais, vous savez, и я не говорю по-французски. Ne comprenny pas
l:href="#note_32" type="note">[32]
.
– Не могу ли я помочь вам, сэр? Аккуратно одетый джентльмен живо повернулся, услышав родную речь, и отвесил церемонный поклон.
– Вы очень добры, мадам. Я никак не могу объясниться с этими людьми. Меня поражает, что среди них не нашлось ни одного, знающего английский язык.
Мисс Чалонер улыбнулась:
– Если вы расскажете мне о своих затруднениях, я переведу хозяину.
– Буду перед вами в неоплатном долгу, мадам. Разрешите представиться, прежде всего. Мое имя Комин, я только что прибыл на пакетботе и хотел бы добраться до Парижа на почтовой карете, что и пытался объяснить этим добрым людям. Когда и где я могу сесть на diligence
l:href="#note_33" type="note">[33]
?
– Сейчас я спрошу мсье Плансона. – И мисс Чалонер повернулась к хозяину гостиницы.
Выяснив, что мадам собирается переводить, мсье Плансон начал переговоры с горячей мольбы. Он просил оградить его от сумасшедших англичан, которые ожидают, что добропорядочные французы обязаны понимать их варварский язык, – и это Франция, voyez-vous!
l:href="#note_34" type="note">[34]


В конце оживленного диалога, продолжавшегося примерно пять минут, мисс Чалонер получила возможность проинформировать мистера Комина, что diligence отъедет в Париж через час и прямо от этой гостиницы.
Мистер Комин поблагодарил и попросил еще об одном – не будет ли мадам так добра перевести хозяину, чтобы тот немедленно подал обед.
Обрадованный заказом, хозяин исчез отдать распоряжение, а его слуги разошлись по своим неотложным делам.
Мистер Комин церемонно поклонился и заявил, что само провидение послало ему соотечественницу в Дьепп, после чего вежливо осведомился, не едет ли и мисс Чалонер в Париж.
Мисс Чалонер ответила спокойно, что ее планы пока неопределенны, и уже хотела было ретироваться обратно в свою комнату. Но в это время из апартаментов маркиза спустился камердинер маркиза, мистер Тиммс, и с поклоном громко обратился к ней:
– Его светлость шлет вам наилучшие пожелания, мадам, и просит передать, что будет иметь честь пообедать с вами в пять часов.
Мисс Чалонер стала пунцового цвета и, стараясь не смотреть на мистера Комина, быстро удалилась.
Минут через десять один из гостиничных слуг поскребся в дверь маркиза и, получив разрешение войти, вручил его светлости записку.
Вайдел, сидя перед зеркалом за туалетным столиком, взял записку, написанную мисс Чалонер, и прочел:
«Умоляю, милорд, будьте осторожны. Здесь англичанин по имени Комин. Боюсь, я ослушалась вас и вынуждена была вступить с ним в разговор. И пока мы с ним беседовали, ваш камердинер доложил при нем, что вы меня ждете. Я в растерянности и не знаю, что делать».
Маркиз тихо выругался и на мгновение задумался. Потом порвал записку и закончил свой туалет. Через несколько минут он спустился в общий зал гостиницы. Мистер Комин все еще стоял у окна, глядя на свои часы. Увидев вошедшего маркиза, он воскликнул:
– Милорд Вайдел! Так это вы… – Он оборвал фразу и закашлялся.
– Это я, – ответил его светлость, – но что вам понадобилось здесь, в Дьеппе, Комин? Это просто выше моего понимания!
– Но вы же сами, сэр, посоветовали мне ехать во Францию, помните?
– Кажется, я только и делаю, что советую людям, что им делать, хотя не имею ни малейшего желания, чтобы они действительно именно так поступали, – с горечью сказал маркиз. – Мистер Комин, я знаю, что вы встретили сейчас некую леди в этой гостинице.
– Встретил, сэр.
– Будьте добры теперь забыть об этом.
– Разумеется, – отозвался мистер Комин с поклоном.
Вайдел улыбнулся:
– Ей-богу, вы мне начинаете нравиться, мой потенциальный родственник. Эта леди скоро станет моей женой.
– Вы меня поразили! – искренне удивился Комин.
– Не сомневаюсь. Позвольте вам сказать, что она пребывает в этой гостинице не по собственной воле, а потому, что я увез ее силой. Она вполне добропорядочная девушка, и я буду вам обязан, если вы забудете о том, что видели ее здесь.
– Сэр, – произнес мистер Комин в своей неизменной манере, выражаясь точно и лаконично, – я никогда не видел этой леди в вашей компании. Так что и забывать нечего.
– Вы хороший парень! – необычно мягко посмотрел на него маркиз. – Я вам верю.
Они присели у окна, и маркиз коротко рассказал мистеру Комину о том, что произошло за последние двое суток.
Мистер Комин выслушал все с невозмутимо серьезным выражением, не прерывая и не удивляясь, а когда маркиз кончил рассказ, лишь заметил, что это весьма поучительная история. Добавив, что маркиз оказал ему большую честь своим доверием, он под конец рассыпался в поздравлениях по поводу предстоящей свадьбы.
– О, идите вы к дьяволу! – сердито сказал маркиз.
Глава 9
Язвительные обвинения, высказанные маркизом за ужином по поводу легкомысленного и неразумного поведения Мэри, выразившегося в общении с незнакомцами во французских гостиницах, не произвели видимого эффекта на мисс Чалонер. Она молча выслушала нотацию, не прекращая с аппетитом есть, и, кажется, находила незнание местного языка мистером Комином вполне приемлемым объяснением своего вмешательства.
– Боюсь, что вы не понимаете до конца всю щекотливость и деликатность вашего положения, – заключил раздраженно маркиз.
Мисс Чалонер пододвинула к себе блюдо с засахаренными фруктами и после внимательного изучения наконец выбрала несколько самых аппетитных.
– Я понимаю, милорд, – отозвалась она, – у меня было много времени на обдумывание, и я вполне теперь осознаю, что у меня не осталось ни малейшего намека на репутацию.
Маркиз расхохотался:
– Вы слишком хладнокровно об этом говорите, мадам.
– А вы должны радоваться этому, милорд. Сопровождать в Париж женщину, непрерывно закатывающую истерики, вам явно не пришлось бы по вкусу.
–Верно, – согласился маркиз.
– Кроме того, – продолжала мисс Чалонер, уничтожив еще пару засахаренных слив и вновь принимаясь изучать блюдо с ними, – волнение не принесло бы ничего, кроме моего полного изнеможения и вашего раздражения. Вы уже пугали меня не раз своим гневом и даже в своей ярости перешагивали границу дозволенного, употребляя насилие, теперь и я должна всячески остерегаться, чтобы своим поведением не вызвать в вас столь опасное для себя состояние.
Маркиз ударил ладонью по столу так, что подскочили бокалы.
– Не лгите! Вы ни капли не боитесь меня, не так ли?
– В данный момент, сэр, нет, – подтвердила она. – Но когда вы приступите ко второй бутылке, мне станет не по себе.
– Позвольте поставить вас в известность, мадам, что я становлюсь опасным лишь после третьей бутылки.
Мисс Чалонер слегка улыбнулась и взглянула ему в глаза.
– Милорд, – сказала она с подкупающей искренностью, – вы становитесь опасны сразу, едва услышите хоть малейшее возражение, и я нахожу вас человеком нетерпимым и чрезмерно вспыльчивым.
– Благодарю, – отозвался маркиз, – возможно, вам придутся больше по душе благоразумные манеры и поведение вашего друга, мистера Комина?
– Безусловно, он приятный, порядочный джентльмен, – согласилась мисс Чалонер.
– Я же, разумеется, напротив, неприятный и непорядочный джентльмен.
– О, вы – не джентльмен, а титулованная особа, – иронично заметила мисс Чалонер.
– Меткий выпад, мадам! Будьте добры, ответьте: что еще в мистере Комине оказалось достойным вашего внимания?
– Его манеры были исключительно любезны.
– А у меня манеры вообще отсутствуют, – произнес маркиз вкрадчиво. – Будучи титулованной особой, мадам, я в них, по-вашему, не нуждаюсь… Позвольте подвинуть к вам второе блюдо с засахаренными фруктами, еще не удостоенное вашего внимания.
– Благодарю вас.
Маркиз потягивал вино, глядя на мисс Чалонер поверх края бокала.
– Будет, пожалуй, порядочно по отношению к вам предупредить, что сей образец совершенства тайно обручен с моей кузиной. И не ошибусь, если скажу, что его поездка в Париж вызвана желанием тайно с ней обвенчаться.
– Вот как? – сказала Мэри с невинным видом. – Что же, ваша кузина, безусловно, имеет с вами большое сходство.
– О, это фамильное сходство, мадам! – И маркиз добавил задумчиво: – Вы бы ей понравились.
– Не могу представить, по какой причине, сэр.
– Ей понравится любая женщина, которую я выберу в жены.
Мисс Чалонер взглянула на него с любопытством:
– Она так обожает вас?
– Причина не в этом. Ее мамочка, честолюбивая леди Фанни, прочит Джулиану мне в жены, но это обстоятельство не устраивает ни меня, ни кузину.
– Джулиану? – быстро переспросила мисс Чалонер.
– Да, мою кузину.
– Я поняла, но как ее фамилия?
– Марлинг. Что такое?!
Мисс Чалонер подпрыгнула на стуле:
– Ваша кузина – Джулиана Марлинг! Но я знаю ее!
– Правда? – Маркиз внешне остался бесстрастен. – Она сумасбродка, верно?
– Она была моей самой близкой подругой в школе! Никогда бы не подумала, что Джулиана – ваша кузина. Мы вместе учились и очень дружили!
– Держу пари, она мало что вынесла из обучения, – заметил Вайдел.
– Немного, – согласилась мисс Чалонер. – Однажды ее чуть не выгнали за… о, за флирт с учителем рисования. Помню, она говорила, что ее простили только потому, что у нее дядя герцог.
– Целовалась с учителем рисования; а? С нее станется!
– И что, она действительно хочет выйти за мистера Комина? – с любопытством спросила мисс Чалонер.
– Во всяком случае, она меня в этом горячо убеждала. Но пока мы не уладим наше с вами дело, ей нельзя сбежать с Комином. Ей-богу, это просто счастье, что вы знакомы с Джулианой. – Маркиз встал, отодвинув стул. – Послушайте, что я придумал. Она остановилась у моей тети Элизабет, и я нанесу ей визит сразу, как приедем в Париж, и все расскажу. Она хоть и порядочная болтушка, но меня обожает и сделает, как я ей прикажу. Вы увидитесь с ней в Париже… Потом представим дело так, будто вы тоже приехали в Париж, ну, скажем, с кем-нибудь из своих родственников, и собирались уже вернуться в Англию, но встретились с Джулианой и решили остаться. Она уговорит тетю Элизабет, чтобы та пригласила вас погостить на неделю или две. Вы поедете в имение Шарбони как под-рута Джулианы, все будет благопристойно, и никто ничего не заподозрит. А когда я все подготовлю, мы с вами сбежим, надеюсь, до того момента, как тетка Элизабет откроет правду.
Мисс Чалонер лихорадочно размышляла. Если Джулиана в Париже, она поможет ей получить место гувернантки в приличном богатом доме. Зная бывшую подружку, мисс Чалонер была уверена, что Джулиану нисколько не будут шокировать ее необычные приключения…
– Да, милорд, в этом есть смысл. Но вы, по-моему, еще недооценили всей выгоды того, что Джулиана находится в Париже. Мы можем сказать моей матери, что Джулиана была с нами с самого начала нашего путешествия. И моя честь будет спасена.
Но маркиз покачал головой:
– Боюсь, что нет, Мэри. Это праведная ложь, но слишком много людей будут знать, что это ложь. К тому же, насколько я знаю вашу мамочку, она уже побежала к моим родителям и подняла немыслимый шум о вашем похищении. Я уверен, что она именно таким способом хотела меня женить на Софии. Я прав?
– Да. – Мисс Чалонер покраснела от стыда. Проходя мимо ее стула, маркиз легонько коснулся порозовевшей девичьей щеки:
– Не смущайтесь, дитя мое, мне все известно. К счастью, ее намерения и планы не исполнятся, потому что мои родители уехали из Лондона. Отец отбыл на скачки в Ньюмаркет в тот же день, когда уезжал я, а мать поехала вслед за ним до Бедфорда, где и находится сейчас в гостях у Вэйнсов. Так что у нас в запасе еще двое суток, но не больше… Мой совет: напишите матери и поставьте ее в известность о своей помолвке, тем самым вы предотвратите скандал.
– А вы? – Она наблюдала, как он беспокойно шагает по комнате. – Вы напишете своему отцу?
Загадочная улыбка скользнула по губам маркиза. Он удержался от замечания по поводу того, что удивление герцога будет вызвано скорее не беспутным поведением сына, на что рассчитывает матушка Чалонер, а именно намерением Вайдела жениться с целью сохранения чести девушки. Однако вслух сказал:
– Нет смысла, его светлость не интересуют мои дела.
– Я не хочу говорить непочтительно о вашем отце, но, насколько я знаю из различных источников, его действительно не интересуют ваши легкомысленные связи. Зато он приложит все силы и употребит всю власть, чтобы предотвратить ваш брак с такой неподходящей особой, как я.
– Искренне надеюсь, что вы ошибаетесь, дорогая, – ответил маркиз шутливо, – потому что, если вы правы, нам несдобровать – мой отец всегда доводит до конца все, что задумывает.
Мисс Чалонер встала, губы ее тронула чуть горькая, насмешливая улыбка.
– Вот видите, милорд, вы сами только что признались, что я права. А ведь чуть не заставили меня поверить, что действительно хотите на мне жениться.
С этими словами она пошла к двери, которую маркиз, забежав вперед, галантно открыл перед нею.
– Уверяю вас, мадам, я с каждым часом все больше смиряюсь с такой перспективой, – сказал он и, к удивлению мисс Чалонер, взял ее руку и очень медленно и церемонно поцеловал.
Поднимаясь по лестнице к себе и чувствуя, как горят ее щеки, она в смятении подумала, что чем скорее избавится от опеки маркиза, тем будет лучше. Ей становилось все труднее притворяться: общение с Вайделом становилось мучительным, она боялась уступить.
На следующий день путешествие было возобновлено, но, вняв просьбе мисс Чалонер, маркиз теперь двигался с приемлемой скоростью и со многими остановками в пути.
Ее забавлял кортеж маркиза. Кроме дорожной кареты, в которой ехала она сама, была еще одна, с багажом и камердинером маркиза, мистером Тиммсом. Сам маркиз ехал верхом в сопровождении половины своей челяди. Мисс Чалонер с иронией подумала, что маркиз, очевидно, считает это путешествием налегке. Он сам рассказывал о частых поездках своей матери – герцогини Эйвон. Ее светлость выбирала один из двух способов путешествия: или везла с собой весь гардероб и даже обстановку вместе с небольшой армией слуг, которые должны были упреждать появление госпожи в придорожных гостиницах; или вдруг срывалась в спешке, забывая взять с собой даже перемену платья.
Мисс Чалонер скоро поняла из восторженных отрывочных слов, что маркиз обожает свою мать, и к концу пути уже знала о герцогини многое. А того, что ей довелось услышать от маркиза о герцоге Эйвоне, было вполне достаточно, чтобы возблагодарить судьбу за то, что в данный момент их отделяет от его светлости море. Он представлялся мисс Чалонер зловещим персонажем, наделенным сверхъестественной проницательностью.
Они провели в пути до Парижа вместе четыре дня, и маркиз всего два раза вышел из себя, проявив свой дьявольски бешеный нрав. Первый раз это случилось в Руане, где мисс Чалонер незаметно ускользнула посмотреть на собор и едва не столкнулась с группой англичан; и второй, когда она отказалась надеть платье из гардероба, приготовленного маркизом для Софии. Ссора достигла кульминации, когда маркиз в ярости пригрозил, что сам переоденет мисс Чалонер, собственными руками, и она благоразумно капитулировала. Его взгляд все еще был грозен, когда она появилась перед ним в платье из голубого плотного шелка, и понадобилось какое-то время, чтобы маркиз окончательно успокоился.
По прибытии в Париж Вайдел оставил мисс Чалонер в резиденции Эйвонов и отправился на розыски своей кузины. Был уже вечер, поэтому ни мисс Марлинг, ни мадам де Шарбон дома не оказалось. Маркизу доложили, что обе леди отправились на бал к мадам де Шато-Морни, и он немедленно проследовал туда же. Перед вечерним выездом он тщательно нарядился, сменив дорожную одежду. Костюм маркиза состоял из желтого бархатного камзола, расшитого золотом, и такого же цвета панталон. Мистер Тиммс, камердинер, проявил пылкую настойчивость, оказавшись на родине изысканных щеголей, и густо напудрил черные как смоль волосы маркиза, стянув их в пучок тонкой черной лентой и завязав ее бантом, а потом приколол к камзолу бриллиантовую брошь. Бриллианты сверкали в кружевах на груди маркиза и на пряжках его башмаков. Мистер Тиммс даже вознамерился надеть на тонкие пальцы господина несколько колец, но маркиз отстранил его и сказал, что наденеК' лишь свой золотой перстень с печаткой. ВайдеД нетерпеливо отодвинул в сторону заячьи лап ки и коробочку с мушками, но, встретив умоляющий взгляд мистера Тиммса, который со слезами на глазах стал просить господина не появляться на балу в Париже без румян, рассмеялся и позволил камердинеру действовать. Во всяком случае, когда маркиз во всем блеске появился перед мисс Чалонер, уютно устроившейся у камина в библиотеке, ей на мгновение показалось, что в комнату вошел незнакомец. Вид маркиза в парадном бальном костюме, сверкающего бриллиантами, с пеной кружев на груди и манжетах, аккуратно причесанного, с напудренными волосами, стянутыми сзади черной лентой, и с нарумяненными щеками просто потряс мисс Чалонер. Она насмешливо улыбнулась, но в глубине души знала, что он выглядит просто неотразимо. Mapкиз сделал гримасу перед каминным зеркалом:
– Вы правы, выгляжу как проклятый франт! Если я хоть немного знаю Джулиану, то обязательно разыщу ее на одном из светских раутов. Не ложитесь спать, пока я не вернусь.
Он без труда разыскал особняк мадам де Шато-Морни и, поднявшись по широкой лестнице, очутился перед хозяйкой, приветствующей гостей на верхней площадке у входа в бальную залу. Издав при появлении маркиза возглас удивления, смешанного с восторгом, она только радостно рассмеялась, когда он принес извинения, что посмел явиться без приглашения. После дежурных вежливых фраз он ускользнул от мадам де Шато-Морни и остановился на пороге бальной залы, разглядывая публику через монокль. Высокая фигура маркиза сразу привлекла внимание; несколько человек его окликнули, спрашивая, откуда он взялся, и больше половины молодых леди в зале приняли решение непременно потанцевать с ним сегодня ночью.
Мисс Марлинг в тот момент, когда появился маркиз, пустилась танцевать с худощавым, одетым по последней моде молодым человеком. Заметив кузена, она вскрикнула от удивления, без церемоний остановила партнера и, взяв его за руку, подвела к маркизу.
– Вайдел! – ©на протянула маркизу обе руки.
Молодые леди ревниво следили за Джулианой.
– Не будь сорванцом, Джу, – сказал маркиз, поднося по очереди к губам сначала одну ее руку, потом другую. – Боже, Боже мой, кого я вижу! Да это Бертран!
– Это ее кузен, маркиз, – прошептала стоявшая неподалеку брюнетка томной блондинке.
– Счастливая! – вздохнула блондинка, пожирая глазами Вайдела.
Франтоватый молодой человек, партнер Джулианы, отвесил глубокий поклон, взмахнув сильно надушенным платочком. Очень живой, с лукавым выражением лица, виконт Бертран был известен всем матушкам девиц на выданье как неисправимый волокита.
– Cher Dominique
l:href="#note_35" type="note">[35]
, это я, твой недостойный кузен! Какое злодейство привело тебя сюда?
– Каков бесстыдник! – весело сказал маркиз, уронив монокль, повисший на черной ленточке, и вдруг зажал между большим и указательным пальцами ухо жизнерадостного виконта: – А это что такое, Бертран?
– Эти англичане, – пробормотала оказавшаяся поблизости пожилая матрона своему vis-a-vis
l:href="#note_36" type="note">[36]
. – Говорят, они все sans gene
l:href="#note_37" type="note">[37]
!
– Мои серьги? Но они сейчас просто de regle
l:href="#note_38" type="note">[38]
, мой милый! Самая последняя мода! –т ответил виконт. – Отпусти, варвар!
Джулиана дернула маркиза за рукава.
– Вайдел, как замечательно тебя видеть снова! Но скажи скорей, что ты здесь делаешь, ради всех святых! Только не говори, что дядя послал тебя в Париж в качестве цербера из-за моего любимого Фредерика Комина. – Бог мой, конечно нет! Кстати, где твой дражайший Фредерик? Его нет здесь сегодня?
– Нет, но он в Париже. О, Вайдел, где мы можем с тобой поговорить? Мне надо так много тебе сказать!
Виконт прервал их, перейдя на английский:
– Вайдел, я плохо умею обращаться с пистолетами. Но ты у нас профессионал. Не пристрелишь ли за меня этого Фредерика?
У Джулианы вырвался короткий смешок, но она тут же заявила Бертрану, что не разрешает ему говорить в таком тоне о Комине.
– Но он должен быть сражен пулей, моя прелесть! Это же понятно. Любой, кто осмелится отнять вас у меня, должен быть убит. И вот мужчина, способный это сделать! Наш дорогой Вайдел!
– Сделай это сам, молокосос! Возьми свою шпагу и пусти ему кровь! Джулиане понравится, что из-за нее дерутся на дуэли.
– Это идея, – сказал виконт, – но я должен сперва решить, смогу ли я победить? А вдруг он мастерски фехтует? Тут еще надо подумать. Не могу же я драться из-за руки несравненной Джулианы, не зная точно – выиграю бой или нет. Представляешь, в каком смешном виде я могу предстать?
– Не смешнее, чем в этих сережках, – ответил маркиз, – а теперь уходи, мне надо поговорить с Джулианой.
– Ты у меня вызываешь самую страшную ревность. Послушай, я застану тебя завтра утром в резиденции Эйвонов? Хочу нанести визит.
– Приходи, вместе пообедаем. Только учти, без серег!
Виконт рассмеялся, шутливо помахал рукой и отправился искать новых развлечений.
– Джу, мне нужна твоя помощь, – быстро проговорил маркиз. – Где мы можем поговорить без помех?
Глаза у нее заблестели.
– Мой дорогой Вайдел, что ты еще натворил? Говори сейчас же, ты, несносное создание! Конечно, я помогу тебе. Пойдем, я знаю комнату, где нам никто не помешает.
Маркиз пошел за кузиной. Она подошла к занавешенной нише в стене и отодвинула тяжелый шелковый занавес. Маркиз увидел арку, соединяющую бальную залу с небольшой гостиной. Он посторонился, пропуская вперед Джулиану.
В уютной гостиной никого не оказалось.
– Джулиана, распутница! Скажи, хоть на одном балу ты не нашла бы комнату, где можно уединиться?
– Нет, – гордо ответила Джулиана, – ни на одном! – Она уселась на кушетку и указала на место рядом с собой. – Давай же, рассказывай!
Он сел, рассеянно играя ее веером.
– Ты помнишь ту блондинку, с которой я как-то раз был в Воксхолле? Немного подумав, она кивнула:
– У нее были голубые глаза и глупый вид.
– Она и на самом деле глупа. Я хотел ее увезти, но вместо этого увез ее сестру и теперь должен жениться на этой девушке!
– Что?! – воскликнула мисс Марлинг.
– Если ты будешь пищать, я тебя задушу, Джу! – пригрозил маркиз. – Это серьезно. Эта девушка не похожа на ту, что ты видела со мной. Она настоящая леди. И ты ее знаешь.
– Не может этого быть! – уверенно возразила мисс Марлинг. – Мама никогда в жизни не разрешила бы мне водить знакомство с девушкой, которая могла сбежать с тобой, Доминик.
– Не прерывай, – приказал Вайдел, – сей час все объясню. Я хотел увезти в Париж ту, другую, блондинку, ее сестру, после того как меня вынудили покинуть Англию.
– О Боже, что ты опять натворил?! – воскликнула мисс Марлинг.
– Застрелил на дуэли одного типа. Но не это главное сейчас. Та белокурая девица должна была уехать со мной, но сестричка прознала об этом и явилась вместо нее. Чтобы спасти сестру от бесчестья.
– Наверное, она возжелала тебя для себя самой, – недоверчиво высказала предположение мисс Марлинг.
– Я совсем не в ее вкусе, она слишком правильная, ей не нравятся типы вроде меня. И, представь, я не обнаружил подмены до самого Ньюхэвена. Потом она хотела заставить меня поверить, что София придумала этот ловкий ход, чтобы мне отомстить. Сочинила целую историю, в которую я, разумеется, не поверил. – Он нахмурился, продолжая вертеть в руках веер Джулианы. – Ты видела когда-нибудь, как я впадаю в бешенство? – спросил маркиз, и мисс Марлинг, сделав испуганный вид, трагически содрогнулась. – Ну, я в такие моменты теряю контроль над собой… И просто готов был придушить ее на месте от ярости. Силой затащил на борт «Альбатроса» и привез во Францию. А в Дьеппе обнаружил, что совершил ужасную ошибку. Эта девушка совсем не похожа на Софию, она настоящая леди, добродетельная до кончиков пальцев.
– Ей чертовски повезло! Вот так приключение! – Джулиана вздохнула. – Мне бы тоже, наверное, понравилось.
– Возможно, – ответил маркиз, – но она не обманщица и не распутница. И теперь мне ничего не остается, как только жениться на ней. Я намереваюсь сделать все как можно скорее, но это не так просто, а пока прошу тебя с ней подружиться.
– Вайдел, вот уж никогда бы не подумала, что ты способен на такие романтические чувства! Но скажи мне ее имя, скорей!
– Чалонер – Мэри Чалонер.
Мисс Марлинг чуть не упала с кушетки.
– Мэри! Моя дорогая подруга Мэри! Я не слышала о ней с тех самых пор, как мы покинули школу. Доминик, ты злое, испорченное создание! Где она? Если ты посмел напугать ее, клянусь, я не буду с тобой больше никогда разговаривать!
– Напугать ее? Напугать мисс Чалонер? Ты ее плохо знаешь! Да она хладнокровнее всех женщин, которых я когда-либо встречал в жизни.
– Поехали к ней, скорее! – умоляла кузина. – Я так хочу снова ее увидеть. Где она сейчас?
– В резиденции Эйвонов. А теперь послушай, что мне от тебя нужно.
Он изложил свой план, и она молча, одобрительно кивнув, встала и повела Вайдела в карточную комнату, где сидела мадам де Шарбон.
– Тетя, здесь Вайдел! – провозгласила мисс Марлинг.
Мадам рассеянно подала ему руку, все ее внимание было поглощено игрой.
– Cher Dominique! – пробормотала она с отсутствующим видом. – Да… кто-то мне говорил, что ты в Париже. Навести меня завтра.
– Тетя, подумайте только! Вайдел мне сообщил, что здесь моя лучшая подруга. Она путешествует со своей родственницей и завтра уезжает из Парижа. Я сейчас еду повидаться с ней.
– Но сейчас неудобно уходить! И как ты вернешься домой? – возразила мадам.
– Вайдел говорит, что он меня проводит. Мама всегда и везде отпускает меня с ним. Так что поезжайте домой и не ждите меня здесь, тетя Элизабет. Хорошо?
– Все это как-то странно, – посетовала тетка, – и к тому же ты мешаешь игре, дорогая. Ну хорошо. Уведи ее отсюда, Доминик, и присмотри, чтобы она вернулась домой не поздно.
Через полчаса Мэри, задремавшая в кресле у камина, была разбужена шумом распахнувшейся двери и, подняв голову, увидела, что в комнату входит ее школьная подруга Джулиана.
– Джулиана! – Она не сдержала радостного крика.
– Мэри! – взвизгнула Джулиана и бросилась в объятия мисс Чалонер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертва любви - Хейер Джорджетт



Довольно интересная книга !
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМари
29.05.2012, 15.28





ничего интересного,ожидала лучшего
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМарго
12.07.2012, 9.09





ни о чем,,,
Жертва любви - Хейер Джорджеттира
28.04.2013, 21.26





Джорджетт Хейер пишет ну просто потрясающе! А перевод ну просто сказка! Жертва любви - читать всем!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттГость
16.02.2014, 1.08





Очень миленький романчик.10 баллов.
Жертва любви - Хейер Джорджеттлена
18.04.2014, 15.11





А мне нравятся романы Джорджетт Хейер! Сплошной позитив!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттАнна
18.04.2014, 19.44





Романы этого автора очень интересные, легко читаются. Но почти нет отношений между главными героями.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттКэт
16.07.2014, 15.40





Почему нам обязательно нужны постельные сцены? Романы Д. Хейер привлекают именно их отсутствием. И с каким юмором они написаны. Этот роман мне тоже очень понравился, интересно.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттИрина
11.11.2014, 20.56





В юности мужчины любят красивых, к зрелости - умных, а в старости - молодых, и чем старее - тем моложе! Так и главный герой полюбил умную. Прекрасный роман-погоня. Все бегут и друг друга догоняют. Есть и элементы юмора без постели, что хорошо, так как и от секса требуется отдых. Добавлю Ирине, что и у Картленд Б. в ее 600 с лишком романах также нет постельных сцен.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттВ.З..66л.
23.12.2014, 10.28





Тонкий английский юмор и ирония, любовь, показанная настолько сдержанно и в тоже самое время романтично, что невольно восхищаешься мастерству старой гвардии английских писательниц. Снимаю шляпу в восхищении!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттНаталия
25.09.2016, 18.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100