Читать онлайн Жертва любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Жертва любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Миссис Чалонер жила в приличном квартале, дома которого служили как бы естественной границей с самым фешенебельным районом Лондона. После смерти мужа у нее осталось небольшое состояние, благоразумно выделенное еще по брачному контракту, но совершенно не отвечавшее запросам самой леди. Впрочем, миссис Чалонер имела еще один источник дохода – иногда, в критическую минуту, ее выручал брат, весьма состоятельный городской торговец. Время от времени он оплачивал счета миссис Чалонер, и именно в тот момент, когда они становились угрожающими, хотя делал он это весьма неохотно, испытывая нажим со стороны супруги и дочерей, все-таки в самых трудных ситуациях на него можно было положиться. Он ворчал, что делает это только ради маленькой Софии, не в силах видеть, как девушка такой чудовищной красоты, как он выражался, вынуждена одеваться в лохмотья. Его старшая племянница, похоже, не пробуждала таких же теплых чувств в груди торговца и, кроме того, хотя он никогда не признался бы в этом даже самому себе, внушала благоговейный страх. Она пошла в отца, а бедный Генри Симпкинс никогда не чувствовал себя свободно со своим зятем, красавцем аристократом Чарльзом Чалонером, безрассудным, взбалмошным, от которого отказались его высокоблагородные родственники после того, как его все возраставшее неблагоразумие завершилось браком с мисс Кларой Симпкинс. Зять торговца был ленив, расточителен, его поведение и мораль повергали в шок бедного благопристойного Генри Симпкинса. К тому же Чарльз обладал той надменностью, присущей людям его круга, которая позволяла держать на расстоянии родственников жены. Тем не менее Чарльз Чалонер снисходительно принимал от них материальную помощь, особенно в те отчаянные моменты, когда судебные власти намеревались привлечь его к ответственности за долги. Но не мог же джентльмен такого высокого происхождения быть на равных с «кучкой торговцев», как он про себя окрестил родственников жены.
Самоуверенность и аристократическое хладнокровие отца унаследовала старшая дочь Чарльза. Поэтому дядюшка Генри чувствовал себя неловко в ее присутствии, и если бы его сын Джошуа был поставлен перед выбором: на какой из кузин жениться, – то Генри безусловно предпочел бы Софию.
У миссис Чалонер было две дочери, и с тех пор как старшей, Мэри, исполнилось шестнадцать, основной заботой вдовы стало стремление пристроить дочерей как можно выгоднее. После нашумевшего случая с одной бедной шотландской вдовой, сумевшей добиться на матримониальном поприще необыкновенного успеха, миссис Чалонер преисполнилась надежд, хотя ее брат считал непомерные амбиции вдовы абсурдом. Правда, она не питала особых иллюзий по поводу Мэри, которая хотя и получила прекрасное образование, могла, по мнению вдовы, рассчитывать лишь на респектабельного жениха, не более. Зато София, превосходившая красотой известных дочерей шотландской вдовы Ганнинг, могла сделать блестящую партию. Уж если вдова Ганнинг, приехавшая в Лондон без гроша в кармане и к тому же обладавшая непередаваемым шотландским акцентом, сумела заполучить в зятья графа и герцога, то для миссис Чалонер с ее довольно приличным состоянием, не говоря уж об отсутствии шотландского акцента, не было веских причин не добиться подобного успеха. Но миссис Чалонер вовсе не была настолько ослеплена амбициями, чтобы ожидать великой судьбы для обеих дочерей. С Мэри ее надежды явно не оправдались. Хотя девушку никак нельзя было назвать дурнушкой.
Холодноватые серые глаза кое-кто мог назвать прекрасными, а почти классический профиль с прямым носом и чуть коротковатой верхней губкой был очень недурен и даже привлекателен. Впрочем, рядом с Софией она совершенно терялась и выглядела самой обыкновенной. Что были каштановые пряди Мэри по сравнению с пышными золотыми локонами Софии?! Какое сравнение могли выдержать холодные серые глаза с небесно-голубым ясным взором из-под длинных, как стрелы, ресниц?
К тому же Мэри, по мнению матери, имела идиотскую привычку так пристально смотреть на молодых людей и мужчин, что повергала их в немалое смущение, вызывая у них, по-видимому, неприятное чувство собственной неполноценности и разрушая тем самым естественную мужскую самовлюбленность. Да и кому могли понравиться избыток здравого смысла и слишком прямолинейные высказывания, когда можно было наслаждаться бездумной очаровательной болтовней Софии? Тем обиднее было для матери то обстоятельство, что Мэри получила образование в одной из лучших закрытых школ Англии для девочек. Миссис Чалонер даже побаивалась, как бы дочь не превратилась в синий чулок.
Мэри попала в эту привилегированную школу благодаря родственникам мужа миссис Чалонер, и в то время миссис Чалонер еще надеялась на чудо. Но Мэри не вынесла из благородного заведения ничего, кроме знаний, элегантных манер и умения держать себя в высшем свете. Что ей вряд ли могло пригодиться в будущем, потому что в школе, где вместе с ней учились леди из самых высших слоев общества, Мэри даже и не пыталась подружиться с кем-нибудь из них, и надежды миссис Чалонер проникнуть в высший свет с помощью связей старшей дочери быстро улетучились. Впоследствии она лаже пожалела, что вообще обратилась за помощью к родственникам мужа, хотя в то время, сразу после ранней кончины Чарльза Чалонера, это казалось ей естественным и вселяло веру в лучшее. Брат благоразумно твердил ей, что нечего ждать помощи от таких высокопоставленных и могущественных людей. Генерал, сэр Джиль Чалонер, не изъявил желания повидаться с вдовой, но все-таки согласился дать образование старшей внучке. Миссис Чалонер ничего не оставалось, как принять эту подачку в надежде на нечто большее в будущем. Но это ни к чему не привело и не оправдало вдовьих ожиданий. Мэри несколько раз была приглашена погостить в Бакингемшир, но ее никто не собирался удочерять и никто даже не заикнулся, чтобы пригласить вместе с ней хотя бы раз мать и сестру.
Все это было крайне неприятно, но миссис Чалонер искала причину невезения именно в самой старшей дочери, ее нежелании улучшить свое положение, хотя бы постараться заслужить любовь своих благодетелей, стать незаменимой. И вот теперь, в свои почти двадцать, образованная Мэри все еще живет с сестрой и матерью под одной крышей и не имеет иных перспектив, кроме брака с кузеном Джошуа.
Сам Джошуа, крепко сбитый, положительный молодой человек, был, конечно, не граф, но ведь и Мэри была не София. И миссис Чалонер вполне удовлетворил бы такой союз. Тем более для нее был совершенно необъясним тот факт, что Джошуа вообще не замечал Софию – он был без памяти влюблен в Мэри! Но эта умница почему-то пренебрегала кузеном и не хотела замечать его чувств к ней.
– Не понимаю, чего ты ждешь, Мэри! Если ты думаешь, что можешь выйти за знатного господина, позволь тебе напомнить, что ты и понятия не имеешь, что надо для этого предпринять.
Выслушав эти полные раздражения слова матери, Мэри подняла глаза от рукоделия и спокойно, с едва уловимой насмешкой ответила:
– Но у меня ведь есть у кого поучиться, не так ли?
– Если все образование, которое ты получила, теперь направлено лишь на то, чтобы насмехаться над своей сестрой, мисс, то ты зря теряешь время! – резко отозвалась мать.
Мэри снова склонилась над рукоделием.
– Разумеется, вы правы, мама.
Что тут можно было поделать? Миссис Чалонер всегда подозревала скрытый в словах дочери неприятный смысл и не удержалась:
– Сейчас ты презираешь сестру! Посмотрим, что ты скажешь, когда моя девочка станет
важной леди.
Мэри вдела новую нитку в иголку.
– Думаю, это меня очень удивит, – ответила она прежним спокойным тоном и отложила в сторону свою работу. – Мама, неужели вы не понимаете, что маркиз Вайдел и не помышляет о браке?
– Я вот что вам скажу, мисс! – Мать покраснела от гнева. – Вы просто ревнуете к красоте сестры и к тому, что у нее масса поклонников! Не помышляет о браке? Да что вы понимаете в этом? Он что, вам признался по секрету?
– Полагаю, – невозмутимо заметила Мэри, – что лорд Вайдел вообще не подозревает о моем существовании.
– И не удивительно, – заявила миссис Чалонер, – вы не умеете расположить к себе джентльмена. Но это еще не причина, чтобы быть настолько жестокой и пренебрежительно относиться к шансам бедной Софии. Если мне и приходилось видеть влюбленного по уши молодого человека – так это лорд Вайдел. Не будешь же ты отрицать, что он просто обивает порог нашего дома. Только взгляни на все эти безделушки, которые он непрерывно дарит твоей сестре!
– Их надо непременно вернуть ему, и как можно скорее! – Трезвый тон старшей дочери должен был спустить мать с небес на землю. – Говорю вам, что от этого человека ничего хорошего ждать не приходится. Господи, мама, разве вы не слышали о его репутации?
Миссис Чалонер отвела глаза.
– Боже мой! Скажи, что такой синий чулок, как ты, может знать о репутации мужчин? Но даже если у него в прошлом и были грехи, он переменится, женившись на моей Софии.
– Если вы предпочитаете обманывать себя и считаете, что он имеет серьезные намерения в отношении сестры, то неужели не видите разницы в положении наших семей?
– Ах это! Ну, моя милая, Чалонеры хороши для кого угодно! И потом, вспомни девиц Ганнинг, которые вообще были никем и вышли замуж за аристократов.
– Тем самым сослужив нам плохую службу, – с тонкой иронией заметила Мэри.
Она замолчала, видимо посчитав бесполезным далее убеждать мать, и с глубоким сожалением посмотрела на сестру, вихрем ворвавшуюся в дом после прогулки с закадычными друзьями, братом и сестрой Мэтчемсами.
Софии недавно исполнилось восемнадцать, и в ее наружности невозможно было отыскать ни малейшего изъяна. Она являла само совершенство: необыкновенной голубизны глаза-незабудки, самый изысканный и утонченный носик на свете, нежные, зовущие к поцелую губки. Локоны, которые мать сама каждый день любовно расчесывала дочери на ночь, были настоящего золотого цвета, не имеющего ничего общего с льняным или соломенным. Природный цвет лица можно было сравнить лишь с лепестком розы, его нежный бело-розовый оттенок казался искусственным. Она была легкомысленна, не блистала умом, зато превосходно танцевала, знала, как довести мужчин до любовного отчаяния, и, в конце-то концов, для них не имело никакого значения, что красавица была на удивление невежественна. Застать ее даже за написанием писем было, пожалуй, невозможно.
По-видимому, София была переполнена планами на ближайшее будущее, потому что нетерпеливо оборвала причитания матери по поводу порванного муслинового платья.
– Я знаю, мама, что вы сможете все прекрасно исправить! Только послушайте, какое затевается грандиозное предприятие! Маркиз Вайдел дает ужин у себя в Воксхолле, и я приглашена! Там будут танцы и фейерверк, и мы туда доберемся по воде, а Элиза Мэтчемс уже певнует, потому что я поплыву вместе с лордом Вайделом на его яхте, а ее он туда вместе со всеми не пригласил.
– Кто это «все», София? – испытующе спросила сестра.
– О… Мэтчемсы и их кузина Пегги Дилайн, ну и другие, – беспечно ответила София. – Можете себе представить что-либо более захватывающее, мама? Но есть одно условие – я обязательно должна к этому событию сшить новое платье. И скорее умру, чем надену снова голубое люстриновое! А если вы сейчас скажете, что это невозможно, я вообще не поеду на бал, и это будет ужасно!
Миссис Чалонер и София немедленно начали строить планы по поводу нового платья, проникшись важностью приглашения, но в разгар бурного обсуждения вдруг ворвался трезвый спокойный голосок Мэри:
– Тебе, София, никак нельзя появляться в Воксхолле в компании мисс Дилайн и Вайдела.
– Почему это? – Сестра надула губки. – Я так и знала, что ты все испортишь, злючка! Ты наверняка предпочитаешь, чтобы я осталась дома.
– Разумеется. – Мэри не тронули навернувшиеся на голубые глаза слезы. Она посмотрела прямо в глаза матери. – А вы что думаете, мадам? Или считаете, что нет ничего предосудительного в том, что ваша дочь появится в сопровождении комедиантки и самого известного в городе распутника?
Миссис Чалонер поскучнела, выразив сожаление, что мисс Дилайн тоже явится на бал, но тут же снова оживилась. Ведь Софию будут сопровождать брат и сестра Мэтчемсы, а это совсем другое дело.
Мэри встала, и стало заметно, что она невысокого роста, но очень хорошо сложена. Серые глаза ее сверкнули, и в голосе прозвучала решительность:
– Очень хорошо, мадам. Значит, вас устраивает, что после этого бала ни один мужчина в городе не будет считать мою сестру невинной.
София присела в насмешливом реверансе.
– Благодарю, сестрица! Но ты не подумала, что я не так уж невинна? И не надо за меня волноваться, я знаю, что делаю.
Мэри посмотрела на сестру долгим внимательным взглядом.
– Не езди туда, София.
– Господи, какая ты серьезная! – хихикнула София. – У тебя, наверное, в запасе еще куча советов?
– Конечно, девочка. Выходи замуж за того симпатичного молодого человека, который тебя боготворит.
Миссис Чалонер даже взвизгнула от возмущения:
– Да ты сошла с ума! Выйти замуж за Дика Бернли? С такой красотой у нее есть все шансы заполучить любого аристократа! Мне хочется влепить тебе пощечину, глупая, злая девчонка!
– И что же это за шансы, мадам? Если вы и дальше не перестанете ее подталкивать по той дороге, на которую она уже ступила, то скоро увидите ее любовницей Вайдела. Это будет крушением всех ваших честолюбивых планов.
– Ах, ты злая, нехорошая!.. – выдохнула София. – Неужели ты думаешь, я на это
пойду?
– Подумай, девочка, какие шансы останутся у тебя, когда ты попадешь в лапы к Вайделу, – ласково урезонивала сестру Мэри. – Я не отрицаю, пока он без ума от тебя. Но кто бы устоял на его месте? Поверь, Вайдел и не помышляет о браке, уверяю тебя, тем более что он всегда видит тебя в окружении такой легкомысленной, распущенной компании.
Она замолчала, ожидая возражений, но на этот раз миссис Чалонер промолчала, а София признала свое поражение, разразившись слезами. Разговор был окончен, и Мэри, собрав свое вышивание, вышла из комнаты.
Впрочем, все увещевания Мэри оказались напрасны. Она могла не стараться. В очередной раз дядюшку Генри уговорили дать деньги на новый туалет, и София отправилась на бал в прекрасном настроении – розовое газовое платье с фестонами из шелковых кружев необыкновенно ей шло. Кузен Джошуа, прознав каким-то образом обо всем происходящем, явился к Мэри, чтобы выразить свое недовольство и осуждение, но, вопреки ожиданиям, не нашел в кузине поддержки. Она молча выслушала его, глядя вдаль с таким отсутствующим видом, что самолюбие Джошуа было задето. Не выдержав, он спросил, слушает ли она его.
Оторвав задумчивый взгляд от окна, Мэри переспросила:
– О чем вы, кузен?
Он был обижен и не скрывал этого.
– Признайтесь, вы не слышали ни одного слова из того, что я вам говорил!
– Я думала, – медленно сказала она, – что красно-коричневый цвет вам не идет, Джошуа.
– О чем вы? Что мне не идет? Я…
– Возможно, тому виной ваша комплекция… – явно поддразнивала его мисс Чалонер.
– Речь идет о Софии, Мэри, – сказал он серьезно.
– Я уверена, она со мной согласилась бы, – как бы не замечая обиды кузена и доводя его этим почти до бешенства, продолжала мисс Чалонер.
– Она слишком легкомысленна и не понимает всей опасности своего поведения. – Он еще пытался вернуться к тому, что его беспокоило. – София так не похожа на вас, кузина…
– Это верно. – Легкая улыбка коснулась ее губ. – Но как безжалостно с вашей стороны все время напоминать мне об этом.
– Что вы! Хотите знать, что я думаю? Я нахожу вас красивее.
Мисс Чалонер немного помолчала.
– В самом деле? Но ведь ваш вкус не отличается тонкостью, раз вы выбрали красно-коричневый цвет. – И она покачала головой, давая понять, что его комплимент ее не
тронул.
София вернулась с бала далеко за полночь, У сестер была одна спальня, и София застала Мэри еще бодрствующей, готовой выслушать ее отчет. Раздеваясь, она перечисляла всех кто присутствовал на балу, описывала туалеты ужин, рассказала даже о тайной прогулке с маркизом, и поцелуе, и о том, как их застала Элиза и чуть не умерла от ревности.
– И вот что я тебе скажу, Мэри, – торжествующе заявила София, – я стану маркизой Вайдел еще до конца года, запомни мои слова! Ваша светлость! – Она присела, глядя на свое отражение в зеркале. – Не правда ли, я буду прелестной маркизой, сестра? А поскольку каждый в городе знает, что старый герцог долго не протянет, я стану и герцогиней!.. Послушай, Мэри, если ты не выйдешь за нашего кузена, я найду тебе мужа!
– Неужели и мне нашлось место в твоих планах?
– Будь уверена, я о тебе всегда помню! Мэри с любопытством посмотрела на сестру:
– Послушай, София, что у тебя на уме? Я знаю, ты не настолько глупа, чтобы думать, будто Вайдел на тебе женится.
София начала расчесывать волосы:
– В конце концов он сделает предложение. Мама за этим проследит.
– О! – Мэри даже села в постели. – И каким же образом она это сделает? София рассмеялась:
– Ты думаешь, все вокруг дураки, кроме тебя? Разумеется, Вайдел не собирается на мне жениться! И не настолько я глупа, чтобы не знать о его репутации. А если я сбегу с ним? – Она взглянула на сестру. – Что ты на это скажешь?
Мэри прищурилась:
– Не осмелюсь даже предположить такого, дорогая.
– Не надо опасаться за мою добродетель! – София весело рассмеялась. – Вайдел считает, что я легкая добыча. Но он ничего не получит от меня до свадьбы! Что ты скажешь на это?
Мэри покачала головой:
– Если я скажу – мы поссоримся.
– А если он не захочет жениться, мама найдет, что ему сказать.
– В этом нет сомнения.
– Да нет, не Вайделу! Самому герцогу! И тогда Вайдел будет рад предложить мне руку, чтобы только замять скандал. Есть еще и дядюшка Генри, он тоже поднимет шум. Так что Вайделу ничего не останется, как только жениться на мне!
Мэри откинулась на подушки.
– Да, моя прелесть, я и не подозревала, насколько ты романтична. – Тон Мэри был полон иронии.
– Можешь иронизировать, но я действительно романтична, – подтвердила София с невинным видом, – это чистая правда, потому что мне всегда хотелось сбежать из дома с кем-нибудь вроде маркиза.
Мисс Чалонер внимательно на нее посмотрела:
– Ты любишь его? Любишь хоть немного?
– О, разумеется, мне он нравится, хотя я считаю, что мистер Флетчер одевается лучше, а у Гарри Маршалла более приятные манеры. Но зато Вайдел – маркиз. – Она бросила последний довольный взгляд в зеркало и прыгнула в постель. – Ну что, задала я тебе задачу? Будет над чем поразмыслить, верно?
– Ты права, – согласилась с сестрой Мэри.
Она долго не могла уснуть. Рядом с ней безмятежно спала София и видела приятные сны о своем заманчивом будущем; а Мэри лежала, глядя в темноту, и перед ее мысленным взором вставало надменное лицо с темными, недовольно сдвинутыми бровями, презрительно сжатым ртом и взглядом, устремленным всегда мимо или сквозь нее.
– Ты глупа, девушка, – мысленно произнесла Мэри, – зачем ему смотреть на тебя?
Абсолютно лишенная самонадеянности, она не видела причин, по которым мужчины должны смотреть на нее. Господи, неужели и она превращается в одну из этих томных мисс, вздыхающих по любому смазливому франту! Пусть Бог поможет той, на которую устремится взор Вайдела! Вот это правильные мысли. Сын – копия отца. Любовные истории и дуэли старого герцога долгие годы были притчей во языцех всего города, и, хотя ныне он слыл одним из самых добродетельных мужей, не зря когда-то за свои похождения был прозван Сатаной. Не удивительно, что сына теперь зовут дьявольским отродьем! Даже если половина историй про Вайдела правда, все равно София очень рискует. Поиграв, он сломает ее, как китайскую куклу. Как предотвратить несчастье? Мэри пока не находила ответа на этот вопрос. План, только что изложенный сестрой и имеющий цель завлечь маркиза в брачные сети, казался ей наивным и вызывал даже некоторое отвращение. Хотя Вайдел и заслужил, чтобы ему отплатили хоть раз его же собственной монетой, все-таки план сестры предполагал нечестную игру. Если затея и удастся, честь семейства Чалонер будет запятнана. Мать так же легкомысленна, как София, додумавшаяся до такого плана. Впрочем, высокородное семейство Алайстеров просто не обратит внимания еще на один скандал в списке своего беспутного отпрыска. Ни мать, ни София даже не представляют, какая опасность подстерегает их. Дядя Генри?.. Мэри в темноте скорчила гримаску. Где дядюшка Генри – там и тетя Белла. А то, что знает тетя Белла, будет немедленно известно многим. Сама мисс Чалонер не собиралась выставлять напоказ коварные планы Софии. Она долго лежала в задумчивости, а потом незаметно уснула, так и не найдя выхода.
На следующий день она могла лицезреть не в мечтах, а воочию его светлость, маркиза Вай-дела. София настояла, чтобы сестра пошла с ней в Кенсингтон-парк, потому что накануне якобы договорилась встретиться там с Элизой Мэтчемс. Увидев маркиза, медленно приближавшегося к ним по дорожке парка, Мэри поняла, зачем ее тащила на прогулку сестра.
Как всегда, Вайдел был изысканно одет, с тем оттенком легкой небрежности, которая очень шла ему, о чем, без сомнения, маркиза было известно.
Когда он приблизился, София, покраснев, опустила глаза, поглядывая на него сквозь ресницы. Маркиз же, завладев белой ручкой, поцеловал ее и оставил в своей руке. – О, милорд… – опустив глаза, смущенно пробормотала София.
Он снисходительно улыбнулся:
– В чем дело, дитя мое?
– Я не думала встретить вас здесь. – Это уже явно предназначалось для ушей сестры. Маркиз ущипнул девушку за щечку.
– У вас короткая память, любовь моя. Мисс Чалонер с трудом подавила смешок. Милорд явно считал ниже своего достоинства притворяться. Да, кем бы он ни был, этот молодой человек, он никого не мог оставить равнодушным.
– Не понимаю, что вы имеете в виду, – надула губки София, – мы пришли, потому что я договорилась встретиться с Элизой Мэтчемс. Куда она могла подеваться?
– Ну признайтесь же, что пришли на свидание со мной, – просил маркиз. – Неужели я был забыт так скоро?
Девушка гордо вскинула головку:
– Неужели вы думали, что будете целый день занимать мои мысли, сэр?
– Не скрою, надеялся, что для меня найдется местечко в ваших мыслях!
Мисс Чалонер, не выдержав, вмешалась в этот милый разговор:
– Мне кажется, я сейчас видела мисс Мэтчемс в конце аллеи.
Маркиз недовольно взглянул на нее, но София с притворной радостью воскликнула:
– Где? Я обязательно должна с ней увидеться!
Скоро они разыскали мисс Мэтчемс с братом Джеймсом, и мисс Чалонер окончательно поняла, что эта пара была предназначена для отвлекающего маневра, ибо они немедленно вовлекли Мэри в разговор и попытались отстать от влюбленных вместе с ней. Их попытка не увенчалась успехом, и вскоре, раздосадованные тем что мисс Чалонер упрямо следует за парочкой брат и сестра сердито умолкли. Маркиз и София тихо переговаривались, не замечая никого.
Так как с ней больше никто не разговаривал тем более что мистер Мэтчемс отстал, а мисс Мэтчемс была озабочена лишь тем, чтобы не намочить подол платья в мокрой траве, у мисс Чалонер появилась редкая возможность без помех понаблюдать за голубками, и ей понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, что любви между ними нет. Скорее всего сестра наскучит его светлости уже через неделю-другую. Слушая его, наблюдая за ним, Мэри удивилась, что сестра не замечает явного: она лишь очередное легкое увлечение этого человека, не более того. Разумеется, он будет добиваться своего, это было в его привычках – непременно получать то, что он хочет. Мисс Чалонер была теперь убеждена, что, получив свое, он исчезнет, а от любви не останется и следа. Софию постигнет горе и глубокое разочарование. Она напрасно надеется затащить маркиза к алтарю. Вайдел не боится никаких скандалов, он уже дал понять, что его не смущают пересуды и мнение света и он всегда намерен поступать так, как ему нравится. Скандал!.. Мэри чуть не рассмеялась. Да он проигнорирует его в своей обычной высокомерной манере, ничуть не боясь общественного мнения, лишь поднимет черные брови и сделает удивленный вид.
Она думала об этом все время, пока прогулка не закончилась. По тому, как тихо маркиз что-то сказал Софии на прощанье, мисс Чалонер поняла, что следующее свидание назначено. София ни словом не обмолвилась об этом на обратном пути, ее оживленная улыбка исчезла вместе с маркизом. Зато всю обратную дорогу она пеняла сестре на ее «бестактное» поведение. Неужели так трудно было отойти и оставить их с маркизом наедине?!
Что касается Вайдела, расставшегося с Софией, то, неожиданно для себя обнаружив массу свободного времени, он направился на Хаф-Мун-стрит, где жил самый близкий ему по духу родственник.
Несмотря на то, что стрелки часов уже перевалили за двенадцать, маркиз нашел дядю еще в халате и без парика. На столике стоял поднос с остатками завтрака, а лорд Руперт Алайстер курил длинную трубку и читал почту. Услышав, что открылась дверь, он схватил было лежавший поблизости парик, но, увидев племянника, успокоился.
– А, это ты! Вот, посмотри, что скажешь на это? – Он перебросил маркизу письмо, которое только что читал, и вскрыл другое.
Вайдел положил шляпу и трость, подошел к камину, на ходу читая письмо, потом ухмыльнулся.
– Что же здесь непонятного, дядюшка? Мистер Тремлоув будет признателен, если вы оплатите его счет. Что за дьявол, кто этот мистер Тремлоув?
– Чертов парикмахер, – прорычал лорд Руперт, – и каков же, по его мнению, мой долг? Маркиз назвал весьма впечатляющую сумму.
– Все враки! – возмутился лорд Руперт. – Да я таких денег не видел ни разу в своей жизни. А за что? Что я от него получил? Ничего! Пару париков, из которых один ни разу не надел, и флакон с помадой! Неужели этот тип решил, что за это я буду платить?
Вопрос прозвучал чисто риторически, но маркиз спросил:
– Сколько времени он вас знает, Руперт?
– Господи, всю мою жизнь, будь проклята его наглость!
– Ну тогда он и не думает, что вы заплатите.
Лорд Руперт черенком трубки указал на письмо мистера Тремлоува:
– Вот что я тебе скажу, мой мальчик. Выбрось эту наглую ложь в огонь.
Маркиз повиновался без малейших колебаний. Тем временем лорд Руперт читал другое письмо.
То же самое! – воскликнул он, отправив второе письмо в огонь вслед за первым. – Ничего, кроме проклятых счетов! А что тебе приносит почта, Вайдел?
– Любовные письма, – коротко ответив маркиз.
– Счастливец! – рассмеялся дядюшка. Избавившись от остальной корреспонденции таким же способом, он внезапно посерьезнел. – Что-то я должен был сказать тебе… Но что? – Он покачал головой. – Вылетело из головы начисто. И это дает мне повод дать тебе совет, мой мальчик. Не притрагивайся к бренди! Бургундское – куда ни шло, и если сможешь проглотить – портвейн, но бренди – дьявольское зелье!
– Трещит голова, Руперт? – заботливо осведомился маркиз.
– Как никогда в жизни! – признался лорд руперт. Он вытянул длинные ноги, скрестил их и по-совиному посмотрел на племянника. Его вдруг осенило, что еще слишком рано для визитов. Поэтому он подозрительно спросил: – Что это тебя привело ко мне? Если хочешь занять денег, скажу честно – я на нуле! Вчера проигрался в пух и прах. Неделю уже не выигрывал. Бросаю фараон и перехожу на вист.
Вайдел прислонился спиной к каминной плите, засунув руки в карманы.
– Я никогда не тешу себя несбыточными мечтами, дядя, – сказал он ласково. – Я просто пришел, чтобы иметь удовольствие увидеть вас. Вы верите?
Его светлость выбросил вперед руку запрещающим жестом.
– Не делай этого, мой мальчик. Ты сейчас так похож на Эйвона, что я просто не вынесу. Если ты пришел не затем, чтобы занять денег…
– Вообще-то цель могла быть совсем иной, – прервал его маркиз.
У лорда Руперта отвалилась челюсть.
– Господи, не у тебя ли я занял пятьсот фунтов в прошлом месяце? И когда я обещал вернуть?
– В Судный день, вероятно, – непочтительно ответил племянник. Лорд Руперт кивнул.
– Не раньше, если удача не повернется лицом ко мне, – мрачно согласился он. – Если хочешь, мой мальчик, я попрошу за тебя у Эйвона.
– Я ведь и сам могу у него попросить, не так ли?
– Признаюсь тебе, Вайдел, я не имею желания говорить с ним по поводу денег с тех пор, как за мной начали охотиться судейские крысы. Не то чтобы он негодовал. Но он умеет быть очень неприятным по поводу подобных мелочей. Послушай, Вайдел, если ты собираешься превратиться в двойника Эйвона – ты для меня потерян как друг. С тобой покончено.
– Господи, неужели я переживу это? – насмешливо произнес маркиз.
Руперт начал было вставать, но, застонав, рухнул обратно в кресло.
– Знаешь, ты должен следить за собой. – Он снова принял расслабленную позу. – Одного Эйвона в семье вполне достаточно. Он имеет отвратительную привычку обижать людей, и у него полно врагов. – Он помолчал и поскреб голову. – Да ведь и у тебя их немало?
– Похоже на то, – охотно согласился маркиз, – но меня это не волнует.
– А ты нахал! Послушай, тебя вообще что-нибудь волнует? Маркиз зевнул:
– Пока не пришлось встретиться с поводом, достойным волнения.
– Хм… А как насчет женщин? Тонкие губы скривились.
– Меньше всего хлопот. Лорд Руперт нахмурился:
– Ну должно же быть хоть что-нибудь, Вайдел!
– Проповедь, дядя?
– Совет, мой мальчик. С тобой что-то неладно. Ты вечно гоняешься за какой-нибудь юбкой, но ни одна тебя не интересует по-настоящему! – Внезапно он замолчал и хлопнул себя по лбу. – Вспомнил! То, что я хотел тебе сказать!
– О? – Легкое любопытство прозвучало в голосе маркиза. – Нашли обольстительницу, лорд Руперт? В вашем-то возрасте, дядюшка!
– Не делай из меня выжившего из ума старика! – сказал лорд Руперт с негодованием. – Впрочем, не в этом дело. Это серьезно, Доминик. Где бургундское? Выпей капельку, мой мальчик, это тебе не повредит. – Он взял бутылку и разлил вино в бокалы. – Так вот, на этот раз я серьезно… Ну, как вино? Неплохо, а? Забыл, где я его брал…
– Хорошее вино. – Маркиз налил еще. – Оно из моих подвалов, дядя.
– Правда? Вайдел, ты унаследовал вкус отца, я всегда это знал. Ваша лучшая черта – отменный вкус.
Маркиз поклонился:
– Благодарю. Так что за серьезный разговор?
– Я как раз собираюсь его начать. Не перебивай, мой мальчик, это дурная привычка. – Осушив свой бокал, лорд поставил его обратно на стол. – Немного прояснилось в голове. Я по поводу той, с желтыми волосами. Ну, девицы, с которой ты появился в Воксхолл-Гарден. Не могу припомнить ее имя. – Он протянул длинную руку к бутылке. – Эйвон знает про нее, учти.
– Ну и что?
– Прекрати говорить мне «ну»! Говорю тебе – Эйвон знает, и он недоволен тобой.
– Конечно, мой отец знает. Он вообще знает все и всегда. Но что из того?
– Ты очень самонадеян. Но советую дослушать на этот раз до конца. Эта девица… черт, вылетело из головы ее имя…
– Не важно, продолжайте.
– Ну нет! Не могу же я рассказывать, не зная имени. Как я, по-твоему, должен ее называть?
– Да, пожалуйста, но ведь вы через пять минут все равно забудете. Ее зовут София.
– Да нет же, это была совсем другая, – нетерпеливо возразил лорд Руперт. – София была давно, еще до тебя, задолго до твоего рождения. Она чуть не подцепила меня. Я тебя предупредил, Доминик. Запомни!
– Вы – сама доброта, – вежливо ответил маркиз, – но я могу повторить то, что говорил тысячу раз – я не собираюсь жениться!
– Но ведь эта София отличается от твоя обычных увлечений? Дочь торговца? Готов спорить, ты нарвешься на неприятности.
– Только не я. Кстати, ты говорил о мои врагах, так вот, ее сестрица одна из них, или ничего не понимаю в людях.
– А я видел сестру? Нет? Мамаша точно постарается тебя окрутить. В жизни не видел отвратительней этой гарпии!
– Что касается сестры, она охотно отправила бы меня прямиком в ад. Я не нравлюсь мисс жеманнице.
– Правда? А она тебе?
– Господи, конечно нет! Она из тех, кто портит другим удовольствие. – Маркиз сумрачно улыбнулся. – Но если она вздумает со мной сразиться, ей придется кое-что уяснить для себя после нашей схватки.
Он взял шляпу, трость и направился к двери.
– Покидаю вас, мои милый дядя. Вы что-то стали слишком большим моралистом.
Он закрыл за собой дверь, прежде чем лорд Руперт, взбешенный последними словами молодого нахала, смог придумать достойный ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертва любви - Хейер Джорджетт



Довольно интересная книга !
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМари
29.05.2012, 15.28





ничего интересного,ожидала лучшего
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМарго
12.07.2012, 9.09





ни о чем,,,
Жертва любви - Хейер Джорджеттира
28.04.2013, 21.26





Джорджетт Хейер пишет ну просто потрясающе! А перевод ну просто сказка! Жертва любви - читать всем!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттГость
16.02.2014, 1.08





Очень миленький романчик.10 баллов.
Жертва любви - Хейер Джорджеттлена
18.04.2014, 15.11





А мне нравятся романы Джорджетт Хейер! Сплошной позитив!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттАнна
18.04.2014, 19.44





Романы этого автора очень интересные, легко читаются. Но почти нет отношений между главными героями.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттКэт
16.07.2014, 15.40





Почему нам обязательно нужны постельные сцены? Романы Д. Хейер привлекают именно их отсутствием. И с каким юмором они написаны. Этот роман мне тоже очень понравился, интересно.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттИрина
11.11.2014, 20.56





В юности мужчины любят красивых, к зрелости - умных, а в старости - молодых, и чем старее - тем моложе! Так и главный герой полюбил умную. Прекрасный роман-погоня. Все бегут и друг друга догоняют. Есть и элементы юмора без постели, что хорошо, так как и от секса требуется отдых. Добавлю Ирине, что и у Картленд Б. в ее 600 с лишком романах также нет постельных сцен.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттВ.З..66л.
23.12.2014, 10.28





Тонкий английский юмор и ирония, любовь, показанная настолько сдержанно и в тоже самое время романтично, что невольно восхищаешься мастерству старой гвардии английских писательниц. Снимаю шляпу в восхищении!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттНаталия
25.09.2016, 18.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100