Читать онлайн Жертва любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жертва любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жертва любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жертва любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Жертва любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Как только герцогиня Эйвон перешагнула порог гостиной, Вайдел поспешил ей навстречу и заключил мать в объятия. Но первые же слова Леони произвели на него весьма неприятное впечатление, лишив радости встречи. Он выпустил герцогиню и нахмурился. Она еще никогда не видела его таким мрачным.
Он отошел от Леони и посмотрел на лорда Руперта:
– Ты зачем привез сюда мою мать, дядя? Дьявольщина, ты что, не можешь не соваться не в свое дело?!
– Полегче, полегче, племянничек, – отплатил ему той же монетой лорд Руперт. – Дьявол тебя забери, ты что думаешь, мне нравится мотаться по всей Франции, трястись в почтовых каретах, чтобы тебя разыскивать? Притащил твою мать?! Да я умолял ее на коленях прекратить поиски и отправиться домой. Господи, не может быть, я вижу здесь и молодого Комина! – Он вставил в глаз свой монокль и стал рассматривать мистера Комина. – Какая чума вас сюда занесла, молодой человек? – удивился он.
Леони положила руку на рукав Вайдела:
– Нет смысла так гневаться, mon enfant. Ты совершил очень неблаговидный поступок. Где эта девушка?
– Если ты говоришь о леди, имя которой было недавно мисс Чалонер, – сухо ответил матери маркиз, – то она сейчас наверху, у себя в комнате.
– Как это «было мисс Чалонер»? Ты женился на ней? О, Доминик, нет!
– Вы не должны так расстраиваться, мадам. Не я на ней женился. Она вышла замуж за Комина, – горько вздохнул маркиз.
Эффект был неожиданным. Леони посмотрела на мистера Комина, пытавшегося как можно незаметнее надеть свой плащ, подошла и, взяв руку молодого человека, задержала в своих.
– О, как я рада! Так это вас зовут мистер Комин? Я надеюсь, вы будете счастливы, мсье. Но как же счастлива я!
Джулиана ответила на это горестным криком:
– Как вы можете быть такой жестокой, тетя Леони? Он был помолвлен со мной!
– Послушай, душа моя, если ты помолвлена с Комином, то почему сбежала с Вайделом? – резонно задал вопрос лорд Руперт.
– Я не сбежала с ним! – отчаянно крикнула она.
– Я же говорила тебе, что это не так, Руперт! – с торжеством в голосе заявила герцогиня.
– Ну нет, пусть меня черти заберут, если я не прав! – возразил лорд. – Если ты сбежала с Комином, а не с Вайделом, то зачем оставила ту идиотскую записку для Элизабет, там написано именно так!
– Но я не сбежала и с Фредериком, вы ничего не поняли, дядя Руперт!
– Так какого дьявола, объясни, наконец, с кем же ты сбежала?
– Вообще-то, конечно, с Вайделом… по крайней мере, поехала именно с ним, но, разумеется, он меня не похищал, если ты это имеешь в виду. Я ненавижу Вайдела! Я ни за что на свете, никогда не вышла бы за него замуж!
– Просто, моя милая, у тебя никогда не было ни малейшего шанса, – ласково сказал маркиз.
Леони наконец выпустила руку мистера Комина, которую все еще продолжала сжимать.
– Не ссорьтесь, mes enfants
l:href="#note_85" type="note">[85]
. Но я ничего не могу понять во всей этой истории. Пусть кто-нибудь из вас все расскажет по порядку.
– Они ненормальные, все до одного, – убежденно сказал Руперт. Он опять нацепил монокль и теперь сквозь стеклышко рассматривал племянника. – Милый мой, да ты и недели не можешь прожить без драки! Шпаги, да? Ну не могу сказать, что они хуже, чем эти варварские пистолеты, но по какой причине могла здесь возникнуть драка? Я не вижу трупа.
– Труп здесь ни при чем, – оборвала его Леони, – я жду немедленного объяснения! – Она опять повернулась к мистеру Комину, который уже успел натянуть высокие сапоги с отворотами и теперь более или менее прилично выглядел в ее глазах. Она поощрительно ему улыбнулась. – У моего сына ужасный характер, и Джулиана тоже достаточно безрассудна, поэтому я попрошу вас объяснить, что здесь произошло!
Мистер Комин поклонился:
– Буду счастлив услужить вам, мадам. Когда вы вошли в комнату, ваша светлость, я как раз готовился кое-что объяснить маркизу в приватном порядке.
Вайдел отошел к камину и стоял там, задумчиво глядя на раскаленные угли, но при этих словах поднял голову:
– И что же это за новость, которую вы хотели бы мне сообщить?
– Милорд, мое сообщение предназначалось только для ваших ушей, но, если желаете, я могу сказать это при всех.
– Говорите, и покончим с этим, – отрывисто бросил маркиз, снова устремив взгляд на огонь.
Мистер Комин вновь отвесил поклон:
– Очень хорошо, сэр. Вначале я хотел уведомить вашу светлость, что, как только я имел честь познакомиться с мисс Чалонер в доме мадам де Шарбон в Париже…
Леони, усевшаяся было в кресло, снова вскочила:
– Боже мой, подруга Джулианы! Почему мне раньше не пришло это в голову!
– Потому что ты и слышать ничего не хотела, кроме этого проклятого Дижона, – сурово сказал Руперт. – И кстати, Вайдел, я как раз хотел тебя спросить: какой дьявол тебя занес в этот городишко? Я по дороге сюда размышлял об этом, но так и не смог ничего придумать!
– У меня была веская причина для этого, уверяю тебя, – коротко ответил маркиз.
– Да, в конце концов, какое это имеет значение! – воскликнула герцогиня. – Но как же глупо было с моей стороны не подумать о том, что таинственная подруга Джулианы и есть мисс Чалонер! А с твоей стороны, Руперт, это было еще глупее.
– Глупее? Да какого дьявола я мог предполагать, что Вайдел потащит эту… – Его остановил предупреждающий грозный взгляд племянника, и он оборвал фразу. – О, ладно, ладно… я молчу…
– Так вы были у тети Элизабет?! – снова с удивлением воскликнула Джулиана. – Вот в чем дело!
Мистер Комин, напрасно ожидавший хоть небольшой паузы в семейном споре, чтобы закончить свое сообщение, видимо, понял, что надо действовать решительнее, если хочешь быть услышанным в этой шумной семейке. Откашлявшись, он повысил голос:
– Как я уже сказал, милорд, когда я получше познакомился с мисс Чалонер в доме мадам де Шарбон, у меня создалось впечатление, что не только ваше сватовство ей неприятно, но и вы сами вынуждены жениться на этой леди в силу сложившихся обстоятельств, а также – чего я, признаюсь, от вас не ожидал – ради ее репутации, но нежные чувства не имеют к этому браку никакого отношения. Уверенный в этом, я не испытывал ни малейших угрызений совести. И после того как мисс Марлинг разорвала нашу тайную помолвку, предложил мисс Чалонер свою руку, надеясь, что такое предложение будет для нее предпочтительнее, чем брак с вашей светлостью.
Лорд Руперт, с восхищением внимавший этой речи, прошептал громогласным шепотом, очевидно считая, что говорит очень тихо:
– Как прекрасно излагает этот мальчишка, а, Леони? Ничего подобного мне никогда не приходилось слышать! И, знаешь, он всегда так говорит, я и раньше имел счастье наслаждаться его речью.
– Ах так, Фредерик? – произнесла Джулиана, сильно волнуясь. – И мне не надо, наверное, спрашивать, что брак с Мэри вам пришелся более по вкусу, нежели наше соглашение?
– Мадам! – устремив на нее спокойный взгляд, ответствовал мистер Комин. – Когда вы мне ясно дали понять, что не имеете намерения выходить замуж за человека столь провинциального и нудного, можно сказать, деревенщину, мне стало безразлично, на ком жениться. Я, безусловно, испытывал к мисс Чалонер глубокое уважение, а это чувство, по моему глубокому убеждению, может послужить фундаментом для счастливого брака. Мисс Чалонер оказала мне честь, приняв мое предложение, и мы немедленно выехали в этот город, двигаясь со всей возможной скоростью.
– Подождите-ка! – воскликнул, сразу насторожившись, лорд Руперт. – А почему в Дижон? Отвечайте мне!
– Вы затратили чертовски много времени, чтобы добраться до конца вашей истории. К чему вы клоните? – перебил нетерпеливо маркиз. – Излагайте покороче, и черт бы побрал вашу риторику!
– Я и пытаюсь, милорд. Во время нашего путешествия…
– Дьявольщина! Я никогда не узнаю, зачем они все поехали в этот проклятый Дижон! – с отчаянием возопил лорд Руперт.
– Тише, замолчи, Руперт, дай досказать мистеру Комину.
– Досказать? Этот чертов молодец говорит не переставая уже десять минут, – пожаловался лорд Руперт, – ну что ж, давай продолжай, мой милый, продолжайте, сэр, чего уж там!
– Так вот, во время путешествия, – с невозмутимым спокойствием продолжал мистер Комин, – мне пришлось постепенно осознать, что чувства мисс Чалонер по отношению к маркизу гораздо глубже, чем я предполагал до сих пор. Но я не мог также и не согласиться с ней, что брак с вашей светлостью ей совершенно не подходит. Мое намерение жениться на ней осталось прежним, так как я был уверен, что вы, ваша светлость, равнодушны к Мэри Чалонер. Но последнее происшествие прояснило в полной мере всю ситуацию, и стало совершенно очевидно, что и вы, ваша светлость, оказывается, питаете к мисс Чалонер столь нежные чувства, каких только может желать любая девушка от своего будущего мужа.
Маркиз внимательно следил за ним взглядом:
– Ну и что же из этого следует? Ну же, не тяните!
Но вопросу было суждено остаться без ответа, потому что возникло новое препятствие. В дверь, осторожно постучавшись, заглянул хозяин гостиницы со словами:
– Еще один английский господин желает увидеть мистера Комина. Он называет себя мистером Хаммондом.
– Пошлите его к дьяволу! – взорвался лорд Руперт. – Никогда в жизни не слыхал о таком имени! Пусть уходит.
– Хаммонд? – спросил вдруг маркиз подозрительно. Он подошел к мистеру Комину, глядя ему прямо в глаза. – Значит, вы все-таки не сделали этого? Говорите же скорей, это была ложь?
– Это была ложь, милорд, – спокойно согласился мистер Комин.
Лорд Руперт, прислушивавшийся к словесной перепалке между молодыми людьми, с надеждой взглянул на герцогиню. Глаза ее заискрились озорной насмешкой, и она честно призналась:
– Все это крайне непонятно, mon vieux, старина. Я ничего не знаю, и мне ничего не хотят говорить.
– Дьявольщина! Но я так это не оставлю! – загремел лорд Руперт, не в силах больше оставаться в неведении и доведенный до крайности. – Почему «ложь»? Кто такой этот Хаммонд? Я сейчас покончу с этим бедламом, черт бы всех побрал!
– Могу я сказать английскому джентльмену, что мистер Комин занят? – с сомнением спросил хозяин.
– Приведите его сюда, да побыстрее! – распорядился лорд Руперт. – Нечего стоять тут и таращить глаза, толстяк! Иди и тащи его сюда!
– Да, приведите его сюда, – сказал маркиз, который все еще не спускал глаз с мистера Комина, но взгляд его больше не был мрачен. – Господи, Комин, да знаете ли вы, что были на волосок от смерти? – тихо спросил он.
Мистер Комин улыбнулся:
– Я знал, милорд. Наше безумие прошло, и я искренне готов простить ярость человеку, охваченному столь глубоким чувством.
– Чрезвычайно мило с вашей стороны. – Маркиз ухмыльнулся с раскаянием. – Признаюсь, сэр, я готов был вас прикончить. – Он повернулся к двери, потому что в эту минуту на пороге появился джентльмен в черном облачении, с белыми полосками на воротнике и в па-пике, свидетельствовавшим, что он имеет сан английского священника. – Вы мистер Хаммонд? – спросил маркиз. – И прибыли, сэр, весьма вовремя.
Но духовное лицо посмотрело на него с очевидным неодобрением.
– Не имею чести быть знакомым с вами, сэр, – ответил он холодно, – я пришел сюда, хотя и весьма неохотно, почти против своей воли, по настоятельной просьбе мистера… эээ… Комина.
– Но именно мне необходимы ваши услуги, сэр! – отрывисто заговорил маркиз. – Мое имя – Алайстер. Вы, насколько мне известно, совершаете кругосветное путешествие, и у вас на попечении находится лорд Эдвард Кру?
– Совершенно верно, сэр, но какое все это имеет отношение к вам?
И тут лорда Руперта наконец озарило! Он с силой саданул себя по колену и воскликнул:
– Святой Петр, наконец-то я все понял! Это же священник, пастор, и именно за ним они все приехали в Дижон! Это же просто как выеденное яйцо!
Священник взглянул на него с неприязнью:
– Вы в этом отношении, сэр, явно имеете передо мной преимущество.
– О, я тоже из семейства Алайстеров. У мистера Хаммонда проступила на лице сердитая краска.
– Сэр, если это шутка, то она меня не забавляет. Если вы собрались здесь, чтобы устроить грубый розыгрыш…
Леони поднялась и подошла к пастору.
– Не сердитесь, мсье, – сказала она сердечно, – никто здесь не шутит, уверяю вас. Прошу вас, не будете ли вы столь добры присесть?
Мистер Хаммонд немного оттаял.
– Благодарю вас, мадам. Если вам будет угодно, хотел бы узнать, с кем имею честь…
– О, она тоже из Алайстеров! – Лорд Руперт на глазах впадал в бурное веселье.
Поспешно вмешался мистер Комин, увидев, что теперь пастор проявляет уже признаки глубокого негодования.
– Позвольте мне, милорд! – Он обратился к мистеру Хаммонду: – Позвольте представить вам ее светлость герцогиню Эйвон, сэр. А также сына ее светлости, милорда Вайдела, и ее деверя – лорда Руперта Алайстера.
Пастор отшатнулся и в ужасе уставился на маркиза:
– Если я правильно вас понял, передо мной не кто иной, как сам маркиз Вайдел, который… сэр, если бы я только знал… никакие убеждения не заставили бы меня прийти в этот дом!
Маркиз лениво приподнял брови.
– Мой добрый сэр, – сказал он, – вас сюда позвали не читать мне мораль и не выговаривать за мои грехи, а обвенчать меня с одной леди, которая в данный момент находится в этой же гостинице.
Леони воскликнула в ужасе:
– Нет, Доминик, ты не можешь так поступить! Ты же говорил, что она вышла за мистера Комина!
– Я и сам так думал, мадам, но этого, к счастью, не случилось.
– Сэр, – заявил разъяренный мистер Хаммонд, – я не занимаюсь отправлением свадебных обрядов.
Лорд Руперт немедленно наставил на пастора свой монокль.
– Кто этот парень? – спросил он надменно. – Что-то он мне не нравится.
– Доминик, – торопливо заговорила герцогиня, – я не могу с тобой разговаривать в присутствии столь многих людей. Ты сказал, что женишься на этой девушке, но разве это необходимо после того, как она сбежала сначала с тобой, потом с мистером Комином. Я вижу теперь, что она ничем не отличается от своей сестры и матушки, с которыми мне пришлось встретиться в Лондоне…
Он взял ее руки в свои.
– Maman, когда вы увидите ее, вы поймете, что она совсем другая. И я собираюсь жениться на мисс Мэри Чалонер. – Он увлек герцогиню к окну. – Ма chere
l:href="#note_86" type="note">[86]
, вы сами советовали мне влюбиться, не так ли?
– Но только не в такую девушку, – вырвалось у нее с рыданием.
– Она вам понравится, – настаивал маркиз, – клянусь, она придется вам по душе. Она прострелила мне руку…
– И ты считаешь, что это мне должно быть по душе? – с негодованием спросила Леони.
– Вы сами когда-то поступили так же. – Он замолчал, глядя в окно. Она с тревогой следила за сыном, но он опять повернулся к матери и заглянул ей в глаза. – Мадам, я люблю ее, – вдруг как гром среди ясного неба прозвучало короткое признание, – и если бы я смог убедить ее выйти за меня…
– Что такое? Убедить ее? Я нахожу все это весьма странным, mon enfant. Он нехотя улыбнулся:
– Но она предпочла сбежать с Комином, чем выйти за меня.
– Где она теперь? – резким тоном спросила Леони.
– У себя в комнате. Здесь произошел несчастный случай. Когда мы с Комином дрались, она бросилась между нами, и я поцарапал ее своей шпагой.
– О, mon Dieu! – Леони всплеснула руками. – Тебе было мало опозорить девушку, так ты еще и ранил ее! Нет, ты просто неисправим!
– Хотите увидеть ее, maman?
– Я встречусь с ней, но ничего не обещаю. Доминик, ты подумал об отце? Он никогда, никогда не разрешит этот брак! Я знаю его.
– Он не сможет вмешаться, мадам. Мне будет очень жаль, если это вызовет между нами отчуждение, но я принял решение. – Он сжал руку матери. – Пойдемте же, mа chere. – И обратился к Комину: – Фредерик, в отличие от меня, вы знаете, где ее комната. Не отведете ли вы туда герцогиню?
Мистер Комин, убеждавший в этот момент в чем-то мистера Хаммонда, живо обернулся и поклонился:
– Буду счастлив, сэр. Руперт окликнул Леони:
– Куда же ты? Скажи, по крайней мере, будем ли мы ночевать в этой дыре или нет?
– Еще не знаю, – ответила герцогиня, – сейчас я собираюсь познакомиться с мисс Чалонер.
Когда она вышла в сопровождении мистера Комина, лорд Руперт мрачно покачал головой:
– Ничего не выйдет, Вайдел. Ты можешь, конечно, уговорить свою мать, но герцог останется непреклонен, я знаю его слишком хорошо. Господи, и зачем я только впутался в это дело! – Он вдруг обратил внимание, что племянник его разут и в одной рубашке. – Да оденься же ты, ради Бога, мой мальчик!
Вайдел расхохотался и стал натягивать сапоги. Дядюшка через монокль принялся рассматривать их с большим интересом.
– Кто шил тебе это, Гаспенер?
– Да нет же, дядя, – сказал маркиз презрительно, – разве Гаспенер до сих пор шьет тебе? Мои от Мартина.
– Мартин? Пожалуй, надо попробовать сшить у него пару. Я не в восторге от твоих камзолов, и мне не нравятся твои галстучные булавки, а шляпы слишком лихо заломлены набекрень, что совсем не годится мужчинам моего возраста; жилеты же твои начисто лишены фантазии, но одна вещь туалета у тебя неоспоримо лучше, чем у всех в городе, – это сапоги, они сшиты самым модным сапожником и всегда сверкают. Скажи, чем твой камердинер их чистит? Я даже пробовал мешать ваксу с шампанским – эффект не столь хорош, как можно было предположить.
Его с заметным нетерпением прервал мистер Хаммонд:
– Сэр, сейчас не подходящий момент обсуждать и сравнивать ваших сапожных мастеров. Лорд Вайдел! Понимая мою непреклонность, мистер Комин удостоил меня объяснения по поводу всей этой удивительной ситуации.
– А! Так он вам объяснил! – Маркиз оглядывался в поисках своего сюртука для верховой езды.
– Изложил все весьма умело, как всегда, можно сказать, с большим искусством владения устной речью, я все слышал, – подтвердил, кивнув, лорд Руперт. – Знаешь, Вайдел, я окончательно понял, что вся эта история никуда не годится: ты не можешь жениться на этой девушке. Подумай о чести своего имени, не говоря уже о Джастине.
Мистер Хаммонд взглянул на лорда Руперта с осуждением, но обратился к маркизу:
– Милорд, объяснение мистера Комина привело меня в ужас. Я был совершенно сражен вашим неблаговидным поведением. Внутренний голос подсказывает мне, что надо просто умыть руки и не ввязываться в эту более чем сомнительную историю. Но если я все же приму решение совершить желаемый обряд, то не из стремления угодить вам, ибо ваш образ жизни мне отвратителен, а исключительно из-за сочувствия к молодой леди, чье честное имя вы опорочили, ну и, конечно, в интересах морали.
Лорд Руперт перестал крутить монокль и возмутился:
– Дьявольщина! На твоем месте, Вайдел, я yи за что бы не стал прибегать к услугам этого парня. Не подумай, что я вообще против брака, но в данном случае я нахожу всю историю просто идиотской.
Маркиз пожал плечами:
– Какое мне дело до его мнения, главное – чтобы он выполнил обряд.
– Может быть, – с сомнением произнес лорд Руперт, – события разворачиваются слишком быстро… Но, согласись, если каждый вообразивший о себе Бог знает что священник станет читать мне нотации… Во времена моего отца, ты его не знал (чертовски вспыльчивый был человек) – так вот, если капеллан произносил при нем такое, что не нравилось отцу, причем, заметь, с кафедры в церкви, то он запускал в него своей табакеркой или чем под руку подвернется… А теперь что произошло?
Это уже относилось к вбежавшей в гостиную герцогине.
– Ее там нет, mon fils, – объявила она не без тайного облегчения.
– Что? – быстро спросил Вайдел. – Как это – нет?
– Ее нет в гостинице. И никто не знает, где она.
Маркиз как бешеный промчался мимо матери и выскочил за дверь. Леони со вздохом посмотрела на лорда Руперта.
– Признаюсь, не могу не радоваться тому, что она исчезла, – тихо сказала герцогиня, —
но вот что мне кажется странным – почему она все время стремится убежать?
Джулиана, все это время молча смотревшая на огонь в камине, впервые открыла рот/
– Вы же не хотите, чтобы Вайдел на ней женился, тетя Леони, но, поверьте, Мэри просто создана для него. И любит вашего сына, как и он ее.
– Eh bien, но если она любит его, то почему убегает?
– Она считает, что недостаточно хороша для него, – объяснила Джулиана. Мистер Хаммонд взял свою шляпу.
– Поскольку несчастная девушка, из-за которой я сюда прибыл, сбежала, разрешите откланяться и мне. Помочь совершению брака в данном случае было противно моей воле, и я рад, что мои услуги не понадобились.
Огромные глаза герцогини насмешливо смерили священника с головы до ног.
– Вам действительно лучше уйти, мсье, потому что я нахожу вас излишне категоричным, и, поскольку вы долго испытывали мое терпение, я уже сама хотела попросить вас нас покинуть.
У мистера Хаммонда буквально рот открылся от такого неожиданного оскорбления, и он даже побагровел. А лорд Руперт проворно сунул в руки священника его шляпу и трость и, лениво проследовав к двери, широко распахнул ее.
– Прошу вас, сэр священник! – весело провозгласил он.
– Я немедленно освобождаю ваши светлости от своего нежелательного присутствия.
Пастор обиженно поклонился.
– Не надо церемоний, – посоветовал лорд, – они немного запоздали. Но всего одно слово на прощание, старина: если вы посмеете распустить слухи об этом деле, и в них будет фигурировать имя моего племянника, то мой друг, лорд Мэнтон, найдет для своего отпрыска другого наставника, вам понятно?
– Я не боюсь ваших угроз, сэр, – ответил мистер Хаммонд, – но уверяю, что испытываю самое горячее желание забыть как можно скорее все эти чудовищно неприятные события. – И, сжав покрепче свою трость, сунув шляпу под мышку, пастор вышел, стараясь держаться очень прямо.
Лорд Руперт ногой захлопнул за ним дверь.
– Будем надеяться, что видели его в первый и последний раз, – с облегчением сказал он. – Так что там, говорите, с этой девицей? Сбежала, а? Что ж, еще одна забота с плеч долой!
– Я тоже так думаю, – вздохнула Леони, – но Доминик влюблен в нее, и, боюсь, он попытается ее отыскать, а когда найдет, женится на ней, и это меня ужасно беспокоит.
– Женится? Да зачем ему на ней жениться? – изумился лорд Руперт. – Все это, по-моему, просто лишено смысла. Сначала эта девица сбежала с ним, потом ей приглянулся молодой Комин… А! Ты здесь, мой мальчик! Но это, впрочем, несущественно! Я уверен, что она сбежит и еще с кем-нибудь, хотя с кем, остается для меня загадкой. Кого она выберет на этот раз?..
– Ваша светлость заблуждается по поводу мисс Чалонер, – веско заговорил мистер Комин. – Я могу все объяснить.
– О нет, не делай этого, мой мальчик, – поспешно перебил его лорд Руперт. – Мы уже наслушались объяснений! Теперь нам надо пообедать. Где этот подлец хозяин? – Он пошел было к двери, открыл ее, но, по-видимому, вспомнил о чем-то и, обернувшись, сказал: – Совсем забыл! Слава Богу, мы избавились от девки Вайдела, но здесь еще эта глупышка Джулиана. Что нам делать с ней?
Джулиана отозвалась возмущенным сдавленным голоском:
– Я здесь, дядя Руперт!
– Разумеется, ты здесь. По-твоему, у меня глаз нет?! – раздраженно воскликнул лорд. – Хотя почему ты здесь – один Бог знает! Но раз уж ты здесь, выходи за молодого Комина, потому что Вайдел вряд ли на тебе женится!.. Боже, ну и семейка!
Мистер Комин не сводил пристального взгляда с Джулианы. Отведя глаза, она покраснела и пробормотала:
– Я не имею никакого желания выходить за мистера Комина, да и он тоже не собирается на мне жениться.
– Прошу тебя, не создавай новых трудностей! – умоляюще произнес лорд Руперт. – Нельзя безнаказанно колесить по всей Франции с мужчиной, оставив глупое письмо такой прирожденной идиотке, как Элизабет, и потом не выйти за этого молодца замуж. Да это просто неслыханно!
– Но я не сбегала ни с каким мужчиной, дядя! Я уехала со своим кузеном!
– Я знаю. Но это меня и беспокоит больше вceгo, – честно признался лорд Руперт.
Герцогиня, до сих пор погруженная в собственные мысли, услышав последние слова лорда, внезапно вспыхнула:
– Джулиана может ездить с моим сыном куда угодно, Руперт, это абсолютно прилично!
– А вот и нет, – ответил лорд, – она просто не могла выбрать для себя худшей компании. И прошу тебя, Леони, не кипятись. Я-то верю, что наша крошка в полной безопасности, когда находится со своим чертовым братцем Вайделом, но вся беда в том, что больше никто и никогда этому не поверит! Ни одна душа, Леони! Поэтому надо как-то устроить, чтобы все думали, как будто Джулиана уехала с Комином. Но ты сама потом все расскажешь Фанни, потому что я не сделаю этого даже под дулом пистолета!
Леони несколько раз перевела взгляд с раскрасневшегося личика племянницы на серьезное лицо молодого человека и сделала вывод.
– Джулиана не должна ни за кого выходить, если она этого не хочет. Никто не будет разводить сплетни, потому что я здесь, с ними, и все абсолютно convenable
l:href="#note_87" type="note">[87]
, – сказала она твердо. – А теперь пойди и закажи обед, Руперт. Я же должна немедленно найти Доминика, пока он опять не натворил чего-нибудь непоправимого.
Она почти вытолкнула запротестовавшего было лорда из комнаты и, обернувшись уже на пороге, со своей плутовской улыбкой произнесла:
– Мистер Комин, по-моему, самое лучшее, что вы можете сейчас сделать – это потрясти хорошенько Джулиану и вытрясти из нее все глупости! Возможно, она сразу поумнеет. Аu revoir, mes enfants. – И герцогиня выпорхнула из гостиной, но прежде чем успела закрыть за собой дверь, услышала, как мистер Комин тихо сказал:
– Мисс Марлинг… Джулиана… Я умоляю вас, выслушайте меня…
Леони с заговорщическим видом взяла лорда Руперта под руку.
– Мне кажется, все идет прекрасно. Мы неплохо поработали, ты и я, не находишь? – Она расхохоталась. – Мы помогли Джулиане сделать mesalliance, и это приведет в ярость Фанни, а возможно, и Джастина. Но теперь мы постараемся держать Доминика подальше от его девицы, и тогда герцог Эйвон, возможно, не станет сердиться и простит нас. Давай скорей разыщем Доминика!
Но лорд Руперт, заявив решительный протест, отправился на кухню распорядиться насчет обеда и проследить, чтобы его подали вовремя. Услышав голос сына, доносившийся с заднего двора, герцогиня высунулась в окно и увидела, что он разговаривает со своим грумом. Она тут же поспешила туда, чтобы узнать, что он задумал.
Вайдел нетерпеливо взглянул на мать. Он был бледен, глаза его горели мрачным огнем.
– Мадам, Мэри убежала от меня с несколькими гинеями в сумочке. Я обязан найти ее. Затронута моя честь, не только чувства.
– Ты знаешь, куда она направилась? – спросила Леони. – Мне все время было не по себе оттого, что ты так поступил с этой девушкой, и все-таки… – Она замолчала и вздохнула.
– Не знаю. Никто не видел, как она покинула гостиницу. Возможно, знает кто-нибудь из служанок… одна из них случайно стала ее попутчицей, отправившись навестить мать или кого-то из родных, и она еще не вернулась…
– Мне кажется, – медленно заговорила герцогиня, – что мисс Мэри Чалонер вовсе не хочет выходить за тебя, mon enfant. Пока мне непонятна причина этого нежелания. Впрочем, если эта девушка действительно любит тебя, тогда я очень хорошо ее понимаю. Что ж, я постараюсь помочь тебе, хотя, честно говоря, испытываю к мисс Чалонер какое-то предубеждение. А вдруг она не любит тебя, Доминик? Это вполне вероятно, ведь ты был с ней так жесток. Тогда ты никак не можешь жениться на ней, и мы что-нибудь придумаем, хорошо?
– Господи, мама, что вы собираетесь придумать? В глазах всего света она опозорена, хотя могу поклясться вам, что и пальцем не тронул ее. Мне остается лишь дать ей свое имя и таким образом спасти от позора.
– Это не легко, – сказала герцогиня, – ты ведь не можешь заставить ее силой выйти за тебя, Доминик!
– Именно так я и собираюсь поступить, – мрачно ответил он, – а потом… пусть все будет так, как она захочет. Может быть, я злодей и грубое животное, но не настолько, чтобы, принуждая ее к браку, пойти дальше венчания и желания дать ей свое имя.
Грум маркиза вывел из конюшни оседланную лошадь. Вайдел крепко сжал руки матери:
– Простите меня, maman, но я обязан жениться на Мэри.
Она ответила сыну слабым пожатием:
– О, мой дорогой, мой самый любимый на свете, пусть будет так, но я прошу об одном – прежде приведи ее ко мне. Я помогу тебе все устроить, а потом, может быть, мы уговорим отца не сердиться на тебя.
Он заколебался:
– Если я сделаю так, как вы просите, его ярость падет на вашу голову.
Герцогиня, улыбаясь, покачала головой:
– Может быть, Джастин сначала и посердится на меня немного, но быстро простит. Он прекрасно знает, что я так и не стала важной респектабельной дамой, оставаясь прежней сорвиголовой, способной на шальные выходки. А ты весь в меня, дорогой.
– Не надо было вам приезжать сюда. – Маркиз выпустил ее руки, отрывисто приказав груму вывести лошадь со двора и держать у гостиничного входа. – Я забыл свой кнут, – сказал Вайдел герцогине и пошел в гостиницу.
Она торопливо последовала за ним в холл, потом по коридору. Маркиз словно вихрь ворвался в гостиную, чем сильно смутил сидевших около камина и державшихся за руки Фредерика и Джулиану.
Метнув в их сторону злой взгляд, он схватил свой плащ и кнут для верховой езды. Джулиана сказала счастливым голосом:
– Это была ошибка, Вайдел. Мы любим друг друга и были чудовищно несчастны в разлуке. Но теперь мы никогда, никогда не станем ссориться!
– Вы меня глубоко растрогали, – ответил маркиз и обратился с добродушной насмешкой
к Комину: – Ждешь от меня поздравлений, Фредерик? Господи, и как я только вытерпел ее эти три дня! На твоем месте я колотил бы ее не переставая с утра до вечера.
Он повернулся к двери, но в ней, загородив путь к выходу, стоял дядя Руперт с пыльной бутылью и бокалом в руках.
– Это ты, Вайдел? – радостно удивился дядюшка. – Клянусь, я счастлив, что мы приехали сюда, хотя, признаюсь, сначала был против Дижона. У этого толстого негодяя хозяина в подвале оказалось шесть дюжин бутылок доброго вина. Я скупил у него почти все да еще прихватил на редкость хорошего портвейна, давно такого не пробовал. Ну-ка глотни, сынок, тебе понравится. – Налив в бокал бургундского, он протянул его Вайделу.
Маркиз одним махом опрокинул в себя вино и поставил бокал на стол.
– Вполне приемлемо, – заметил он.
– Господи, спаси его, неразумного! Да разве так пьют прекрасное вино? – Лорд Руперт был обескуражен. – Портвейн будем пробовать после обеда, и, если ты с ним обойдешься так же, пеняй на себя. Тогда я умываю руки и не желаю иметь с тобой ничего общего. Серьезно тебя предупреждаю.
– Я вообще не собираюсь обедать, – ответил Вайдел, – а теперь – с дороги, Руперт, я тороплюсь.
– Не будешь обедать? – недоверчиво переспросил лорд Руперт. – Жаль, подадут каплуна и жареную телятину, а уж пирог с дичью так хорош, что и желать большего невозможно!
Но племянник, решительно отстранив дядюшку, зашагал прочь. Глядя ему вслед, лорд покачал головой с огорченным видом.
– Сумасшедший! Совершенно сумасшедший!
– Нет, это ты ненормальный, – убежденно сказала Леони. – Зачем ты скупил столько вина? Каким образом ты собираешься переправлять его в Англию? Я не собираюсь ехать в карете вместе с шестью дюжинами бутылок бургундского! Это совершенно не comme il faut.
– А почему бы нам не нанять еще одну карету? Пожалуй, я так и сделаю. И перестань спорить со мной, Леони. Тем более что ты протащила меня через всю Францию по такой ничтожной, глупой причине, бесплоднее затеи в жизни не видел!.. И ни одного словечка жалобы из моих уст! Признаюсь, ты оказалась права насчет Дижона. Если бы не твоя настойчивость, я никогда бы не увидел этого славного бургундского. А теперь, когда мне так повезло, я собираюсь доставить это вино в Англию во что бы то ни стало, и гори все огнем.
– Но, Руперт, это ведь не так важно, как…
– Нет, это поважнее твоих глупейших затей и дел Вайдела, – свирепо заявил лорд, хотя, клянусь, чтобы заполучить такое вино, стоило тащиться в проклятый Дижон!
Мистер Комин, все время не спускавший изумленных глаз с лорда Руперта, осмелился открыть рот:
– Нанять экипаж, чтобы везти вино?!
– Почему бы и нет? – последовал небрежный ответ любителя бургундского.
– Вы правы, сэр… – На дальнейшее у благоразумного мистера Комина не хватило слов!
– Что ж, если ты наймешь для этого отдельный экипаж, я не возражаю. – Герцогиня была вполне удовлетворена таким решением вопроса.
Мистер Комин вдруг наклонился, спрятал ладонях и дал волю безудержному голову в веселью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жертва любви - Хейер Джорджетт



Довольно интересная книга !
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМари
29.05.2012, 15.28





ничего интересного,ожидала лучшего
Жертва любви - Хейер ДжорджеттМарго
12.07.2012, 9.09





ни о чем,,,
Жертва любви - Хейер Джорджеттира
28.04.2013, 21.26





Джорджетт Хейер пишет ну просто потрясающе! А перевод ну просто сказка! Жертва любви - читать всем!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттГость
16.02.2014, 1.08





Очень миленький романчик.10 баллов.
Жертва любви - Хейер Джорджеттлена
18.04.2014, 15.11





А мне нравятся романы Джорджетт Хейер! Сплошной позитив!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттАнна
18.04.2014, 19.44





Романы этого автора очень интересные, легко читаются. Но почти нет отношений между главными героями.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттКэт
16.07.2014, 15.40





Почему нам обязательно нужны постельные сцены? Романы Д. Хейер привлекают именно их отсутствием. И с каким юмором они написаны. Этот роман мне тоже очень понравился, интересно.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттИрина
11.11.2014, 20.56





В юности мужчины любят красивых, к зрелости - умных, а в старости - молодых, и чем старее - тем моложе! Так и главный герой полюбил умную. Прекрасный роман-погоня. Все бегут и друг друга догоняют. Есть и элементы юмора без постели, что хорошо, так как и от секса требуется отдых. Добавлю Ирине, что и у Картленд Б. в ее 600 с лишком романах также нет постельных сцен.
Жертва любви - Хейер ДжорджеттВ.З..66л.
23.12.2014, 10.28





Тонкий английский юмор и ирония, любовь, показанная настолько сдержанно и в тоже самое время романтично, что невольно восхищаешься мастерству старой гвардии английских писательниц. Снимаю шляпу в восхищении!
Жертва любви - Хейер ДжорджеттНаталия
25.09.2016, 18.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100